ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияПриключения → Ценная бандероль стоимостью в один доллар. История седьмая ч.8

 

Ценная бандероль стоимостью в один доллар. История седьмая ч.8

31 января 2013 - Анна Магасумова
article113503.jpg

 На ФОТО маркиза Помпадур

История седьмая.  Роковое наследство

 ч.8  О,  времена, о, нравы!  Тайное оружие маркизы Помпадур

Пускай твои глаза не ослепляет внешность,

Когда глядишь на мир вещей извне.

«Йоганджалисара» Шлока 5

 

«Никто не может в полной мере оценить то, что сделали для Франции женщины»

 Бернар Ле Бовье де Фонтенель

 

...вот зал наполнился толпою, вот блеск батистовых манжет

а я стою перед тобою...сейчас начнётся менуэт

и всё так призрачно и зыбко, я вижу лишь тебя одну

под стон солирующей скрипки, в глазах бессовестно тону.

 Юрий Старухин «Путешествие во времени»

 

Писать что-то новое о  маркизе Помпадур  также трудно, как не переписать Дюма и всё то, что  о ней уже написано. Но я старалась раскрыть её душу,  её жертвенную любовь к Людовику XV.

От автора

 

     Каким же тайным оружием владела  Жанна - Антуанетта  Пуассон,  что так завлекла Людовика XV в свои шёлковые сети?  Каким блеском ослепила?  Блеском бриллиантов? Она очень любила драгоценности.  А может, чем-то ещё?

 Возникла сразу   ассоциация с духами   Poison («Яд» )от  Christian Dior.

Какой бы ни была эпоха, Дом Диора  создал  новый облик прекрасной дамы, напомнивший мне Антуанетт Пуассон.

Духи  Poison  резко изменили представление женщины о самой себе.  Эти духи пленяют и опьяняют. Аромат  создан специально для эмоциональной, чувственной, сексуальной женщины, которая навсегда хочет покорить своего мужчину, как мечтала  покорить сердце Людовика XV.

Духи  Poison  содержат пряную и жгучую палитру ароматов:   диких ягод и трав, розы и жасмина, апельсина и мандарина, яблоневых цветов и бергамота. Все духи Poison заключены во флаконы, повторяющие форму яблока – запретного плода  Райского сада.  А яблоки  очень любила Антуанетт Пуассон – маркиза Помпадур.

 Духи  Poison – это  колдовские чары, являющиеся сутью наивысшей страсти, природного магнетизма и неудержимой силы. Такой силы, которой обладала Антуанетт Пуассон – маркиза Помпадур.

 Стоит только подойти поближе к обладательнице Pure Poison (Смертельный яд), как начинаешь терять голову, улавливая тонкий свежий аромат соблазна. Свежесть цитрусовых  изобилует запахом  распустившихся цветов, а амбра и мускус  добавляют чувственность и женственность.

Антуанетт Пуассон – маркиза Помпадур была женственна, но вот чувственности своей не открыла. Видимо, ей не хватило восточных ароматов  амбры и мускуса.

Пуассон – Poison.  Переводится с английского и французского, как смертельный яд, отрава, зелье.

 Антуанетт Пуассон очаровала Людовика XV,    стала для него  ядом, опоив  его зельем – своими ароматными травами.

Poisson – в переводе с  французского «рыба». Если сравнивать  Антуанетт  Пуассон с рыбкой, то  её холодную натуру  я бы сравнила с яркой аквариумной рыбкой.  «Плавала» в светском обществе Пуассон comm In poisson dans l΄lau – как рыба в воде, не смотря  на своё не дворянское  происхождение.

Маркиза Помпадур. Этот титул Антуанетт Пуассон  получила от короля Людовика XV/

Pompe – переводится с французского - «блеск», «великолепие», «пышность».

Pompous –  напыщенный, редко пышный, великолепный.

POMPOSITY – помпезность, напыщенность.

Dour – «суровый», «строгий», «непреклонный».

Pompedour – строгое великолепие,  суровая пышность или непреклонный блеск. Выбирайте,  как хотите.

 Кроме того, Помпадур – этот стиль (франц. Le style "pompadour") (1)  — стилистическое течение французского Рококо, или стиля Людовика XV (1715—1774), сложившееся благодаря деятельности фаворитки короля маркизы Помпадур.  

Извините, но без подобных ассоциаций эта часть истории была бы не полной.

Итак, тайное оружие маркизы Помпадур.

Вот уж поистине «из грязи в князи», вернее  в маркизы.  Так и хочется воскликнуть:

О, времена, о нравы!

Именно маркиза Помпадур толкнула короля в сети «Оленьего парка»  своей холодностью и ему уже было всё равно, кто перед ним: лишь бы смазливо-красивым было личико,  и моложе  была девица!!!

    Маркиза Помпадур получила самое ценное, что было у Людовика – его голубой бриллиант, завладевший её сердцем и натворившим  немало бед в истории Франции. Этим она погубила не только себя, но и множество  девочек, отданных на забаву королю. И не будет ей ни жалости, ни соболезнований. Хотя, как женщину, её можно понять.

    14 сентября 1745 года  состоялось представление маркизы Помпадур при дворе.  Как ни странно, Антуанетт надела  платье, которое ей ужасно не нравилось. Это было  платье из тяжёлой парчи, такого яркого зелёного цвета, что рябило в глазах. А ей так хотелось быть в своём любимом розовом! Но одна из фрейлин королевы  сказала:

– Мария не любит розовый цвет. Ей больше всего нравятся платья  цвета травы её любимой страны – Польши.

Так что Антуанетт пришлось смириться и одеть это нелепое платье,  чтобы понравиться  королеве Марии и добиться её расположения.  Так влиять на короля было бы проще.

– Я хочу закрепиться во дворце, – рассуждала Антуанетт Пуассон - д ʹ Этиоль.  – Получив поддержку королевы, трудно будет меня выселить из дворца.  Я пришла сюда навсегда и надолго!

Да, Пуассон –  этакая рыбка – игла, иначе не назовёшь, хотя и добрая,  благодушная, на её лице всегда была улыбка, хотела уколоть, отравить своим сладким ядом  и завлечь в свои сети всех, кто ей был нужен. Но никто в последствие не пострадал, а наоборот выигрывал.  А больше всего Антуанетт Пуассон - д ʹ Этиоль  нужен был король.

– Не зря же мне в детстве нагадали, что я буду «почти королевой!»

    Одетая в зелёное парчовое платье мадам Антуанетт  д ʹ Этиоль  сделала три реверанса: один королю, второй королеве и третий – дофину.  Марии  понравилась  любезность д ʹ Этиоль, о ней она была, конечно же, наслышана.  

– Пусть эта «малышка» будет на моих глазах, – думала  королева, глядя на Антуанетт, а Людовику сказала:

– Сир, хорошенькую фрейлину вы мне нашли. Она мне нравится! Я слышала, что она не знатного происхождения, пожалуйте  титул этой простолюдинке.

Вскоре Людовик XV издаёт указ:

«Присвоить титул маркизы Помпадур мадам Жанне –Антуанетт д ʹ Этиоль».

Титул ранее принадлежал угасшему дворянскому роду из Лимузена. (2)  Кроме титула Людовик пожаловал ей двенадцатью тысяч ливров дохода и  земли в Оверне (Arvernia др., Auvergne совр.) (3)в Центральной Франции. Символично, что  Овернь присоединилась к французскому королю в 1721 году –  в год  рождения Жанны-Антуанетт Пуассон.

 И наконец, король официально признал  маркизу Помпадур фавориткой. Антуанетт, обычно сдержанная в проявлении чувств,  была в восторге. Осуществились самые дерзкие её желания. 

 –   «Предсказать можно всё, кроме будущего», – повторила Антуанетт вслед за  Лао Цзы и продолжила:

 – Будущее  в  руках женщины, то есть, в моих. Если я не могу быть королевой, то буду рядом с королём!

   В тот же вечер новоиспечённая маркиза Помпадур отправила шестьсот ливров мадам Лебон, предсказавшей ей, что она станет возлюбленной короля, «почти королевой Франции».

   Маркиза Помпадур стала не просто фавориткой короля, она  участвовала в управлении государством  больше двадцати лет, до самой своей смерти.

Влюблённый Людовик XV не отказывал ей ни в чём. Он был очарован её великолепной белоснежно – перламутровой  кожей, идеальным овалом лица. Даже нос, слегка retrousse – вздёрнутый, не портил её внешность.  Густые светло-русые волосы и голубые глаза приманивали взгляд.  Пухлые и сочные  губы так и ждали поцелуев. Тонкая и гибкая талия, необычная для того времени хрупкость вызывали трепет и восхищение.   Людовик всецело попал  под влияние прелестной маркизы.

   Если бы в жизнь Людовика XV  не вошла Антуанетт Пуассон – Помпадур со своим непреклонным обаянием, события развивались бы совсем в другом  направлении: другая политика в вопросах финансов, религии, в дипломатических отношениях, другие жизненные приоритеты. С этого времени Помпадур –  женщина знающая,  умная  и умеющая пользоваться  своими знаниями и умом – подчинила себе короля.

Как  отнеслись к  маркизе Помпадур во дворце?  О ней говорили много и мнения были разные. Давайте послушаем.

– Эта  женщина – гризетка,  не очень строгих правил и мало чем отличается от особ, добывающих себе пропитание пошивом дешевой одежды и прогулками по вечерним парижским улицам.

– Но она, несомненно,  в совершенстве подражает светским дамам.

– У Людовика это минутное желание,  она не задержится надолго в его постели.

 –  Она слишком красива, чтобы король  забыл о ней.  Он изменился. Такой весёлый, обаятельный!

– Да, король только в хорошем настроении мил и дружелюбен. Но, если он в расстроенных чувствах лучше ему не попадаться на глаза.  А эта Помпадýрочка нашла  подход и воспользовалась этим. 

– Что ещё ожидать от этой выскочки! Она не просто обольстила Людовика. Эта Помпадýрша околдовала его своими чарами.

–Она завладела душой короля. Травит его потихоньку травками. Она – ведьма! Вы чувствовали, как от неё дурманяще пахнет!

– Не представляю, как королю удаётся с ней ладить, по мне, так она, действительно,  настоящая ведьма!

– Ведьма? Да она просто очаровательная женщина!

– Ведьма, бесспорно! Таких красавиц, как она  в средние века сжигали на костре! Так и улавливаешь тревогу, возникающую в её присутствии.

– Эта Помпадýрочка совсем не дурочка! Вы тоже почувствовали беспокойство, вызываемое ею? Но  это, не отталкивает, а наоборот, привлекает.

– Да она просто как кошка влюбилась в Людовика! Милая женщина. Всем помогает.

–Что вы говорите! Влюблённая кошечка? Скорее змея! Вкусив её яда, король требует новой порции и не может остановиться.

–Крыса она, никакая не змея. Вышла из низов общества. Добралась до королевского дворца и старается навести свои порядки.

–Ну что вы! Эта Помпадýра  скорее всего тёлочка, даже корова!  Корова пьёт воду – даёт молоко, а змея пьёт воду – выделяет яд. А ещё: жирную корову по одежде узнаешь. Это уж точно  о  Помпадур.

–Quod licet Jovi, non licet bovi. Что дозволено Юпитеру, то не дозволено быку.

–Мадам Помпадур  накинулась на короля, будто он  красный платок в руках  тореро.  А мы вокруг должны махать кружевными платочками и  comme il faut  - как полагается кричать: «Браво, торо, браво, торо!»

–Она нашего Людовика  так окрутила своей красотой. Вы только посмотрите! Вышла из низов, а как держится! Эта манера вскидывать  голову, гордый изгиб прекрасного рта, дивная улыбка – vrai sourire de Franse – настоящая французская улыбка. А как она смотрит, ну  просто королева! 

Антуанетт  была в курсе всех разговоров и не обращала на это внимание:

 –Bсё это badinage! – Лёгкая болтовня!  Пусть говорят! Бык привязан за рога, а человек за язык.  

Как бы маркизу не называли между собой придворные, но вслух не произносили. За ней следили тысячи враждебных глаз, но  каждый улыбался ей и раскланивался.  Превосходство маркизы  де Помпадур над прошлыми фаворитками короля было несомненным.  Её  положение не только при дворе, но и  при Людовике укреплялось. Она пользовалась этим, не боясь прослыть нескромной.  Антуанетт, став маркизой правила свой бал.

...Но рассвет грядёт не спеша,

Вот и всё – закончен бал.

Искупаюсь в лунных бликах,

Терпкой мятой надышусь...

(Беретта К.)

    Не зря говорили о  дурманящих запахах  маркизы.  С детства она любила ароматы  цветов  и луговых трав, особенно мяты. Не только за чудесный аромат, выделяемый ею, но и за её целебные для кожи свойства.  Настой мяты Антуанетт  применяла  для освежения лица и тела, добавляла к туалетной воде, мыла голову,  чтобы волосы были густыми и блестящими. Для отбеливания кожи лица маркиза  использовала  листья лесной земляники.  А каждое утро она умывалась отварами трав и цветов: лепестками  розы, ромашки, календулы и даже крапивы. Травы доставляли Помпадур  из её земель в Оверне.

    Она использовала травяные сборы для приготовления чая,  пила чай  яблочный для укрепления голосовых связок и придания голосу бархатистости,  жасминовый, успокаивающий нервы, с мятой и лимоном, улучшающий пищеварение, чай из розовых лепестков, создающий романтический настрой. 

   Для улучшения пищеварения и состояния кожи Антуанетт пила морковный и апельсиновый  сок с мёдом.  А ещё  она принимала бодрящие ароматические, фруктовые и винные   ванны.

     Но это ещё не все секреты маркизы Помпадур.  Для спокойного сна  Антуанетт  втирала в виски по капле лавандового масла. Добавляла масло лаванды в небольшой флакончик, наполовину  наполненный  водой, и сбрызгивала подушку.

– Лишь только коснусь щекой подушки, запах заставляет мозг расслабиться, и я засыпаю, – делилась Помпадур со своими подругами.

– Ведьма! – шептались во дворце.

   Даже после бессонной ночи маркиза выглядела превосходно. От отёчности лица ей помогала  чайная заварка, а ещё  от припухших глаз она использовала салфетки,  пропитанные настоем  из ромашки  с  мятой. 

Так что мятный запах сопровождал маркизу Помпадур, как шлейф.

    Нередко  можно было видеть её сидевшей в  кресле в глубокой задумчивости.

– Что-то замышляет! – были уверены придворные.

 Просто Антуанетт  выполняла специальные упражнения для лица и шеи. Вот некоторые из них:

1.       Вдох через нос с  расширением крыльев носа, выдох  через рот. Повторить  это упражнение 2-3 раза.

2.       Глубокий вдох через нос, одновременно втягивая щёки. После секундной задержки  дыхания, медленный выдох через рот, слегка разомкнув губы и надувая щёки. Это упражнение укрепляло  мышцы верхней губы, разглаживая складки от носа к углам рта.

Если глаза были утомлены. Антуанетт, широко раскрыв глаза, сильно прищуривалась, после закрывала глаза. Повторяла 40 раз.  Глядя в окно, 5 секунд смотрела на парковую аллею, а после 5 секунд  пыталась рассмотреть оконное стекло. Повторяла 15 раз.

Для лебединой шеи Антуанетт наклоняла вбок голову, не поднимая плечо, но стараясь коснуться его ухом.  Осторожно описывала полный круг головой, затем в обратную сторону. Вот так она следила за собой.

 Кроме того Помпадур тщательно отбирала цвета одежды из своего гардероба.

Недаром для первых встреч с королём у неё были   платья  розового цвета.  Все эти тонкости были известны маркизе. Она знала, что розовая  одежда   успокаивает нервную систему,  снижает возбуждение, улучшает настроение, а ещё способствует любви.  

   Нижнее бельё  Помпадур предпочитала только красного цвета. Натуральные ткани красного цвета благотворно действует на кровообращение и работу сердца.

Для чего это всё?  Просто  королевский двор не знал о настоящей драме  Помпадур.

– Мадам холодна и не испытывает радости от любви, – говорила её служанка Марú.

Антуанетт  пыталась подогреть свою чувственность.  Она повторяла вслед за Генрихом  VIII:

Держите соленья, держите салат.

Маркиза Помпадур помнила уроки Лебон – своей наставницы:

– С древности люди жаждали увеличить свою сексуальную энергию: пили змеиную кровь, ели оленьи рога, жуков-скарабеев. Но эти экзотические средства не обязательны. Существуют доступные продукты, которые усиливают сексуальное влечение и  у женщин, и у мужчин.

      Маркиза  ела клубнику, приятный запах которой настраивал на романтический лад, и из своих рук  кормила Людовика. Миндаль  добавляла в десерты и салаты. (4)  По утрам Помпадур пила горячий шоколад или какао с ванилью. Использовала корицу в качестве обильной приправы ко всем сладким блюдам. В её рационе были: суп из сельдерея, петушиные гребешки в остром соусе с луком-пореем, раковые шейки,  фаршированные грибами.    Очень любила маркиза изысканные блюда из куриных ножек, которые в последствие так и назывались «Куриная грудка «А Ля Помпадур», «Куриные ножки Помпадур» и салат «Помпадур». (5)

    Маркиза ела  много трюфелей и переперчённые блюда.  Но это не давало результата, кроме проблем с желудком. Поэтому она  часто  носила на брюшной полости жёлтый платок, который никто, конечно, кроме  служанки не видел.  Помпадур  была уверена: 

– Жёлтый цвет  благотворно влияет на печень и кишечник. 

Антуанетт мистически относилась к собственной одежде. Ей хотелось, чтобы на неё шили, шили и шили. В апартаментах Помпадур находилась  большая светлая комната, в которой был по - настоящему лес платьев. Комнату пересекали,  укреплённые под потолком, стальные брусья, с которых  свисали  наряды. Когда Антуанетт  входила, ветерок проносился по рядам шёлка и бархата, как лёгкий вздох, улетавший  к стоящему  в глубине  комнаты  огромному зеркалу в старинной золотой раме.  В этом зеркале отражалась маркиза в своих волшебных платьях: для  бала, маскарадов, отдыха и  прогулок. 

– В лабиринте зеркала можно потерять душу, – считала она, – а можно заполучить другую, заплутавшую там раньше, всегда молодую и красивую. 

  В зеркале Помпадур видела себя со стороны и эта женщина ей нравилась.

– Бледность в лице, но иногда можно нанести чуть-чуть румян.

Глядя в зеркало,  Помпадур улыбнулась  своему  отражению.

– А я красива! Это никто не сможет отрицать. Ушки миленькие, а модные причёски  их открывают. Пусть все смотрят, какие у меня красивые серьги!

Уши у Антуанетт были проколоты ещё с детства. Сейчас  в них играли с солнечными лучами   серьги  с голубыми бриллиантами, её самые любимые.  Шарль Ле Норманн дʹ Этиоль подарил их Пуассон  на свадьбу, а ему серьги достались по наследству. Они передавались  от матушки невестке, а как оказались в семье  дʹ Этиолей, Шарль  не знал. Бриллианты были осколками королевского  «голубого француза». Серьги изготовил ещё  парижский огранщик, который по приказу Людовика XIV из яйцевидного  алмаза  сделал огранку камня в  форме сердечка. Так что око Бхайравы призывало к себе свои частички драгоценного камня.  Оставалось ещё кольцо, но и оно, как ни странно, оказалось на пальчике Антуанетт, и было подарком на совершеннолетие от  её крёстного Мон Мартеля Пари, крупного финансиста и любовника матери.  Дорогой подарок, скажете вы? Да! Но не только он  дарил Аннет, этому прекрасному «Пончику» драгоценности.  И отчим Ленорман  де Турнем потворствовал тяге Пуассон к дорогим украшениям.  Ещё в детстве он привёз Антуанетт  красивые рубиновые серёжки, которые так подходили к её розовым нарядам.  

     Действительно в детстве Аннет носила в основном розовые платья, но сейчас её самым  любимым было вечернее платье  с низким вырезом, сшитое из плотной, но достаточно лёгкой парчи цвета морской волны. Это было не просто платье. Это было настоящее произведение искусства.

– Платье – просто триумф! Вечерняя одежда должна быть обязательно  синего цвета, – считала Антуанетт.

Парчовая ткань охватывала её узкую талию, к подолу расширялось, останавливаясь на дюйм  или два над лодыжками, а высокий овальный вырез переходил в высокий воротник, оттенявший  шею. Оттого, что между строгим и непроницаемым лифом и высоким воротником виднелась грудь, возникало впечатление –  обнажённости, но это было так  элегантно. Но именно такого  впечатления Антуанетт добивалась и о таком мечтала. Юбка и рукава-буфы были богато расшиты золотом, а тугой корсаж – крупным жемчугом.

– Чудесно! За такое платье и умереть не жалко,  – восхищались фрейлины маркизы.

   Помпадур обладала хорошим вкусом, всем тонкостям она обучалась с детства.   Лиа Лебон говорила:

Синий цвет – цвет вечера, даёт покой глазам и нервам.  Милая Аннет!  Сшей синее платье или рубашку пожилому человеку, покой которого тебе дорог – эти вещи задержат старческое слабоумие и снимут утомление глаз. А вот зелёный цвет  успокаивает, настраивает на благостные размышления.

Маркиза  вспомнила об этом, когда ей рекомендовали надеть зелёное парчовое платье  на   представление  при дворе. Поэтому королева была так любезна со своей новой фрейлиной.

–  Зелёный цвет оптимизирует работу  сердца и сосудов, успокаивает сердцебиение, лечит нервную систему,  – шептала Антуанетт, облачаясь в тяжёлую парчу, сдерживая слёзы.

  Ведь молодая маркиза  чувствовала небрежное отношение к ней со стороны многих придворных, считавших, что она не задержится при дворе.

 – Ах, как я боюсь потерять любовь короля,  – шептала  Антуанетт, чтобы никто не услышал.

Ей нужно было  тщательно  продумать  линию поведения.

–  Я должна   добиться полной поддержки короля и упрочить своё положение.

Это была самая чрезвычайно трудная и важная задача.

– У меня, к несчастью, холодный темперамент.  Я  ему быстро надоем, и он возьмёт другую! – шептала Антуанетт  в страхе.

 Но тут же она заставляла себя не думать об этом.

– Нет, не допущу! Я сделаю так, чтобы король дорожил моим обществом. Буду нежна с ним. Привычки свяжут нас навсегда!

   Зная о любви Людовика к театру, маркиза организовала  в галерее Версаля, примыкавшей  к Медальонному кабинету  «Камерный театр». В январе 1747 года состоялось его открытие: давали  «Тартюфа» Мольера. Актеров на сцене вместе с занятой в спектакле маркизой было едва ли не меньше, чем зрителей в зале: приглашено было лишь 14 самых знатных персон. Каждый входной билет добывался ценой неимоверных усилий и даже интриг.

   Успех спектакля превзошел все ожидания. Король был в восторге от игры Жанны.

Madam! Вы самая очаровательная женщина во Франции, — сказал он ей после окончания  действия.

 С 1747 года  на протяжении пяти лет  Помпадур подготовила   чуть больше 60 драматических  и музыкальных спектаклей.

      Проходили театральные представления не только в  Зеркальной галерее Версаля, но и в театре Этиоля или Шантемерле у госпожи де Вильмур, подруги маркизы Помпадур.

  Ей удалось пленить Людовика своим исполнительским искусством.  Антуанетт  была хорошей актрисой и никому не доверяла   главные роли, сама исполняла ведущие партии в операх. Так Помпадур поставила оперу Жана Батиста Люлли «Ацис и Галатея», исполнив партию Галатеи. Людовик  досталась  небольшая партия, всего три строчки, но одну из них король умудрился забыть.

– Mon cher ami! Mais gu΄ est ce gue vous avez? – Мой дорогой друг! Но что с вами происходит? – спросила маркиза.

Ga  c ʹest marrant! –  Это забавно! – ответил король.

После подобного «триумфа»  он больше не решался  принимать участие в оперных постановках, а в спектаклях соглашался  только на  маленькие роли.

 В другой раз  Людовик вызвался играть на флейте. Маркиза  на это произнесла так ласково:

Gue tu esdrôlemon cher – Какой ты забавный, мой дорогой!

Он играл из рук плохо, фальшивил. Но никто из придворных не осмелился сказать ему об этом, потому что  он был король.  Что бы он ни делал, все восклицали:

Délicieux! Восхитительно! Восхитительно!

На Святой неделе Помпадур  развлекала  Людовика концертами духовной музыки и литургиями, в которых сама принимала участие. Король  был изумлен. Он слушал,  слёзы текли по его щекам, и только шептал:

 – en suis ravi! – Я в восхищении!

Кроме того,  Помпадур  обнаружила немало талантов среди королевских придворных.   Среди них разворачивались нешуточные страсти  за роли, за возможность играть  в оркестре, петь в опере.   

   Актёры считались   избранными. Это была elite – элита.  Приглашение  на представление было очень почётным и престижным.  Те придворные, которых не приглашали, впадали в  отчаяние, считая отказ ударом по самолюбию. Чтобы забыться они отправлялись залечивать раны в свои имения в провинцию.

  Маркизе Помпадур всегда удавалось развеселить короля.  Людовик стал не только восторженным зрителем, но и активным участником "театральных действий", соавтором свода правил для версальской труппы актёров, предложенного фавориткой.

   Одинаковые увлечения усиливали взаимную привязанность короля и маркизы. Они стали партнёрами и уже не могли  обходиться друг без друга.  Любили практически одно и то же. Аромат роз и лилий, яблоневого цвета и апельсиновых деревьев  пьянил их одинаково.

Людовик поощрял разведение Помпадур садов. Тюльпаны стояли, как шеренги солдат, вытянувшись на высоких стеблях. Магнолии раскрывали шары своих больших цветов, наполняя воздух сладким и густым благоуханием. Заросли душистого жасмина, целые опушки бело-жёлтых нарциссов, пермских фиалок, красных гвоздик  радовали глаз.  Кусты нежных роз излюбленного маркизой «оттенка утренней зари»  со временем были названы «розами Помпадур».

 

Именно Антуанетт создала в Версале Оранжерею с  цитрусовыми деревьями: апельсиновыми, лимонными, гранатовыми. Климат в Оранжерее был соответствующий, так что деревья давали плоды. Радовали глаз бледно- жёлтые лимоны и  оранжевые апельсины, которые казались ярче от солнечных лучей. Багровые гранаты лопались  от зноя, обнажая свои красные, казалось истекающие  кровью,  внутренности.

  По желанию Помпадур в парке было создано искусственное озеро, вскоре получившее название озеро Швейцарцев. В земляных работах принимали участие швейцарская гвардия Людовика XV.

  Всё в  Версальском парке было обустроено в соответствии не только с красотой, но и здравым смыслом. Особенностью парка   стали многочисленные  боскеты (рощи) – «зелёные комнаты». Каждая представляла упорядоченный лабиринт, образованный густо посаженными деревьями и  кустарниками, в разных уголках которого находились фонтаны, гроты, садики.

  Давайте и мы пройдёмся немного по Версальскому парку.

Длинные аллеи уводят нас  вдаль. В нишах, вырезанных в живых зеленых стенах, белеют статуи. Перед нашим взором открывается зал из листвы деревьев - боскет "Бальный зал" или "Зал раковин", предназначенный для танцев и пиршеств под открытым небом. За деревьями открывается открытое пространство, выполненное в виде амфитеатра с уступами из подстриженного кустарника. Напротив входа в боскет ступени амфитеатра  оформлены с помощью ракушечника, морских раковин и камня, а также украшены позолоченными вазами и канделябрами. По ступеням стекают каскады воды, на фоне которых ввысь  взмывают пенящие струи.

 

Таким образом, инструментальное сопровождение балов органично дополняется  музыкой природной стихии. Напротив  -  стена с зелёными ступеньками, а на них расставлены вазы. Из ваз бьют фонтаны, затейливо спадают каскады тонких струй. Вечером зажигаются многочисленные светильники на ступенях амфитеатра и плошки в виде цветов, подвешенные к веткам деревьев.

А вот  боскет – «Зеленый театр» или «Водяной театр». Он заполнен местами для зрителей, расположенными полукругом. В зеленых стенах устроены ложи. За вырезанным из зелени портиком сцены – живая декорация. Зелёные аллеи украшены фонтанами и позолоченными скульптурами.   При колеблющемся пламени на площадке в середине зала  танцуют торжественный Менуэт. Платья дам с широкими пышными юбками, блистающие драгоценностями, прекрасно гармонировали с пышностью  боскетов.  Зелень, серебряные струи фонтанов  создавали фееричное впечатление. Этому впечатлению способствует  и нежная, изысканная музыка композитора  Жана Батиста Люлли (1633-1687).

   Бриллиантовые струи фонтанов, зелень, мрамор и золото статуй, цветочные ковры боскетов сочетались с разноцветными голубыми, розовыми, зелеными, бархатными и шелковыми платьями и кафтанами, расшитыми золотом и драгоценными камнями.

  Мы очарованы важностью и достоинством, с которым  дамы и  их кавалеры выполняют фигуры танца, изысканной грацией их медлительных жестов и величавых поклонов.

        За фонтаном Латоны начинается длинная широкая аллея с газоном посередине и рядами мраморных статуй по обеим сторонам. В конце аллеи –  фонтан Аполлона (Bassin d’Apollon). Из водной глади возникает запряженная четверкой лошадей колесница, которой правит Аполлон, обращенный лицом к Версальскому дворцу.

Скульптурная группа по эскизу скульптора Ж.-Б.Тюби (6)  отлита из свинца и покрыта позолотой. Фигура Аполлона является центральной в парке Версаля и подчеркивает блеск и пышность французского двора, а также символизирует  собой приверженность короля искусствам, подобно тому,  как Аполлон являлся покровителем Муз.

    И в конце нашей прогулки пройдём к боскету «Триумфальная арка». Он роскошен в обрамлении золоченой решетки  в виде триумфальной арки. В глубине боскета выделяется  бронзовая группа «Торжествующей Франции». В густой  зелени стоят  статуи и вазы. На земле расстилается «ковер» с причудливым орнаментом из цветов. На клумбах –  изящный рисунок из цветного стекляруса вместо живых цветов  из севрского фарфора.

    Но вернёмся к маркизе Помпадур.

   Антуанетта переносила Людовика в  сказочный мир причудливых дворцов, под своды столетних деревьев, ярких и экзотических растений.  Фарфоровые цветы нравились  Антуанетте не меньше настоящих цветов. Страсть маркизы к фарфору находила отклик в душе короля.  Людовик XV подарил Помпадур деревню  Севр, где  в 1756 году было развернуто производство фарфора. 

Редкий розовый цвет фарфора назвали в честь маркизы  — «Rose Pompadour». Вскоре севрский фарфор становится  широко известным.  В настоящее время это  предмет  роскоши, который не каждый может себе позволить.  

   Рекламируя севрский фарфор, Помпадур  устраивала выставки в Версале и объявляла:

–Если тот, у кого есть деньги, не покупает этот фарфор, он плохой гражданин своей страны.

    Помпадур вновь и вновь покоряла Людовика своей способностью представать перед ним всякий раз новой и неожиданной. Это был секрет мадам де Помпадур, которым она пользовалась многие годы: изысканные макияжи, причёски  и  большой выбор потрясающих  карнавальных костюмов!  В страсти  к преображению до неузнаваемости  видится не только желание удержать непостоянного короля, но и насущная потребность богато одаренной натуры маркизы.  В  Антуанетт Помпадур,  возможно,  погибла большая и разноплановая —  комедийная,  гротесковая и драматическая — актриса.

 Когда король поднимался в  апартаменты Помпадур, каждый раз его встречала новая женщина. Это была та же, столь знакомая, — и всегда другая: султанша с картин Ванлоо(7),  в широких шелковых шароварах и в кофточке с пуговицами, расстегнутыми на шее.  Придворная дама — почти величественная,  молодая веселая женщина или мечтательная рассказчица разных историй – «Версальская Шахерезада».  Порой она являлась в костюме простой крестьянки или садовницей  в соломенной шляпке и с букетом цветов. Эти маскарады  выгодно отличали маркизу  от других придворных дам.

    Из своих слабостей мадам де Помпадур создала тайное оружие силы. За свою жизнь она видела стольких людей, столько всего узнала, о чем Людовик и не догадывался. Она освободилась от предрассудков, столь стесняющих бывших фавориток  в любви.

   Антуанетт  умела музицировать, рисовать, элегантно одеваться, искусно вести беседу — талант, приобретенный в школе Вольтера. Будучи выходцем из низов, она  имела все черты истинной парижанки, которая  родилась  в грязи и поднялась  до ступеней королевского трона.

    Антуанетт  умела приспосабливаться ко всем ситуациям, если надо, быть влюбленной, актрисой, политиком, но всегда и прежде всего, оставалась  женщиной, которая хочет нравиться и нравится мужчинам. Антуанетта стала не минутным увлечением, а полноправной любовницей!

   Тяга  маркизы Помпадур к прекрасному имела множество проявлений. Она была знакома со всеми выдающимися деятелями того времени. Старого Кребийона, своего учителя, она не забыла, спасла от нищеты,  назначив ему королевскую пенсию.  Маркиза поддерживала  скульптора  Фальконе —  создателя  памятника Петру I в Петербурге.  В 1751 году с помощью Помпадур  вышел в свет  первый том французской Энциклопедии, или «Толкового словаря наук, искусства и ремесел» Дени Дидро. Вольтер восхищался ею,  но в тоже время посмеивался над её мещанскими манерами. В сказке  «Что нравится дамам» (1763) рыцарь Робер  раскрывает с  помощью ведьмы-старухи  секрет:

Что любо женщинам...

«Сударыни, я знаю ваш секрет,

Проведал ваше главное пристрастье

Везде, всегда, в былом, теперь и впредь:

Не в том любая дама видит счастье,

Чтоб множество любовников иметь;

Но всех сословий жены, девы, вдовы,

Дурны, красивы, ласковы, суровы —

Желают все, по мненью моему,

Любой ценой главенствовать в дому.

Для женщин власть всегда на первом месте;

И в этом я уверен, хоть повесьте».

Здесь, говоря о власти Вольтер, естественно имеет в виду маркизу Помпадур, чем и вызвал  её недовольство.

    Королевские дворцы и загородные резиденции Людовика также подвергались изменениям в соответствии со вкусами Помпадур. Не избежал этого и Версаль, где маркиза недалеко от королевского парка повелела соорудить небольшой уютный дом с парком и храмом с беломраморной статуей Адониса. Она гуляла с Людовиком по парку Версаля, роскошным садам  летних замков и постоянно сопровождала его  в поездках по Франции.

   Если королю становилось скучно в дороге, она рассказывала ему пикантные анекдоты.  Настоящая Шахерезада! Только она могла развеять  скуку Людовика и придумывала для него всё новые и новые развлечения.

 После посещения  в Сен-Сире Института благородных девиц, созданного Монтеспан,   маркиза Помпадур  решила создать  в Париже Военную школу для сыновей ветеранов войны и обедневших дворян. Король не проявил  особого энтузиазма по поводу этой затеи, но, тем не менее,  дал  разрешение об открытии Военной школы.

  Строительство началось в 1751 году, но  было прервано из-за недостатка государственных средств. Тогда маркиза вложила недостающую сумму из собственных сбережений. Через два года помещения школы были частично отстроены, и  уже в 1753 году  здесь начались занятия. В дальнейшем, для завершения строительства помог налог, которым Людовик обложил любителей карточной игры.

  С 1777 года в это учебное заведение стали принимать лучших учеников провинциальных военных училищ, в числе которых в октябре 1781 года на обучение сюда прибыл 19-летний кадет Наполеон Бонапарт. Так что, если бы не было парижской Военной школы, то возможно история не узнала великого «императора французов».

    Вмешательство голубого  бриллианта  – Ока Бхайравы в судьбы наших героев изменило ход истории,  перевесив мир  на сторону зла, потрясений и  насилия.

     Ещё в раннем детстве Антуанетт   стала собирать камни.  Она держала их в шкатулке ручной работы, и порой открывала, любуясь ими. Рубин, напоминавший ей густую каплю крови.  Сапфир, так подходящий ей под цвет глаз. Зелёные изумруды цвета летней травы в Версальском парке. Но больше всего Антуанетт  хотелось  заполучить голубой бриллиант – «голубой француз».  Зная о страсти  Помпадур к драгоценным камням, Людовик XV позволил ей прикрепить «синее сердечко»  к бальному платью.  Но Око Бхайравы не смогло простить этого поступка королю.  Тем более не могло простить факт,  что  не Людовик правил Францией, а маркиза Помпадур, хотя государственными делами Людовик XV занимался  значительно больше, чем Людовик XIV.

   Когда  какой-нибудь министр надоедал королю  с докладами, маркиза старалась его  выпроводить, сама с лёгкостью решала любые вопросы. Многие заранее советовались с ней, прежде чем попасть к королю.

   Одному из посетителей Помпадур сказала:

– В вашем присутствии король прямо желтеет!  Вы так раздражаете короля.  Прощайте!

  Помпадур со снисходительным высокомерием стала принимать у себя министров и послов. В комнате было только одно кресло – все должны были стоять в присутствии сидящей фаворитки.  Настолько упрочилось положение маркизы Помпадур. С ней вели официальную переписку русская и австрийская императрицы и прусский король.

–Вся тайна политики состоит в том, чтобы вовремя солгать и вовремя промолчать, – замечала она.

  Помпадур склонила короля к союзу с Австрией, противоречившему традиционной политике Франции,  удалила кардинала Берни из министерства иностранных дел, назначив вместо него своего любимца, герцога Шуазеля. По её желанию назначались главнокомандующих в армиях. Она выдвинула герцога Ришелье  в маршалы Франции. С её лёгкой руки должности государственного аппарата  стали продаваться и передаваться по наследству.  

    Помпадур всегда  находилась рядом с Людовиком. Правда, пора горячей любви быстро прошла, длилась она пять лет. Для короля это был достаточно долгий срок. Он удалил маркизу из своей постели, причиной тому явилось несходство темпераментов, то из поля зрения Людовика  она уходить  не собиралась.

  Во дворце стали ходить слухи, возможно и со слов самого Людовика:

–Как женщина Помпадур  холодна!

– Ей не помогают уже никакие возбуждающие средства!

Женщины воспряли духом. Появилась возможность приблизиться к королю. Но Помпадур сдаваться не собиралась.  Она так привыкла к стремительному ритму жизни: государственные дела, придворные обязанности, необходимость постоянно утешать и развлекать короля,  настроение которого менялось несколько раз в день, от бурного веселья к глубокому  унынию. Утешить короля и отвлечь его от дурных мыслей могла только она. Так что у   маркизы  оставалось мало времени не то, что на себя, но  даже  на  сон. 

   Редкие минуты, когда Антуанетт оставалась одна, она проводила  в своём любимом кресле. Она любила сидеть на свежем воздухе, у распахнутого окна, даже  если это было  зимой, кутаясь в тёплое манто.  Не терпела духоту, но и сырость ей тоже была не по душе. В  спальне Антуанетт  в любое время года  горел камин, было приоткрыто окно. Ей нравился небольшой сквознячок, который шевелил тяжёлые портьеры и лёгким ветерком скользил по её плечам, закутавшимся в меховую накидку.

  Но в данную минуту Антуаннет Помпадур стояла у зеркала.

–Ах, появились морщинки и не одна,  – говорила она своему отражению. – Это знаки, которые, уже не  разглаживаются, какие бы настои и средства для лица я не применяла. А какое было гладкое и нежное лицо 20 лет назад!

 Помпадур стала думать о  Людовике. Он так и не разбудил её чувственности, но не это было главным. Маленькая дочь маркизы, Александрина д ʹ Этиоль, которую она родила через 8 месяцев после встречи с королём, могла быть  королевской  дочерью. Этого с точностью не могла знать даже сама Помпадур.  В то далёкое время не могли и подозревать о генетической экспертизе.  Да и что это бы дало?  Антуанетт часто об этом думала и испытывала перед дочерью чувство вины.

–Алекс,  маленькая, хрупкая девочка с большими голубыми глазами и кудрявыми волосами так напоминала меня в детстве. Как же  её не хватает!   

На глазах маркизы появились слёзы, но  она никогда  не позволяла  себе плакать,  даже когда оставалась одна.

– Слёзы оставляют следы на  лице. Ведь  слёзы  содержат соль, которая иссушает кожу и добавляет новые морщины.

Александрина  прожила девять лет. Девочка жила в замке в Оверне. Маркиза скрывала её существование, но недруги прознали о  ребёнке. Однажды, возвращаясь с прогулки, Алекс упала и в сознание уже не пришла. Помпадур была уверена, что девочку отравили, но доказать  не смогла. Вместе со смертью дочери  в  Антуанетт   умерла  женщина. Да и к этому времени она уже не испытывала радости в любовных утехах и  вскоре  смирилась с  изменами Людовика.

Король, приученный с юности к физическим нагрузкам, сохранил отличную форму и в зрелом возрасте. В любви он был по-прежнему пылок и неутомим, а желание новизны толкало его в объятия женщин,  готовых уступить ему во всём.

– Мадам де Круазен, ах, сколько неприятных минут она мне доставила,  – вспоминала   Помпадур.

Она рассмеялась.

– Я ей отомстила!

Помпадур прибегла к помощи   почтмейстера Жанеля. Зная о  скупости Людовика, она вручила почтмейстеру   листок, который  он вставил в королевскую корреспонденцию.  Там были такие строки:

« У нашего короля появилась новая подружка. Лучше бы он оставил прежнюю. Она тихая, никому не делает зла и у неё есть достаточно денег, чтобы не просить у короля. А новая мадам, хотя и знатного, но обедневшего рода,  ей потребуется блеск  и роскошь, без которых она  жить не может. Миллион в год – это ли не расточительность? Да придётся содержать её приближённых и родных. Они заполонят королевский дворец и заставят дрожать министров».

 Король, прочитав эти строки, оставил мадам де Круазен. Вскоре Помпадур говорила подруге:

– Маркиза Круазен просчиталась, она напугала  Людовика  своей  привычкой к роскоши.

Но король продолжал утешаться с разными любовницами, предпочитая девственниц, так как боялся заболеть.

Маркиза решила, во что бы то ни стало, удержать  Людовика XV возле себя, и стала сама  представлять ко двору  молодых красавиц.

Она смирилась с  Оленьим парком, но настоящую угрозу представляли знатные дамы. Сначала графиня  Шуазель-Романэ, потом  маркиза Куаслен, молодые и красивые,  но по интеллекту  они сильно  уступали Помпадур и  быстро надоели королю.

  С 1752 года  маркиза стала  герцогиней, победив соперниц, она не смогла справиться с болезнью. Лёгкие Антуанетт были слабыми с детства, но она не берегла себя. Постоянные сквозняки, долгие прогулки и поездки с королём по загородным замкам, окончательно доконали её. Это случилось вскоре после того, как Людовик прикрепил ей на платье свой  голубой бриллиант – Око Бхайравы. И тут же между королём и маркизой пробежала кошка, король стал обвинять Антуанетт:

– Ты холодная женщина! Ты как рыба, скорее всего, русалка, которая завлекает и забирает душу.

        Это было только началом неприятностей Помпадур. К тому же она стала чувствовать недомогание, её беспокоил кашель. Травы не помогали, да и врачи тоже. Последнее время она стала задыхаться. 

В один из апрельских вечеров  Антунетт встала рано, подошла к окну.

– Какая ранняя весна, почки ещё не распустились на деревьях, – подумала она,  – но я уже этого не увижу. – Эта мысль внезапно  промелькнула в её голове. 

Антуанетт взяла в руки свою шкатулку с драгоценностями и стала перебирать одно украшение за другим. Она вспоминала истории, связанные с ними.  Весёлые и грустные, забавные и печальные.

– Мои любимые камешки! Вот этот, какой  красивый, хрупкий, будто воздушный, – прошептала герцогиня, прикоснувшись к    голубому бриллианту.

А это был известный нам  «голубой француз» – Око Бхайравы.

–Холодный камень, как  сердце  короля, – подумала Помпадур. – Я так и не смогла растопить его сердце своей любовью. Видимо, это было не в моих силах.

К шкатулкам и к сердцам подходит ключ один.

И если сердца он не открывает —

Благоволенье все же вызывает. (Жана де Лафонтен)

Губы её, прошептавшие эти строки стали влажными, глаза заблестели,  и на камень упала слеза. Будто волны пробежали по бриллианту, но герцогиня ничего не заметила. Она закашлялась,  приложила батистовый платок с вышитой алой розой к губам. На белоснежном платке показались капли крови.

– Как мои рубины, – прошептала она.

Выпив горячего зелёного чая с лимоном и мятой, Помпадур почувствовала себя лучше.

Днём  она  занималась церковными делами. По заказу Помпадур шло строительство церкви Святой Магдалины. Той самой  Магдалины, которую хотели забить камнями за распутство. Вечером, утомлённая и ослабленная, маркиза  вернулась в свою спальню. Взяла в руки распятие. Последнее время Антуанетт стала молиться богу.  На душе  стало легче, кашель не беспокоил.  

– Два врага есть у женщины – время и правда. Я смеялась над ними и обманывала себя. Но пришло время и я ничего уже не могу сделать.

 Это были последние мысли перед тем, как она заснула.  Во сне она была маленькой девочкой и вместе с мамой  гуляла по саду. Вдруг  Аннет увидела красную  розу и сказала:

 – Я не уйду спать, пока не увижу, как она расцветёт.

– Роза расцветёт, только не скоро. Расцветёт и завянет через несколько дней, – ответила ей мать.

– А как можно сохранить розу? – спросила маленькая Аннет, – Ведь даже бутон так красив, скажи мне, мама!

– Придёт время, и ты узнаешь, как это сделать.

Сохранить розу Помпадур смогла в рисунке на севрском фарфоре. Радует глаз роза алая, как символ жертвенной любви.

Утром Антуанетт встала рано, она чувствовала себя неважно, душил кашель. Облачилась, как никогда в строгое коричневое платье, напоминавшее монашеское одеяние.

– Как бы сегодня день пережить, ведь  осталось не завершённым одно  дело.

Мысли путались, но Антуанет сосредоточилась на задуманном. Взяла в руки перо и стала набрасывать на бумаге эскиз фасада церкви Святой Магдалины.

–Христос сказал, что бросить камень может только тот, кто сам безгрешен, и никто не посмел  бросить в Марию Магдалену. Люди грешны и грешат, не думая о последствиях,  – рассуждала Антуанетт. – Надо оставить указания для художников и реставраторов. Ещё успеть сказать Людовику последнее «прости».

Mon amore Луи!

Не верь, что я стремилась к власти,

Тебя любила я!

С тобою рядом испытала счастье

И одному тебе была верна.

Прощай! Была я недотрогой,

Холодной, как зима, увы!

Теперь себя я доверяю Богу.

Я ухожу. За всё меня прости.

Это был последний час в  жизни Антуанетт Помпадур. Она умерла утром  15 апреля 1764 года. В декабре ей должно было исполниться 43  года.

   Её смерть глубоко опечалила Людовика. Антуанетт Пуассон, «малышка дʹ Этиоль»,  маркиза Помпадур,  стала для него не просто возлюбленной, она ему была просто необходима.   Помпадур добилась своего: осталась в сердце короля до последних дней в его жизни. Вечером того же дня  во исполнение закона, запрещающего оставлять труп в королевском дворце, тело фаворитки на носилках перенесли в Эрмитаж.  17 апреля, когда  хоронили Помпадур, шёл проливной дождь. Людовик XV не смог следовать за кортежем, эти два дня от переживаний у него поднялась температура. Людовик смотрел на процессию из окна и плакал. Сквозь слёзы он произнёс:

– Mon cher! Моя дорогая!  Это единственные почести, которые я могу тебе оказать.

Внезапно  небо пронзила молния, и следом прозвучали раскаты грома. Необыкновенная гроза пронеслась над Парижем.

– Какое страшное время вы выбрали для последней своей прогулки, madam! – произнёс король.

В тот же день Людовик узнал, что Помпадур завещала ему свою любимую коллекцию  драгоценных камней. Конечно же, он увидел свой любимый голубой бриллиант в форме сердца.

– Он был у неё на груди, – подумал король, – камень вобрал в себя частичку её души.

Как король  был недалёк от истины!

Камень, что в наследство

Опять приносит смерть.

Прошептал Людовик.

Скорбела по  бывшей любовнице мужа  и королева Мария. В последствие она произнесла фразу, которая вышла за пределы Версаля и разнеслась по всему Парижу:

 – О ней говорят так мало, будто бы её  не существовало. Таков мир. Достоин ли он любви?

 

Достоин ли  мир любви?

А если и не достоин,

То волноваться не стоит –

В  сердце любовь сохрани.

И, распаляя страсть,

Стремишься  неистовой силой,

Быть рядом  с единственно милым...

«Не требуй ответной  любви!»

 

1) что-либо  в стиле "помпадур" pompadour

1. стиль эпохи мадам де Помпадур (фаворитка Людовика XV); 

2. высокая прическа с валиком;

3. малиновый или  светло-розовый цвет; 

4. ткань светло-розового оттенка;

5. яркий узор в виде веточек цветов по белому фону;

6.яркий

7.глубокое прямоугольное декольте

(2) департамент в Франции

 (3) Современный департамент Канталь

(4)Салат «Тиффани» курица с миндалем и виноградом.

В этом простом кулинарном рецепте вкусного салата соединяются необычные ингредиенты! Оцените сочетание: мелко нарезанную куриную грудку, натертый сыр, измельченные яйца последовательно выкладывать в салатник, каждый слой посыпать миндалем и промазывать майонезом. Украсить салат выложенными плотно друг к другу порезанными пополам виноградинами.

Салат куриный с миндалём

Обжарить куски грудок курицы, предварительно посыпанной карри. В салатник выкладываем листья салата.  Курицу режем на мелкие кусочки, выкладываем в салатник первым слоем, смазываем майонезом, сверху слой посыпаем  тертым миндалем. Затем натираем твёрдый сыр,  не очень мелко. Выкладываем слой сыра на слой курицы, промазываем  майонезом, сверху посыпаем тертым миндалем.

Теперь натираем яйца, выкладываем на сыр, смазываем майонезом. Орехами посыпать не надо. Можно украсить половинками винограда.

Можно просто перемешать все слои.

 (5)В ресторанах эти блюда считаются деликатесом.

Куриные ножки «Помпадур» Режем кубиками лук и морковь, с окорочков снимаем кожу, ножом отрубаем кончик кости, оставляя его на шкурке. От кости отделяем филе, режем кубиками и обжариваем вместе с луком и морковью до готовности

Готовую куриную и овощную смесь снимаем с огня, добавляем рубленые яйца, сыр колбасный. Каждую шкурку сшиваем по длине нитками (лучше темными), оставляя по ширине место для набивания начинкой. Набиваем шкурку начинкой, по ширине скалываем зубочисткой. Смешиваем майонез и соус "чили", пропорции тут каждый определит на свой вкус. Выпекаем в духовке до румяности (около 15мин).

Куриная грудка «А Ля Помпадур»

Куриные грудки слегка отбить, придать им ровную форму. Приправить солью и перцем. Взбить яйца. Муку высыпать на тонкий лист вощёной бумаги. На другой лист насыпать тонким слоем рубленый миндаль. Каждую куриную грудку обвалять в муке, обмакнуть во взбитое яйцо, обвалять в миндале, слегка прижимая кусочки орехов, чтобы они не осыпались. Сливочное масло   растопить в большой глубокой сковороде (сотейнике). Положить туда подготовленные грудки. Жарить грудки, постоянно поливая маслом с помощью ложки, по 4 минуты  каждой стороны, до появления золотистой корочки. Подавать сразу же.

Салат «Помпадур»

Яйца отварить вкрутую, отделить желтки от белков. Белки натереть на терке, а желтки размять вилкой. Репчатый лук нарезать кольцами. Сливочное масло охладить и натереть на терке. Натереть на терке сыр.
Салат выложить слоями:
1-ый слой – яичные белки; 2-ой слой – сыр; 3-ий слой – сардины; 4-ый слой – майонез; 5-ый слой – репчатый лук; 6-ой слой – сливочное масло; 7-ой слой – яичные желтки; 8-ой слой – майонез.
Сверху посыпать измельченным укропом.

(6)  Ж.Б.Тюби (1635-1700) - Французский скульптор итальянского происхождения.

(7)  Ванлоо – настоящее имя Шарль Андре ван Лоо (1705-1765) – французский художник нидерландского происхождения.

Звучит Менуэт Жана Батиста Люлли

© Copyright: Анна Магасумова, 2013

Регистрационный номер №0113503

от 31 января 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0113503 выдан для произведения:

 На ФОТО маркиза Помпадур

История седьмая.  Роковое наследство

 ч.8  О,  времена, о, нравы!  Тайное оружие маркизы Помпадур

Пускай твои глаза не ослепляет внешность,

Когда глядишь на мир вещей извне.

«Йоганджалисара» Шлока 5

 

«Никто не может в полной мере оценить то, что сделали для Франции женщины»

 Бернар Ле Бовье де Фонтенель

 

...вот зал наполнился толпою, вот блеск батистовых манжет

а я стою перед тобою...сейчас начнётся менуэт

и всё так призрачно и зыбко, я вижу лишь тебя одну

под стон солирующей скрипки, в глазах бессовестно тону.

 Юрий Старухин «Путешествие во времени»

 

Писать что-то новое о  маркизе Помпадур  также трудно, как не переписать Дюма и всё то, что  о ней уже написано. Но я старалась раскрыть её душу,  её жертвенную любовь к Людовику XV.

От автора

 

     Каким же тайным оружием владела  Жанна - Антуанетта  Пуассон,  что так завлекла Людовика XV в свои шёлковые сети?  Каким блеском ослепила?  Блеском бриллиантов? Она очень любила драгоценности.  А может, чем-то ещё?

 Возникла сразу   ассоциация с духами   Poison («Яд» )от  Christian Dior.

Какой бы ни была эпоха, Дом Диора  создал  новый облик прекрасной дамы, напомнивший мне Антуанетт Пуассон.

Духи  Poison  резко изменили представление женщины о самой себе.  Эти духи пленяют и опьяняют. Аромат  создан специально для эмоциональной, чувственной, сексуальной женщины, которая навсегда хочет покорить своего мужчину, как мечтала  покорить сердце Людовика XV.

Духи  Poison  содержат пряную и жгучую палитру ароматов:   диких ягод и трав, розы и жасмина, апельсина и мандарина, яблоневых цветов и бергамота. Все духи Poison заключены во флаконы, повторяющие форму яблока – запретного плода  Райского сада.  А яблоки  очень любила Антуанетт Пуассон – маркиза Помпадур.

 Духи  Poison – это  колдовские чары, являющиеся сутью наивысшей страсти, природного магнетизма и неудержимой силы. Такой силы, которой обладала Антуанетт Пуассон – маркиза Помпадур.

 Стоит только подойти поближе к обладательнице Pure Poison (Смертельный яд), как начинаешь терять голову, улавливая тонкий свежий аромат соблазна. Свежесть цитрусовых  изобилует запахом  распустившихся цветов, а амбра и мускус  добавляют чувственность и женственность.

Антуанетт Пуассон – маркиза Помпадур была женственна, но вот чувственности своей не открыла. Видимо, ей не хватило восточных ароматов  амбры и мускуса.

Пуассон – Poison.  Переводится с английского и французского, как смертельный яд, отрава, зелье.

 Антуанетт Пуассон очаровала Людовика XV,    стала для него  ядом, опоив  его зельем – своими ароматными травами.

Poisson – в переводе с  французского «рыба». Если сравнивать  Антуанетт  Пуассон с рыбкой, то  её холодную натуру  я бы сравнила с яркой аквариумной рыбкой.  «Плавала» в светском обществе Пуассон comm In poisson dans l΄lau – как рыба в воде, не смотря  на своё не дворянское  происхождение.

Маркиза Помпадур. Этот титул Антуанетт Пуассон  получила от короля Людовика XV/

Pompe – переводится с французского - «блеск», «великолепие», «пышность».

Pompous –  напыщенный, редко пышный, великолепный.

POMPOSITY – помпезность, напыщенность.

Dour – «суровый», «строгий», «непреклонный».

Pompedour – строгое великолепие,  суровая пышность или непреклонный блеск. Выбирайте,  как хотите.

 Кроме того, Помпадур – этот стиль (франц. Le style "pompadour") (1)  — стилистическое течение французского Рококо, или стиля Людовика XV (1715—1774), сложившееся благодаря деятельности фаворитки короля маркизы Помпадур.  

Извините, но без подобных ассоциаций эта часть истории была бы не полной.

Итак, тайное оружие маркизы Помпадур.

Вот уж поистине «из грязи в князи», вернее  в маркизы.  Так и хочется воскликнуть:

О, времена, о нравы!

Именно маркиза Помпадур толкнула короля в сети «Оленьего парка»  своей холодностью и ему уже было всё равно, кто перед ним: лишь бы смазливо-красивым было личико,  и моложе  была девица!!!

    Маркиза Помпадур получила самое ценное, что было у Людовика – его голубой бриллиант, завладевший её сердцем и натворившим  немало бед в истории Франции. Этим она погубила не только себя, но и множество  девочек, отданных на забаву королю. И не будет ей ни жалости, ни соболезнований. Хотя, как женщину, её можно понять.

    14 сентября 1745 года  состоялось представление маркизы Помпадур при дворе.  Как ни странно, Антуанетт надела  платье, которое ей ужасно не нравилось. Это было  платье из тяжёлой парчи, такого яркого зелёного цвета, что рябило в глазах. А ей так хотелось быть в своём любимом розовом! Но одна из фрейлин королевы  сказала:

– Мария не любит розовый цвет. Ей больше всего нравятся платья  цвета травы её любимой страны – Польши.

Так что Антуанетт пришлось смириться и одеть это нелепое платье,  чтобы понравиться  королеве Марии и добиться её расположения.  Так влиять на короля было бы проще.

– Я хочу закрепиться во дворце, – рассуждала Антуанетт Пуассон - д ʹ Этиоль.  – Получив поддержку королевы, трудно будет меня выселить из дворца.  Я пришла сюда навсегда и надолго!

Да, Пуассон –  этакая рыбка – игла, иначе не назовёшь, хотя и добрая,  благодушная, на её лице всегда была улыбка, хотела уколоть, отравить своим сладким ядом  и завлечь в свои сети всех, кто ей был нужен. Но никто в последствие не пострадал, а наоборот выигрывал.  А больше всего Антуанетт Пуассон - д ʹ Этиоль  нужен был король.

– Не зря же мне в детстве нагадали, что я буду «почти королевой!»

    Одетая в зелёное парчовое платье мадам Антуанетт  д ʹ Этиоль  сделала три реверанса: один королю, второй королеве и третий – дофину.  Марии  понравилась  любезность д ʹ Этиоль, о ней она была, конечно же, наслышана.  

– Пусть эта «малышка» будет на моих глазах, – думала  королева, глядя на Антуанетт, а Людовику сказала:

– Сир, хорошенькую фрейлину вы мне нашли. Она мне нравится! Я слышала, что она не знатного происхождения, пожалуйте  титул этой простолюдинке.

Вскоре Людовик XV издаёт указ:

«Присвоить титул маркизы Помпадур мадам Жанне –Антуанетт д ʹ Этиоль».

Титул ранее принадлежал угасшему дворянскому роду из Лимузена. (2)  Кроме титула Людовик пожаловал ей двенадцатью тысяч ливров дохода и  земли в Оверне (Arvernia др., Auvergne совр.) (3)в Центральной Франции. Символично, что  Овернь присоединилась к французскому королю в 1721 году –  в год  рождения Жанны-Антуанетт Пуассон.

 И наконец, король официально признал  маркизу Помпадур фавориткой. Антуанетт, обычно сдержанная в проявлении чувств,  была в восторге. Осуществились самые дерзкие её желания. 

 –   «Предсказать можно всё, кроме будущего», – повторила Антуанетт вслед за  Лао Цзы и продолжила:

 – Будущее  в  руках женщины, то есть, в моих. Если я не могу быть королевой, то буду рядом с королём!

   В тот же вечер новоиспечённая маркиза Помпадур отправила шестьсот ливров мадам Лебон, предсказавшей ей, что она станет возлюбленной короля, «почти королевой Франции».

   Маркиза Помпадур стала не просто фавориткой короля, она  участвовала в управлении государством  больше двадцати лет, до самой своей смерти.

Влюблённый Людовик XV не отказывал ей ни в чём. Он был очарован её великолепной белоснежно – перламутровой  кожей, идеальным овалом лица. Даже нос, слегка retrousse – вздёрнутый, не портил её внешность.  Густые светло-русые волосы и голубые глаза приманивали взгляд.  Пухлые и сочные  губы так и ждали поцелуев. Тонкая и гибкая талия, необычная для того времени хрупкость вызывали трепет и восхищение.   Людовик всецело попал  под влияние прелестной маркизы.

   Если бы в жизнь Людовика XV  не вошла Антуанетт Пуассон – Помпадур со своим непреклонным обаянием, события развивались бы совсем в другом  направлении: другая политика в вопросах финансов, религии, в дипломатических отношениях, другие жизненные приоритеты. С этого времени Помпадур –  женщина знающая,  умная  и умеющая пользоваться  своими знаниями и умом – подчинила себе короля.

Как  отнеслись к  маркизе Помпадур во дворце?  О ней говорили много и мнения были разные. Давайте послушаем.

– Эта  женщина – гризетка,  не очень строгих правил и мало чем отличается от особ, добывающих себе пропитание пошивом дешевой одежды и прогулками по вечерним парижским улицам.

– Но она, несомненно,  в совершенстве подражает светским дамам.

– У Людовика это минутное желание,  она не задержится надолго в его постели.

 –  Она слишком красива, чтобы король  забыл о ней.  Он изменился. Такой весёлый, обаятельный!

– Да, король только в хорошем настроении мил и дружелюбен. Но, если он в расстроенных чувствах лучше ему не попадаться на глаза.  А эта Помпадýрочка нашла  подход и воспользовалась этим. 

– Что ещё ожидать от этой выскочки! Она не просто обольстила Людовика. Эта Помпадýрша околдовала его своими чарами.

–Она завладела душой короля. Травит его потихоньку травками. Она – ведьма! Вы чувствовали, как от неё дурманяще пахнет!

– Не представляю, как королю удаётся с ней ладить, по мне, так она, действительно,  настоящая ведьма!

– Ведьма? Да она просто очаровательная женщина!

– Ведьма, бесспорно! Таких красавиц, как она  в средние века сжигали на костре! Так и улавливаешь тревогу, возникающую в её присутствии.

– Эта Помпадýрочка совсем не дурочка! Вы тоже почувствовали беспокойство, вызываемое ею? Но  это, не отталкивает, а наоборот, привлекает.

– Да она просто как кошка влюбилась в Людовика! Милая женщина. Всем помогает.

–Что вы говорите! Влюблённая кошечка? Скорее змея! Вкусив её яда, король требует новой порции и не может остановиться.

–Крыса она, никакая не змея. Вышла из низов общества. Добралась до королевского дворца и старается навести свои порядки.

–Ну что вы! Эта Помпадýра  скорее всего тёлочка, даже корова!  Корова пьёт воду – даёт молоко, а змея пьёт воду – выделяет яд. А ещё: жирную корову по одежде узнаешь. Это уж точно  о  Помпадур.

–Quod licet Jovi, non licet bovi. Что дозволено Юпитеру, то не дозволено быку.

–Мадам Помпадур  накинулась на короля, будто он  красный платок в руках  тореро.  А мы вокруг должны махать кружевными платочками и  comme il faut  - как полагается кричать: «Браво, торо, браво, торо!»

–Она нашего Людовика  так окрутила своей красотой. Вы только посмотрите! Вышла из низов, а как держится! Эта манера вскидывать  голову, гордый изгиб прекрасного рта, дивная улыбка – vrai sourire de Franse – настоящая французская улыбка. А как она смотрит, ну  просто королева! 

Антуанетт  была в курсе всех разговоров и не обращала на это внимание:

 –Bсё это badinage! – Лёгкая болтовня!  Пусть говорят! Бык привязан за рога, а человек за язык.  

Как бы маркизу не называли между собой придворные, но вслух не произносили. За ней следили тысячи враждебных глаз, но  каждый улыбался ей и раскланивался.  Превосходство маркизы  де Помпадур над прошлыми фаворитками короля было несомненным.  Её  положение не только при дворе, но и  при Людовике укреплялось. Она пользовалась этим, не боясь прослыть нескромной.  Антуанетт, став маркизой правила свой бал.

...Но рассвет грядёт не спеша,

Вот и всё – закончен бал.

Искупаюсь в лунных бликах,

Терпкой мятой надышусь...

(Беретта К.)

    Не зря говорили о  дурманящих запахах  маркизы.  С детства она любила ароматы  цветов  и луговых трав, особенно мяты. Не только за чудесный аромат, выделяемый ею, но и за её целебные для кожи свойства.  Настой мяты Антуанетт  применяла  для освежения лица и тела, добавляла к туалетной воде, мыла голову,  чтобы волосы были густыми и блестящими. Для отбеливания кожи лица маркиза  использовала  листья лесной земляники.  А каждое утро она умывалась отварами трав и цветов: лепестками  розы, ромашки, календулы и даже крапивы. Травы доставляли Помпадур  из её земель в Оверне.

    Она использовала травяные сборы для приготовления чая,  пила чай  яблочный для укрепления голосовых связок и придания голосу бархатистости,  жасминовый, успокаивающий нервы, с мятой и лимоном, улучшающий пищеварение, чай из розовых лепестков, создающий романтический настрой. 

   Для улучшения пищеварения и состояния кожи Антуанетт пила морковный и апельсиновый  сок с мёдом.  А ещё  она принимала бодрящие ароматические, фруктовые и винные   ванны.

     Но это ещё не все секреты маркизы Помпадур.  Для спокойного сна  Антуанетт  втирала в виски по капле лавандового масла. Добавляла масло лаванды в небольшой флакончик, наполовину  наполненный  водой, и сбрызгивала подушку.

– Лишь только коснусь щекой подушки, запах заставляет мозг расслабиться, и я засыпаю, – делилась Помпадур со своими подругами.

– Ведьма! – шептались во дворце.

   Даже после бессонной ночи маркиза выглядела превосходно. От отёчности лица ей помогала  чайная заварка, а ещё  от припухших глаз она использовала салфетки,  пропитанные настоем  из ромашки  с  мятой. 

Так что мятный запах сопровождал маркизу Помпадур, как шлейф.

    Нередко  можно было видеть её сидевшей в  кресле в глубокой задумчивости.

– Что-то замышляет! – были уверены придворные.

 Просто Антуанетт  выполняла специальные упражнения для лица и шеи. Вот некоторые из них:

1.       Вдох через нос с  расширением крыльев носа, выдох  через рот. Повторить  это упражнение 2-3 раза.

2.       Глубокий вдох через нос, одновременно втягивая щёки. После секундной задержки  дыхания, медленный выдох через рот, слегка разомкнув губы и надувая щёки. Это упражнение укрепляло  мышцы верхней губы, разглаживая складки от носа к углам рта.

Если глаза были утомлены. Антуанетт, широко раскрыв глаза, сильно прищуривалась, после закрывала глаза. Повторяла 40 раз.  Глядя в окно, 5 секунд смотрела на парковую аллею, а после 5 секунд  пыталась рассмотреть оконное стекло. Повторяла 15 раз.

Для лебединой шеи Антуанетт наклоняла вбок голову, не поднимая плечо, но стараясь коснуться его ухом.  Осторожно описывала полный круг головой, затем в обратную сторону. Вот так она следила за собой.

 Кроме того Помпадур тщательно отбирала цвета одежды из своего гардероба.

Недаром для первых встреч с королём у неё были   платья  розового цвета.  Все эти тонкости были известны маркизе. Она знала, что розовая  одежда   успокаивает нервную систему,  снижает возбуждение, улучшает настроение, а ещё способствует любви.  

   Нижнее бельё  Помпадур предпочитала только красного цвета. Натуральные ткани красного цвета благотворно действует на кровообращение и работу сердца.

Для чего это всё?  Просто  королевский двор не знал о настоящей драме  Помпадур.

– Мадам холодна и не испытывает радости от любви, – говорила её служанка Марú.

Антуанетт  пыталась подогреть свою чувственность.  Она повторяла вслед за Генрихом  VIII:

Держите соленья, держите салат.

Маркиза Помпадур помнила уроки Лебон – своей наставницы:

– С древности люди жаждали увеличить свою сексуальную энергию: пили змеиную кровь, ели оленьи рога, жуков-скарабеев. Но эти экзотические средства не обязательны. Существуют доступные продукты, которые усиливают сексуальное влечение и  у женщин, и у мужчин.

      Маркиза  ела клубнику, приятный запах которой настраивал на романтический лад, и из своих рук  кормила Людовика. Миндаль  добавляла в десерты и салаты. (4)  По утрам Помпадур пила горячий шоколад или какао с ванилью. Использовала корицу в качестве обильной приправы ко всем сладким блюдам. В её рационе были: суп из сельдерея, петушиные гребешки в остром соусе с луком-пореем, раковые шейки,  фаршированные грибами.    Очень любила маркиза изысканные блюда из куриных ножек, которые в последствие так и назывались «Куриная грудка «А Ля Помпадур», «Куриные ножки Помпадур» и салат «Помпадур». (5)

    Маркиза ела  много трюфелей и переперчённые блюда.  Но это не давало результата, кроме проблем с желудком. Поэтому она  часто  носила на брюшной полости жёлтый платок, который никто, конечно, кроме  служанки не видел.  Помпадур  была уверена: 

– Жёлтый цвет  благотворно влияет на печень и кишечник. 

Антуанетт мистически относилась к собственной одежде. Ей хотелось, чтобы на неё шили, шили и шили. В апартаментах Помпадур находилась  большая светлая комната, в которой был по - настоящему лес платьев. Комнату пересекали,  укреплённые под потолком, стальные брусья, с которых  свисали  наряды. Когда Антуанетт  входила, ветерок проносился по рядам шёлка и бархата, как лёгкий вздох, улетавший  к стоящему  в глубине  комнаты  огромному зеркалу в старинной золотой раме.  В этом зеркале отражалась маркиза в своих волшебных платьях: для  бала, маскарадов, отдыха и  прогулок. 

– В лабиринте зеркала можно потерять душу, – считала она, – а можно заполучить другую, заплутавшую там раньше, всегда молодую и красивую. 

  В зеркале Помпадур видела себя со стороны и эта женщина ей нравилась.

– Бледность в лице, но иногда можно нанести чуть-чуть румян.

Глядя в зеркало,  Помпадур улыбнулась  своему  отражению.

– А я красива! Это никто не сможет отрицать. Ушки миленькие, а модные причёски  их открывают. Пусть все смотрят, какие у меня красивые серьги!

Уши у Антуанетт были проколоты ещё с детства. Сейчас  в них играли с солнечными лучами   серьги  с голубыми бриллиантами, её самые любимые.  Шарль Ле Норманн дʹ Этиоль подарил их Пуассон  на свадьбу, а ему серьги достались по наследству. Они передавались  от матушки невестке, а как оказались в семье  дʹ Этиолей, Шарль  не знал. Бриллианты были осколками королевского  «голубого француза». Серьги изготовил ещё  парижский огранщик, который по приказу Людовика XIV из яйцевидного  алмаза  сделал огранку камня в  форме сердечка. Так что око Бхайравы призывало к себе свои частички драгоценного камня.  Оставалось ещё кольцо, но и оно, как ни странно, оказалось на пальчике Антуанетт, и было подарком на совершеннолетие от  её крёстного Мон Мартеля Пари, крупного финансиста и любовника матери.  Дорогой подарок, скажете вы? Да! Но не только он  дарил Аннет, этому прекрасному «Пончику» драгоценности.  И отчим Ленорман  де Турнем потворствовал тяге Пуассон к дорогим украшениям.  Ещё в детстве он привёз Антуанетт  красивые рубиновые серёжки, которые так подходили к её розовым нарядам.  

     Действительно в детстве Аннет носила в основном розовые платья, но сейчас её самым  любимым было вечернее платье  с низким вырезом, сшитое из плотной, но достаточно лёгкой парчи цвета морской волны. Это было не просто платье. Это было настоящее произведение искусства.

– Платье – просто триумф! Вечерняя одежда должна быть обязательно  синего цвета, – считала Антуанетт.

Парчовая ткань охватывала её узкую талию, к подолу расширялось, останавливаясь на дюйм  или два над лодыжками, а высокий овальный вырез переходил в высокий воротник, оттенявший  шею. Оттого, что между строгим и непроницаемым лифом и высоким воротником виднелась грудь, возникало впечатление –  обнажённости, но это было так  элегантно. Но именно такого  впечатления Антуанетт добивалась и о таком мечтала. Юбка и рукава-буфы были богато расшиты золотом, а тугой корсаж – крупным жемчугом.

– Чудесно! За такое платье и умереть не жалко,  – восхищались фрейлины маркизы.

   Помпадур обладала хорошим вкусом, всем тонкостям она обучалась с детства.   Лиа Лебон говорила:

Синий цвет – цвет вечера, даёт покой глазам и нервам.  Милая Аннет!  Сшей синее платье или рубашку пожилому человеку, покой которого тебе дорог – эти вещи задержат старческое слабоумие и снимут утомление глаз. А вот зелёный цвет  успокаивает, настраивает на благостные размышления.

Маркиза  вспомнила об этом, когда ей рекомендовали надеть зелёное парчовое платье  на   представление  при дворе. Поэтому королева была так любезна со своей новой фрейлиной.

–  Зелёный цвет оптимизирует работу  сердца и сосудов, успокаивает сердцебиение, лечит нервную систему,  – шептала Антуанетт, облачаясь в тяжёлую парчу, сдерживая слёзы.

  Ведь молодая маркиза  чувствовала небрежное отношение к ней со стороны многих придворных, считавших, что она не задержится при дворе.

 – Ах, как я боюсь потерять любовь короля,  – шептала  Антуанетт, чтобы никто не услышал.

Ей нужно было  тщательно  продумать  линию поведения.

–  Я должна   добиться полной поддержки короля и упрочить своё положение.

Это была самая чрезвычайно трудная и важная задача.

– У меня, к несчастью, холодный темперамент.  Я  ему быстро надоем, и он возьмёт другую! – шептала Антуанетт  в страхе.

 Но тут же она заставляла себя не думать об этом.

– Нет, не допущу! Я сделаю так, чтобы король дорожил моим обществом. Буду нежна с ним. Привычки свяжут нас навсегда!

   Зная о любви Людовика к театру, маркиза организовала  в галерее Версаля, примыкавшей  к Медальонному кабинету  «Камерный театр». В январе 1747 года состоялось его открытие: давали  «Тартюфа» Мольера. Актеров на сцене вместе с занятой в спектакле маркизой было едва ли не меньше, чем зрителей в зале: приглашено было лишь 14 самых знатных персон. Каждый входной билет добывался ценой неимоверных усилий и даже интриг.

   Успех спектакля превзошел все ожидания. Король был в восторге от игры Жанны.

Madam! Вы самая очаровательная женщина во Франции, — сказал он ей после окончания  действия.

 С 1747 года  на протяжении пяти лет  Помпадур подготовила   чуть больше 60 драматических  и музыкальных спектаклей.

      Проходили театральные представления не только в  Зеркальной галерее Версаля, но и в театре Этиоля или Шантемерле у госпожи де Вильмур, подруги маркизы Помпадур.

  Ей удалось пленить Людовика своим исполнительским искусством.  Антуанетт  была хорошей актрисой и никому не доверяла   главные роли, сама исполняла ведущие партии в операх. Так Помпадур поставила оперу Жана Батиста Люлли «Ацис и Галатея», исполнив партию Галатеи. Людовик  досталась  небольшая партия, всего три строчки, но одну из них король умудрился забыть.

– Mon cher ami! Mais gu΄ est ce gue vous avez? – Мой дорогой друг! Но что с вами происходит? – спросила маркиза.

Ga  c ʹest marrant! –  Это забавно! – ответил король.

После подобного «триумфа»  он больше не решался  принимать участие в оперных постановках, а в спектаклях соглашался  только на  маленькие роли.

 В другой раз  Людовик вызвался играть на флейте. Маркиза  на это произнесла так ласково:

Gue tu esdrôlemon cher – Какой ты забавный, мой дорогой!

Он играл из рук плохо, фальшивил. Но никто из придворных не осмелился сказать ему об этом, потому что  он был король.  Что бы он ни делал, все восклицали:

Délicieux! Восхитительно! Восхитительно!

На Святой неделе Помпадур  развлекала  Людовика концертами духовной музыки и литургиями, в которых сама принимала участие. Король  был изумлен. Он слушал,  слёзы текли по его щекам, и только шептал:

 – en suis ravi! – Я в восхищении!

Кроме того,  Помпадур  обнаружила немало талантов среди королевских придворных.   Среди них разворачивались нешуточные страсти  за роли, за возможность играть  в оркестре, петь в опере.   

   Актёры считались   избранными. Это была elite – элита.  Приглашение  на представление было очень почётным и престижным.  Те придворные, которых не приглашали, впадали в  отчаяние, считая отказ ударом по самолюбию. Чтобы забыться они отправлялись залечивать раны в свои имения в провинцию.

  Маркизе Помпадур всегда удавалось развеселить короля.  Людовик стал не только восторженным зрителем, но и активным участником "театральных действий", соавтором свода правил для версальской труппы актёров, предложенного фавориткой.

   Одинаковые увлечения усиливали взаимную привязанность короля и маркизы. Они стали партнёрами и уже не могли  обходиться друг без друга.  Любили практически одно и то же. Аромат роз и лилий, яблоневого цвета и апельсиновых деревьев  пьянил их одинаково.

Людовик поощрял разведение Помпадур садов. Тюльпаны стояли, как шеренги солдат, вытянувшись на высоких стеблях. Магнолии раскрывали шары своих больших цветов, наполняя воздух сладким и густым благоуханием. Заросли душистого жасмина, целые опушки бело-жёлтых нарциссов, пермских фиалок, красных гвоздик  радовали глаз.  Кусты нежных роз излюбленного маркизой «оттенка утренней зари»  со временем были названы «розами Помпадур».

 

Именно Антуанетт создала в Версале Оранжерею с  цитрусовыми деревьями: апельсиновыми, лимонными, гранатовыми. Климат в Оранжерее был соответствующий, так что деревья давали плоды. Радовали глаз бледно- жёлтые лимоны и  оранжевые апельсины, которые казались ярче от солнечных лучей. Багровые гранаты лопались  от зноя, обнажая свои красные, казалось истекающие  кровью,  внутренности.

  По желанию Помпадур в парке было создано искусственное озеро, вскоре получившее название озеро Швейцарцев. В земляных работах принимали участие швейцарская гвардия Людовика XV.

  Всё в  Версальском парке было обустроено в соответствии не только с красотой, но и здравым смыслом. Особенностью парка   стали многочисленные  боскеты (рощи) – «зелёные комнаты». Каждая представляла упорядоченный лабиринт, образованный густо посаженными деревьями и  кустарниками, в разных уголках которого находились фонтаны, гроты, садики.

  Давайте и мы пройдёмся немного по Версальскому парку.

Длинные аллеи уводят нас  вдаль. В нишах, вырезанных в живых зеленых стенах, белеют статуи. Перед нашим взором открывается зал из листвы деревьев - боскет "Бальный зал" или "Зал раковин", предназначенный для танцев и пиршеств под открытым небом. За деревьями открывается открытое пространство, выполненное в виде амфитеатра с уступами из подстриженного кустарника. Напротив входа в боскет ступени амфитеатра  оформлены с помощью ракушечника, морских раковин и камня, а также украшены позолоченными вазами и канделябрами. По ступеням стекают каскады воды, на фоне которых ввысь  взмывают пенящие струи.

 

Таким образом, инструментальное сопровождение балов органично дополняется  музыкой природной стихии. Напротив  -  стена с зелёными ступеньками, а на них расставлены вазы. Из ваз бьют фонтаны, затейливо спадают каскады тонких струй. Вечером зажигаются многочисленные светильники на ступенях амфитеатра и плошки в виде цветов, подвешенные к веткам деревьев.

А вот  боскет – «Зеленый театр» или «Водяной театр». Он заполнен местами для зрителей, расположенными полукругом. В зеленых стенах устроены ложи. За вырезанным из зелени портиком сцены – живая декорация. Зелёные аллеи украшены фонтанами и позолоченными скульптурами.   При колеблющемся пламени на площадке в середине зала  танцуют торжественный Менуэт. Платья дам с широкими пышными юбками, блистающие драгоценностями, прекрасно гармонировали с пышностью  боскетов.  Зелень, серебряные струи фонтанов  создавали фееричное впечатление. Этому впечатлению способствует  и нежная, изысканная музыка композитора  Жана Батиста Люлли (1633-1687).

   Бриллиантовые струи фонтанов, зелень, мрамор и золото статуй, цветочные ковры боскетов сочетались с разноцветными голубыми, розовыми, зелеными, бархатными и шелковыми платьями и кафтанами, расшитыми золотом и драгоценными камнями.

  Мы очарованы важностью и достоинством, с которым  дамы и  их кавалеры выполняют фигуры танца, изысканной грацией их медлительных жестов и величавых поклонов.

        За фонтаном Латоны начинается длинная широкая аллея с газоном посередине и рядами мраморных статуй по обеим сторонам. В конце аллеи –  фонтан Аполлона (Bassin d’Apollon). Из водной глади возникает запряженная четверкой лошадей колесница, которой правит Аполлон, обращенный лицом к Версальскому дворцу.

Скульптурная группа по эскизу скульптора Ж.-Б.Тюби (6)  отлита из свинца и покрыта позолотой. Фигура Аполлона является центральной в парке Версаля и подчеркивает блеск и пышность французского двора, а также символизирует  собой приверженность короля искусствам, подобно тому,  как Аполлон являлся покровителем Муз.

    И в конце нашей прогулки пройдём к боскету «Триумфальная арка». Он роскошен в обрамлении золоченой решетки  в виде триумфальной арки. В глубине боскета выделяется  бронзовая группа «Торжествующей Франции». В густой  зелени стоят  статуи и вазы. На земле расстилается «ковер» с причудливым орнаментом из цветов. На клумбах –  изящный рисунок из цветного стекляруса вместо живых цветов  из севрского фарфора.

    Но вернёмся к маркизе Помпадур.

   Антуанетта переносила Людовика в  сказочный мир причудливых дворцов, под своды столетних деревьев, ярких и экзотических растений.  Фарфоровые цветы нравились  Антуанетте не меньше настоящих цветов. Страсть маркизы к фарфору находила отклик в душе короля.  Людовик XV подарил Помпадур деревню  Севр, где  в 1756 году было развернуто производство фарфора. 

Редкий розовый цвет фарфора назвали в честь маркизы  — «Rose Pompadour». Вскоре севрский фарфор становится  широко известным.  В настоящее время это  предмет  роскоши, который не каждый может себе позволить.  

   Рекламируя севрский фарфор, Помпадур  устраивала выставки в Версале и объявляла:

Если тот, у кого есть деньги, не покупает этот фарфор, он плохой гражданин своей страны.

    Помпадур вновь и вновь покоряла Людовика своей способностью представать перед ним всякий раз новой и неожиданной. Это был секрет мадам де Помпадур, которым она пользовалась многие годы: изысканные макияжи, причёски  и  большой выбор потрясающих  карнавальных костюмов!  В страсти  к преображению до неузнаваемости  видится не только желание удержать непостоянного короля, но и насущная потребность богато одаренной натуры маркизы.  В  Антуанетт Помпадур,  возможно,  погибла большая и разноплановая —  комедийная,  гротесковая и драматическая — актриса.

 Когда король поднимался в  апартаменты Помпадур, каждый раз его встречала новая женщина. Это была та же, столь знакомая, — и всегда другая: султанша с картин Ванлоо(7),  в широких шелковых шароварах и в кофточке с пуговицами, расстегнутыми на шее.  Придворная дама — почти величественная,  молодая веселая женщина или мечтательная рассказчица разных историй – «Версальская Шахерезада».  Порой она являлась в костюме простой крестьянки или садовницей  в соломенной шляпке и с букетом цветов. Эти маскарады  выгодно отличали маркизу  от других придворных дам.

    Из своих слабостей мадам де Помпадур создала тайное оружие силы. За свою жизнь она видела стольких людей, столько всего узнала, о чем Людовик и не догадывался. Она освободилась от предрассудков, столь стесняющих бывших фавориток  в любви.

   Антуанетт  умела музицировать, рисовать, элегантно одеваться, искусно вести беседу — талант, приобретенный в школе Вольтера. Будучи выходцем из низов, она  имела все черты истинной парижанки, которая  родилась  в грязи и поднялась  до ступеней королевского трона.

    Антуанетт  умела приспосабливаться ко всем ситуациям, если надо, быть влюбленной, актрисой, политиком, но всегда и прежде всего, оставалась  женщиной, которая хочет нравиться и нравится мужчинам. Антуанетта стала не минутным увлечением, а полноправной любовницей!

   Тяга  маркизы Помпадур к прекрасному имела множество проявлений. Она была знакома со всеми выдающимися деятелями того времени. Старого Кребийона, своего учителя, она не забыла, спасла от нищеты,  назначив ему королевскую пенсию.  Маркиза поддерживала  скульптора  Фальконе —  создателя  памятника Петру I в Петербурге.  В 1751 году с помощью Помпадур  вышел в свет  первый том французской Энциклопедии, или «Толкового словаря наук, искусства и ремесел» Дени Дидро. Вольтер восхищался ею,  но в тоже время посмеивался над её мещанскими манерами. В сказке  «Что нравится дамам» (1763) рыцарь Робер  раскрывает с  помощью ведьмы-старухи  секрет:

Что любо женщинам...

«Сударыни, я знаю ваш секрет,

Проведал ваше главное пристрастье

Везде, всегда, в былом, теперь и впредь:

Не в том любая дама видит счастье,

Чтоб множество любовников иметь;

Но всех сословий жены, девы, вдовы,

Дурны, красивы, ласковы, суровы —

Желают все, по мненью моему,

Любой ценой главенствовать в дому.

Для женщин власть всегда на первом месте;

И в этом я уверен, хоть повесьте».

Здесь, говоря о власти Вольтер, естественно имеет в виду маркизу Помпадур, чем и вызвал  её недовольство.

    Королевские дворцы и загородные резиденции Людовика также подвергались изменениям в соответствии со вкусами Помпадур. Не избежал этого и Версаль, где маркиза недалеко от королевского парка повелела соорудить небольшой уютный дом с парком и храмом с беломраморной статуей Адониса. Она гуляла с Людовиком по парку Версаля, роскошным садам  летних замков и постоянно сопровождала его  в поездках по Франции.

   Если королю становилось скучно в дороге, она рассказывала ему пикантные анекдоты.  Настоящая Шахерезада! Только она могла развеять  скуку Людовика и придумывала для него всё новые и новые развлечения.

 После посещения  в Сен-Сире Института благородных девиц, созданного Монтеспан,   маркиза Помпадур  решила создать  в Париже Военную школу для сыновей ветеранов войны и обедневших дворян. Король не проявил  особого энтузиазма по поводу этой затеи, но, тем не менее,  дал  разрешение об открытии Военной школы.

  Строительство началось в 1751 году, но  было прервано из-за недостатка государственных средств. Тогда маркиза вложила недостающую сумму из собственных сбережений. Через два года помещения школы были частично отстроены, и  уже в 1753 году  здесь начались занятия. В дальнейшем, для завершения строительства помог налог, которым Людовик обложил любителей карточной игры.

  С 1777 года в это учебное заведение стали принимать лучших учеников провинциальных военных училищ, в числе которых в октябре 1781 года на обучение сюда прибыл 19-летний кадет Наполеон Бонапарт. Так что, если бы не было парижской Военной школы, то возможно история не узнала великого «императора французов».

    Вмешательство голубого  бриллианта  – Ока Бхайравы в судьбы наших героев изменило ход истории,  перевесив мир  на сторону зла, потрясений и  насилия.

     Ещё в раннем детстве Антуанетт   стала собирать камни.  Она держала их в шкатулке ручной работы, и порой открывала, любуясь ими. Рубин, напоминавший ей густую каплю крови.  Сапфир, так подходящий ей под цвет глаз. Зелёные изумруды цвета летней травы в Версальском парке. Но больше всего Антуанетт  хотелось  заполучить голубой бриллиант – «голубой француз».  Зная о страсти  Помпадур к драгоценным камням, Людовик XV позволил ей прикрепить «синее сердечко»  к бальному платью.  Но Око Бхайравы не смогло простить этого поступка королю.  Тем более не могло простить факт,  что  не Людовик правил Францией, а маркиза Помпадур, хотя государственными делами Людовик XV занимался  значительно больше, чем Людовик XIV.

   Когда  какой-нибудь министр надоедал королю  с докладами, маркиза старалась его  выпроводить, сама с лёгкостью решала любые вопросы. Многие заранее советовались с ней, прежде чем попасть к королю.

   Одному из посетителей Помпадур сказала:

– В вашем присутствии король прямо желтеет!  Вы так раздражаете короля.  Прощайте!

  Помпадур со снисходительным высокомерием стала принимать у себя министров и послов. В комнате было только одно кресло – все должны были стоять в присутствии сидящей фаворитки.  Настолько упрочилось положение маркизы Помпадур. С ней вели официальную переписку русская и австрийская императрицы и прусский король.

Вся тайна политики состоит в том, чтобы вовремя солгать и вовремя промолчать, – замечала она.

  Помпадур склонила короля к союзу с Австрией, противоречившему традиционной политике Франции,  удалила кардинала Берни из министерства иностранных дел, назначив вместо него своего любимца, герцога Шуазеля. По её желанию назначались главнокомандующих в армиях. Она выдвинула герцога Ришелье  в маршалы Франции. С её лёгкой руки должности государственного аппарата  стали продаваться и передаваться по наследству.  

    Помпадур всегда  находилась рядом с Людовиком. Правда, пора горячей любви быстро прошла, длилась она пять лет. Для короля это был достаточно долгий срок. Он удалил маркизу из своей постели, причиной тому явилось несходство темпераментов, то из поля зрения Людовика  она уходить  не собиралась.

  Во дворце стали ходить слухи, возможно и со слов самого Людовика:

–Как женщина Помпадур  холодна!

– Ей не помогают уже никакие возбуждающие средства!

Женщины воспряли духом. Появилась возможность приблизиться к королю. Но Помпадур сдаваться не собиралась.  Она так привыкла к стремительному ритму жизни: государственные дела, придворные обязанности, необходимость постоянно утешать и развлекать короля,  настроение которого менялось несколько раз в день, от бурного веселья к глубокому  унынию. Утешить короля и отвлечь его от дурных мыслей могла только она. Так что у   маркизы  оставалось мало времени не то, что на себя, но  даже  на  сон. 

   Редкие минуты, когда Антуанетт оставалась одна, она проводила  в своём любимом кресле. Она любила сидеть на свежем воздухе, у распахнутого окна, даже  если это было  зимой, кутаясь в тёплое манто.  Не терпела духоту, но и сырость ей тоже была не по душе. В  спальне Антуанетт  в любое время года  горел камин, было приоткрыто окно. Ей нравился небольшой сквознячок, который шевелил тяжёлые портьеры и лёгким ветерком скользил по её плечам, закутавшимся в меховую накидку.

  Но в данную минуту Антуаннет Помпадур стояла у зеркала.

–Ах, появились морщинки и не одна,  – говорила она своему отражению. – Это знаки, которые, уже не  разглаживаются, какие бы настои и средства для лица я не применяла. А какое было гладкое и нежное лицо 20 лет назад!

 Помпадур стала думать о  Людовике. Он так и не разбудил её чувственности, но не это было главным. Маленькая дочь маркизы, Александрина д ʹ Этиоль, которую она родила через 8 месяцев после встречи с королём, могла быть  королевской  дочерью. Этого с точностью не могла знать даже сама Помпадур.  В то далёкое время не могли и подозревать о генетической экспертизе.  Да и что это бы дало?  Антуанетт часто об этом думала и испытывала перед дочерью чувство вины.

–Алекс,  маленькая, хрупкая девочка с большими голубыми глазами и кудрявыми волосами так напоминала меня в детстве. Как же  её не хватает!   

На глазах маркизы появились слёзы, но  она никогда  не позволяла  себе плакать,  даже когда оставалась одна.

– Слёзы оставляют следы на  лице. Ведь  слёзы  содержат соль, которая иссушает кожу и добавляет новые морщины.

Александрина  прожила девять лет. Девочка жила в замке в Оверне. Маркиза скрывала её существование, но недруги прознали о  ребёнке. Однажды, возвращаясь с прогулки, Алекс упала и в сознание уже не пришла. Помпадур была уверена, что девочку отравили, но доказать  не смогла. Вместе со смертью дочери  в  Антуанетт   умерла  женщина. Да и к этому времени она уже не испытывала радости в любовных утехах и  вскоре  смирилась с  изменами Людовика.

Король, приученный с юности к физическим нагрузкам, сохранил отличную форму и в зрелом возрасте. В любви он был по-прежнему пылок и неутомим, а желание новизны толкало его в объятия женщин,  готовых уступить ему во всём.

– Мадам де Круазен, ах, сколько неприятных минут она мне доставила,  – вспоминала   Помпадур.

Она рассмеялась.

– Я ей отомстила!

Помпадур прибегла к помощи   почтмейстера Жанеля. Зная о  скупости Людовика, она вручила почтмейстеру   листок, который  он вставил в королевскую корреспонденцию.  Там были такие строки:

« У нашего короля появилась новая подружка. Лучше бы он оставил прежнюю. Она тихая, никому не делает зла и у неё есть достаточно денег, чтобы не просить у короля. А новая мадам, хотя и знатного, но обедневшего рода,  ей потребуется блеск  и роскошь, без которых она  жить не может. Миллион в год – это ли не расточительность? Да придётся содержать её приближённых и родных. Они заполонят королевский дворец и заставят дрожать министров».

 Король, прочитав эти строки, оставил мадам де Круазен. Вскоре Помпадур говорила подруге:

– Маркиза Круазен просчиталась, она напугала  Людовика  своей  привычкой к роскоши.

Но король продолжал утешаться с разными любовницами, предпочитая девственниц, так как боялся заболеть.

Маркиза решила, во что бы то ни стало, удержать  Людовика XV возле себя, и стала сама  представлять ко двору  молодых красавиц.

Она смирилась с  Оленьим парком, но настоящую угрозу представляли знатные дамы. Сначала графиня  Шуазель-Романэ, потом  маркиза Куаслен, молодые и красивые,  но по интеллекту  они сильно  уступали Помпадур и  быстро надоели королю.

  С 1752 года  маркиза стала  герцогиней, победив соперниц, она не смогла справиться с болезнью. Лёгкие Антуанетт были слабыми с детства, но она не берегла себя. Постоянные сквозняки, долгие прогулки и поездки с королём по загородным замкам, окончательно доконали её. Это случилось вскоре после того, как Людовик прикрепил ей на платье свой  голубой бриллиант – Око Бхайравы. И тут же между королём и маркизой пробежала кошка, король стал обвинять Антуанетт:

– Ты холодная женщина! Ты как рыба, скорее всего, русалка, которая завлекает и забирает душу.

        Это было только началом неприятностей Помпадур. К тому же она стала чувствовать недомогание, её беспокоил кашель. Травы не помогали, да и врачи тоже. Последнее время она стала задыхаться. 

В один из апрельских вечеров  Антунетт встала рано, подошла к окну.

– Какая ранняя весна, почки ещё не распустились на деревьях, – подумала она,  – но я уже этого не увижу. – Эта мысль внезапно  промелькнула в её голове. 

Антуанетт взяла в руки свою шкатулку с драгоценностями и стала перебирать одно украшение за другим. Она вспоминала истории, связанные с ними.  Весёлые и грустные, забавные и печальные.

– Мои любимые камешки! Вот этот, какой  красивый, хрупкий, будто воздушный, – прошептала герцогиня, прикоснувшись к    голубому бриллианту.

А это был известный нам  «голубой француз» – Око Бхайравы.

–Холодный камень, как  сердце  короля, – подумала Помпадур. – Я так и не смогла растопить его сердце своей любовью. Видимо, это было не в моих силах.

К шкатулкам и к сердцам подходит ключ один.

И если сердца он не открывает —

Благоволенье все же вызывает. (Жана де Лафонтен)

Губы её, прошептавшие эти строки стали влажными, глаза заблестели,  и на камень упала слеза. Будто волны пробежали по бриллианту, но герцогиня ничего не заметила. Она закашлялась,  приложила батистовый платок с вышитой алой розой к губам. На белоснежном платке показались капли крови.

– Как мои рубины, – прошептала она.

Выпив горячего зелёного чая с лимоном и мятой, Помпадур почувствовала себя лучше.

Днём  она  занималась церковными делами. По заказу Помпадур шло строительство церкви Святой Магдалины. Той самой  Магдалины, которую хотели забить камнями за распутство. Вечером, утомлённая и ослабленная, маркиза  вернулась в свою спальню. Взяла в руки распятие. Последнее время Антуанетт стала молиться богу.  На душе  стало легче, кашель не беспокоил.  

– Два врага есть у женщины – время и правда. Я смеялась над ними и обманывала себя. Но пришло время и я ничего уже не могу сделать.

 Это были последние мысли перед тем, как она заснула.  Во сне она была маленькой девочкой и вместе с мамой  гуляла по саду. Вдруг  Аннет увидела красную  розу и сказала:

 – Я не уйду спать, пока не увижу, как она расцветёт.

– Роза расцветёт, только не скоро. Расцветёт и завянет через несколько дней, – ответила ей мать.

– А как можно сохранить розу? – спросила маленькая Аннет, – Ведь даже бутон так красив, скажи мне, мама!

– Придёт время, и ты узнаешь, как это сделать.

Сохранить розу Помпадур смогла в рисунке на севрском фарфоре. Радует глаз роза алая, как символ жертвенной любви.

Утром Антуанетт встала рано, она чувствовала себя неважно, душил кашель. Облачилась, как никогда в строгое коричневое платье, напоминавшее монашеское одеяние.

– Как бы сегодня день пережить, ведь  осталось не завершённым одно  дело.

Мысли путались, но Антуанет сосредоточилась на задуманном. Взяла в руки перо и стала набрасывать на бумаге эскиз фасада церкви Святой Магдалины.

–Христос сказал, что бросить камень может только тот, кто сам безгрешен, и никто не посмел  бросить в Марию Магдалену. Люди грешны и грешат, не думая о последствиях,  – рассуждала Антуанетт. – Надо оставить указания для художников и реставраторов. Ещё успеть сказать Людовику последнее «прости».

Mon amore Луи!

Не верь, что я стремилась к власти,

Тебя любила я!

С тобою рядом испытала счастье

И одному тебе была верна.

Прощай! Была я недотрогой,

Холодной, как зима, увы!

Теперь себя я доверяю Богу.

Я ухожу. За всё меня прости.

Это был последний час в  жизни Антуанетт Помпадур. Она умерла утром  15 апреля 1764 года. В декабре ей должно было исполниться 43  года.

   Её смерть глубоко опечалила Людовика. Антуанетт Пуассон, «малышка дʹ Этиоль»,  маркиза Помпадур,  стала для него не просто возлюбленной, она ему была просто необходима.   Помпадур добилась своего: осталась в сердце короля до последних дней в его жизни. Вечером того же дня  во исполнение закона, запрещающего оставлять труп в королевском дворце, тело фаворитки на носилках перенесли в Эрмитаж.  17 апреля, когда  хоронили Помпадур, шёл проливной дождь. Людовик XV не смог следовать за кортежем, эти два дня от переживаний у него поднялась температура. Людовик смотрел на процессию из окна и плакал. Сквозь слёзы он произнёс:

– Mon cher! Моя дорогая!  Это единственные почести, которые я могу тебе оказать.

Внезапно  небо пронзила молния, и следом прозвучали раскаты грома. Необыкновенная гроза пронеслась над Парижем.

– Какое страшное время вы выбрали для последней своей прогулки, madam! – произнёс король.

В тот же день Людовик узнал, что Помпадур завещала ему свою любимую коллекцию  драгоценных камней. Конечно же, он увидел свой любимый голубой бриллиант в форме сердца.

– Он был у неё на груди, – подумал король, – камень вобрал в себя частичку её души.

Как король  был недалёк от истины!

Камень, что в наследство

Опять приносит смерть.

Прошептал Людовик.

Скорбела по  бывшей любовнице мужа  и королева Мария. В последствие она произнесла фразу, которая вышла за пределы Версаля и разнеслась по всему Парижу:

 – О ней говорят так мало, будто бы её  не существовало. Таков мир. Достоин ли он любви?

 

Достоин ли  мир любви?

А если и не достоин,

То волноваться не стоит –

В  сердце любовь сохрани.

И, распаляя страсть,

Стремишься  неистовой силой,

Быть рядом  с единственно милым...

«Не требуй ответной  любви!»

 



 

 

 

(1) что-либо  в стиле "помпадур" pompadour

1. стиль эпохи мадам де Помпадур (фаворитка Людовика XV); 

2. высокая прическа с валиком;

3. малиновый или  светло-розовый цвет; 

4. ткань светло-розового оттенка;

5. яркий узор в виде веточек цветов по белому фону;

6.яркий

7.глубокое прямоугольное декольте

(2) департамент в Франции

 (3) Современный департамент Канталь

(4)Салат «Тиффани» курица с миндалем и виноградом.

В этом простом кулинарном рецепте вкусного салата соединяются необычные ингредиенты! Оцените сочетание: мелко нарезанную куриную грудку, натертый сыр, измельченные яйца последовательно выкладывать в салатник, каждый слой посыпать миндалем и промазывать майонезом. Украсить салат выложенными плотно друг к другу порезанными пополам виноградинами.

Салат куриный с миндалём

Обжарить куски грудок курицы, предварительно посыпанной карри. В салатник выкладываем листья салата.  Курицу режем на мелкие кусочки, выкладываем в салатник первым слоем, смазываем майонезом, сверху слой посыпаем  тертым миндалем. Затем натираем твёрдый сыр,  не очень мелко. Выкладываем слой сыра на слой курицы, промазываем  майонезом, сверху посыпаем тертым миндалем.

Теперь натираем яйца, выкладываем на сыр, смазываем майонезом. Орехами посыпать не надо. Можно украсить половинками винограда.

Можно просто перемешать все слои.

 (5)В ресторанах эти блюда считаются деликатесом.

Куриные ножки «Помпадур» Режем кубиками лук и морковь, с окорочков снимаем кожу, ножом отрубаем кончик кости, оставляя его на шкурке. От кости отделяем филе, режем кубиками и обжариваем вместе с луком и морковью до готовности

Готовую куриную и овощную смесь снимаем с огня, добавляем рубленые яйца, сыр колбасный. Каждую шкурку сшиваем по длине нитками (лучше темными), оставляя по ширине место для набивания начинкой. Набиваем шкурку начинкой, по ширине скалываем зубочисткой. Смешиваем майонез и соус "чили", пропорции тут каждый определит на свой вкус. Выпекаем в духовке до румяности (около 15мин).

Куриная грудка «А Ля Помпадур»

Куриные грудки слегка отбить, придать им ровную форму. Приправить солью и перцем. Взбить яйца. Муку высыпать на тонкий лист вощёной бумаги. На другой лист насыпать тонким слоем рубленый миндаль. Каждую куриную грудку обвалять в муке, обмакнуть во взбитое яйцо, обвалять в миндале, слегка прижимая кусочки орехов, чтобы они не осыпались. Сливочное масло   растопить в большой глубокой сковороде (сотейнике). Положить туда подготовленные грудки. Жарить грудки, постоянно поливая маслом с помощью ложки, по 4 минуты  каждой стороны, до появления золотистой корочки. Подавать сразу же.

Салат «Помпадур»

Яйца отварить вкрутую, отделить желтки от белков. Белки натереть на терке, а желтки размять вилкой. Репчатый лук нарезать кольцами. Сливочное масло охладить и натереть на терке. Натереть на терке сыр.
Салат выложить слоями:
1-ый слой – яичные белки; 2-ой слой – сыр; 3-ий слой – сардины; 4-ый слой – майонез; 5-ый слой – репчатый лук; 6-ой слой – сливочное масло; 7-ой слой – яичные желтки; 8-ой слой – майонез.
Сверху посыпать измельченным укропом.

(6)  Ж.Б.Тюби (1635-1700) - Французский скульптор итальянского происхождения.

(7)  Ванлоо – настоящее имя Шарль Андре ван Лоо (1705-1765) – французский художник нидерландского происхождения.

Звучит Менуэт Жана батиста Люлли

Рейтинг: +8 848 просмотров
Комментарии (13)
Тая Кузмина # 31 января 2013 в 14:12 0
Анечка, хочу выразить мой восторг.
Как чудесно ты рассказываешь, как интересно.
Прекрасные фото украшают рассказ.
Молодец, мне так приятно было прочитать!
Удачи тебе и вдохновения!!

Анна Магасумова # 31 января 2013 в 20:03 0
Я очень рада, что тебе понравилось! Это Версаль.
Camilla-Faina # 31 января 2013 в 18:32 0
Как все прекрасно...хочется читать и читать.....Спасибо, Аннушка!!! 5min
Анна Магасумова # 31 января 2013 в 20:01 0
Ещё будет продолжение...это не конец историй!
Ольга Кельчина # 31 января 2013 в 19:42 0
Прелесть,а музыка еще больше создает чувство восторга от прочитанного! super
Анна Магасумова # 31 января 2013 в 19:59 0
Спасибо, за добрые слова!
Таня Петербуржская # 31 января 2013 в 19:46 0
Да, трудна жизнь Настоящей Женщины! Аннушка, огромное спасибо, за твой труд! Столько проделано работы и так увлекательно написано!
Анна Магасумова # 31 января 2013 в 19:58 0
Благодарю!
Это Людовик с маркизой Помпадур.
Ирина Ковалёва # 31 января 2013 в 20:43 0
Великолепно написано! Но меня больше поражает другое - это бесподобное владение историческими фактами! А также умением их вплетать в художественную нить произведения! Спасибо за такой титанический труд!!! buket7
Анна Магасумова # 31 января 2013 в 21:50 0
Эта часть далась очень трудно. Столько написано о Помпадур. Мне хотелось показать её женщиной, которая не стремится к власти, а ради любви жертвует собой. Ведь она соглашается даже с изменами Людовика...Я вот с этим смириться не смогла.
Это севрский фарфор.
Валерий Третьяков # 2 февраля 2013 в 15:43 0
Не перестаю восхищаться.Браво!!!
Лариса Есина # 7 февраля 2013 в 11:53 0
очень интересно! не могу оторваться. Прям пособие по женственности для настоящих женщин!!! best
Анна Магасумова # 7 февраля 2013 в 22:29 0
Благодарю! Это фонтан Аполлона.