ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияДраматургия → Чужая земля. Глава 1. Часть 3.

 

Чужая земля. Глава 1. Часть 3.

21 января 2014 - Виктор Трушаков

3.

- Чёртова страна! Чёртова работа! Надоело, понимаешь? – яростно кричал, сидя в своём светлом кабинете,  Иван Алексеевич Боголюбов, обращаясь к давнему своему другу – Карлу Моисеевичу Штройздеру – Так никакого терпения не хватит. Знаешь чего я хочу, знаешь? Здохнуть! Да! – он ткнул воздух указательным пальцем - ЗДОХНУТЬ!..

- Нет, я не понимаю тебя, – спокойно молвил Штройздер – ты взрослый человек! Неужто ты думал, что счастье в деньгах, во всей этой беготне?

- Да нет. – Опустил голову Боголюбов – Извини! Я просто хочу отдохнуть от всего этого… Хочу уехать куда-нибудь… Неважно куда… Не могу я больше! НЕ МОГУ!

- К тебе сын приезжает скоро, а ты ноешь. Перед ним тоже ныть будешь? – с ухмылкой сказал Карл Моисеевич.

- Да при чём тут сын… Сын! – сам себя передразнил Иван Алексеевич – Я его видел-то когда? Всю жизнь просрал в этих кабинетах!

- Как будто тебя насильно тащили в эти кабинеты… - сказал с улыбкой друг Боголюбова - Бросил семью, уехал… Я тебя, что ли, за ухо тянул сюда, жизнь твою ломать? Сам виноват!

- Да, я ничтожество…

- Так, всё, хватит – перебил Ивана Карл – Ненавижу тебя таким. Ноешь, ноешь… «Я плохоооой, я сякоооой!»… Вот так всю жизнь ныл… Хватит! Каждый день одно и тоже! Хотел бы вернуть былое – возвратился бы в Россию! А ты не хочешь! – во весь голос сказал Штройздер – Ты же любил её. Она тебя любила. Нет, взял, плюнул в лицо этой святой женщине и начал страдать ересью! Сначала измены непонятные… После карьера, карьера! Бизнес, деньги… Потом в Америку приехал… Зачем? Зачееем? Счастлив ты? А? Нет? Так брось всё и езжай домой! Ты же, право, не бросишь! – уже в полголоса молвил Карл.

- Да понял я, что всё это пустое… Времена такие были тогда…

- Вот только не вини времена! Я тоже жил в то время, не забывай! Как дитя малое!

- Да некуда мне возвращаться… - вдруг сказал Иван.

- В каком это смысле - некуда? – не поняв ответ друга, спросил Карл Моисеевич.

- Умрёт она скоро…

- Как умрёт?... Наташа? – ошарашено взглянул на Боголюбова Карл.

- Вот так… - кивнул головой Боголюбов.

- Подожди… А сын?

- Сюда приедет, как ты уже знаешь...

- Вот сын! А! Весь в отца! Яблоко от яблони, значит… – злобно смеясь, рявкнул Карл – Мать при смерти, а он в Америку метит, жизнь строить!

- Ты бы рот закрыл! – угрожающе проговорил Иван – Не знает он о болезни её…  Думает, что приедет пожить в штаты по моему приглашению. Так захотела его мать… Не хочет, чтобы он видел как она погибает…

- Тьфу ты!.. Не додумал!.. Прости…

 

Наступила минутная тишина. Карл Моисеевич вспоминал Наталью. Он очень уважал её. Уважал за характер, за силу, веру.  По национальности Штройздер, как вы уже догадались, был евреем, но всё же считал себя более Русским, чем Иван Алексеевич. Они дружили ещё со студенчества. Когда Боголюбов решил ехать в Америку,  пригласил вместе с собой и Карла Моисеевича. Тот против не был. Здесь же он познакомился с Анной Керез (она так же переехала в США из рутин страны Советов). Ныне жили они семьёй и воспитывали троих детей:  Розу, Соню и, любимца отца, Иосифа. Странная у Боголюбова и Штройздера была дружба. Особенно в последнее время. Иван Алексеевич лишь плакался да жаловался, Карл Моисеевич буйно ругал и осуждал его, но всё же пытался как-нибудь освежить друга, не дать ему погибнуть в суете и прочих мелочах, что очень больно били слабого отца Сергея. Он был один из немногих, кто построил своё счастье за океаном. Боголюбова же ему было искренне жаль, он понимал его отчасти, но понимал и то, что в том, что произошло, виноват непосредственно сам Иван Алексеевич. Странная дружба… Частенько Штройздер приходил на работу к Боголюбову, бывал нередко в доме его. Сценарий встреч он знал наперёд: жалобы, жалобы, жалобы на свою проклятую жизнь со стороны Ивана Алексеевича, слова поддержки и осуждения со стороны его. Надоели ему  эти встречи давно, но Карл Моисеевич чувствовал долг пред Боголюбовым, чувствовал, что должен помогать другу, не имеет он права бросить его в том положении, в коем он находится.

- Вот так… - вздохнул Иван – грустно…

- Так, это, конечно, печально, что Наташа умирает, но… Сын! Сын к тебе едет!  - восторженно заявил Карл – Себе жизнь испортил – ему хоть устрой!

- Да как я устрою-то? – угрюмо, глотнув слюну, молвил Богомолов.

- Ты дурак? Ты работаешь в крупной компании, здесь ты не на последнем месте, мягко говоря, находишься! Устрой его к себе курьером хотя бы! Ты же говоришь, что он английский знает хорошо? Не пропадёт! А что? Деньги хорошие… - начал взвешивать свои же слова Карл - Пусть поработает, может здесь жить останется!

- Не дай Бог…

-Да что вы! Вы изволили вспомнить о Боге? Не поздновато ли?

- Бог всегда со мной!

- Коль у тебя на груди крест висит во всю мою массу – это ещё не значит, что в тебе Бог есть. Не в кресте вера!

- Да что ты знаешь о Боге, ты же атеист?!

- Вот видишь: я – атеист, знаю больше о Боге, чем ты – верующий…  Во что ты себя превратил… Смотри не облажайся с сыном!  - сказал Карл, встал со стула и вышел вон из уютного, просторного кабинета. Боголюбов смотрел на него с грустью. Он не хотел, чтобы друг  уходил. Он хотел поплакаться, пожаловаться ещё раз на свою скудную жизнь…

 

Внезапно зазвенел телефон…

- Ес! – ответил по-английски Иван Алексеевич.

-Это Сергей… - неуверенно сказали по другую сторону…

 

Разговор был коротким. Отец с сыном договорились обо всём, что было необходимо. Время, даты, суммы, цифры. Не единого лишнего слова. Непросвещенный никогда бы не догадался бы, что данный разговор принадлежит отцу и сыну. Всё было настолько официально и фальшиво, что и тому, и другому стало тошно и неприятно от проведённой беседы.

 

Итак, вылет в другую страну осуществится через неделю. Сын в предвкушении нового, мать в надеждах настоящего, отец, как всегда, в работе. Слабый человек! Краснодар в рутине, в скуке, тоске. «Народ пьянствует, молодежь образованная от бездействия перегорает в несбыточных снах и грезах, уродуется в теориях; откуда-то жиды наехали, прячут деньги, а всё остальное развратничает». Нет, Сергей не жалеет об отъезде! Нисколечко!.. Вперёд, в новую жизнь!..

© Copyright: Виктор Трушаков, 2014

Регистрационный номер №0182918

от 21 января 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0182918 выдан для произведения:

3.

- Чёртова страна! Чёртова работа! Надоело, понимаешь? – яростно кричал, сидя в своём светлом кабинете,  Иван Алексеевич Боголюбов, обращаясь к давнему своему другу – Карлу Моисеевичу Штройздеру – Так никакого терпения не хватит. Знаешь чего я хочу, знаешь? Здохнуть! Да! – он ткнул воздух указательным пальцем - ЗДОХНУТЬ!..

- Нет, я не понимаю тебя, – спокойно молвил Штройздер – ты взрослый человек! Неужто ты думал, что счастье в деньгах, во всей этой беготне?

- Да нет. – Опустил голову Боголюбов – Извини! Я просто хочу отдохнуть от всего этого… Хочу уехать куда-нибудь… Неважно куда… Не могу я больше! НЕ МОГУ!

- К тебе сын приезжает скоро, а ты ноешь. Перед ним тоже ныть будешь? – с ухмылкой сказал Карл Моисеевич.

- Да при чём тут сын… Сын! – сам себя передразнил Иван Алексеевич – Я его видел-то когда? Всю жизнь просрал в этих кабинетах!

- Как будто тебя насильно тащили в эти кабинеты… - сказал с улыбкой друг Боголюбова - Бросил семью, уехал… Я тебя, что ли, за ухо тянул сюда, жизнь твою ломать? Сам виноват!

- Да, я ничтожество…

- Так, всё, хватит – перебил Ивана Карл – Ненавижу тебя таким. Ноешь, ноешь… «Я плохоооой, я сякоооой!»… Вот так всю жизнь ныл… Хватит! Каждый день одно и тоже! Хотел бы вернуть былое – возвратился бы в Россию! А ты не хочешь! – во весь голос сказал Штройздер – Ты же любил её. Она тебя любила. Нет, взял, плюнул в лицо этой святой женщине и начал страдать ересью! Сначала измены непонятные… После карьера, карьера! Бизнес, деньги… Потом в Америку приехал… Зачем? Зачееем? Счастлив ты? А? Нет? Так брось всё и езжай домой! Ты же, право, не бросишь! – уже в полголоса молвил Карл.

- Да понял я, что всё это пустое… Времена такие были тогда…

- Вот только не вини времена! Я тоже жил в то время, не забывай! Как дитя малое!

- Да некуда мне возвращаться… - вдруг сказал Иван.

- В каком это смысле - некуда? – не поняв ответ друга, спросил Карл Моисеевич.

- Умрёт она скоро…

- Как умрёт?... Наташа? – ошарашено взглянул на Боголюбова Карл.

- Вот так… - кивнул головой Боголюбов.

- Подожди… А сын?

- Сюда приедет, как ты уже знаешь...

- Вот сын! А! Весь в отца! Яблоко от яблони, значит… – злобно смеясь, рявкнул Карл – Мать при смерти, а он в Америку метит, жизнь строить!

- Ты бы рот закрыл! – угрожающе проговорил Иван – Не знает он о болезни её…  Думает, что приедет пожить в штаты по моему приглашению. Так захотела его мать… Не хочет, чтобы он видел как она погибает…

- Тьфу ты!.. Не додумал!.. Прости…

Наступила минутная тишина. Карл Моисеевич вспоминал Наталью. Он очень уважал её. Уважал за характер, за силу, веру.  По национальности Штройздер, как вы уже догадались, был евреем, но всё же считал себя более Русским, чем Иван Алексеевич. Они дружили ещё со студенчества. Когда Боголюбов решил ехать в Америку,  пригласил вместе с собой и Карла Моисеевича. Тот против не был. Здесь же он познакомился с Анной Керез (она так же переехала в США из рутин страны Советов). Ныне жили они семьёй и воспитывали троих детей:  Розу, Соню и ,любимца отца, Иосифа. Странная у Боголюбова и Штройздера была дружба. Особенно в последнее время. Иван Алексеевич лишь плакался да жаловался, Карл Моисеевич буйно ругал и осуждал его, но всё же пытался как-нибудь освежить друга, не дать ему погибнуть в суете и прочих мелочах, что очень больно били слабого отца Сергея. Он был один из немногих, кто построил своё счастье за океаном. Боголюбова же ему было искренне жаль, он понимал его отчасти, но понимал и то, что в том, что произошло, виноват непосредственно сам Иван Алексеевич. Странная дружба… Частенько Штройздер приходил на работу к Боголюбову, бывал нередко в доме его. Сценарий встреч он знал наперёд: жалобы, жалобы, жалобы на свою проклятую жизнь со стороны Ивана Алексеевича, слова поддержки и осуждения со стороны его. Надоели ему  эти встречи давно, но Карл Моисеевич чувствовал долг пред Боголюбовым, чувствовал, что должен помогать другу, не имеет он права бросить его в том положении, в коем он находится.

- Вот так… - вздохнул Иван – грустно…

- Так, это, конечно, печально, что Наташа умирает, но… Сын! Сын к тебе едет!  - восторженно заявил Карл – Себе жизнь испортил – ему хоть устрой!

- Да как я устрою-то? – угрюмо, глотнув слюну, молвил Богомолов.

- Ты дурак? Ты работаешь в крупной компании, здесь ты не на последнем месте, мягко говоря, находишься! Устрой его к себе курьером хотя бы! Ты же говоришь, что он английский знает хорошо? Не пропадёт! А что? Деньги хорошие… - начал взвешивать свои же слова Карл - Пусть поработает, может здесь жить останется!

- Не дай Бог…

-Да что вы! Вы изволили вспомнить о Боге? Не поздновато ли?

- Бог всегда со мной!

- Коль у тебя на груди крест висит во всю мою массу – это ещё не значит, что в тебе Бог есть. Не в кресте вера!

- Да что ты знаешь о Боге, ты же атеист?!

- Вот видишь: я – атеист, знаю больше о Боге, чем ты – верующий…  Во что ты себя превратил… Смотри не облажайся с сыном!  - сказал Карл, встал со стула и вышел вон из уютного, просторного кабинета. Боголюбов смотрел на него с грустью. Он не хотел, чтобы друг  уходил. Он хотел поплакаться, пожаловаться ещё раз на свою скудную жизнь…

Внезапно зазвенел телефон…

- Ес! – ответил по-английски Иван Алексеевич.

-Это Сергей… - неуверенно сказали по другую сторону…

Разговор был коротким. Отец с сыном договорились обо всём, что было необходимо. Время, даты, суммы, цифры. Не единого лишнего слова. Непросвещенный никогда бы не догадался бы, что данный разговор принадлежит отцу и сыну. Всё было настолько официально и фальшиво, что и тому, и другому стало тошно и неприятно от проведённой беседы.

Итак, вылет в другую страну осуществится через неделю. Сын в предвкушении нового, мать в надеждах настоящего, отец, как всегда, в работе. Слабый человек! Краснодар в рутине, в скуке, тоске. «Народ пьянствует, молодежь образованная от бездействия перегорает в несбыточных снах и грезах, уродуется в теориях; откуда-то жиды наехали, прячут деньги, а всё остальное развратничает». Нет, Сергей не жалеет об отъезде! Нисколечко!.. Вперёд, в новую жизнь!..

Рейтинг: 0 177 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!