ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияДетективы → ЛЕЙТЕНАНТ АБВЕРА (27)

 

ЛЕЙТЕНАНТ АБВЕРА (27)

article201671.jpg
 
 
Начало см. Агент НКВД:



11.

Герр Мюллер с «дочерью» приехали в начале пятого. Таксист помог ему выгрузить и поднять в номер два больших чемодана. Павел слышал шаги и возню в соседнем номере, но появляться там не спешил. Инициатива была не в его руках. Все решал Мюллер.

Фишер и Бехмайер сидели за столом, Павел прилег на кровать рядом с безмятежно спящей Эллис. Спал и Скотт после «сыворотки правды». Второй пленный англичанин, Джек Нельсон, метал злые взгляды на абверовцев, перехитривших такого опытного разведчика, как капитан Скотт. Но кто мог ожидать, что «лягушатник» окажется офицером абвера?

Тишину, воцарившуюся в номере, прервал негромкий стук в дверь. Павел спросил:
– Кто там?
В ответ послышалось негромкое:
– Потсдам.
– Мюнхен, – ответил Павел и открыл дверь.

От неожиданности он опешил – он никак не ожидал увидеть здесь и сейчас ее, Эльзу Дитрих. Эльза тоже на мгновенье изменилась в лице, но удивление и растерянность на нем только промелькнули и оно тут же сделалось вновь бесстрастным.

– Вас ждут, мсье Леблан, – сказала она.

Павел прошел в двадцать третий номер. Мюллер стоял у окна и любовался открывающимся из окна альпийским пейзажем – видом на снеговые вершины гор и на зеленую долину Плессур.



– Красиво, – сказал Мюллер, повернувшись к Павлу. – Приехать бы сюда на несколько недель, отдохнуть в тишине и покое. Красиво, – повторил он и добавил: – Но расслабляет. А в настоящее время все наши чувства и эмоции должны быть собраны в кулак. – И без перехода сразу: – Докладывайте, как у вас тут дела?
– Нейтрализована группа английских разведчиков. Они находятся в моем номере. Их задание: любым способом ликвидировать вас, чтобы сорвать встречу с американцем, – сообщил Павел представителю Гитлера.
– Это неплохо. Но не найдется ли другая группа, готовая совершить покушение на меня?
– Полагаю, что нет, – ответил Павел. – Правда, старший офицер группы находится в соседней гостинице и ожидает возвращения своих подчиненных. По словам допрошенного офицера, капитана Скотта, приказ им поступил внезапно и они не успели провести тщательную подготовку к операции. Их разведка ожидала, что ваша встреча произойдет в Швеции. Туда и прибыла специальная группа, а переместиться сюда они не поспевали. 
– Полагаю, что старшего их группы тоже следует нейтрализовать, – сказал Мюллер. – Иначе, он может помешать нам.
– Вряд ли он станет что-либо предпринимать в одиночку, – возразил Павел.
– И все-таки его нужно нейтрализовать, – сказала Эльза. – И чем скорее, тем лучше, пока он не подозревает, что его группа уже задержана.
– Хорошо, – кивнул головой Павел.
– Но что потом с ними делать? – спросил Мюллер. 
– Лучше бы ликвидировать. Хороший враг – мертвый враг. Но четыре трупа… Как их спрятать? Швейцарская полиция встанет на уши. Поднимется шум. Подозрение в первую очередь падет на нас, – сказал Павел. – Я предлагаю держать их сутки после вашего отъезда под арестом, чтобы они не могли связаться со своим посольством. А какой смысл поднимать им шум после того, как вы будете в Германии? Мы же для них не представляем интереса.
– Я согласна с Лебланом, – сказала Эльза. 
– Пусть будет по-вашему, господа – сказал Мюллер. 

12.

В гости к майору О`Келли Павел отправился в сопровождении Эльзы.



– Не ожидал увидеть тебя здесь, – едва они остались вдвоем, произнес Павел.
– Ты удивлён? Для меня это обычная работа, – усмехнулась Эльза. 
– Да. Я чуть не проглотил язык.
– Я тоже не думала, что в эту операцию включат тебя. Ты же на русском направлении.

Они замолчали. Сложившаяся ситуация мешала Павлу вести себя с девушкой непринужденно, как раньше. Эльза это понимала. 

– Почему ты молчишь, Пауль? – спросила Эльза, беря его под руку, как и прежде во время их пеших прогулок по Берлину.
– Не знаю, что сказать, герр оберштурмфюрер, – ответил Павел, замороженным голосом. 
– Тогда молчи, – сказала Эльза. – А я уже год, как оберштурмфюрер, и ты не чувствовал, что на мне такие погоны. Тебя это смущает? Ты больше не позовешь меня в постель? 

Она прижалась к его руке так, что Павел ощутил краешек ее упругой груди. Он свернул с дороги на тропинку, ведущую в лес.

– Куда ты меня ведешь? – спросила Эльза.

Павел повернул ее к себе лицом и поцеловал. Они стояли, прильнув друг к другу, пока у них не перехватило дыхание.

– Пошли, Пауль, – сказала Эльза. – Пошли, милый.

Дверь в номер майора О`Келли оказалась незапертой. Первой вошла к нему Эльза.

Майор, сидевший в одних трусах в кресле и читавший какую-то книгу, смутился.

– Нужно стучать в дверь, мисс, – сказал он сердито. 
– Простите, майор, мне все равно – одеты вы или раздеты, – сказала Эльза по-английски. – Мы захватили ваших людей. 
– Кто вы? – удивился О`Келли. – О каких людях вы говорите?
– О капитане Скотте, Джеке Нельсоне и Эллис Браун.

О`Келли вздрогнул, попытался встать, но Эльза толкнула его назад в кресло.

– Сидите, майор. Я не полковник. При мне можно не вскакивать с кресла, – проговорила Эльза. – Вы действовали бездарно и провалили операцию.
– Я вас не понимаю, мисс, – О`Келли снова попытался встать и новый толчок Эльзы вернул его на место. 
– Я сказала вам сидеть, майор, и не дергаться. Я могла бы и ваших людей и вас прикончить, но надеясь на вашу сговорчивость, хочу сохранить вам ваши жизни.
– Для чего? – поинтересовался, приходящий в себя О`Келли.
– Я не люблю крови, майор. А потом, надеюсь, что если я попаду к вашим, мне отплатится моя доброта к вам.

Павел тоже вошел в номер. Он, не обращая внимания на сидящего О`Келли, проверил карманы его брюк и бросил их ему на колени.

– Наденьте, майор. Здесь женщина.

О`Келли натянул брюки, потом надел рубашку.



– Если вы дадите нам честное слово джентльмена не оказывать сопротивления, то мы с вами прогуляемся до ваших товарищей, майор. Вы вместе с ними подождете, пока мы закончим наши дела, а потом летите на четыре стороны, – сказала Эльза. – Видите, мы вас даже не принуждаем вступать с нами в сотрудничество. А перед своим начальством вы как-нибудь отчитаетесь. Тем более, что намеченная встреча произойдет не здесь, а в другом месте. 

– Хорошо, ваша взяла, мисс, – сказал О`Келли.

13.

– Выезжаем немедленно, – сказал Мюллер Эльзе и Павлу. – До десяти часов мы должны попасть на место. Думаю, до полудня мы управимся со всеми делами и ночью успеем пересечь границу. Решайте, что делать с англичанами, чтобы они нам не помешали, не подняли раньше времени шум. Но учтите, вы нужны мне оба. 
– Я оставлю здесь Фишера и Бехмайера, – ответил Павел. – Они управятся вдвоём. К тому же они не знают вас и не знают о вашей встрече с американцем. 

Вернувшись в номер, Павел приказал англичанам раздеться догола. Нехотя, те выполнили приказ. Их одежду Павел отдал Джине с условием, что она передаст ее Ханне, а Ханна вернет англичанам по окончании своей смены, то есть, послезавтра утром.

– Ввести внутримышечно всем пленникам снотворное, каждому по ампуле, – приказал Павел Фишеру на прощанье. – Они проспят не менее двенадцати часов. И восьмичасовым поездом покинете Арозу. Англичанам нет никакого смысла охотиться за вами.

14.

«Форд» несся по серпантину горной дороги. Водитель, рыжий парень в клетчатой ковбойке, лихо крутил руль – шины свистели на поворотах.

Мюллер сидел на заднем сидении с Эльзой, Павел – спереди. У него дух захватывал от мелькающих внизу бездонных пропастей, над которыми едва не зависали колеса автомобиля. Но Мюллер молчал, молчал и Павел. 

Через час они оказались в Мельсе. «Форд» остановился возле небольшого особняка, спрятавшегося за забором, увитым плющом. В распахнутых дверях особняка появился высокий пожилой мужчина в пиджаке песочного цвета. Воротник его розовой рубашки был расстегнут.

– Хеллоу, – приветствовал он приехавших. – Надеюсь, вы не притащили английских шпионов на своем хвосте.
Павел перевел слова хозяина Мюллеру.
– Нет, но они пытались сесть нам на хвост. Но у них не вышло. 
– О`кей. 

Гости прошли в вестибюль, отделанный деревянными панелями с висящими на них головами охотничьих трофеев – головами оленей и кабанов, у лестницы стояло чучело медведя. По лестнице стекала красная ковровая дорожка, закрепленная золотистыми медными прутьями.

На втором этаже в большом зале Павел увидел двух мужчин. Один пожилой, худощавый с бородкой клинышком, второй – лет тридцати пяти в коричневом пиджаке и светло-кофейных брюках. Они сидели в рядом поставленных креслах и разговаривали. При виде входящих, они замолчали, оба встали. Хозяин дома сказал:
– Господин Мюллер.
– Смит, – ответил пожилой мужчина.



Мюллер подошел к мистеру Смиту. Они обменялись рукопожатиями.
– Ваши полномочия? – сказал по-английски мистер Смит Мюллеру.
Павел перевел.
Мюллер достал из кармана плоское портмоне, вынул из него вчетверо сложенный лист бумаги и в свою очередь спросил мистера Смита:
– А ваши?
Теперь перевел его слова человек мистера Смита. 
Мистер Смит подал Мюллеру лист бумаги, лежавший на столе.
– Кто ваши спутники? – спросил мистер Смит Мюллера. Он, видимо, сразу решил взять на себя роль старшего здесь. 
– Моя дочь Эльза и переводчик, – ответил Мюллер. – А с вами кто?
– Переводчик. Меня ваши полномочия устраивают. Полагаю, вас мои тоже и мы можем начать нашу беседу.
– Да, согласен, мистер Смит.
– Я предлагаю вашей дочери погулять, пока мы будем вести с вами скучную беседу – сказал мистер Смит Мюллеру и, не дожидаясь его ответа, обратился к хозяину дома: – Бюхнер, покажите девушке вашу оранжерею. 

Эльза, недовольно прикусив губу, вышла.

15.

Мистер Смит и Мюллер сели в кресла, переводчик придвинул к ним журнальный столик.

– Наш совет рассмотрел ваши заявки, – сказал мистер Смит. – Но к сожалению, не по всем позициям мы можем вас удовлетворить в требуемых вами объемах. Посмотрите цифры.

Павел перевел Мюллеру его слова.

Мюллер взял два листа. Павел скосил на него глаза, но текст был мелковат и Мюллер держал листы так, что Павел не мог разобрать напечатанное в них.

– И все-таки по восьмой позиции я прошу, по возможности, увеличить поставки, мистер Смит, – попросил Мюллер.
– Все, что здесь указано пересмотру не подлежит, – ответил мистер Смит, но вашу просьбу мы отметим в протоколе. Наши возможности могут измениться в лучшую сторону. Если в целом вы согласны с указанными цифрами, перейдем к ценам. 
– Давайте, – сказал Мюллер.

Мистер Смит подал ему следующие два листка. Мюллер, не спеша просмотрел их, и положил на столик.

– Будут ли у вас замечания по ценам? – поинтересовался мистер Смит у него.
– Нет, – коротко ответил Мюллер. – Они устраивают нас.
– Вы обратили внимание на преамбулу к контракту, – спросил мистер Смит.

Мюллер снова взял листки, прочитал.
– Что вы подразумеваете под словами: «Цены могут быть пересмотрены в сторону повышения при изменении военной ситуации в Германии, влияющей на конъюнктуру рынка»?
– Ходят слухи…
– Слухи и есть слухи, мистер Смит, – оборвал его Мюллер.
– Вы понимаете, что в случае вашей войны с СССР, США не останется в стороне.
– О какой войне с СССР вы говорите, мистер Смит? У нас со Сталиным Пакт о дружбе.
– Вы понимаете меня, герр Мюллер, о чем я говорю. Вы не можете не быть в курсе планов Гитлера, – сказал жестко мистер Смит. – Мы – деловые люди. 
Мюллер пожал плечами, ответил:
– Я не умею читать мысли, мистер Смит. Я не знаю, что думает фюрер.
– В любом случае, примите эти бумаги и доведите их до сведения канцлера Германии. Здесь указаны наши цены на случай, если Германия развернет свои военные действия против СССР. Мы можем включить это в качестве секретного приложения.
Мюллер пробежал глазами листы. 
– Я не могу принять такие цены, мистер Смит.
– А Гитлер?
– Фюрер? Не знаю.
– Вы хотите знать обоснования удорожания поставок? Я могу назвать. Мы не сможем направлять суда прямо в ваши порты. Хотя я надеюсь, что нашим деловым кругам удастся удержать президента и конгресс от объявления вам войны, в случае вашего нападения на Советский Союз, как нам это удается делать сейчас, несмотря на то, что вы бомбите города нашего ближайшего союзника Великобритании и ваши войска оккупировали Францию, но открыто торговать с вами нам будет рискованно и не этично, поэтому нам придется воспользоваться судами под флагами других стран, например, Аргентины. Их фрахт обойдется нам дороже. 

Мюллер задумался, его лицо помрачнело.

– Вы можете принять это как гипотетический вариант развития событий, герр Мюллер, – сказал мистер Смит. – Ваш канцлер должен знать о том, во что ему обойдется война с Советским Союзом. Мы не запугиваем его. Мы не поклонники идей, которые миру навязывает Сталин, как и не поклонники Гитлера. Мы – люди бизнеса и нам все равно, кто купит наш товар. Но большая война диктует и большие цены. Вы согласны?
– Согласен, – ответил Мюллер.
– Вас ведь не устроит промедление в поставках, если это произойдет в случае вашего вторжения в Советский Союз? 
– Конечно, нет. 
– Но по старым ценам мы не сможем продолжить поставлять необходимое вам, а на перезаключение договора у нас с вами уйдет время. Не так ли?
– Так, – согласился Мюллер.
– И запрашиваемые цены, я уверен, будут выше, – усмехнулся мистер Смит. – Объясните это канцлеру Гитлеру.
– Попробую, – ответил Мюллер.
– Итак, вы подписываете договор, герр Мюллер? – спросил мистер Смит.
– Подписываю, мистер Смит, – кивнул Мюллер.
– Ваши полномочия распространяются на подписание указанного секретного приложения к договору? – мистер Смит испытующим взглядом водянистых глаз посмотрел на Мюллера.

Мюллер не спешил с ответом. Он еще раз просмотрел бумаги.
– То, что на случай войны мы должны иметь такой договор, я согласен с вами, – проговорил медленно Мюллер. – Но за спиной фюрера давать окончательный ответ я затрудняюсь, мистер Смит. Включение его в настоящий договор как бы подтвердит слухи о намерении фюрера нарушить договор о дружбе со Сталиным, подтвердит слухи о войне с Россией.
– Каким образом – удивился мистер Смит. – Разве в договоре говорится о войне Германии с Советским Союзом? Где это в нем написано? То, что в словах «изменение военной ситуации» подразумевается война, знаем только вы и я и заинтересованные лица, которым тоже никак не выгодно афишировать свои контакты с вами.
– Я предлагаю к договору добавить пункт, что фюрер и канцлер Германии Гитлер имеет право в трехмесячный срок дезавуировать подпись своего уполномоченного под данным приложением, которое я подпишу отдельно от договора, – сказал Мюллер. 
– Хорошо, – улыбнулся мистер Смит. – Только я полагаю, что канцлеру будет достаточно одного месяца для этого.
– Я согласен, – ответил Мюллер.

Пока договор перепечатывался в окончательном варианте на английском и немецком языках, хозяин дома герр Бюхнер пригласил гостей на обед.

Мистер Смит не скрывал своего удовлетворения от согласия Мюллера подписать приложение к договору и, Павлу показалось, что он доволен, что выведал самую секретную тайну рейха, что Гитлер, наконец, поворачивает армию на Восток. Доволен он был и тем, что такая война сулила громадные барыши американскому капиталу.

Мистер Смит ел с аппетитом, не слишком озабочиваясь великосветским этикетом. У Павла невольно мелькнуло определение: «козел в золоте».

Мюллер ел с задумчивым видом. Рот его, сдавалось, работал в автоматическом режиме. Возможно, он подыскивал веские аргументы для фюрера, чтобы умерить его гнев против себя?

После обеда состоялось подписание договора и отдельно секретного приложения к нему. Сразу после этого Мюллер, Эльза и Павел выехали поездом в Цюрих, где их ждал самолет.

Войдя в купе поезда, Мюллер потер ладони и улыбнулся Павлу:
– А все-таки мы обставили янки.

16.

– Господин Мюллер остался вами доволен, барон, – сказал Павлу подполковник Брассер. – Вы ему понравились. Его мнение стоит многого, барон. Несмотря на нехватку у нас времени и сил, я предоставляю вам трехдневный отдых до вторника. Сегодняшний день потратьте на составление письменного отчета до вашего отъезда из Арозы.

Вечером Павел успел до приезда Эльзы, с которой они уговорились сегодня встретиться, зашифровать уже сочиненное им в голове донесение в Москву.

«Берлин подписал с Вашингтоном новый договор о поставках стратегического сырья. К договору имеется секретное приложение о продолжении поставок его в Германию и через третьи страны в случае начала войны с СССР. Рысь».

(продолжение следует)



© Copyright: Лев Казанцев-Куртен, 2014

Регистрационный номер №0201671

от 17 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0201671 выдан для произведения:
 
 
Начало см. Агент НКВД:



11.

Герр Мюллер с «дочерью» приехали в начале пятого. Таксист помог ему выгрузить и поднять в номер два больших чемодана. Павел слышал шаги и возню в соседнем номере, но появляться там не спешил. Инициатива была не в его руках. Все решал Мюллер.

Фишер и Бехмайер сидели за столом, Павел прилег на кровать рядом с безмятежно спящей Эллис. Спал и Скотт после «сыворотки правды». Второй пленный англичанин, Джек Нельсон, метал злые взгляды на абверовцев, перехитривших такого опытного разведчика, как капитан Скотт. Но кто мог ожидать, что «лягушатник» окажется офицером абвера?

Тишину, воцарившуюся в номере, прервал негромкий стук в дверь. Павел спросил:
– Кто там?
В ответ послышалось негромкое:
– Потсдам.
– Мюнхен, – ответил Павел и открыл дверь.

От неожиданности он опешил – он никак не ожидал увидеть здесь и сейчас ее, Эльзу Дитрих. Эльза тоже на мгновенье изменилась в лице, но удивление и растерянность на нем только промелькнули и оно тут же сделалось вновь бесстрастным.

– Вас ждут, мсье Леблан, – сказала она.

Павел прошел в двадцать третий номер. Мюллер стоял у окна и любовался открывающимся из окна альпийским пейзажем – видом на снеговые вершины гор и на зеленую долину Плессур.



– Красиво, – сказал Мюллер, повернувшись к Павлу. – Приехать бы сюда на несколько недель, отдохнуть в тишине и покое. Красиво, – повторил он и добавил: – Но расслабляет. А в настоящее время все наши чувства и эмоции должны быть собраны в кулак. – И без перехода сразу: – Докладывайте, как у вас тут дела?
– Нейтрализована группа английских разведчиков. Они находятся в моем номере. Их задание: любым способом ликвидировать вас, чтобы сорвать встречу с американцем, – сообщил Павел представителю Гитлера.
– Это неплохо. Но не найдется ли другая группа, готовая совершить покушение на меня?
– Полагаю, что нет, – ответил Павел. – Правда, старший офицер группы находится в соседней гостинице и ожидает возвращения своих подчиненных. По словам допрошенного офицера, капитана Скотта, приказ им поступил внезапно и они не успели провести тщательную подготовку к операции. Их разведка ожидала, что ваша встреча произойдет в Швеции. Туда и прибыла специальная группа, а переместиться сюда они не поспевали. 
– Полагаю, что старшего их группы тоже следует нейтрализовать, – сказал Мюллер. – Иначе, он может помешать нам.
– Вряд ли он станет что-либо предпринимать в одиночку, – возразил Павел.
– И все-таки его нужно нейтрализовать, – сказала Эльза. – И чем скорее, тем лучше, пока он не подозревает, что его группа уже задержана.
– Хорошо, – кивнул головой Павел.
– Но что потом с ними делать? – спросил Мюллер. 
– Лучше бы ликвидировать. Хороший враг – мертвый враг. Но четыре трупа… Как их спрятать? Швейцарская полиция встанет на уши. Поднимется шум. Подозрение в первую очередь падет на нас, – сказал Павел. – Я предлагаю держать их сутки после вашего отъезда под арестом, чтобы они не могли связаться со своим посольством. А какой смысл поднимать им шум после того, как вы будете в Германии? Мы же для них не представляем интереса.
– Я согласна с Лебланом, – сказала Эльза. 
– Пусть будет по-вашему, господа – сказал Мюллер. 

12.

В гости к майору О`Келли Павел отправился в сопровождении Эльзы.



– Не ожидал увидеть тебя здесь, – едва они остались вдвоем, произнес Павел.
– Ты удивлён? Для меня это обычная работа, – усмехнулась Эльза. 
– Да. Я чуть не проглотил язык.
– Я тоже не думала, что в эту операцию включат тебя. Ты же на русском направлении.

Они замолчали. Сложившаяся ситуация мешала Павлу вести себя с девушкой непринужденно, как раньше. Эльза это понимала. 

– Почему ты молчишь, Пауль? – спросила Эльза, беря его под руку, как и прежде во время их пеших прогулок по Берлину.
– Не знаю, что сказать, герр оберштурмфюрер, – ответил Павел, замороженным голосом. 
– Тогда молчи, – сказала Эльза. – А я уже год, как оберштурмфюрер, и ты не чувствовал, что на мне такие погоны. Тебя это смущает? Ты больше не позовешь меня в постель? 

Она прижалась к его руке так, что Павел ощутил краешек ее упругой груди. Он свернул с дороги на тропинку, ведущую в лес.

– Куда ты меня ведешь? – спросила Эльза.

Павел повернул ее к себе лицом и поцеловал. Они стояли, прильнув друг к другу, пока у них не перехватило дыхание.

– Пошли, Пауль, – сказала Эльза. – Пошли, милый.

Дверь в номер майора О`Келли оказалась незапертой. Первой вошла к нему Эльза.

Майор, сидевший в одних трусах в кресле и читавший какую-то книгу, смутился.

– Нужно стучать в дверь, мисс, – сказал он сердито. 
– Простите, майор, мне все равно – одеты вы или раздеты, – сказала Эльза по-английски. – Мы захватили ваших людей. 
– Кто вы? – удивился О`Келли. – О каких людях вы говорите?
– О капитане Скотте, Джеке Нельсоне и Эллис Браун.

О`Келли вздрогнул, попытался встать, но Эльза толкнула его назад в кресло.

– Сидите, майор. Я не полковник. При мне можно не вскакивать с кресла, – проговорила Эльза. – Вы действовали бездарно и провалили операцию.
– Я вас не понимаю, мисс, – О`Келли снова попытался встать и новый толчок Эльзы вернул его на место. 
– Я сказала вам сидеть, майор, и не дергаться. Я могла бы и ваших людей и вас прикончить, но надеясь на вашу сговорчивость, хочу сохранить вам ваши жизни.
– Для чего? – поинтересовался, приходящий в себя О`Келли.
– Я не люблю крови, майор. А потом, надеюсь, что если я попаду к вашим, мне отплатится моя доброта к вам.

Павел тоже вошел в номер. Он, не обращая внимания на сидящего О`Келли, проверил карманы его брюк и бросил их ему на колени.

– Наденьте, майор. Здесь женщина.

О`Келли натянул брюки, потом надел рубашку.



– Если вы дадите нам честное слово джентльмена не оказывать сопротивления, то мы с вами прогуляемся до ваших товарищей, майор. Вы вместе с ними подождете, пока мы закончим наши дела, а потом летите на четыре стороны, – сказала Эльза. – Видите, мы вас даже не принуждаем вступать с нами в сотрудничество. А перед своим начальством вы как-нибудь отчитаетесь. Тем более, что намеченная встреча произойдет не здесь, а в другом месте. 

– Хорошо, ваша взяла, мисс, – сказал О`Келли.

13.

– Выезжаем немедленно, – сказал Мюллер Эльзе и Павлу. – До десяти часов мы должны попасть на место. Думаю, до полудня мы управимся со всеми делами и ночью успеем пересечь границу. Решайте, что делать с англичанами, чтобы они нам не помешали, не подняли раньше времени шум. Но учтите, вы нужны мне оба. 
– Я оставлю здесь Фишера и Бехмайера, – ответил Павел. – Они управятся вдвоём. К тому же они не знают вас и не знают о вашей встрече с американцем. 

Вернувшись в номер, Павел приказал англичанам раздеться догола. Нехотя, те выполнили приказ. Их одежду Павел отдал Джине с условием, что она передаст ее Ханне, а Ханна вернет англичанам по окончании своей смены, то есть, послезавтра утром.

– Ввести внутримышечно всем пленникам снотворное, каждому по ампуле, – приказал Павел Фишеру на прощанье. – Они проспят не менее двенадцати часов. И восьмичасовым поездом покинете Арозу. Англичанам нет никакого смысла охотиться за вами.

14.

«Форд» несся по серпантину горной дороги. Водитель, рыжий парень в клетчатой ковбойке, лихо крутил руль – шины свистели на поворотах.

Мюллер сидел на заднем сидении с Эльзой, Павел – спереди. У него дух захватывал от мелькающих внизу бездонных пропастей, над которыми едва не зависали колеса автомобиля. Но Мюллер молчал, молчал и Павел. 

Через час они оказались в Мельсе. «Форд» остановился возле небольшого особняка, спрятавшегося за забором, увитым плющом. В распахнутых дверях особняка появился высокий пожилой мужчина в пиджаке песочного цвета. Воротник его розовой рубашки был расстегнут.

– Хеллоу, – приветствовал он приехавших. – Надеюсь, вы не притащили английских шпионов на своем хвосте.
Павел перевел слова хозяина Мюллеру.
– Нет, но они пытались сесть нам на хвост. Но у них не вышло. 
– О`кей. 

Гости прошли в вестибюль, отделанный деревянными панелями с висящими на них головами охотничьих трофеев – головами оленей и кабанов, у лестницы стояло чучело медведя. По лестнице стекала красная ковровая дорожка, закрепленная золотистыми медными прутьями.

На втором этаже в большом зале Павел увидел двух мужчин. Один пожилой, худощавый с бородкой клинышком, второй – лет тридцати пяти в коричневом пиджаке и светло-кофейных брюках. Они сидели в рядом поставленных креслах и разговаривали. При виде входящих, они замолчали, оба встали. Хозяин дома сказал:
– Господин Мюллер.
– Смит, – ответил пожилой мужчина.



Мюллер подошел к мистеру Смиту. Они обменялись рукопожатиями.
– Ваши полномочия? – сказал по-английски мистер Смит Мюллеру.
Павел перевел.
Мюллер достал из кармана плоское портмоне, вынул из него вчетверо сложенный лист бумаги и в свою очередь спросил мистера Смита:
– А ваши?
Теперь перевел его слова человек мистера Смита. 
Мистер Смит подал Мюллеру лист бумаги, лежавший на столе.
– Кто ваши спутники? – спросил мистер Смит Мюллера. Он, видимо, сразу решил взять на себя роль старшего здесь. 
– Моя дочь Эльза и переводчик, – ответил Мюллер. – А с вами кто?
– Переводчик. Меня ваши полномочия устраивают. Полагаю, вас мои тоже и мы можем начать нашу беседу.
– Да, согласен, мистер Смит.
– Я предлагаю вашей дочери погулять, пока мы будем вести с вами скучную беседу – сказал мистер Смит Мюллеру и, не дожидаясь его ответа, обратился к хозяину дома: – Бюхнер, покажите девушке вашу оранжерею. 

Эльза, недовольно прикусив губу, вышла.

15.

Мистер Смит и Мюллер сели в кресла, переводчик придвинул к ним журнальный столик.

– Наш совет рассмотрел ваши заявки, – сказал мистер Смит. – Но к сожалению, не по всем позициям мы можем вас удовлетворить в требуемых вами объемах. Посмотрите цифры.

Павел перевел Мюллеру его слова.

Мюллер взял два листа. Павел скосил на него глаза, но текст был мелковат и Мюллер держал листы так, что Павел не мог разобрать напечатанное в них.

– И все-таки по восьмой позиции я прошу, по возможности, увеличить поставки, мистер Смит, – попросил Мюллер.
– Все, что здесь указано пересмотру не подлежит, – ответил мистер Смит, но вашу просьбу мы отметим в протоколе. Наши возможности могут измениться в лучшую сторону. Если в целом вы согласны с указанными цифрами, перейдем к ценам. 
– Давайте, – сказал Мюллер.

Мистер Смит подал ему следующие два листка. Мюллер, не спеша просмотрел их, и положил на столик.

– Будут ли у вас замечания по ценам? – поинтересовался мистер Смит у него.
– Нет, – коротко ответил Мюллер. – Они устраивают нас.
– Вы обратили внимание на преамбулу к контракту, – спросил мистер Смит.

Мюллер снова взял листки, прочитал.
– Что вы подразумеваете под словами: «Цены могут быть пересмотрены в сторону повышения при изменении военной ситуации в Германии, влияющей на конъюнктуру рынка»?
– Ходят слухи…
– Слухи и есть слухи, мистер Смит, – оборвал его Мюллер.
– Вы понимаете, что в случае вашей войны с СССР, США не останется в стороне.
– О какой войне с СССР вы говорите, мистер Смит? У нас со Сталиным Пакт о дружбе.
– Вы понимаете меня, герр Мюллер, о чем я говорю. Вы не можете не быть в курсе планов Гитлера, – сказал жестко мистер Смит. – Мы – деловые люди. 
Мюллер пожал плечами, ответил:
– Я не умею читать мысли, мистер Смит. Я не знаю, что думает фюрер.
– В любом случае, примите эти бумаги и доведите их до сведения канцлера Германии. Здесь указаны наши цены на случай, если Германия развернет свои военные действия против СССР. Мы можем включить это в качестве секретного приложения.
Мюллер пробежал глазами листы. 
– Я не могу принять такие цены, мистер Смит.
– А Гитлер?
– Фюрер? Не знаю.
– Вы хотите знать обоснования удорожания поставок? Я могу назвать. Мы не сможем направлять суда прямо в ваши порты. Хотя я надеюсь, что нашим деловым кругам удастся удержать президента и конгресс от объявления вам войны, в случае вашего нападения на Советский Союз, как нам это удается делать сейчас, несмотря на то, что вы бомбите города нашего ближайшего союзника Великобритании и ваши войска оккупировали Францию, но открыто торговать с вами нам будет рискованно и не этично, поэтому нам придется воспользоваться судами под флагами других стран, например, Аргентины. Их фрахт обойдется нам дороже. 

Мюллер задумался, его лицо помрачнело.

– Вы можете принять это как гипотетический вариант развития событий, герр Мюллер, – сказал мистер Смит. – Ваш канцлер должен знать о том, во что ему обойдется война с Советским Союзом. Мы не запугиваем его. Мы не поклонники идей, которые миру навязывает Сталин, как и не поклонники Гитлера. Мы – люди бизнеса и нам все равно, кто купит наш товар. Но большая война диктует и большие цены. Вы согласны?
– Согласен, – ответил Мюллер.
– Вас ведь не устроит промедление в поставках, если это произойдет в случае вашего вторжения в Советский Союз? 
– Конечно, нет. 
– Но по старым ценам мы не сможем продолжить поставлять необходимое вам, а на перезаключение договора у нас с вами уйдет время. Не так ли?
– Так, – согласился Мюллер.
– И запрашиваемые цены, я уверен, будут выше, – усмехнулся мистер Смит. – Объясните это канцлеру Гитлеру.
– Попробую, – ответил Мюллер.
– Итак, вы подписываете договор, герр Мюллер? – спросил мистер Смит.
– Подписываю, мистер Смит, – кивнул Мюллер.
– Ваши полномочия распространяются на подписание указанного секретного приложения к договору? – мистер Смит испытующим взглядом водянистых глаз посмотрел на Мюллера.

Мюллер не спешил с ответом. Он еще раз просмотрел бумаги.
– То, что на случай войны мы должны иметь такой договор, я согласен с вами, – проговорил медленно Мюллер. – Но за спиной фюрера давать окончательный ответ я затрудняюсь, мистер Смит. Включение его в настоящий договор как бы подтвердит слухи о намерении фюрера нарушить договор о дружбе со Сталиным, подтвердит слухи о войне с Россией.
– Каким образом – удивился мистер Смит. – Разве в договоре говорится о войне Германии с Советским Союзом? Где это в нем написано? То, что в словах «изменение военной ситуации» подразумевается война, знаем только вы и я и заинтересованные лица, которым тоже никак не выгодно афишировать свои контакты с вами.
– Я предлагаю к договору добавить пункт, что фюрер и канцлер Германии Гитлер имеет право в трехмесячный срок дезавуировать подпись своего уполномоченного под данным приложением, которое я подпишу отдельно от договора, – сказал Мюллер. 
– Хорошо, – улыбнулся мистер Смит. – Только я полагаю, что канцлеру будет достаточно одного месяца для этого.
– Я согласен, – ответил Мюллер.

Пока договор перепечатывался в окончательном варианте на английском и немецком языках, хозяин дома герр Бюхнер пригласил гостей на обед.

Мистер Смит не скрывал своего удовлетворения от согласия Мюллера подписать приложение к договору и, Павлу показалось, что он доволен, что выведал самую секретную тайну рейха, что Гитлер, наконец, поворачивает армию на Восток. Доволен он был и тем, что такая война сулила громадные барыши американскому капиталу.

Мистер Смит ел с аппетитом, не слишком озабочиваясь великосветским этикетом. У Павла невольно мелькнуло определение: «козел в золоте».

Мюллер ел с задумчивым видом. Рот его, сдавалось, работал в автоматическом режиме. Возможно, он подыскивал веские аргументы для фюрера, чтобы умерить его гнев против себя?

После обеда состоялось подписание договора и отдельно секретного приложения к нему. Сразу после этого Мюллер, Эльза и Павел выехали поездом в Цюрих, где их ждал самолет.

Войдя в купе поезда, Мюллер потер ладони и улыбнулся Павлу:
– А все-таки мы обставили янки.

16.

– Господин Мюллер остался вами доволен, барон, – сказал Павлу подполковник Брассер. – Вы ему понравились. Его мнение стоит многого, барон. Несмотря на нехватку у нас времени и сил, я предоставляю вам трехдневный отдых до вторника. Сегодняшний день потратьте на составление письменного отчета до вашего отъезда из Арозы.

Вечером Павел успел до приезда Эльзы, с которой они уговорились сегодня встретиться, зашифровать уже сочиненное им в голове донесение в Москву.

«Берлин подписал с Вашингтоном новый договор о поставках стратегического сырья. К договору имеется секретное приложение о продолжении поставок его в Германию и через третьи страны в случае начала войны с СССР. Рысь».

(продолжение следует)



Рейтинг: +2 227 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!