ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияДраматургия → Чужая земля. Глава 1. Часть 4.

Чужая земля. Глава 1. Часть 4.

21 января 2014 - Виктор Трушаков

4.

Прошло две недели.

 

Наталья стояла перед иконами на коленях и молилась. Казалось бы, человек на пороге ухода, человек угасает, значит, вера в нём тоже должна иссякнуть. Отнюдь! Вера Боголюбовой  от данного ей ныне испытания только крепчала. На груди бедной женщины висел на верёвочке маленький серебряный крестик  - видно прав был еврей Штройздер  - не в размерах креста Бог. Русский человек, наверное, от всех тем и отличается, что он верит. Всегда верит.  Иногда даже не знает толком в кого иль во что, но верит всегда!

 

Нож к горлу враги представят – Русский человек верит во спасение, вот уж острое лезвие ножа потихонечку едет по шее смертного, как по сливочному маслу – он всё одно ещё верит во спасение. Верит и будет верить – до конца! До последнего вздоха, до последнего стука сердца. Так что знайте, враги земли Русской: покуда верим мы – мы непобедимы!  Такие уж заведено…

 

Наталья проводила недавно своего сына, она видела его в последний раз. Боголюбова помнила прощание с ним от и до, будто оно случилось пару часов назад. Помнила, как в последний раз поцеловала в губы и пожелала удачи Сергею, в последний раз улыбнулась ему, он в последний раз увидел её красивейшие глаза, слёзы, этот хрупкий и непокорный стан. В последний раз, последний…

 

Боголюбова оставалась спокойной, невозмутимой, даже хладнокровной и точно знала – она сделала так, как было нужно, как было угодно…

 

Наталья осталась одна, совсем одна. Нынче она точно понимала чувства Михаила Викторовича, отчима. Боголюбова решила пойти к старику и всё, как есть, ему рассказать.

 

«Промолчать – значит предать!» - подумала она.

 

В сумерки она отправилась к нему. Город уже горел в огнях реклам, люди грустные, до неприличия весёлые, пьяные, трезвые, уставшие и свежие направлялись домой, на работу, на отдых – кто куда… Наталья села в трамвай и отправилась в путь, пред этим предупредив Архипенко о своём визите.

 

Старик встретил её с воодушевлением:

- Моя дорогая! Как добралась? – обрадовался хозяин квартиры.

- Ой – улыбнулась Наталья – не спрашивайте!

 

Зайдя в гостиную она не чувствовала страха пред откровение о болезни, нет. Она чувствовала радость и теплоту встречи с отчимом, коего очень любила. Родительская квартира напомнила ей и о маме, Лидии Николаевне. В общем, тревоги в душе её не замечалось.

- Румяная какая, красивая – красна-девица моя! – обнял он гостью.

- Да уж принцесса Диана, не иначе! – со звонким смехом и иронией громко ответила Боголюбова.

Старик тоже рассмеялся.

- С Сергеем точно всё хорошо будет? –  вскоре, сидя на мягком диване и попивая кофе, спрашивал старик.

- Да! Конечно! Ваня его уже устроил на работу и дал жильё…

- Да пошёл он! Слышать о нём не желаю! Ваня этот… Чтоб его!.. Это ж надо! – со злостью сказал Михаил Викторович

- Не надо, папа, прошу!

- Извини, меня, извини… Может всё это и к лучшему. Сеня приходил перед отъездом такой весёлый! Красавец! Эх…  Дай Бог, дай Бог… - сделал небольшую остановку в словах и затем продолжил снова - Только с чего этот козёл вспомнил про Серёжку? Совесть что ли…

- Всё не так, как ты думаешь, папа! Совсем не так! – вдруг строго и быстро провозгласила Наталья – Дело не в Ване совершенно! Я больна! Я скоро умру…

- Что ты такое говоришь… - в недоумении молвил старик.

- Я больна. У меня рак! Не хотел Ваня приглашать Серёжку! Я с ним договорилась!  - очень быстро, пугаясь собственных слов, говорила Боголюбова – Зачем ему видеть, как я умираю? Может там всё сложится? Я не знаю! Прости меня! Прости!

Михаил Викторович неторопливо сложил руки на голову, тихо, но быстро стал с дивана, прошёлся несколько раз туда-сюда по комнате и с такою же быстротою, с таким же безмолвием сел обратно на диван.

- Эх… Как же так? – спокойно отвечал Михаил Викторович, слёзы брызнули у него из очей – Как же так? Главное, за что? Молодая, красивая… - он начал махал руками, смотря в никуда -  Ладно я, старый хрыч… - Наталья тоже заплакала.

- Не надо так! Прости!

- Не за что мне тебя прощать… Знаешь, ты всё правильно сделала… Я с тобой! – он встал и взял её изящную маленькую ручку в свои большие, трудовые  ручища.

- Простите… - Наталья встала и обняла старика.

- Неужели ничего нельзя сделать? – поинтересовался в надежде отчим.

- Нет, поздно… Поздно…

Михаил Викторович вздохнул:

- Ну, ничего! Не бойся. Похороним во Христе, как полагается…

- Спасибо… - коротко и почти беззвучно сказывала Наталья, она уже не плакала. Слёзы на лице её остыли и стали холодными.

- Меня благодарить не за что…  Люблю тебя, дочь!

- Я тебя тоже люблю, папа…

-Дороже всех на свете… Переезжай ко мне! Я буду помогать…

-Пожалуй… - посмотрев на маленькую иконку, что стояла на одной из полок с книгами, чётко и внятно ответила Боголюбова.

 

Наталья подумала сейчас же и о том, что умрёт она там же, где умерла её мать. Грусти не ощущалось, ошибки не вспоминались. Осталось совсем чуть-чуть. Зачем тратить столь драгоценное время на ненужные плохие воспоминания? Вернуть, исправить всё одно ничего нельзя. Так значит, надо радоваться и благодарить Бога за ещё один прожитый день в сём мире…

«Будь же ты вовек благословенно, 
Что пришло процвесть и умереть. ».  

На всё воля Божья…

© Copyright: Виктор Трушаков, 2014

Регистрационный номер №0182919

от 21 января 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0182919 выдан для произведения:

4.

Прошло две недели. Наталья стояла перед иконами на коленях и молилась. Казалось бы, человек на пороге ухода, человек угасает, значит, вера в нём тоже должна иссякнуть. Отнюдь! Вера Боголюбовой  от данного ей ныне испытания только крепчала. На груди бедной женщины висел на верёвочке маленький серебряный крестик  - видно прав был еврей Штройздер  - не в размерах креста Бог. Русский человек, наверное, от всех тем и отличается, что он верит. Всегда верит.  Иногда даже не знает толком в кого иль во что, но верит всегда!

Нож к горлу враги представят – Русский человек верит во спасение, вот уж острое лезвие ножа потихонечку едет по шее смертного, как по сливочному маслу – он всё одно ещё верит во спасение. Верит и будет верить – до конца! До последнего вздоха, до последнего стука сердца. Так что знайте, враги земли Русской: покуда верим мы – мы непобедимы!  Такие уж заведено…

Наталья проводила недавно своего сына, она видела его в последний раз. Боголюбова помнила прощание с ним от и до, будто оно случилось пару часов назад. Помнила, как в последний раз поцеловала в губы и пожелала удачи Сергею, в последний раз улыбнулась ему, он в последний раз увидел её красивейшие глаза, слёзы, этот хрупкий и непокорный стан. В последний раз, последний…

Боголюбова оставалась спокойной, невозмутимой, даже хладнокровной и точно знала – она сделала так, как было нужно, как было угодно…

Наталья осталась одна, совсем одна. Нынче она точно понимала чувства Михаила Викторовича, отчима. Боголюбова решила пойти к старику и всё, как есть, ему рассказать.

«Промолчать – значит предать!» - подумала она.

В сумерки она отправилась к нему. Город уже горел в огнях реклам, люди грустные, до неприличия весёлые, пьяные, трезвые, уставшие и свежие направлялись домой, на работу, на отдых – кто куда… Наталья села в трамвай и отправилась в путь, пред этим предупредив Архипенко о своём визите.

Старик встретил её с воодушевлением:

- Моя дорогая! Как добралась? – обрадовался хозяин квартиры.

- Ой – улыбнулась Наталья – не спрашивайте!

Зайдя в гостиную она не чувствовала страха пред откровение о болезни, нет. Она чувствовала радость и теплоту встречи с отчимом, коего очень любила. Родительская квартира напомнила ей и о маме, Лидии Николаевне. В общем, тревоги в душе её не замечалось.

- Румяная какая, красивая – красна-девица моя! – обнял он гостью.

- Да уж принцесса Диана, не иначе! – со звонким смехом и иронией громко ответила Боголюбова.

Старик тоже рассмеялся.

- С Сергеем точно всё хорошо будет? –  вскоре, сидя на мягком диване и попивая кофе, спрашивал старик.

- Да! Конечно! Ваня его уже устроил на работу и дал жильё…

- Да пошёл он! Слышать о нём не желаю! Ваня этот… Чтоб его!.. Это ж надо! – со злостью сказал Михаил Викторович

- Не надо, папа, прошу!

- Извини, меня, извини… Может всё это и к лучшему. Сеня приходил перед отъездом такой весёлый! Красавец! Эх…  Дай Бог, дай Бог… - сделал небольшую остановку в словах и затем продолжил снова - Только с чего этот козёл вспомнил про Серёжку? Совесть что ли…

- Всё не так, как ты думаешь, папа! Совсем не так! – вдруг строго и быстро провозгласила Наталья – Дело не в Ване совершенно! Я больна! Я скоро умру…

- Что ты такое говоришь… - в недоумении молвил старик.

- Я больна. У меня рак! Не хотел Ваня приглашать Серёжку! Я с ним договорилась!  - очень быстро, пугаясь собственных слов, говорила Боголюбова – Зачем ему видеть, как я умираю? Может там всё сложится? Я не знаю! Прости меня! Прости!

Михаил Викторович неторопливо сложил руки на голову, тихо, но быстро стал с дивана, прошёлся несколько раз туда-сюда по комнате и с такою же быстротою, с таким же безмолвием сел обратно на диван.

- Эх… Как же так? – спокойно отвечал Михаил Викторович, слёзы брызнули у него из очей – Как же так? Главное, за что? Молодая, красивая… - он начал махал руками, смотря в никуда -  Ладно я, старый хрыч… - Наталья тоже заплакала.

- Не надо так! Прости!

- Не за что мне тебя прощать… Знаешь, ты всё правильно сделала… Я с тобой! – он встал и взял её изящную маленькую ручку в свои большие, трудовые  ручища.

- Простите… - Наталья встала и обняла старика.

- Неужели ничего нельзя сделать? – поинтересовался в надежде отчим.

- Нет, поздно… Поздно…

Михаил Викторович вздохнул:

- Ну, ничего! Не бойся. Похороним во Христе, как полагается…

- Спасибо… - коротко и почти беззвучно сказывала Наталья, она уже не плакала. Слёзы на лице её остыли и стали холодными.

- Меня благодарить не за что…  Люблю тебя, дочь!

- Я тебя тоже люблю, папа…

-Дороже всех на свете… Переезжай ко мне! Я буду помогать…

-Пожалуй… - посмотрев на маленькую иконку, что стояла на одной из полок с книгами, чётко и внятно ответила Боголюбова.

Наталья подумала сейчас же и о том, что умрёт она там же, где умерла её мать. Грусти не ощущалось, ошибки не вспоминались. Осталось совсем чуть-чуть. Зачем тратить столь драгоценное время на ненужные плохие воспоминания? Вернуть, исправить всё одно ничего нельзя. Так значит, надо радоваться и благодарить Бога за ещё один прожитый день в сём мире…

«Будь же ты вовек благословенно, 
Что пришло процвесть и умереть. ».  

На всё воля Божья…

Рейтинг: 0 221 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
117
116
113
107
102
98
97
97
96
91
90
88
83
82
80
79
75
73
73
71
69
66
66
66
64
64
63
61
58
54