ГлавнаяПрозаЭссе и статьиРелигия → ТЕМА № 2: «ПАСХА! ГОСПОДНЯ ПАСХА!»

ТЕМА № 2: «ПАСХА! ГОСПОДНЯ ПАСХА!»

article413003.jpg
Кто благочестив и Боголюбив — насладись
сим прекрасным и радостным торжеством!
Свт. Иоанн Златоуст

 
Дорогие братья и сестры!
Боголюбивые жители Парнасской горы!

Хотя Великий Пост еще продолжается,
но к нашим сердцам уже приближается
радостная весть о
Светловом Христовом Воскресении,
и, несомненно, каждый из нас готовится к
Великому Святому Дню.
Думается, нет нужды давать разъяснения по данной теме.
В качестве образцов духовной литературы вашему боголюбивому
вниманию предлагаю несколько произведений, посвященных

Величайшему на земле Празднику Праздников — СВЯТОЙ ПАСХЕ!

 
Алла Новикова-Строганова
Пасха в русской литературе
Праздник Пасхи как духовно-эстетическое начало
русской Пасхальной словесности


День православного Востока
Святись, святись, Великий день,
Разлей свой благовест широко
И всю Россию им одень!
Ф. И. Тютчев


История отечественной литературы впитала в себя христианскую образность, особый язык символов, “вечные” темы, мотивы и сюжеты, притчевое начало, уходящее своими корнями в Священное Писание. Светлое Христово Воскресение явилось духовной сердцевиной русской пасхальной словесности.

Пасхальный рассказ как особый жанр был некогда незаслуженно забыт, а вернее – злонамеренно сокрыт от читателя. Пасхальная словесность третировалась с вульгарно-идеологических позиций как “массовое чтиво” – якобы малозначительная, бесследно прошедшая частность “беллетристического быта” нашей литературы. Теперь этот уникальный пласт национальной культуры обретает путь к своему (поистине – пасхальному!) возрождению.

Глубоко прав был в своём пророчестве Н.В. Гоголь: “Не умрёт из нашей старины ни зерно того, что есть в ней истинно русского и что освящено Самим Христом. Разнесётся звонкими струнами поэтов, развозвестится благоухающими устами святителей, вспыхнет померкнувшее – праздник Светлого Воскресения воспразднуется, как следует, прежде у нас, чем у других народов!”

Ведущие идеи праздничного мироощущения – освобождение, спасение человечества, преодоление смерти, пафос утверждения и обновления жизни. В этот свод включаются также идеи единения и сплочения, братства людей как детей общего Отца Небесного. Как писал Гоголь о Пасхе, “день этот есть тот святой день, в который празднует святое, небесное своё братство всё человечество до единого, не исключив из него человека”.

В Евангельском послании святого Апостола Павла сказано, что Иисус послан был в мир, “дабы Ему, по благодати Божией, вкусить смерть за всех” (Евр. 2:9), “И избавить тех, которые от страха смерти через всю жизнь были подвержены рабству” (Евр. 2:15); “Посему ты уже не раб, но сын, а если сын, то и наследник Божий чрез (Иисуса) Христа” (Гал. 4:7).

Таким образом, событием Христова Воскресения утверждается ценность и достоинство человека, который уже не является узником и рабом собственного тела, но наоборот – вмещает в себя всё мироздание. В Богочеловечестве Христа сквозь телесное естество сияет неизреченный Божественный Свет: “Одеялся светом, яко ризою, наг на суде стояще и в ланиту ударения принят от рук, их же созда”.

В Пасхе заложена также идея равенства, когда словно сравнялись, сделались соизмеримыми Божественное и человеческое, небесное и земное; утверждается полнота величественной гармонии между миром духовным и миром физическим.

Праздничный эмоциональный комплекс радостной приподнятости, просветления разума, умиления и “размягчения” сердца составляет ту одухотворённую атмосферу, которая в пасхальном рассказе становится нередко важнее внешнего сюжетного действия. Внутренним же сюжетом является пасхальное “попрание смерти”, возрождение торжествующей жизни, воскрешение “мёртвых душ”. Лейтмотивом в русской пасхальной словесности звучит торжественно-ликующий православный тропарь:

“Христос воскресе из мертвых,
смертию смерть поправ,
и сущим во гробех живот даровав!”


В отечественной литературе Гоголь наиболее точно выразил не только общечеловеческий, но и национально-русский смысл православной Пасхи: “Отчего же одному русскому ещё кажется, что праздник этот празднуется как следует в одной его земле? раздаются слова: “Христос воскрес!” – и поцелуй, и всякий раз также торжественно выступает святая полночь, и гулы всезвонных колоколов гудят и гудут по всей земле, точно как бы будят нас! где будят, там и разбудят. Не умирают те обычаи, которым определено быть вечными. Умирают в букве, но оживают в духе есть уже начало братства Христова в самой нашей славянской природе, и побратание людей было у нас родней даже и кровного братства”.

В духовной сущности великого христианского
“Праздника Праздников” открылась Гоголю внутренняя связь славной героической истории русского народа с его нынешним состоянием: “От души было произнесено это обращение к России: “В тебе ли не быть богатырю, когда есть место, где развернуться ему?..” В России теперь на каждом шагу можно сделаться богатырём. Всякое звание и место требуют богатырства”.

Отсюда родилась и уверенность в грядущем пасхальном возрождении России и русского человека: “есть, наконец, у нас отвага, никому не сродная, и если предстанет нам всем какое-нибудь дело, решительно невозможное ни для какого другого народа, хотя бы даже, например, сбросить с себя вдруг и разом все недостатки наши, всё позорящее высокую природу человека, то с болью собственного тела, не пожалев себя, как в двенадцатом году, не пожалев имуществ, жгли домы свои и земные достатки, так рванётся у нас всё сбрасывать с себя позорящее и пятнающее нас, ни одна душа не отстанет от другой, и в такие минуты всякие ссоры, ненависти, вражды – все бывает позабыто, брат повиснет на груди у брата, и вся Россия – один человек”.

Пасха Христова внушает писателю упования на русское духовное единение: “И твёрдо говорит мне это душа моя; и это не мысль, выдуманная в голове. Такие мысли не выдумываются. Внушеньем Божьим порождаются они разом в сердцах многих людей, друг друга не видавших, живущих на разных концах земли, и в одно время, как бы из одних уст, изглашаются. Знаю я твёрдо, что не один человек в России, хотя я его и не знаю, твёрдо верит тому и говорит: — У нас прежде, чем во всякой другой земле, воспразднуется Светлое Воскресение Христово!”

Глава “Светлое Воскресение” явилась мощным в идейно-эстетическом плане финальным аккордом, выразила “святое святых” “Выбранных мест из переписки с друзьями” (1847). “Идея воскрешения русского человека и России” стала пасхальным сюжетом гоголевской “книги сердца”. Рассмотрев идеи пасхальных рассказов: “духовное проникновение”, “нравственное перерождение”, прощение во имя спасения души, воскрешение “мёртвых душ”, “восстановление человека”, – В.Н. Захаров пришёл к справедливой мысли о том, что “если не всё, то многое в русской литературе окажется пасхальным”... 
 
ПОЭЗИЯ
Сергей Городецкий (1884–1967)
У Гроба Воскресшего Господа 


Солнце плыло из-за утренней зари,
Мироносицы ко гробу тихо шли.
Скорбь овеяла их облаком седым:
Кто у входа камень тяжкий сдвинет им?
 
Ароматы держат в трепетных руках.
Выплывает солнце в медленных лучах,
Озаряет солнце темный, низкий вход.
Камня нет. Отвален камень. Ангел ждет,
 
Ангел белый над гробницей Божьей встал,
Мироносицам испуганным сказал:
– Не ищите Иисуса: Он воскрес,
Он на Небе и опять сойдет с Небес.
 
Тихий ужас, сладкий трепет и восторг
Вестник чуда из сердец всех жен исторг.
Лобызают ткани светлые пелен.
Солнце встало. В небе светлый, вечный звон…


Яков Полонский (1819–1898)
Пасхальные вести 
 
Весть, что люди стали мучить Бога,
К нам на север принесли грачи…
Потемнели хвойные трущобы,
Тихие заплакали ключи…
 
На буграх каменья обнажили
Лысины, покрытые в мороз…
И на камни стали капать слезы
Злой зимой очищенных берез.
 
И другие вести, горше первой,
Принесли скворцы в лесную глушь:
На Кресте распятый, всех прощая,
Умер Бог, спаситель наших душ.
 
От таких вестей сгустились тучи,
Воздух бурным зашумел дождем…
Поднялись – морями стали реки,
И в горах поднялся первый гром.
 
Третья весть была необычайна:
Бог воскрес, и смерть побеждена!
Эту весть победную примчала
Богом воскрешенная весна.
 
И кругом леса зазеленели,
И теплом дохнула грудь земли,
И внимая трелям соловьиным,
Ландыши и розы зацвели.


Сергей Бехтеев (1879–1954)
Воскресенье 

 
Христос воскресе, сестры-братья.
Прошла печаль и скорбь поста,
Раскроем жаркие объятья,
Сомкнем горячие уста!..
 
Сегодня праздник Воскресенья,
Сегодня благовест гласит
О дне великом всепрощенья,
Забвенья горя и обид.
 
Ликует лес, поля и долы,
Весенней негою дыша,
И слышит тайные глаголы
Благоговейная душа.
 
И эта радость Воскресенья
Звучит и в рокоте ручья,
И в каждом шорохе растенья,
И в каждой трели соловья.
1924

 
К. Р. (Константин Романов, великий князь) (1858–1915)
Хвала Воскресшему

 
Хвалите Господа с небес
И пойте непрестанно:
Исполнен мир Его чудес
И славой несказанной.

Хвалите сонм бесплотных сил
И ангельские лики:
Из мрака скорбного могил
Свет воссиял великий.

Хвалите Господа с небес,
Холмы, утесы, горы!
Осанна! Смерти страх исчез,
Светлеют наши взоры.

Хвалите Бога, моря даль
И океан безбрежный!
Да смолкнут всякая печаль
И ропот безнадежный!

Хвалите Господа с небес
И славьте, человеки!
Воскрес Христос! Христос воскрес!
И смерть попрал навеки!
 

* * *
Тебе, Воскресшему, благодаренье!
Минула ночь, и новая заря
Да знаменует миру обновленье,
В сердцах людей любовию горя. 

 
Инна Кабыш (1963–)
* * *

А женщине чего бояться?
Она не царь и не народ.
Ей Пасхи ждать и красить яйца
и не загадывать вперед.
 
Где страх уста мужчине свяжет,
где соблазнит мужчину бес,
там женщина придет и скажет
Тиберию:
 «Христос воскрес!»

ПРОЗА
В.А. Никифоров-Волгин (1901-1941)
Светлая заутреня


Над землей догорала сегодняшняя литургийная песнь: «Да молчит всякая плоть человеча, и да стоит со страхом и трепетом».
Вечерняя земля затихала. Дома открывали стеклянные дверцы икон. Я спросил отца:
– Это для чего?
– Это знак того, что на Пасху двери райские отверзаются!
До начала заутрени мы с отцом хотели выспаться, но не могли. Лежали на постели рядом, и он рассказывал, как ему мальчиком пришлось встречать Пасху в Москве.
– Московская Пасха, сынок, могучая! Кто раз повидал ее, тот до гроба поминать будет. Грохнет это в полночь первый удар колокола с Ивана Великого, так словно небо со звездами упадет на землю! А в колоколе-то, сынок, шесть тысяч пудов, и для раскачивания языка требовалось двенадцать человек! Первый удар подгоняли к бою часов на Спасской башне…
Отец приподнимается с постели и говорит о Москве с дрожью в голосе:
– Да… часы на Спасской башне… Пробьют, – и сразу же взвивается к небу ракета… а за ней пальба из старых орудий на Тайницкой башне – сто один выстрел!..
Морем стелется по Москве Иван Великий, а остальные сорок сороков вторят ему, как реки в половодье! Такая, скажу тебе, сила плывет над первопрестольной, что ты словно не ходишь, а на волнах качаешься маленькой щепкой! Могучая ночь, грому Господню подобная! Эй, сынок, не живописать словами пасхальную Москву!
Отец умолкает и закрывает глаза.
– Ты засыпаешь?
– Нет. На Москву смотрю.
– А где она у тебя?
– Перед глазами. Как живая…
– Расскажи еще что-нибудь про Пасху!
– Довелось мне встречать также Пасху в одном монастыре. Простотой да святолепностью была она еще лучше московской! Один монастырь-то чего стоит! Кругом – лес нехоженый, тропы звериные, а у монастырских стен – речка плещется. В нее таежные деревья глядят и церковь, сбитая из крепких смолистых бревен. К Светлой заутрене собиралось сюда из окрестных деревень великое множество богомольцев. Был здесь редкостный обычай. После заутрени выходили к речке девушки со свечами, пели «Христос Воскресе», кланялись в пояс речной воде, а потом – прилепляли свечи к деревянному кругляшу и по очереди пускали их по реке.
Ты вообрази только, какое там было диво! Среди ночи сотня огней плывет по воде, а тут еще колокола трезвонят, и лес шумит!
– Хватит вам вечать-то, – перебила нас мать, – выспались бы лучше, а то будете стоять на заутрене соныгами!
Мне было не до сна. Душу охватывало предчувствие чего-то необъяснимо огромного, похожего не то на Москву, не то на сотню свечей, плывущих по лесной реке. Встал с постели, ходил из угла в угол, мешал матери стряпать и поминутно ее спрашивал:
– Скоро ли в церковь?
– Не вертись, как косое веретено! – тихо вспылила она. – Ежели не терпится, то ступай, да не балуй там!
До заутрени целых два часа, а церковная ограда уже полна ребятами.
Ночь без единой звезды, без ветра и как бы страшная в своей необычности и огромности. По темной улице плыли куличи в белых платках – только они были видны, а людей как бы и нет.
В полутемной церкви около Плащаницы стоит очередь охотников почитать Деяния апостолов. Я тоже присоединился. Меня спросили:
– Читать умеешь?
– Умею.
– Ну, так начинай первым!
Я подошел к аналою и стал выводить по складам: «Первое убо слово сотворих о Феофиле», и никак не мог выговорить «Феофил». Растерялся, смущенно опустил голову и перестал читать. Ко мне подошли и сделали замечание:
– Куда ж ты лезешь, когда читать не умеешь?
– Попробовать хотел!..
– Ты лучше куличи пробуй, – и оттеснили меня в сторону.
В церкви не стоялось. Вышел в ограду и сел на ступеньку храма.
– Где-то сейчас Пасха? – размышлял я. – Витает ли на небе, или ходит за городом, в лесу, по болотным кочкам, сосновым остинкам, подснежникам, вересковыми и можжевельными тропинками, и какой имеет образ? Вспомнился мне чей-то рассказ, что в ночь на Светлое Христово Воскресение спускается с неба на землю лествица, и по ней сходит к нам Господь со святыми апостолами, преподобными, страстотерпцами и мучениками. Господь обходит землю; благословляет поля, леса, озера, реки, птиц, человека, зверя и все сотворенное святой Его волей, а святые поют «Христос воскресе из мертвых…» Песня святых зернами рассыпается по земле, и от этих зерен зарождаются в лесах тонкие душистые ландыши…
Время близилось к полуночи. Ограда все гуще и полнее гудит говором. Из церковной сторожки кто-то вышел с фонарем.
– Идет, идет! – неистово закричали ребята, хлопая в ладоши.
– Кто идет?
– Звонарь Лександра! Сейчас грохнет!
И он грохнул…
От первого удара колокола по земле словно большое серебряное колесо покатилось, а когда прошел гуд его, покатилось другое, а за ним третье, и ночная пасхальная тьма закружилась в серебряном гудении всех городских церквей.
Меня приметил в темноте нищий Яков.
– Светловещанный звон! – сказал он, и несколько раз перекрестился.
В церкви начали служить «великую полунощницу». Пели «Волною морскою». Священники в белых ризах подняли Плащаницу и унесли в алтарь, где она будет лежать на Престоле, до праздника Вознесения. Тяжелую золотую гробницу с грохотом отодвинули в сторону, на обычное свое место, и в грохоте этом тоже было значительное, пасхальное, – словно отваливали огромный камень от гроба Господня.
Я увидал отца с матерью. Подошел к ним и сказал:
– Никогда не буду обижать вас! – прижался к ним и громко воскликнул:
– Весело-то как!
А радость пасхальная все ширилась, как Волга в половодье, про которое не раз отец рассказывал. Весенними деревьями на солнечном поветрии заколыхались высокие хоругви. Стали готовиться к крестному ходу вокруг церкви. Из алтаря вынесли серебряный запрестольный крест, золотое Евангелие, огромный круглый хлеб – артос, заулыбались поднятые иконы, и у всех зажглись красные пасхальные свечи.
Наступила тишина. Она была прозрачной, и такой легкой, если дунуть на нее, то заколеблется паутинкой. И среди этой тишины запели: «Воскресение Твое, Христе Спасе, Ангели поют на небеси». И под эту воскрыляющую песню заструился огнями крестный ход. Мне наступили на ногу, капнули воском на голову, но я почти ничего не почувствовал и подумал: «так полагается» – Пасха! Пасха Господня! – бегали по душе солнечные зайчики. Тесно прижавшись друг к другу ночными потемками, по струям воскресной песни, осыпаемые трезвоном и обогреваемые огоньками свечей, мы пошли вокруг белозорной от сотни огней церкви и остановились в ожидании у крепко закрытых дверей. Смолкли колокола. Сердце затаилось. Лицо запылало жаром. Земля куда-то исчезла – стоишь не на ней, а как бы на синих небесах. А люди? Где они? Все превратилось в ликующие пасхальные свечи!
И вот, огромное, чего охватить не мог вначале, – свершилось! Запели «Христос воскресе из мертвых».
Три раза пропели «Христос воскресе», и перед нами распахнулись створки высокой двери. Мы вошли в воскресший храм, – и перед глазами, в сиянии паникадил, больших и малых лампад, в блестках серебра, золота и драгоценных каменьев на иконах, в ярких бумажных цветах на куличах, – вспыхнула Пасха Господня! Священник, окутанный кадильным дымом, с заяснившимся лицом, светло и громко воскликнул: «Христос воскресе», и народ ответил ему грохотом спадающего с высоты тяжелого льдистого снега – «Воистину воскресе».
Рядом очутился Гришка. Я взял его за руки и сказал:
– Завтра я подарю тебе красное яйцо! Самое наилучшее! Христос воскресе!
Неподалеку стоял и Федька. Ему тоже пообещал красное яйцо. Увидел дворника Давыда, подошел к нему и сказал:
– Никогда не буду называть тебя «подметалой-мучеником». Христос воскресе!
А по церкви молниями летали слова пасхального канона. Что ни слово, то искорка веселого быстрого огня: «Небеса убо достойно да веселятся, земля же да радуется, да празднует же мир видимый же весь и невидимый, Христос бо возста, веселие вечное…»
Сердце мое зашлось от радости, – около амвона увидел девочку с белокурыми косами, которую приметил на выносе Плащаницы! Сам не свой подошел к ней, и весь зардевшись опустив глаза, я прошептал:
– Христос воскресе!
Она смутилась, уронила из рук свечечку, тихим пламенем потянулась ко мне, и мы похристосовались… а потом до того застыдились, что долго стояли с опущенными головами.
А в это время с амвона гремело Пасхальное Слово Иоанна Златоуста:
«Аще кто благочестив и боголюбив, да насладится сего добраго и светлаго торжества… Воскресе Христос, и жизнь жительствует!»

 
 
Ждем Ваших прекрасных духовных сочинений в СТИХАХ и ПРОЗЕ!
Желаем всем участникам благодатной помощи Божией!

“Пусть твои беседы будут взвешены на весах,
чтобы они были полезны тем, которые их услышат”.
(Антоний Великий)


Количество произведений — ЛЮБОЕ.
Начало приёма публикаций со дня Пасхи 8 апреля
и до дня Вознесения Господня 17 мая


Напоминаю:
произведения, публикуемые
на Православной Литературной Странице
ЦЕНЗУРИРУЮТСЯ.


С поклоном, ведущая Православной ЛитСтраницы
Vasilissa.
Примечание.
Для чтения тематических произведений перейдите по ссылке
http://parnasse.ru/konkurs/pravoslavnaja-literaturnaja-stranica/poyezija-pasha-gospodnja-pasha

 

© Copyright: Парнасская Горница, 2018

Регистрационный номер №0413003

от 27 марта 2018

[Скрыть] Регистрационный номер 0413003 выдан для произведения: Кто благочестив и Боголюбив —
насладись ныне сим прекрасным и радостным торжеством!
Свт. Иоанн Златоуст

 
Дорогие братья и сестры!
Боголюбивые авторы горы Парнас!

Думается, нет нужды давать разъяснения по данной теме.
В качестве образцов духовной поэзии предлагаю
вашему вниманию несколько стихотворений русских поэтов.
 
Сергей Бехтеев (1879–1954)
Воскресенье 

 
Христос воскресе, сестры-братья.
Прошла печаль и скорбь поста,
Раскроем жаркие объятья,
Сомкнем горячие уста!..
 
Сегодня праздник Воскресенья,
Сегодня благовест гласит
О дне великом всепрощенья,
Забвенья горя и обид.
 
Ликует лес, поля и долы,
Весенней негою дыша,
И слышит тайные глаголы
Благоговейная душа.
 
И эта радость Воскресенья
Звучит и в рокоте ручья,
И в каждом шорохе растенья,
И в каждой трели соловья.
1924

 
Сергей Городецкий (1884–1967)
У Гроба Воскресшего Господа 

 
Солнце плыло из-за утренней зари,
Мироносицы ко гробу тихо шли.
Скорбь овеяла их облаком седым:
Кто у входа камень тяжкий сдвинет им?
 
Ароматы держат в трепетных руках.
Выплывает солнце в медленных лучах,
Озаряет солнце темный, низкий вход.
Камня нет. Отвален камень. Ангел ждет,
 
Ангел белый над гробницей Божьей встал,
Мироносицам испуганным сказал:
– Не ищите Иисуса: Он воскрес,
Он на Небе и опять сойдет с Небес.
 
Тихий ужас, сладкий трепет и восторг
Вестник чуда из сердец всех жен исторг.
Лобызают ткани светлые пелен.
Солнце встало. В небе светлый, вечный звон…

 
К. Р. (Константин Романов, великий князь) (1858–1915)
Хвала Воскресшему

 
Хвалите Господа с небес
И пойте непрестанно:
Исполнен мир Его чудес
И славой несказанной.
Хвалите сонм бесплотных сил
И ангельские лики:
Из мрака скорбного могил
Свет воссиял великий.
Хвалите Господа с небес,
Холмы, утесы, горы!
Осанна! Смерти страх исчез,
Светлеют наши взоры.
Хвалите Бога, моря даль
И океан безбрежный!
Да смолкнут всякая печаль
И ропот безнадежный!
Хвалите Господа с небес
И славьте, человеки!
Воскрес Христос! Христос воскрес!
И смерть попрал навеки!

 
* * *
Тебе, Воскресшему, благодаренье!
Минула ночь, и новая заря
Да знаменует миру обновленье,
В сердцах людей любовию горя. 

 
Яков Полонский (1819–1898)
Пасхальные вести 

 
Весть, что люди стали мучить Бога,
К нам на север принесли грачи…
Потемнели хвойные трущобы,
Тихие заплакали ключи…
 
На буграх каменья обнажили
Лысины, покрытые в мороз…
И на камни стали капать слезы
Злой зимой очищенных берез.
 
И другие вести, горше первой,
Принесли скворцы в лесную глушь:
На Кресте распятый, всех прощая,
Умер Бог, спаситель наших душ.
 
От таких вестей сгустились тучи,
Воздух бурным зашумел дождем…
Поднялись – морями стали реки,
И в горах поднялся первый гром.
 
Третья весть была необычайна:
Бог воскрес, и смерть побеждена!
Эту весть победную примчала
Богом воскрешенная весна.
 
И кругом леса зазеленели,
И теплом дохнула грудь земли,
И внимая трелям соловьиным,
Ландыши и розы зацвели.

 
Инна Кабыш
* * *

 А женщине чего бояться?
Она не царь и не народ.
Ей Пасхи ждать и красить яйца
и не загадывать вперед.
 
Где страх уста мужчине свяжет,
где соблазнит мужчину бес,
там женщина придет и скажет
Тиберию: «Христос воскрес!»

 
 
Ждем Ваших прекрасных духовных сочинений!
Желаем всем участникам благодатной помощи Божией!

“Пусть твои беседы будут взвешены на весах,
чтобы они были полезны тем, которые их услышат”.
(Антоний Великий)


С поклоном, ведущая Православной ЛитСтраницы
Vasilissa.
 
Рейтинг: +25 629 просмотров
Комментарии (9)
Paul B. # 27 марта 2018 в 19:54 +9
К. Д. Бальмонт
Красота

Одна есть в мире красота —
Любви, печали, отреченья
И добровольного мученья
За нас распятого Христа...
Маргарита Тодорова # 27 марта 2018 в 20:38 +6
Христос Воскрес! В любви лучах
Исчезнет скорби мрачный холод,
Пусть радость царствует в сердцах
И тех, кто стар, и тех, кто молод!
Заветом благостных Небес
Звучит нам песня Воскресенья, —
Христос Воскрес!
Владимир Ладыженский(1859-1932)
Парнасская Горница # 27 марта 2018 в 20:47 +9
Заветом благостных Небес
Звучит нам песня Воскресенья, —
Христос Воскрес!..
Источник: http://parnasse.ru/prose/essay/religion/tema-2-pasha-gospodnja-pasha.html
...Христос Воскрес!
Ему восшлем благодаренье!
Пронькина Татьяна # 27 марта 2018 в 21:24 +7
Приближается Светлый Праздник! Сердечко уже трепещет! Спасибо, Оленька! Задание понятно и глубоко приятно. А ещё- огромная благодарность за такие великолепные образцы духовных произведений! Баль-
зам на душу. 7aa69dac83194fc69a0626e2ebac3057
Парнасская Горница # 27 марта 2018 в 21:36 +8
Стихи и впрямь великолепны. Потому и не осмелилась предложить свое...

Классика всех вдохновит,
а Христос благословит!
Sall Славик*оf # 31 марта 2018 в 21:07 +3
Постараюсь принять участия.Всех с праздником.
Ольга Боровикова # 2 апреля 2018 в 12:36 +3
Христос воскрес, спасая наши души,
Вникая в заповеди, дьявола не слушай.
Нашептывает он, что Бога нет...
Воскрес Христос, - таков людской ответ! rose
Парнасская Горница # 2 апреля 2018 в 18:21 +4
Воскрес Христос, и двери рая
Отверсты стали в сей же час.
Воскрес Христос, весь мир спасая,
И воскресит с Собою нас!..
Парнасская Горница # 22 апреля 2018 в 18:19 +1

Для чтения тематических произведения перейти по ссылке
http://parnasse.ru/konkurs/pravoslavnaja-literaturnaja-stranica/poyezija-pasha-gospodnja-pasha

Популярная проза за месяц
116
113
108
103
102
96
94
86
85
НО... 2 апреля 2019 (Пронькина Татьяна)
80
78
78
Приходи! 2 апреля 2019 (Анна Гирик)
69
БУДЕТ МАЙ 29 марта 2019 (Рената Юрьева)
67
67
66
65
64
63
61
61
60
60
58
53
52
46
40
38
34