ГлавнаяПрозаЭссе и статьиПублицистика → Предисловие к настоящему собранию произведений

Предисловие к настоящему собранию произведений

4 октября 2020 - Диди Фролова
Я написала за всю свою жизнь около пары тысяч чувственных стихов. И я выкинула за всю свою жизнь около пары тысяч бездарных стихов.

Здесь — немного уцелевших. Но я не жалею об отвергнутых.

Такая плодотворность и такая расточительность вызваны тем, что уже в 7 лет я открыла, как свои и чужие чувства можно разложить в форме лирики. В 11 я поняла, что стихами можно ещё и плакать. В 14 до меня дошло, что эмоции без формы не очень интересны — но я, увы, ограничилась формализмом, поэтому большинство текстов того моего возраста для широкого читателя непригодны. В 16 мне стало ясно, что одни эмоции без коллизии ли, фабулы или морального (в широком смысле слова) содержания ли — нытьё. Я подвергла переоценке свои тексты, совершила первую подчистку — хотя архивы стихи.ру всё помнят, пусть никому и не показывают, — и, создавая работы с сюжетом, стала периодически выступать в городе. Например, читала на городских праздниках с объединениями молодежи, пока они существовали.

В 18 я поняла, что почти весь мой предшествующий путь был разминкой перед сложением чего-то изящного. Я поступила в родной филологический (к слову, окончила его в 2019 с красным дипломом) и получила необходимый культурный код, чтобы говорить со страной на одном языке; недостающий опыт планомерной (то есть, от античных текстов — к средневековым, от средневековых — к текстам возрождения et cetera) начитанности, анализа и затем — самоанализа. Ненадолго стала редактором в проекте «Литкульт», а затем – «Литатмосфере». Но бесплатная корректура людей, не терпящих критики и желающих только похвалы — работа неблагодарная, поэтому я за свою прямоту и непреклонность проектам «не подошла».

В 20 лет я отвергла такой формализм, которого заботит безоговорочная точность ритма и рифм; но не от невежества, а изучив его вдоль и поперёк, — зато взлелеяла в своих работах собственные идиостиль и эстетику. Выступала с объединением «Поэтическая платформа», пока оно существовало.

Я стала одним из лауреатов общероссийского проекта «ПочитаЙ». Мои тексты в 5 городах России отрывочно наклеены на «литературные» кофейные стаканчики, афиши с QR-кодами размещены в общественных пространствах, в том числе в первом в России «литературном автобусе». В родном же городе меня опубликовали в сборнике «Рекрут», и я его бережно храню, пусть сейчас недовольна качеством тех стихов и, сохранившие из них для меня значимость, помещаю здесь во «второй редакции». Но боль в них и душа моя в них остались прежними, и по текстам легко отследить развитие моего, кхм, «минора».

И теперь я иду вперед — по разбитому «стеклу» (словечко из лексикона буктьюба, которое я частенько использую в текстах) — по разбитому «стеклу» моего, так сказать, «пограничного расстройства личности», — и не знаю, куда.

Да, не знаю. Зато честно.


Надеюсь, вы испытаете мои чувства вместе со мной, читая этот стихотворный дневник моего сердца (и нет, это я говорю не для пафоса, но открытости для). А ещё стоит приписать, что даже если перед стихотворением есть посвящение определенному человеку, это вовсе не означает, что так всё и было.

Художественная литература — это не отражение объективной реальности, а её перелицовка соответственно художественной задаче. А не то получается, будто бы я имею свойство плакать о не случившемся, как героини русских сказок («Замуж меня отдадите, сыночка рожу, на берег гулять пойдет и утонет»). Это, что говорится, расширенная версия приписки «события и герои вымышлены; совпадения случайны», хотя «растущие уши» автора увидеть достаточно легко.


С наилучшими пожеланиями,

Даша Фролова, писатель, поэт, педагог.

© Copyright: Диди Фролова, 2020

Регистрационный номер №0481178

от 4 октября 2020

[Скрыть] Регистрационный номер 0481178 выдан для произведения: Я написала за всю свою жизнь около пары тысяч чувственных стихов. И я выкинула за всю свою жизнь около пары тысяч бездарных стихов.

Здесь — немного уцелевших. Но я не жалею об отвергнутых.

Такая плодотворность и такая расточительность вызваны тем, что уже в 7 лет я открыла, как свои и чужие чувства можно разложить в форме лирики. В 11 я поняла, что стихами можно ещё и плакать. В 14 до меня дошло, что эмоции без формы не очень интересны — но я, увы, ограничилась формализмом, поэтому большинство текстов того моего возраста для широкого читателя непригодны. В 16 мне стало ясно, что одни эмоции без коллизии ли, фабулы или морального (в широком смысле слова) содержания ли — нытьё. Я подвергла переоценке свои тексты, совершила первую подчистку — хотя архивы стихи.ру всё помнят, пусть никому и не показывают, — и, создавая работы с сюжетом, стала периодически выступать в городе. Например, читала на городских праздниках с объединениями молодежи, пока они существовали.

В 18 я поняла, что почти весь мой предшествующий путь был разминкой перед сложением чего-то изящного. Я поступила в родной филологический (к слову, окончила его в 2019 с красным дипломом) и получила необходимый культурный код, чтобы говорить со страной на одном языке; недостающий опыт планомерной (то есть, от античных текстов — к средневековым, от средневековых — к текстам возрождения et cetera) начитанности, анализа и затем — самоанализа. Ненадолго стала редактором в проекте «Литкульт», а затем – «Литатмосфере». Но бесплатная корректура людей, не терпящих критики и желающих только похвалы — работа неблагодарная, поэтому я за свою прямоту и непреклонность проектам «не подошла».

В 20 лет я отвергла такой формализм, которого заботит безоговорочная точность ритма и рифм; но не от невежества, а изучив его вдоль и поперёк, — зато взлелеяла в своих работах собственные идиостиль и эстетику. Выступала с объединением «Поэтическая платформа», пока оно существовало.

Я стала одним из лауреатов общероссийского проекта «ПочитаЙ». Мои тексты в 5 городах России отрывочно наклеены на «литературные» кофейные стаканчики, афиши с QR-кодами размещены в общественных пространствах, в том числе в первом в России «литературном автобусе». В родном же городе меня опубликовали в сборнике «Рекрут», и я его бережно храню, пусть сейчас недовольна качеством тех стихов и, сохранившие из них для меня значимость, помещаю здесь во «второй редакции». Но боль в них и душа моя в них остались прежними, и по текстам легко отследить развитие моего, кхм, «минора».

И теперь я иду вперед — по разбитому «стеклу» (словечко из лексикона буктьюба, которое я частенько использую в текстах) — по разбитому «стеклу» моего, так сказать, «пограничного расстройства личности», — и не знаю, куда.

Да, не знаю. Зато честно.


Надеюсь, вы испытаете мои чувства вместе со мной, читая этот стихотворный дневник моего сердца (и нет, это я говорю не для пафоса, но открытости для). А ещё стоит приписать, что даже если перед стихотворением есть посвящение определенному человеку, это вовсе не означает, что так всё и было.

Художественная литература — это не отражение объективной реальности, а её перелицовка соответственно художественной задаче. А не то получается, будто бы я имею свойство плакать о не случившемся, как героини русских сказок («Замуж меня отдадите, сыночка рожу, на берег гулять пойдет и утонет»). Это, что говорится, расширенная версия приписки «события и герои вымышлены; совпадения случайны», хотя «растущие уши» автора увидеть достаточно легко.


С наилучшими пожеланиями,

Даша Фролова, писатель, поэт, педагог.
 
Рейтинг: 0 66 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!