Ведунья

29 декабря 2013 - Наталья Быкова



  Она уже не помнила как здесь оказалась, не ведала, сколько времени провела в этом тёмном сыром помещении. Серые каменные  стены, зарешеченное окно, железная дверь с вечно закрытым оконцем, куча прелой соломы на холодном полу.
 Всё её существование сводилось к ожиданию открытия оконца и появлению в нём миски с похлёбкой, кружки воды и куска черствого хлеба. Она хватала подачку, жадно выпивала баланду и воду, а хлеб делила на две части: одним ломтиком она кормила маленького крысёнка, а другой крошила на окно. Прилетал белый голубь, клевал крошки и ворковал.
Однажды дверь распахнулась. На пороге появился дюжий стражник. Он велел выйти из камеры. Узница испугалась, забилась в угол, прикрыв собой крысёнка. Стражник церемониться не стал, взял её за шиворот, тряхнул, как щенка, и вытолкнул в коридор.
Всё происходило, словно во сне: спуск по крутой, бесконечно длинной лестнице, ослепительно яркий свет, ударивший в глаза, туман, какие-то звуки, голоса. И вот она бредёт по пыльной дороге – страшная, лохматая, грязная оборванка, а за ней следом семенит крысёнок. Она упала от изнеможения и голода на обочину и уснула. Сквозь сон услышала разговор:
- Это не мусор - это человек. Это женщина!
- Она что, мертва?
- Нет, кажется, живая.
Почувствовав лёгкое прикосновение к плечу, открыла глаза. Перед ней стояли два мальчика: один повыше постарше, а другой маленький. Малыш держал крысёнка и поглаживал его.
- Ты кто? Откуда ты? Куда идёшь? – спросили дети.
- Я, я не зн..а..ю,- пролепетала незнакомка, заплетающимся языком. За годы заточения она, почти разучилась говорить.
- Давай возьмём её с собой, - предложил старший мальчуган.
- И миленького тоже, - произнес младшенький, нежно глядя на крысёнка.
Они помогли женщине подняться.
Ребята привели её в свой дом на окраине города. Дом был небольшой, но уютный. В нём имелась отдельная комнатка, в ней никто не жил. Там стоял столик, кровать и сундучок.
Дети были сиротами и жили одни. Старшему было двенадцать лет, а младшему брату шесть. Отца они не помнили. Старший помнил свою пропавшую мать. Соседи рассказывали им, что когда-то молодая счастливая пара прибыла в город и построила этот дом. Муж был ювелиром, а его супруга – целительницей. У них родился сын. Семья жила дружно не бедствовала и соседям в помощи не отказывали. Однажды ночью, когда жена носила под сердцем второго ребёнка, в дом ворвались грабители. Отец погиб, защищая жену и ребёнка.
Вдова родила сына. Когда ему исполнился год, в городе разразилась страшная эпидемия. Мать надолго оставляла детей одних – она исцеляла заболевших. Старший сын заботился о малыше. Однажды мать не вернулась. Очевидцы рассказывали, что её затащили в повозку люди в чёрном.
Дети жили, продавая вещи, оставшиеся от родителей. Старший научился изготовлять несложные медные украшения, а младший лепил из глины игрушки, обжигал их в печи, а потом расписывал. Соседи всячески их поддерживали, оказывая помощь по хозяйству, и покупали ненужные, в общем то, им изделия братьев. 

   Женщина, не раздеваясь, легла на непривычно мягкую кровать и тут же заснула. Крысёнок всю ночь гонял из дома мышей, ловил и поедал тараканов.
Утром ребята поставили на столик крынку молока и положили рядом ломоть мягкого свежего  хлеба, от пряного аромата которого женщина проснулась.
Она глотала, таявшую во рту булку, почти, не жуя, запивая молоком прямо из крынки. Дети плакали от жалости.
- Как тебя зовут? – спросил старший, когда женщина закончила трапезу.
- Я не знаю, я не помню. Я ничего не помню, ничего.
- Мы будем называть тебя Ома, так звали нашу маму. Если тебе некуда идти – живи у нас.
Она закрыла глаза и по её грязным щекам проложили две светлые бороздки крупные слёзы.
- Ома, пойдём купаться! Тебе надо помыться. Вот мамино платье и башмачки, вот мыло и гребешок.
Дети привели женщину к реке, помогли снять грязные лохмотья одежды. Она робко, будь-то впервые, вступила в тёплую воду. Пока дети плескались в реке, женщина тщательно сдирала со своего тела многолетний слой грязи речным песком. Потом намылила спутавшиеся волосы и лицо, и окунулась с головой, чтобы смыть мыло. Течение унесло грязь и расправило волосы. Когда она вынырнула, мальчики застыли в изумление: в голубой глади воды стояла прекрасная молодая светловолосая женщина, словно русалка, вынырнувшая из сказки.
- Мама! Мамочка! – закричал старший мальчик и кинулся в объятия женщины. Он прижался к ней и плача, повторял:" Мама! Мама! Мама!"
Младшенький всё понял и тоже прижался к матери.
Вдоволь наплакавшись, счастливая троица направилась домой. Ребята без умолку болтали, рассказывая о своих приключениях. Дома они показывали матери поделки, учили разжигать очаг, осматривали хозяйство. Пока мать убиралась в доме, дети обежали всех соседей и знакомых, с восторгом сообщая  весть о найденной матери.
В дом стали приходить люди, принося угощения и вещи, принадлежавшие ранее семье, которые покупали у сирот, чтобы они не голодали.
Постепенно к Оме приходили воспоминания о прошлом и у неё вновь появился дар целительства.

Часть 2.
В замке в бредовой горячке на своём ложе метался знатный синьор. Его личный лекарь уже не знал, что предпринять. Хозяин умирал. Одна из горничных поведала лекарю о замечательной ведунье, о которой в городе идет добрая молва. Лекарь, не веривший в целительство, цепляясь за последний шанс, велел разыскать эту ведунью (в случае летального исхода можно на неё свалить вину).
Ведунью доставили в покои синьора Александэра.
 У него был сильный жар. Он метался по постели, обложенный кусочками льда. Ома села на край ложа, одну руку положила на голову синьора, а другую на его грудь. Александэр затих, на лбу выступил холодный пот – жар спал. Он приоткрыл глаза и сквозь пелену увидел, склонившегося над ним, ангела. Он улыбнулся и заснул спокойным крепким сном. Ома тихонечко вышла из спальни. Она дала лекарю травы и описала их применение.
Александэр быстро пошёл на поправку. В благодарность за своё спасение он наградил лекаря мешочком золотых монет, но лекарю стало совестно принимать незаслуженную плату, и он рассказал о ведунье. Перед взором Александэра всплыло видение прекрасного ангела. Так это был не сон! - догадался он. Александэру страшно захотелось вновь увидеть своего ангела-спасителя. Он приказал привезти ведунью, но не говорить ей о его выздоровлении.
Когда карета  прибыла в замок, Александэр лёг в постель, закрыл глаза и притворился больным. Ома подошла, внимательно посмотрела в лицо синьора и слегка коснулась ладонью его лба.
- Господин мой, - произнесла она, отводя руку – Вы здоровы!
Александэр открыл удивлённые глаза и виновато улыбнулся:"Да, я совершенно здоров! А как Вы догадались?"
- Я Вас на сквозь вижу! - засмеялась Ома.
- Ангел мой, за своё исцеление я хотел бы отблагодарить Вас. Не соизволите ли со мной отобедать?
В огромной зале был накрыт длинный стол. По правилам этикета хозяину полагалось сидеть напротив гостьи, но ему было так неуютно вдали от прекрасной дамы. Он попросил у неё разрешение сесть рядом. Ома представления не имела о придворном этикете и, конечно же, согласилась.
Они беседовали до самого вечера. Александэру так не хотелось расставаться с этой милой простой женщиной, но дома её ждали дети. Он проводил гостью до кареты, помог сесть и, держа в руке её ладонь, нежно прикоснулся губами к кончикам тонких хрупких пальцев.

   Карета остановилась возле дома. Дети, радостно крича, сбежали с крыльца. Паж, сопровождавший карету, учтиво открыл дверцу, помог даме сойти и торжественно протянул небольшой ларец – От синьора Александэра!
В ларце на тёмно-синем бархате лежала, сверкая бриллиантами, изумительной красоты брошь. Ещё там был мешочек с золотыми монетами и записка:
- Моему ангелу за спасение души и тела, с любовью!

Часть3.
  Ома приобрела симпатичный домик на берегу реки. Александэр часто навещал семью. Он подружился с детьми: научил мальчиков игре в шахматы, стрелять из арбалета и рукопашному бою. Все вместе они гуляли по городу, катались в карете и совершали конные прогулки.
  Крысёнок вырос крупным и отважным. Он заменял в доме и кошку, и собаку: пугал посторонних, гонял мышей, крыс и тараканов. Даже Александэр уважал его и называл Доблестным Рыцарем Сэр Крыс.
  Как-то поздно вечером к дому Омы подкатил чёрный фургон. В комнату ворвались стражники.
- Указом Его Величества короля за применение недозволенной магии и колдовства, - обратились они к Оме - Вы арестованы!
Растерявшуюся женщину вывели из дома, посадили в фургон и увезли. Дети побежали в замок.
Узнав о случившемся, Александэр распорядился снарядить карету и вместе с детьми отправился в погоню. Путь предстоял не близкий.
Ведунью привезли в столицу и в ожидании дознания посадили в тюрьму. В те времена часто подозреваемых подвергали жестоким пыткам.
По прибытию в столицу Александэр тут же добился аудиенции короля. Его Величество показал Александэру, пришедшую на имя короля, бумагу. В доносе было сообщено, что некая Ома, занимаясь колдовством и ведьмачеством, приворотом добилась благосклонности к ней знатного синьора. Александэр был крайне удивлён столь дерзкому посланию и искренне негодовал. Король велел найти и доставить доносчика, а женщину до выяснения всех обстоятельств, из-под стражи освободить.
  Через неделю во дворец доставили старую женщину. Король лично соизволил присутствовать при её допросе.
Старуха призналась, что когда-то давно, в городе свирепствовала эпидемия. У неё заболела единственная дочь. Лекарь отказался лечить её, тогда мать привела  ведунью, но дочь умерла. Мать прокляла знахарку и написала на неё донос местному владыке - отцу Александэра, о том, что та вызвала колдовством эпидемию и мор. Целительницу без суда и следствия заточили в башне замка.
Когда владыка умер, по приказу Александэра многих узников освободили. Старуха увидела синьора, прогуливающегося по городу с ненавистной ей знахаркой, и написала донос королю.

 Обвинения с целительницы тут же сняли. Старой женщине за клевету грозила смертная казнь, но за неё заступилась Ома, и несчастная была определена в монастырь.
 При встрече с королём Александэр выразил Его Величеству глубокую признательность и благодарность за участие, и справедливое решение. Король пригласил Александэра на ежегодный бал.
Александэр с Омой и детьми вернулись в свой город. До бала оставалось только два месяца.
Александэр сделал Оме предложение выйти за него замуж. Они обвенчались в самом роскошном соборе города. Дети были счастливы. Жители ликовали. Это была самая весёлая и шумная свадьба, игравшаяся когда-либо в поместье.
Александэр нанял лучших педагогов обучать Ому и детей грамоте, риторике, придворному этикету и бальным танцам.

Часть 4.
  Ома волновалась, когда перед ней распахнулись золочёные двери и супруг торжественно ввёл её под руку в огромный зал. Тысяча глаз с любопытством уставились на молодую пару. Александэр подвёл Ому к трону Его Величества. Король приветствовал, благосклонно кивнув. На его устах застыла загадочная улыбка.
Зазвучали звуки музыки. Король встал, подошёл к Оме, молча поклонился и протянул ей руку, приглашая на первый танец.

© Copyright: Наталья Быкова, 2013

Регистрационный номер №0177996

от 29 декабря 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0177996 выдан для произведения:



  Она уже не помнила как здесь оказалась, не ведала, сколько времени провела в этом тёмном сыром помещении. Серые каменные  стены, зарешеченное окно, железная дверь с вечно закрытым оконцем, куча прелой соломы на холодном полу.
 Всё её существование сводилось к ожиданию открытия оконца и появлению в нём миски с похлёбкой, кружки воды и куска черствого хлеба. Она хватала подачку, жадно выпивала баланду и воду, а хлеб делила на две части: одним ломтиком она кормила маленького крысёнка, а другой крошила на окно. Прилетал белый голубь, клевал крошки и ворковал.
Однажды дверь распахнулась. На пороге появился дюжий стражник. Он велел выйти из камеры. Узница испугалась, забилась в угол, прикрыв собой крысёнка. Стражник церемониться не стал, взял её за шиворот, тряхнул, как щенка, и вытолкнул в коридор.
Всё происходило, словно во сне: спуск по крутой, бесконечно длинной лестнице, ослепительно яркий свет, ударивший в глаза, туман, какие-то звуки, голоса. И вот она бредёт по пыльной дороге – страшная, лохматая, грязная оборванка, а за ней следом семенит крысёнок. Она упала от изнеможения и голода на обочину и уснула. Сквозь сон услышала разговор:
- Это не мусор - это человек. Это женщина!
- Она что, мертва?
- Нет, кажется, живая.
Почувствовав лёгкое прикосновение к плечу, открыла глаза. Перед ней стояли два мальчика: один повыше постарше, а другой маленький. Малыш держал крысёнка и поглаживал его.
- Ты кто? Откуда ты? Куда идёшь? – спросили дети.
- Я, я не зн..а..ю,- пролепетала незнакомка, заплетающимся языком. За годы заточения она, почти разучилась говорить.
- Давай возьмём её с собой, - предложил старший мальчуган.
- И миленького тоже, - произнес младшенький, нежно глядя на крысёнка.
Они помогли женщине подняться.
Ребята привели её в свой дом на окраине города. Дом был небольшой, но уютный. В нём имелась отдельная комнатка, в ней никто не жил. Там стоял столик, кровать и сундучок.
Дети были сиротами и жили одни. Старшему было двенадцать лет, а младшему брату шесть. Отца они не помнили. Старший помнил свою пропавшую мать. Соседи рассказывали им, что когда-то молодая счастливая пара прибыла в город и построила этот дом. Муж был ювелиром, а его супруга – целительницей. У них родился сын. Семья жила дружно не бедствовала и соседям в помощи не отказывали. Однажды ночью, когда жена носила под сердцем второго ребёнка, в дом ворвались грабители. Отец погиб, защищая жену и ребёнка.
Вдова родила сына. Когда ему исполнился год, в городе разразилась страшная эпидемия. Мать надолго оставляла детей одних – она исцеляла заболевших. Старший сын заботился о малыше. Однажды мать не вернулась. Очевидцы рассказывали, что её затащили в повозку люди в чёрном.
Дети жили, продавая вещи, оставшиеся от родителей. Старший научился изготовлять несложные медные украшения, а младший лепил из глины игрушки, обжигал их в печи, а потом расписывал. Соседи всячески их поддерживали, оказывая помощь по хозяйству, и покупали ненужные, в общем то, им изделия братьев. 

   Женщина, не раздеваясь, легла на непривычно мягкую кровать и тут же заснула. Крысёнок всю ночь гонял из дома мышей, ловил и поедал тараканов.
Утром ребята поставили на столик крынку молока и положили рядом ломоть мягкого свежего  хлеба, от пряного аромата которого женщина проснулась.
Она глотала, таявшую во рту булку, почти, не жуя, запивая молоком прямо из крынки. Дети плакали от жалости.
- Как тебя зовут? – спросил старший, когда женщина закончила трапезу.
- Я не знаю, я не помню. Я ничего не помню, ничего.
- Мы будем называть тебя Ома, так звали нашу маму. Если тебе некуда идти – живи у нас.
Она закрыла глаза и по её грязным щекам проложили две светлые бороздки крупные слёзы.
- Ома, пойдём купаться! Тебе надо помыться. Вот мамино платье и башмачки, вот мыло и гребешок.
Дети привели женщину к реке, помогли снять грязные лохмотья одежды. Она робко, будь-то впервые, вступила в тёплую воду. Пока дети плескались в реке, женщина тщательно сдирала со своего тела многолетний слой грязи речным песком. Потом намылила спутавшиеся волосы и лицо, и окунулась с головой, чтобы смыть мыло. Течение унесло грязь и расправило волосы. Когда она вынырнула, мальчики застыли в изумление: в голубой глади воды стояла прекрасная молодая светловолосая женщина, словно русалка, вынырнувшая из сказки.
- Мама! Мамочка! – закричал старший мальчик и кинулся в объятия женщины. Он прижался к ней и плача, повторял:" Мама! Мама! Мама!"
Младшенький всё понял и тоже прижался к матери.
Вдоволь наплакавшись, счастливая троица направилась домой. Ребята без умолку болтали, рассказывая о своих приключениях. Дома они показывали матери поделки, учили разжигать очаг, осматривали хозяйство. Пока мать убиралась в доме, дети обежали всех соседей и знакомых, с восторгом сообщая  весть о найденной матери.
В дом стали приходить люди, принося угощения и вещи, принадлежавшие ранее семье, которые покупали у сирот, чтобы они не голодали.
Постепенно к Оме приходили воспоминания о прошлом и у неё вновь появился дар целительства.

Часть 2.
В замке в бредовой горячке на своём ложе метался знатный синьор. Его личный лекарь уже не знал, что предпринять. Хозяин умирал. Одна из горничных поведала лекарю о замечательной ведунье, о которой в городе идет добрая молва. Лекарь, не веривший в целительство, цепляясь за последний шанс, велел разыскать эту ведунью (в случае летального исхода можно на неё свалить вину).
Ведунью доставили в покои синьора Александэра.
 У него был сильный жар. Он метался по постели, обложенный кусочками льда. Ома села на край ложа, одну руку положила на голову синьора, а другую на его грудь. Александэр затих, на лбу выступил холодный пот – жар спал. Он приоткрыл глаза и сквозь пелену увидел, склонившегося над ним, ангела. Он улыбнулся и заснул спокойным крепким сном. Ома тихонечко вышла из спальни. Она дала лекарю травы и описала их применение.
Александэр быстро пошёл на поправку. В благодарность за своё спасение он наградил лекаря мешочком золотых монет, но лекарю стало совестно принимать незаслуженную плату, и он рассказал о ведунье. Перед взором Александэра всплыло видение прекрасного ангела. Так это был не сон! - догадался он. Александэру страшно захотелось вновь увидеть своего ангела-спасителя. Он приказал привезти ведунью, но не говорить ей о его выздоровлении.
Когда карета  прибыла в замок, Александэр лёг в постель, закрыл глаза и притворился больным. Ома подошла, внимательно посмотрела в лицо синьора и слегка коснулась ладонью его лба.
- Господин мой, - произнесла она, отводя руку – Вы здоровы!
Александэр открыл удивлённые глаза и виновато улыбнулся:"Да, я совершенно здоров! А как Вы догадались?"
- Я Вас на сквозь вижу! - засмеялась Ома.
- Ангел мой, за своё исцеление я хотел бы отблагодарить Вас. Не соизволите ли со мной отобедать?
В огромной зале был накрыт длинный стол. По правилам этикета хозяину полагалось сидеть напротив гостьи, но ему было так неуютно вдали от прекрасной дамы. Он попросил у неё разрешение сесть рядом. Ома представления не имела о придворном этикете и, конечно же, согласилась.
Они беседовали до самого вечера. Александэру так не хотелось расставаться с этой милой простой женщиной, но дома её ждали дети. Он проводил гостью до кареты, помог сесть и, держа в руке её ладонь, нежно прикоснулся губами к кончикам тонких хрупких пальцев.

   Карета остановилась возле дома. Дети, радостно крича, сбежали с крыльца. Паж, сопровождавший карету, учтиво открыл дверцу, помог даме сойти и торжественно протянул небольшой ларец – От синьора Александэра!
В ларце на тёмно-синем бархате лежала, сверкая бриллиантами, изумительной красоты брошь. Ещё там был мешочек с золотыми монетами и записка:
- Моему ангелу за спасение души и тела, с любовью!

Часть3.
  Ома приобрела симпатичный домик на берегу реки. Александэр часто навещал семью. Он подружился с детьми: научил мальчиков игре в шахматы, стрелять из арбалета и рукопашному бою. Все вместе они гуляли по городу, катались в карете и совершали конные прогулки.
  Крысёнок вырос крупным и отважным. Он заменял в доме и кошку, и собаку: пугал посторонних, гонял мышей, крыс и тараканов. Даже Александэр уважал его и называл Доблестным Рыцарем Сэр Крыс.
  Как-то поздно вечером к дому Омы подкатил чёрный фургон. В комнату ворвались стражники.
- Указом Его Величества короля за применение недозволенной магии и колдовства, - обратились они к Оме - Вы арестованы!
Растерявшуюся женщину вывели из дома, посадили в фургон и увезли. Дети побежали в замок.
Узнав о случившемся, Александэр распорядился снарядить карету и вместе с детьми отправился в погоню. Путь предстоял не близкий.
Ведунью привезли в столицу и в ожидании дознания посадили в тюрьму. В те времена часто подозреваемых подвергали жестоким пыткам.
По прибытию в столицу Александэр тут же добился аудиенции короля. Его Величество показал Александэру, пришедшую на имя короля, бумагу. В доносе было сообщено, что некая Ома, занимаясь колдовством и ведьмачеством, приворотом добилась благосклонности к ней знатного синьора. Александэр был крайне удивлён столь дерзкому посланию и искренне негодовал. Король велел найти и доставить доносчика, а женщину до выяснения всех обстоятельств, из-под стражи освободить.
  Через неделю во дворец доставили старую женщину. Король лично соизволил присутствовать при её допросе.
Старуха призналась, что когда-то давно, в городе свирепствовала эпидемия. У неё заболела единственная дочь. Лекарь отказался лечить её, тогда мать привела  ведунью, но дочь умерла. Мать прокляла знахарку и написала на неё донос местному владыке - отцу Александэра, о том, что та вызвала колдовством эпидемию и мор. Целительницу без суда и следствия заточили в башне замка.
Когда владыка умер, по приказу Александэра многих узников освободили. Старуха увидела синьора, прогуливающегося по городу с ненавистной ей знахаркой, и написала донос королю.

 Обвинения с целительницы тут же сняли. Старой женщине за клевету грозила смертная казнь, но за неё заступилась Ома, и несчастная была определена в монастырь.
 При встрече с королём Александэр выразил Его Величеству глубокую признательность и благодарность за участие, и справедливое решение. Король пригласил Александэра на ежегодный бал.
Александэр с Омой и детьми вернулись в свой город. До бала оставалось только два месяца.
Александэр сделал Оме предложение выйти за него замуж. Они обвенчались в самом роскошном соборе города. Дети были счастливы. Жители ликовали. Это была самая весёлая и шумная свадьба, игравшаяся когда-либо в поместье.
Александэр нанял лучших педагогов обучать Ому и детей грамоте, риторике, придворному этикету и бальным танцам.

Часть 4.
  Ома волновалась, когда перед ней распахнулись золочёные двери и супруг торжественно ввёл её под руку в огромный зал. Тысяча глаз с любопытством уставились на молодую пару. Александэр подвёл Ому к трону Его Величества. Король приветствовал, благосклонно кивнув. На его устах застыла загадочная улыбка.
Зазвучали звуки музыки. Король встал, подошёл к Оме, молча поклонился и протянул ей руку, приглашая на первый танец.
Рейтинг: +4 274 просмотра
Комментарии (2)
Людмила Ойкина # 29 декабря 2013 в 16:50 0
Пусть торжествует правда!
Анна Магасумова # 29 декабря 2013 в 18:26 0
Очень интересно! 8ed46eaeebfbdaa9807323e5c8b8e6d9