ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФантастика → Госпиталь "Добрая надежда" 32. Спасение коллеги.

 

Госпиталь "Добрая надежда" 32. Спасение коллеги.

29 ноября 2012 - Татьяна Стафеева

 -Ты о ком вообще говоришь? – уточнила Наталья.

-О раффети Сюр-Релисте, представь себе! – заявил детектив.

-Ну, он мог делать снимки переносным аппаратом!

-В пустой палате?

-Допустим, просто ошибся и направился не в ту сторону!

-В своей красной лапке рентгенолог нес черный ящик, но мог прихватить его для отвода глаз, а шприц спрятать в карман! Напрашивается следующий вывод: из шестой палаты он проследовал к соплеменнице, уколол в трубку прибора и удалился тем же путем, да обсчитался и выскочил в коридор на одну палату позже. Логично?

 

 

-Вполне, - вынуждена была согласиться доктор. – Только зачем Сюр-Релисту, который вот уже три года, как не живет дома, убивать незнакомую больную девушку?

-Я сделал запрос по базе данных ОНН, и оказалось, у рентгенолога есть очень даже неплохой мотив ее угрохать! Он и Рото-Мо из враждующих семей, и однажды отец Рото-Мо убил брата Сюр-Релиста на дуэли пращами, элегантно так засветил каменюкой парню в глаз и вышиб ему мозги!

-Вот дерьмо! – невольно вырвалось у Натальи.

Все складывалось хуже некуда, нрав раффети стал притчей воязыцех среди рас сообщества. Пойди докажи, что тут нет мотива – личная месть за брата, и точка!

 

 

-Рото-Мо в отделении не первый день, отчего тогда Сюр-Релист не отомстил раньше? Давно бы зашел в палату под благовидным предлогом, незаметно вколол яд, и вся недолга!

-Ага! И прямо в острог, там как раз таких придурков не хватает! – хмыкнул Грив самым паскудным образом. – Допустим, сначала он выжидал, вдруг больная сама помрет? Потом видит, у нее положительная динамика, и она одна в палате. Авось, за обычной суетой не заметят! И способ убийства определился. Гриб, как водится, легче всего спрятать в лесу! Зачем изобретать колесо, куда проще замаскироваться под неизвестного преступника, нанесшего порчу ниторянину – следствие как буксовало, так и будет буксовать!

 

 

-Чертовски остроумно! – издевательски хмыкнула Зайкина, и вдруг ее осенило. – А вы не пробовали отследить, откуда взялся биркуридин? Его же просто так не достанешь! У нас в отделении такие серьезные лекарства строго подотчетны! Все ампулы сдаются старшей сестре.

-Наталь, ты наивна, как дитя! Да на станции можно при желании достать черта с рогами! Прости, неудачная метафора в свете последних событий! Первое, что я сделал после смерти Кайко – обратился к Жаже…

-Кто такой Жажа?

-Он хауй - мыслящий слизняк по-нашему. На ДН находится в качестве советника по негуманоидным насекомоподобным расам. А фактически главарь контрбандистов, контролирует весь левый рынок, - поведал Грив.

-Если все знают, кто такой Жажа, отчего его не арестуют? – удивилась наша героиня.

 

 

-Видишь ли, есть несколько причин. Во-первых, на его поганой пупырчатой груди не висит табличка с надписью "король контрабандистов", Жажа мирно сидит на своей слизистой заднице и занимается координационной деятельностью лишь мановением трехпалой лапы. Грязную работу делают его шестерки. А во-вторых, коль скоро борьба с контрабандой – вечная категория на станции, куда прибывают суда со всей Совокупности Вселенных, то и сила, управляющая нелегальным рынком, также величина постоянная. Жажа хоть не допускает беспредела и является лидером, чей авторитет признают все группировки контрабандистов и отдельно взятые пираты. Еще нам тут не хватало передела сфер влияния! Я понятно объяснил?

-Исчерпывающе! – кивнула Наталья. – И что говорит твой таинственный слизняк?

 

 

-К сожалению, он не смог пролить свет на ситуацию – время безнадежно упущено. Сказал только, мол, такое лекарство, как биркуридин, привозят нечасто – спрос невелик ввиду специфичности применения. Им пользуются преимущественно медики, самостоятельно употреблять такое лекарство – более чем рискованно! Так вот, заказ на данный препарат поступил аж два месяца назад некоему Киле, он каппиец[1], колесит по разумным цивилизациям со сборной труппой циркачей, попутно приторговывает контрабандой – копит на обеспеченную старость. Но данный фигурант давно упорхнул со станции, погастролировал недельку и был таков. Товар он сбыл, комиссионные Жаже выплатил,  а тому большего и не требуется!

 

 

-И неизвестно, кто купил у него биркуридин? – возволнованно спросила девушка.

-Видишь ли, у хауйя в электронном журнале зарегистрирована та сделка – он ведет строгий учет всех операций на подотчетной ему территории. Вместе с биркуридином Кила продал еще и две пробирки с образцами вилейского гриппа – довольно гадкой штуки…

 

 

-Не то слово! Мы изучали эту болячку в рамках курса инопланетной вирусологии – от нее умерло почти семьдесят процентов населения нескольких крупных вилейских городов. Распространяется воздушно-капельным и бытовым путем почти молниеносно. Инкубационный период очень короткий – несколько часов. Без медицинской помощи смерть теплокровных рас стопроцентна, а с нею – все зависит от обстоятельств. Очень важна своевременность обращения и наличия нужных лекарств. Носители, еще не заболев, уже являются заразными. В принципе двух пробирок, помещенных в оживленные места, хватит, чтобы заразить всю станцию! – проинформировала детектива Наталья.

 

 

-Мило! – поежился тот. – Покупатель и биркуридина, и образцов гриппа, значится как некий Руша, мавруцин. Естественно, мы проверили, никакого Руши на станции нет и никогда не было – это вымышленное лицо! А сам Кила упорхнул за пределы Белого Звездного Пояса. Камиз разослал ориентировки, его ищут, но Вселенная слишком велика, если каппиец залег на дно – поиски могут продлиться очень долго! Когда его пятнистую рожу найдут, немедленно приволокут сюда! Пока результат нулевой! Весело?

-Да-а-а! – протянула Зайкина. – Не нравится мне все это! Считаешь, Сюр-Релист и действовал под видом Руши?

 

 

-Теоретически возможно все! Раса Мавруци носит уж очень непроницаемую одежду!

-Но два месяца назад никакой Рото-Мо в отделении и близко не пахло! Не мог же он предвидеть ее появление почти за 30 дней! – воскликнула Зайкина.

-В том-то и соль! Буквально перед моим визитом к тебе Камиза поставили в известность, что у вашей старшей сестры исчезла одна ампула из новой упаковки! Вот так! Кто еще мог тиснуть ее, как не работник отделения? Там паче, украли препарат точно в день убийства – раньше упаковка не вскрывалась и не использовалась, она вообще  поступила со склада в тот же день, то есть, уже после смерти Кайко, и сестра собственными глазами ее видела, когда оформляла электронный аптечный склад перед тем, как выйти и кабинета! – пояснил Рассел.

 

 

-Нашей старшей можно доверять – она пузырька зеленки не спишет в личное пользование! Честнейшая женщина! – горячо защищала коллегу Зайкина.

-Кто украл ампулу, тоже неизвестно! Но почему не рентгенолог, на счету которого минус два балла – личная месть и путаница со входом-выходом из разных палат?

-А запись с камеры наблюдения? Напротив кабинета старшей сестры она точно есть!

-А нет самой записи! Ее стерли! – воскликнул Грив, вконец расстроенный.

-Сперли? – не поняла девушка.

 

 

-Не сперли, а стерли! В головном компьютере! И все копии на пультах наблюдений внутри сети! Вот так! Решай теперь сама – мог или не мог ваш раффети так вымахнуться?

-Не верю! – вскричала Зайкина.

-Отчего же, мадам Станиславская? – иронично поинтересовался марианин.

-Сюр-Релист, хоть и красномясый, но честный человек…

-Поди ж ты! Он еще и гибрид!

-Не юродствуй! Сюр-Релист, если и конфликтует, то в открытую, а не станет всаживать иглу в вену беззащитной женщины! – вскипела Наталья.

 

 

-По-твоему, снести башку кривым ятаганом[2] гуманнее? – хмыкнул детектив.

-Тому, кто жаждет снести башку тебе – да! - отрезала Наталья.

-Сю-Реля не мог! – поддержал ее и Базя.

-Тебе-то почем знать? – изумился Грив.

-Натал ему верит, - аргументировал идю, - и вообще, когда красный дядя смотрел мне руку, он очень осторожно с ней обращался!

-Насколько я понимаю, тогда ты еще ничего не соображал! – высказался Рассел.

-Фу-фу, Рася! – надул губы малыш.

 

 

-Зачем ты его обижаешь? Да, до поры идюшата не умеют думать и делать выводы, но память у них никто не отменял! – вступилась за кроху Зайкина и ласково потрепала его кудряшки, - не расстраивайся, мячик мой, не все и не всегда будут говорить тебе добрые слова и хвалить!

-Научись воспринимать критику и выслушивать гадости, ибо им в жизни тоже есть место! И немалое! – высказался несколько обескураженный марсианин.

-Рася, я понял! Натал, только ты не ругай меня, ладно? – круглые глазенки идю наполнились вселенской печалью.

-О, Силы небесные! Да чтоб я навеки онемела, если хотя бы повышу на тебя голос! – побожилась Наталья, схватила воспитанника на руки, прижала к себе, как бы стараясь защитить от всей жесткости окружающего мира.

 

 

-Наталь, эдак ты сделаешь из нашего шкета кисейную барышню! – проворчал Грив.

- Меня не надо делать, я уже есть! – возразил Базя.

-Вот так тебе! – Зайкина чмокнула идю в щечку. – Умница моя!

-Нежное женское воспитание делает нас уязвимыми! Не обижайся, маленький мужичок! Давай-ка, собирайся на тренировку! Камиз знает толк в спорте, руки-ноги подкачаем! Ты же хочешь стать сильным и защищать Наталь? – коварно осведомился детектив.

-Рассел, для такого малыша достаточно уроков физвоспитания в школе! – попробовала возразить девушка, но Базя запротестовал:

 

 

-Натал, пожалуйста, мне так хочется подкачать руки и ноги!

-Ладно! Только, Рассел, ты отвечаешь за мою крошечку! Не дай Бог, с его головенки упадет хоть один волос! Я твою печень на ужин съем! – пригрозила докторша.

-Какая ты кровожадная, мадам Ганнибал Лектор! – покачал головой Грив.

-Натал, не ешь Расю, я осторожно!

-Хорошо, не стану! Пожалуй, его потрохами, пропитанными пивом и сардельками, и отравиться недолго! – не выдержав, наша героиня рассмеялась.

 

 

Поняв, что опекунша выражается образно, Базя весело вторил ей.

-Ваши шутки, доктор, слишком радикальны! Идем, шкет, а то Камиз всыплет нам за опоздание! – пробурчал марсианин.

-Чего? Камней или песка? – осведомился малыш и захихикал, наконец, поняв суть метафорических выражений.

Едва за ними закрылась дверь, Наталья скинула домашний халатик, надела легкий брючный костюм и спешно вышла вон. Минуту спустя она звонила в дверь номера 48.

-Кто? – рассеянно осведомилось впускное устройство голосом Коваля.

-Павел, это Зайкина, срочное дело!

 

 

Дверь раскрылась. Павел Зигмундович сидел за столом и рассматривал анатомический атлас голограмм. Из-за его уха торчал остро отточенный карандаш. Страница была открыта на расе гумидов – гибких длиннотелых гуманоидов с большущими ушами и длинными руками. Возможно, зав распахнул ее наугад, когда появилась коллега, дабы сокрыть направление своих изысканий. В воздухе крутилось несуразное тело со вскрытой грудной клеткой.

-Красота! – произнесла Наталья.

 

 

-Не иронизируй, эта раса уникальна. Я изучаю развитие трансплантологии на Гумиде и сказал бы - они идеальные доноры для ксейцев, мариентов и вернов, а вот людям их органы без надобности! – рассеянно проговорил Коваль и, захлопнув книгу, просверлил взглядом лицо девушки где-то в районе лба. – С чем пришла? Что-то видок мне твой не нравится! Уж не с Базей ли чего?

-Упаси, Господь! Они с Расселом ушли на тренировку…

-С Расселом, значит? Как мило… Тогда в чем дело?

-У нас ЧП! – воскликнула наша героиня.

-Разве? А я-то думал, отчего все отделение который день трясом трясут! – всплеснул руками зав.

 

 

-Оставь свой сарказм! Обстановка еще больше усложнилась…

-Неужели такое возможно?

-Слушай!

Наталья рассказала о подозрениях против Сюр-Релиста. Коваль помрачнел и всерьез задумался, минут пять молчал, затем протянул:

-Да-а-а! Вот так зигзаг судьбы!

-Представляешь, чем это все чревато? Ки-Ваал наверняка потребует немедленной выдачи мнимого преступника раффетской стороне!

 

 

Павел вытащил из-за уха карандаш и принялся грызть его с ожесточением. Измочалив зубами деревянную рубашку до состояния мокрой тряпицы, наконец, изрек:

-Бред собачий! Сюр-Релист – убийца?! Где доказательства? Пропавшая ампула? Старая

семейная вражда? Глупости с кранейским хреном!

-На Раффети и за менее эффектные совпадения бросают на съедение саблезубым крокодилам! Читала! – заявила Наталья.

-Час от часу не легче!

-Нельзя отдавать им Сюр-Релиста! – воскликнула наша героиня, исполненная мрачной решимости.

 

 

-Знаю, но как ему помочь?

-Надо его спрятать!

-И куда же? Сюда? – зав  выдвинул ящик стола. – А может, под диван? А-а-а, в шкаф, пристанище неудачных любовников! Или тебе под юбку? Бог мой, ты в брюках…

-Павел, перестань! Предлагаю обратиться к лучеподобному! Он-то точно вне подозрений! Даже въедливому Ки-Ваалу нечего ему предъявить! – предложила девушка.

-Полагаешь, ходиж уже вернулся с Земли?

-Наверняка. Прошла неделя, как он улетел!

 

 

-Идея неплоха! – согласился Павел Зигмундович. – Есть одно "но" – вдруг сам Сюр-Релист откажется? Он же гордый не в меру, если не виноват, то не станет отсиживаться в убежище!

-Наверняка! Для чего тогда существуешь ты? Прикажешь, и все! У раффети строгая иерархия, они обязаны подчиняться начальству беспрекословно!

-Но Сюр-Релист с Ка-Рааком успели на ДН вконец очеловечиться, вдруг не сработает? – засомневался зав.

-Попробовать надо, иначе его, как подозреваемого депортируют на родину, а там состоится та идиотская отложенная дуэль, и наш друг может на пятьдесят процентов остаться без башки! Думаю, пока все не прояснится, отделение обойдется без рентгенолога!

 

 

-Наверняка, - повторил за Натальей зав, - позаимствуем спеца у других отделений, так и было, когда Сюр-Релист уезжал на курсы. Туго, конечно, придется, но ради того, чтобы сохранить жизнь нашему красномясому стоит и потерпеть! Поговори сама с Великим, ладно?

-Нет поблем! Только бы он вернулся!

 

 

Им повезло: Зиг-Рига не далее, как утром прилетел на станцию. Сообщил, что ОНН решило пока не начинать войну, а понаблюдать за движениями тенеподобных, задействовав все силы. Тем временем следует подготовиться к боевым действиям: собрать войска и определить расстановку сил между субъектами Межгалактического Сообщества. До сих пор тенеподобные не предприняли никаких действий – добрый знак, значит, гибель чертяки не вызвала подозрений.

 

 

-Время пока работает на нас, - просипел Зиг-Рига Великий. – Но обстановка сейчас такова, что война может начаться в любую минуту. ОНН определит план дальнейших действий. Наберитесь терпения, друзья, и продолжайте хранить тайну убийства Вельзевула!

-Видите ли, Великий, мы уже успели забыть о Вельзевуле! – недовольно буркнул зав.

-Что-то случилось? – насторожился психиатр.

Наталья рассказала о подозрениях в сторону Сюр-Релиста и попросила помощи.

 

 

-Ей-ей, с вами не соскучишься! Хорошо, я помогу упрятать красномясого в дурку!

 

 

-Спасибо, Зиг-Рига! Это лучший выход из ситуации! – обрадовалась девушка.

-Никогда не думал услыхать такое, да еще из уст врача! Хотя вы же хирург и не можете осознать истинную ценность психиатрии! Давайте обсудим детали!

Скривившись, словно от касторки, Павел решил проигнорировать наезд лучеподобного.

Спустя несколько минут, наши медики уже стояли перед дверью рентгенолога. Сюр-Релист жил этажом выше, там же находилось жилище  Ка-Раака и других полугуманоидов. Хозяин, облаченный в красный укороченный халат с широкими обшлагами и вышивкой в стиле национального эпоса, держал в руках фен моментальной сушки – разработку марсианских инженеров. Казалось, он совсем не удивился, увидев коллег.

 

 

-Добрый вечер! Чем могу?

-Всем, чем можешь! – ответил Коваль.

-Поговорить надо! – заявила Зайкина.

-Весь внимание!

-Слушай, Сюр-Релист, зачем тебе фен, если, если у тебя нет волос? – вдруг выпалила докторша.

Павел поймал себя на мысли, что сам хотел задать раффети подобный вопрос.

-Видишь ли, на гребне полно выступов и ямок, не меньше нуждающихся в просушке, чем ваша гуманоидная кудель! – доверительно сообщил Сюр-Релист.

 

 

Наталья огляделась. Все же комната рентгенолога сильно отличалась от стандартных человеческих интерьеров. Мебель хозяин расположил вдоль стен, а в центре поместил причудливую гору камней – алтарь для молений.

"Видимо, он не настолько очеловечился, как мы предполагали!" – мелькнуло в голове у Натальи.

-Присаживайтесь! – любезно пригласил Сюр-Релист. – Можно прямо на камни, они из ворсистой пластмассы и очень удобны!

-Остроумно, пся крев! – хмыкнул зав.

-Я же не сумасшедший, настоящие глыбы в комнату тащить!

 

 

Усевшись, медики помолчали.

-Хотите анекдот? – проговорил раффети.

Переглянувшись, наши герои одновременно кивнули головами.

-Доктор больному: "Ваша простуда пройдет, принимайте каждый день ванну и сразу же – двести грамм жгучей настойки из ксейского перца." Через неделю пациент снова обращается к врачу: "С настойкой все в порядке, а вот ванну воды выпить никак не получается!"

-Ох уж эти мне терапевты! – хмыкнул зав без улыбки. – Студент обращается к врачу с травмой. Тот спрашивает: "Расскажите, как вы повредили кисть?" "Вчера, когда возвращался с вечеринки, кто-то наступил мне на руку!"

 

 

-Ох уж эти студенты! – в тон ему проговорила Наталья. – Мои друзья по Академии имели скверную привычку кидаться салатами.

-И где они теперь? – поинтересовался хозяин комнаты.

-Салаты давно съедены, а друзья - кто где, разлетелись по Вселенной!

-То есть, всё еще живы? – уточнил рентгенолог.

-Представь себе!

-На Раффети за такие шутки и пришить могут! Наталь, с тебя анекдот! 

 

  

-Ладно! "Врач спрашивает пациента: "Как спите?"  "В пижаме, без обуви и в темноте."

-Смешно. Только вы ведь не за тем пришли, чтобы повеселить меня…

-Думаю, ты понимаешь, в чем дело! – многозначительно изрек Павел Зигмундович.

-Не надо говорить загадками, - обезличенно произнес Сюр-Релист.

-Скажи, ты заходил в палату к Рото-Мо? – спросила Наталья.

-Да. – С фиксированной точкой молвил раффети.

 

 

-Краткость ответа наводит на размышления, - бесстрастно прокомментировал зав.

-Я бы сказала, феноменальная краткость, - согласилась девушка.

-Что за черт? – разозлился хозяин. – Говорите прямо, зачем явились!?

-Сначала скажи, какого лешего ты делал в ее палате? – проговорил Коваль, не меняя тона.

-Хотел, посмотреть, как она… Давно следовало догадаться – детективы раскопали ту поросшую мхом историю.

-Хочешь сказать, вражда между вашими семьями утихла?

 

 

-Я утих. Хоть нашу расу и считают зловредной, но я – врач! – заявил Сюр-Релист, - И не стал бы убивать пациентку – это несовместимо с кодексом вашего врача Гипсокартона!

-Гиппократа, - машинально поправил Коваль.

-Да хоть Гиппопотама. Как вы могли подумать такое? Вы, мои коллеги, живущие со мной бок о бок в дрейфующем больничном городе!? – вскричал рентгенолог. – Те, с кем я делю и праздники, и будни! С кем грущу и радуюсь!

 

 

-Мы верим тебе, потому и пришли! – серьезно проговорил Павел. - Ситуация очень сложная! У старшей сестры пропала ампула с биркуридином, есть запись с камер слежения коридора, как ты заходишь в одну палату интенсивной терапии, а выходишь из другой. Посол Ки-Ваал непременно потребует твоей выдачи раффетской стороне, и наша служба безопасности не правомочна ему отказать. А чем чревато твое появление на родине, нам хорошо известно!

-Я не виновен, а значит, прав, на моей стороне все силы Космоса! – решительно изрек красномясый.

-Кто бы спорил! Только береженого Космос бережет! Тебе нужно спрятаться! – сказала Зайкина.

 

 

-Спасибо, Наталь, за заботу, но я не намерен ховаться, как трусливый песчаный койот! Если помнишь, у меня должок к послу! И когда-то я неплохо владел кривым ятаганом! – возразил Сюр-Релист.

-Уже снес кому-то башку? – поинтересовался Павел Зигмундович.

-В тренировочных поединках головы не рубят! Но Ки-Ваалу отсеку макитру с превеликим удовольствием – правда на моей стороне!

-Пожалуйста, Сюр-Релист, не геройствуй, позволь нам увести тебя! – взмолилась Наталья.

-Нет! – поставил не менее эффектный восклицательный знак рентгенолог.

-Уверен? – коварно осведомился зав.

-Более чем! – отрезал раффети.

 

 

-Тогда я приказываю в одностороннем порядке! Идем с нами! – решительно заявил Коваль. – Ты не имеешь права не подчиниться непосредственному начальству!

-Не тот случай! Знаешь, Павел, как ни сладостно спрятаться за широкую спину зава и объявить себя примерным подчиненным, но не в моих правилах складывать лапки кверху! Иначе не смогу потом себя уважать!

Павел и Наталья переглянулись.

 

 

-План Б, - едва слышно проговорила девушка и добавила чуть громче, - прости, друг, надеюсь, ты не вызовешь нас на дуэль кривыми ятаганами!

Павел достал из кармана миниатюрный нейроизлучатель – прибор для временного вырубания органических существ, разрешенный как средство индивидуальной защиты, и, нажав кнопку, дотронулся до плеча коллеги.

В глазах Сюр-Релиста мелькнуло удивление, его губы прошептали: "Вот пся крев…", и бедняга  кулем повалился с камня на пол, устеленный темно-зеленым ворсистым ковром.

 

 

-Супер, он научился ругаться по-польски! – восхитился Павел.

-Может, стоит научить его сквернословить и по-русски? – хмыкнула Наталья.

-Помилуй, матерящийся раффети – это слишком! Где там наш Зиг-Рига?

-Полагаю, уже идет сюда.

Лучеподобный появился в номере, огляделся и просипел с вящим одобрением:

-А здесь премило… Интересная раса! Впрочем, неинтересных рас не бывает! А их многообразие завораживает! Убедился за долгие годы психиатрической практики! Ладно, хватит болтать, приступим к делу!

 

 

Ходиж наклонился, раскрыл уста рентгенолога и вдохнул в них золотое сияние. Едва слышно прошептал: "Идем, мальчик мой!" Сюр-Релист поднялся и послушно двинулся к выходу вслед за Великим.

-Он похож на зомби, - проговорил Павел.

-Не просто похож, а зомби и есть! Временно. Завтра коллега придет в себя, но уже в одной из наших палат блока для буйных! Там комфортно и безопасно! – пояснил психиатр.

-Что-то мне не по себе! – поежилась Наталья.

-Не беспокойтесь, все нормально! Мы же не собираемся лечить его инакомыслие химикатами, а просто немного подержим в изоляции от общества, в коей все мы иногда нуждаемся! – успокаивающе произнес ходиж.

 

 

Они удалились, а наши медики замкнули комнату раффети и отправились восвояси. Возле номера Зайкиной Павел потоптался в нерешительности, размышляя, стоит ли напроситься на кофе. Девушка же, помявшись, решила все-таки не приглашать зава на рюмку чая. Так они и расстались, ощущая одновременно и облегчение, и неудовлетворенность. Коваль подумал, не стоит идти на сближение с молодой докторшей, ибо это из разряда полнейшей банальщины. С другой стороны, только в такой банальщине и заключается вся полнота жизни. Неизвестно почему, когда он впервые увидел скрюченную буквой ню Зайкину с нелепой йогуртовой цифрой на макушке, то ощутил себя безнадежно старым. Мастодонтом, чье время невозвратно ушло, словно его тридцать пять являлись не преимуществом, а недостатком. Глупо, невыносимо глупо…

 



[1] Уроженец Каппии, одной из планет Межгалактического Сообщества, гуманоид с мордой, похожей на тигриную, хвостом и пятнистой кожей

[2] У раффети есть также и прямые ятаганы, и те, и другие – нешуточные тесаки.

© Copyright: Татьяна Стафеева, 2012

Регистрационный номер №0097407

от 29 ноября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0097407 выдан для произведения:

 -Ты о ком вообще говоришь? – уточнила Наталья.

-О раффети Сюр-Релисте, представь себе! – заявил детектив.

-Ну, он мог делать снимки переносным аппаратом!

-В пустой палате?

-Допустим, просто ошибся и направился не в ту сторону!

-В своей красной лапке рентгенолог нес черный ящик, но мог прихватить его для отвода глаз, а шприц спрятать в карман! Напрашивается следующий вывод: из шестой палаты он проследовал к соплеменнице, уколол в трубку прибора и удалился тем же путем, да обсчитался и выскочил в коридор на одну палату позже. Логично?

 

 

-Вполне, - вынуждена была согласиться доктор. – Только зачем Сюр-Релисту, который вот уже три года, как не живет дома, убивать незнакомую больную девушку?

-Я сделал запрос по базе данных ОНН, и оказалось, у рентгенолога есть очень даже неплохой мотив ее угрохать! Он и Рото-Мо из враждующих семей, и однажды отец Рото-Мо убил брата Сюр-Релиста на дуэли пращами, элегантно так засветил каменюкой парню в глаз и вышиб ему мозги!

-Вот дерьмо! – невольно вырвалось у Натальи.

Все складывалось хуже некуда, нрав раффети стал притчей воязыцех среди рас сообщества. Пойди докажи, что тут нет мотива – личная месть за брата, и точка!

 

 

-Рото-Мо в отделении не первый день, отчего тогда Сюр-Релист не отомстил раньше? Давно бы зашел в палату под благовидным предлогом, незаметно вколол яд, и вся недолга!

-Ага! И прямо в острог, там как раз таких придурков не хватает! – хмыкнул Грив самым паскудным образом. – Допустим, сначала он выжидал, вдруг больная сама помрет? Потом видит, у нее положительная динамика, и она одна в палате. Авось, за обычной суетой не заметят! И способ убийства определился. Гриб, как водится, легче всего спрятать в лесу! Зачем изобретать колесо, куда проще замаскироваться под неизвестного преступника, нанесшего порчу ниторянину – следствие как буксовало, так и будет буксовать!

 

 

-Чертовски остроумно! – издевательски хмыкнула Зайкина, и вдруг ее осенило. – А вы не пробовали отследить, откуда взялся биркуридин? Его же просто так не достанешь! У нас в отделении такие серьезные лекарства строго подотчетны! Все ампулы сдаются старшей сестре.

-Наталь, ты наивна, как дитя! Да на станции можно при желании достать черта с рогами! Прости, неудачная метафора в свете последних событий! Первое, что я сделал после смерти Кайко – обратился к Жаже…

-Кто такой Жажа?

-Он хауй - мыслящий слизняк по-нашему. На ДН находится в качестве советника по негуманоидным насекомоподобным расам. А фактически главарь контрбандистов, контролирует весь левый рынок, - поведал Грив.

-Если все знают, кто такой Жажа, отчего его не арестуют? – удивилась наша героиня.

 

 

-Видишь ли, есть несколько причин. Во-первых, на его поганой пупырчатой груди не висит табличка с надписью "король контрабандистов", Жажа мирно сидит на своей слизистой заднице и занимается координационной деятельностью лишь мановением трехпалой лапы. Грязную работу делают его шестерки. А во-вторых, коль скоро борьба с контрабандой – вечная категория на станции, куда прибывают суда со всей Совокупности Вселенных, то и сила, управляющая нелегальным рынком, также величина постоянная. Жажа хоть не допускает беспредела и является лидером, чей авторитет признают все группировки контрабандистов и отдельно взятые пираты. Еще нам тут не хватало передела сфер влияния! Я понятно объяснил?

-Исчерпывающе! – кивнула Наталья. – И что говорит твой таинственный слизняк?

 

 

-К сожалению, он не смог пролить свет на ситуацию – время безнадежно упущено. Сказал только, мол, такое лекарство, как биркуридин, привозят нечасто – спрос невелик ввиду специфичности применения. Им пользуются преимущественно медики, самостоятельно употреблять такое лекарство – более чем рискованно! Так вот, заказ на данный препарат поступил аж два месяца назад некоему Киле, он каппиец[1], колесит по разумным цивилизациям со сборной труппой циркачей, попутно приторговывает контрабандой – копит на обеспеченную старость. Но данный фигурант давно упорхнул со станции, погастролировал недельку и был таков. Товар он сбыл, комиссионные Жаже выплатил,  а тому большего и не требуется!

 

 

-И неизвестно, кто купил у него биркуридин? – возволнованно спросила девушка.

-Видишь ли, у хауйя в электронном журнале зарегистрирована та сделка – он ведет строгий учет всех операций на подотчетной ему территории. Вместе с биркуридином Кила продал еще и две пробирки с образцами вилейского гриппа – довольно гадкой штуки…

 

 

-Не то слово! Мы изучали эту болячку в рамках курса инопланетной вирусологии – от нее умерло почти семьдесят процентов населения нескольких крупных вилейских городов. Распространяется воздушно-капельным и бытовым путем почти молниеносно. Инкубационный период очень короткий – несколько часов. Без медицинской помощи смерть теплокровных рас стопроцентна, а с нею – все зависит от обстоятельств. Очень важна своевременность обращения и наличия нужных лекарств. Носители, еще не заболев, уже являются заразными. В принципе двух пробирок, помещенных в оживленные места, хватит, чтобы заразить всю станцию! – проинформировала детектива Наталья.

 

 

-Мило! – поежился тот. – Покупатель и биркуридина, и образцов гриппа, значится как некий Руша, мавруцин. Естественно, мы проверили, никакого Руши на станции нет и никогда не было – это вымышленное лицо! А сам Кила упорхнул за пределы Белого Звездного Пояса. Камиз разослал ориентировки, его ищут, но Вселенная слишком велика, если каппиец залег на дно – поиски могут продлиться очень долго! Когда его пятнистую рожу найдут, немедленно приволокут сюда! Пока результат нулевой! Весело?

-Да-а-а! – протянула Зайкина. – Не нравится мне все это! Считаешь, Сюр-Релист и действовал под видом Руши?

 

 

-Теоретически возможно все! Раса Мавруци носит уж очень непроницаемую одежду!

-Но два месяца назад никакой Рото-Мо в отделении и близко не пахло! Не мог же он предвидеть ее появление почти за 30 дней! – воскликнула Зайкина.

-В том-то и соль! Буквально перед моим визитом к тебе Камиза поставили в известность, что у вашей старшей сестры исчезла одна ампула из новой упаковки! Вот так! Кто еще мог тиснуть ее, как не работник отделения? Там паче, украли препарат точно в день убийства – раньше упаковка не вскрывалась и не использовалась, она вообще  поступила со склада в тот же день, то есть, уже после смерти Кайко, и сестра собственными глазами ее видела, когда оформляла электронный аптечный склад перед тем, как выйти и кабинета! – пояснил Рассел.

 

 

-Нашей старшей можно доверять – она пузырька зеленки не спишет в личное пользование! Честнейшая женщина! – горячо защищала коллегу Зайкина.

-Кто украл ампулу, тоже неизвестно! Но почему не рентгенолог, на счету которого минус два балла – личная месть и путаница со входом-выходом из разных палат?

-А запись с камеры наблюдения? Напротив кабинета старшей сестры она точно есть!

-А нет самой записи! Ее стерли! – воскликнул Грив, вконец расстроенный.

-Сперли? – не поняла девушка.

 

 

-Не сперли, а стерли! В головном компьютере! И все копии на пультах наблюдений внутри сети! Вот так! Решай теперь сама – мог или не мог ваш раффети так вымахнуться?

-Не верю! – вскричала Зайкина.

-Отчего же, мадам Станиславская? – иронично поинтересовался марианин.

-Сюр-Релист, хоть и красномясый, но честный человек…

-Поди ж ты! Он еще и гибрид!

-Не юродствуй! Сюр-Релист, если и конфликтует, то в открытую, а не станет всаживать иглу в вену беззащитной женщины! – вскипела Наталья.

 

 

-По-твоему, снести башку кривым ятаганом[2] гуманнее? – хмыкнул детектив.

-Тому, кто жаждет снести башку тебе – да! - отрезала Наталья.

-Сю-Реля не мог! – поддержал ее и Базя.

-Тебе-то почем знать? – изумился Грив.

-Натал ему верит, - аргументировал идю, - и вообще, когда красный дядя смотрел мне руку, он очень осторожно с ней обращался!

-Насколько я понимаю, тогда ты еще ничего не соображал! – высказался Рассел.

-Фу-фу, Рася! – надул губы малыш.

 

 

-Зачем ты его обижаешь? Да, до поры идюшата не умеют думать и делать выводы, но память у них никто не отменял! – вступилась за кроху Зайкина и ласково потрепала его кудряшки, - не расстраивайся, мячик мой, не все и не всегда будут говорить тебе добрые слова и хвалить!

-Научись воспринимать критику и выслушивать гадости, ибо им в жизни тоже есть место! И немалое! – высказался несколько обескураженный марсианин.

-Рася, я понял! Натал, только ты не ругай меня, ладно? – круглые глазенки идю наполнились вселенской печалью.

-О, Силы небесные! Да чтоб я навеки онемела, если хотя бы повышу на тебя голос! – побожилась Наталья, схватила воспитанника на руки, прижала к себе, как бы стараясь защитить от всей жесткости окружающего мира.

 

 

-Наталь, эдак ты сделаешь из нашего шкета кисейную барышню! – проворчал Грив.

- Меня не надо делать, я уже есть! – возразил Базя.

-Вот так тебе! – Зайкина чмокнула идю в щечку. – Умница моя!

-Нежное женское воспитание делает нас уязвимыми! Не обижайся, маленький мужичок! Давай-ка, собирайся на тренировку! Камиз знает толк в спорте, руки-ноги подкачаем! Ты же хочешь стать сильным и защищать Наталь? – коварно осведомился детектив.

-Рассел, для такого малыша достаточно уроков физвоспитания в школе! – попробовала возразить девушка, но Базя запротестовал:

 

 

-Натал, пожалуйста, мне так хочется подкачать руки и ноги!

-Ладно! Только, Рассел, ты отвечаешь за мою крошечку! Не дай Бог, с его головенки упадет хоть один волос! Я твою печень на ужин съем! – пригрозила докторша.

-Какая ты кровожадная, мадам Ганнибал Лектор! – покачал головой Грив.

-Натал, не ешь Расю, я осторожно!

-Хорошо, не стану! Пожалуй, его потрохами, пропитанными пивом и сардельками, и отравиться недолго! – не выдержав, наша героиня рассмеялась.

 

 

Поняв, что опекунша выражается образно, Базя весело вторил ей.

-Ваши шутки, доктор, слишком радикальны! Идем, шкет, а то Камиз всыплет нам за опоздание! – пробурчал марсианин.

-Чего? Камней или песка? – осведомился малыш и захихикал, наконец, поняв суть метафорических выражений.

Едва за ними закрылась дверь, Наталья скинула домашний халатик, надела легкий брючный костюм и спешно вышла вон. Минуту спустя она звонила в дверь номера 48.

-Кто? – рассеянно осведомилось впускное устройство голосом Коваля.

-Павел, это Зайкина, срочное дело!

 

 

Дверь раскрылась. Павел Зигмундович сидел за столом и рассматривал анатомический атлас голограмм. Из-за его уха торчал остро отточенный карандаш. Страница была открыта на расе гумидов – гибких длиннотелых гуманоидов с большущими ушами и длинными руками. Возможно, зав распахнул ее наугад, когда появилась коллега, дабы сокрыть направление своих изысканий. В воздухе крутилось несуразное тело со вскрытой грудной клеткой.

-Красота! – произнесла Наталья.

 

 

-Не иронизируй, эта раса уникальна. Я изучаю развитие трансплантологии на Гумиде и сказал бы - они идеальные доноры для ксейцев, мариентов и вернов, а вот людям их органы без надобности! – рассеянно проговорил Коваль и, захлопнув книгу, просверлил взглядом лицо девушки где-то в районе лба. – С чем пришла? Что-то видок мне твой не нравится! Уж не с Базей ли чего?

-Упаси, Господь! Они с Расселом ушли на тренировку…

-С Расселом, значит? Как мило… Тогда в чем дело?

-У нас ЧП! – воскликнула наша героиня.

-Разве? А я-то думал, отчего все отделение который день трясом трясут! – всплеснул руками зав.

 

 

-Оставь свой сарказм! Обстановка еще больше усложнилась…

-Неужели такое возможно?

-Слушай!

Наталья рассказала о подозрениях против Сюр-Релиста. Коваль помрачнел и всерьез задумался, минут пять молчал, затем протянул:

-Да-а-а! Вот так зигзаг судьбы!

-Представляешь, чем это все чревато? Ки-Ваал наверняка потребует немедленной выдачи мнимого преступника раффетской стороне!

 

 

Павел вытащил из-за уха карандаш и принялся грызть его с ожесточением. Измочалив зубами деревянную рубашку до состояния мокрой тряпицы, наконец, изрек:

-Бред собачий! Сюр-Релист – убийца?! Где доказательства? Пропавшая ампула? Старая

семейная вражда? Глупости с кранейским хреном!

-На Раффети и за менее эффектные совпадения бросают на съедение саблезубым крокодилам! Читала! – заявила Наталья.

-Час от часу не легче!

-Нельзя отдавать им Сюр-Релиста! – воскликнула наша героиня, исполненная мрачной решимости.

 

 

-Знаю, но как ему помочь?

-Надо его спрятать!

-И куда же? Сюда? – зав  выдвинул ящик стола. – А может, под диван? А-а-а, в шкаф, пристанище неудачных любовников! Или тебе под юбку? Бог мой, ты в брюках…

-Павел, перестань! Предлагаю обратиться к лучеподобному! Он-то точно вне подозрений! Даже въедливому Ки-Ваалу нечего ему предъявить! – предложила девушка.

-Полагаешь, ходиж уже вернулся с Земли?

-Наверняка. Прошла неделя, как он улетел!

 

 

-Идея неплоха! – согласился Павел Зигмундович. – Есть одно "но" – вдруг сам Сюр-Релист откажется? Он же гордый не в меру, если не виноват, то не станет отсиживаться в убежище!

-Наверняка! Для чего тогда существуешь ты? Прикажешь, и все! У раффети строгая иерархия, они обязаны подчиняться начальству беспрекословно!

-Но Сюр-Релист с Ка-Рааком успели на ДН вконец очеловечиться, вдруг не сработает? – засомневался зав.

-Попробовать надо, иначе его, как подозреваемого депортируют на родину, а там состоится та идиотская отложенная дуэль, и наш друг может на пятьдесят процентов остаться без башки! Думаю, пока все не прояснится, отделение обойдется без рентгенолога!

 

 

-Наверняка, - повторил за Натальей зав, - позаимствуем спеца у других отделений, так и было, когда Сюр-Релист уезжал на курсы. Туго, конечно, придется, но ради того, чтобы сохранить жизнь нашему красномясому стоит и потерпеть! Поговори сама с Великим, ладно?

-Нет поблем! Только бы он вернулся!

 

 

Им повезло: Зиг-Рига не далее, как утром прилетел на станцию. Сообщил, что ОНН решило пока не начинать войну, а понаблюдать за движениями тенеподобных, задействовав все силы. Тем временем следует подготовиться к боевым действиям: собрать войска и определить расстановку сил между субъектами Межгалактического Сообщества. До сих пор тенеподобные не предприняли никаких действий – добрый знак, значит, гибель чертяки не вызвала подозрений.

 

 

-Время пока работает на нас, - просипел Зиг-Рига Великий. – Но обстановка сейчас такова, что война может начаться в любую минуту. ОНН определит план дальнейших действий. Наберитесь терпения, друзья, и продолжайте хранить тайну убийства Вельзевула!

-Видите ли, Великий, мы уже успели забыть о Вельзевуле! – недовольно буркнул зав.

-Что-то случилось? – насторожился психиатр.

Наталья рассказала о подозрениях в сторону Сюр-Релиста и попросила помощи.

 

 

-Ей-ей, с вами не соскучишься! Хорошо, я помогу упрятать красномясого в дурку!

 

 

-Спасибо, Зиг-Рига! Это лучший выход из ситуации! – обрадовалась девушка.

-Никогда не думал услыхать такое, да еще из уст врача! Хотя вы же хирург и не можете осознать истинную ценность психиатрии! Давайте обсудим детали!

Скривившись, словно от касторки, Павел решил проигнорировать наезд лучеподобного.

Спустя несколько минут, наши медики уже стояли перед дверью рентгенолога. Сюр-Релист жил этажом выше, там же находилось жилище  Ка-Раака и других полугуманоидов. Хозяин, облаченный в красный укороченный халат с широкими обшлагами и вышивкой в стиле национального эпоса, держал в руках фен моментальной сушки – разработку марсианских инженеров. Казалось, он совсем не удивился, увидев коллег.

 

 

-Добрый вечер! Чем могу?

-Всем, чем можешь! – ответил Коваль.

-Поговорить надо! – заявила Зайкина.

-Весь внимание!

-Слушай, Сюр-Релист, зачем тебе фен, если, если у тебя нет волос? – вдруг выпалила докторша.

Павел поймал себя на мысли, что сам хотел задать раффети подобный вопрос.

-Видишь ли, на гребне полно выступов и ямок, не меньше нуждающихся в просушке, чем ваша гуманоидная кудель! – доверительно сообщил Сюр-Релист.

 

 

Наталья огляделась. Все же комната рентгенолога сильно отличалась от стандартных человеческих интерьеров. Мебель хозяин расположил вдоль стен, а в центре поместил причудливую гору камней – алтарь для молений.

"Видимо, он не настолько очеловечился, как мы предполагали!" – мелькнуло в голове у Натальи.

-Присаживайтесь! – любезно пригласил Сюр-Релист. – Можно прямо на камни, они из ворсистой пластмассы и очень удобны!

-Остроумно, пся крев! – хмыкнул зав.

-Я же не сумасшедший, настоящие глыбы в комнату тащить!

 

 

Усевшись, медики помолчали.

-Хотите анекдот? – проговорил раффети.

Переглянувшись, наши герои одновременно кивнули головами.

-Доктор больному: "Ваша простуда пройдет, принимайте каждый день ванну и сразу же – двести грамм жгучей настойки из ксейского перца." Через неделю пациент снова обращается к врачу: "С настойкой все в порядке, а вот ванну воды выпить никак не получается!"

-Ох уж эти мне терапевты! – хмыкнул зав без улыбки. – Студент обращается к врачу с травмой. Тот спрашивает: "Расскажите, как вы повредили кисть?" "Вчера, когда возвращался с вечеринки, кто-то наступил мне на руку!"

 

 

-Ох уж эти студенты! – в тон ему проговорила Наталья. – Мои друзья по Академии имели скверную привычку кидаться салатами.

-И где они теперь? – поинтересовался хозяин комнаты.

-Салаты давно съедены, а друзья - кто где, разлетелись по Вселенной!

-То есть, всё еще живы? – уточнил рентгенолог.

-Представь себе!

-На Раффети за такие шутки и пришить могут! Наталь, с тебя анекдот! 

 

  

-Ладно! "Врач спрашивает пациента: "Как спите?"  "В пижаме, без обуви и в темноте."

-Смешно. Только вы ведь не за тем пришли, чтобы повеселить меня…

-Думаю, ты понимаешь, в чем дело! – многозначительно изрек Павел Зигмундович.

-Не надо говорить загадками, - обезличенно произнес Сюр-Релист.

-Скажи, ты заходил в палату к Рото-Мо? – спросила Наталья.

-Да. – С фиксированной точкой молвил раффети.

 

 

-Краткость ответа наводит на размышления, - бесстрастно прокомментировал зав.

-Я бы сказала, феноменальная краткость, - согласилась девушка.

-Что за черт? – разозлился хозяин. – Говорите прямо, зачем явились!?

-Сначала скажи, какого лешего ты делал в ее палате? – проговорил Коваль, не меняя тона.

-Хотел, посмотреть, как она… Давно следовало догадаться – детективы раскопали ту поросшую мхом историю.

-Хочешь сказать, вражда между вашими семьями утихла?

 

 

-Я утих. Хоть нашу расу и считают зловредной, но я – врач! – заявил Сюр-Релист, - И не стал бы убивать пациентку – это несовместимо с кодексом вашего врача Гипсокартона!

-Гиппократа, - машинально поправил Коваль.

-Да хоть Гиппопотама. Как вы могли подумать такое? Вы, мои коллеги, живущие со мной бок о бок в дрейфующем больничном городе!? – вскричал рентгенолог. – Те, с кем я делю и праздники, и будни! С кем грущу и радуюсь!

 

 

-Мы верим тебе, потому и пришли! – серьезно проговорил Павел. - Ситуация очень сложная! У старшей сестры пропала ампула с биркуридином, есть запись с камер слежения коридора, как ты заходишь в одну палату интенсивной терапии, а выходишь из другой. Посол Ки-Ваал непременно потребует твоей выдачи раффетской стороне, и наша служба безопасности не правомочна ему отказать. А чем чревато твое появление на родине, нам хорошо известно!

-Я не виновен, а значит, прав, на моей стороне все силы Космоса! – решительно изрек красномясый.

-Кто бы спорил! Только береженого Космос бережет! Тебе нужно спрятаться! – сказала Зайкина.

 

 

-Спасибо, Наталь, за заботу, но я не намерен ховаться, как трусливый песчаный койот! Если помнишь, у меня должок к послу! И когда-то я неплохо владел кривым ятаганом! – возразил Сюр-Релист.

-Уже снес кому-то башку? – поинтересовался Павел Зигмундович.

-В тренировочных поединках головы не рубят! Но Ки-Ваалу отсеку макитру с превеликим удовольствием – правда на моей стороне!

-Пожалуйста, Сюр-Релист, не геройствуй, позволь нам увести тебя! – взмолилась Наталья.

-Нет! – поставил не менее эффектный восклицательный знак рентгенолог.

-Уверен? – коварно осведомился зав.

-Более чем! – отрезал раффети.

 

 

-Тогда я приказываю в одностороннем порядке! Идем с нами! – решительно заявил Коваль. – Ты не имеешь права не подчиниться непосредственному начальству!

-Не тот случай! Знаешь, Павел, как ни сладостно спрятаться за широкую спину зава и объявить себя примерным подчиненным, но не в моих правилах складывать лапки кверху! Иначе не смогу потом себя уважать!

Павел и Наталья переглянулись.

 

 

-План Б, - едва слышно проговорила девушка и добавила чуть громче, - прости, друг, надеюсь, ты не вызовешь нас на дуэль кривыми ятаганами!

Павел достал из кармана миниатюрный нейроизлучатель – прибор для временного вырубания органических существ, разрешенный как средство индивидуальной защиты, и, нажав кнопку, дотронулся до плеча коллеги.

В глазах Сюр-Релиста мелькнуло удивление, его губы прошептали: "Вот пся крев…", и бедняга  кулем повалился с камня на пол, устеленный темно-зеленым ворсистым ковром.

 

 

-Супер, он научился ругаться по-польски! – восхитился Павел.

-Может, стоит научить его сквернословить и по-русски? – хмыкнула Наталья.

-Помилуй, матерящийся раффети – это слишком! Где там наш Зиг-Рига?

-Полагаю, уже идет сюда.

Лучеподобный появился в номере, огляделся и просипел с вящим одобрением:

-А здесь премило… Интересная раса! Впрочем, неинтересных рас не бывает! А их многообразие завораживает! Убедился за долгие годы психиатрической практики! Ладно, хватит болтать, приступим к делу!

 

 

Ходиж наклонился, раскрыл уста рентгенолога и вдохнул в них золотое сияние. Едва слышно прошептал: "Идем, мальчик мой!" Сюр-Релист поднялся и послушно двинулся к выходу вслед за Великим.

-Он похож на зомби, - проговорил Павел.

-Не просто похож, а зомби и есть! Временно. Завтра коллега придет в себя, но уже в одной из наших палат блока для буйных! Там комфортно и безопасно! – пояснил психиатр.

-Что-то мне не по себе! – поежилась Наталья.

-Не беспокойтесь, все нормально! Мы же не собираемся лечить его инакомыслие химикатами, а просто немного подержим в изоляции от общества, в коей все мы иногда нуждаемся! – успокаивающе произнес ходиж.

 

 

Они удалились, а наши медики замкнули комнату раффети и отправились восвояси. Возле номера Зайкиной Павел потоптался в нерешительности, размышляя, стоит ли напроситься на кофе. Девушка же, помявшись, решила все-таки не приглашать зава на рюмку чая. Так они и расстались, ощущая одновременно и облегчение, и неудовлетворенность. Коваль подумал, не стоит идти на сближение с молодой докторшей, ибо это из разряда полнейшей банальщины. С другой стороны, только в такой банальщине и заключается вся полнота жизни. Неизвестно почему, когда он впервые увидел скрюченную буквой ню Зайкину с нелепой йогуртовой цифрой на макушке, то ощутил себя безнадежно старым. Мастодонтом, чье время невозвратно ушло, словно его тридцать пять являлись не преимуществом, а недостатком. Глупо, невыносимо глупо…

 



[1] Уроженец Каппии, одной из планет Межгалактического Сообщества, гуманоид с мордой, похожей на тигриную, хвостом и пятнистой кожей

[2] У раффети есть также и прямые ятаганы, и те, и другие – нешуточные тесаки.

Рейтинг: +4 223 просмотра
Комментарии (8)
Света Цветкова # 2 декабря 2012 в 16:41 +1
dogflo live3
Татьяна Стафеева # 2 декабря 2012 в 18:10 +1
5min rose
Ольга Постникова # 18 декабря 2012 в 16:01 0
Напрасно надеялась на развязку, только туже узелок завязался! 625530bdc4096c98467b2e0537a7c9cd podargo -Без этого - не разобраться. Пригублю и - дальше.
Татьяна Стафеева # 18 декабря 2012 в 19:44 +1
Там еще не все варианты перебрала - а Базя сыграет большую роль! Спасибо за интерес к роману! Ваше внимание дорого для меня! С уважением, успехов во всех начинаниях!
5min
Елена Нацаренус # 23 июня 2013 в 21:47 +1
Да... интрига нарастает... Ну, МОЛОДЧИНА Татьяна! По моему. я у нас тут никого с таким интересом не читала!
Татьяна Стафеева # 24 июня 2013 в 13:03 +1
Леночка, совершенно растрогана такой высокой оценкой из уст
чрезвычайно уважаемого человека, талантливого поэта и замечательной женщины!!!
Владимир Проскуров # 21 июля 2013 в 15:14 0
Терпение – пластырь для множества ран …
Татьяна Стафеева # 22 июля 2013 в 09:15 0
Это точно, Владимир, терпение единственное,
что помогает сдержать эмоции!

soln