ГлавнаяПрозаЭссе и статьиФилософия → Взрослая сказка

Взрослая сказка

14 декабря 2019 - Елена Майстренко
article463488.jpg


Взрослая сказка                                           10.12.2019. 
 
– Что там с погодой за окном? 
Ага, снова пасмурно. 
Похоже, будет дождь. 
Про солнце можно забыть на сегодня. 
Значит, и настроение будет так себе – сереньким. 
Ладно, справимся, не впервой. 
 
Так начиналось каждое утро, и, казалось, что новый день ничем не отличается от предыдущего и того, что был неделю назад, месяц, год.  
День сурка. 
Заезженная пластинка, повторяющая круг за кругом одну и ту же фразу под набивший оскомину мотив. 
 
– Надо бы обновить надоевшие шторы. 
Уже пригляделись, стали скучными, съели прежнюю радость, свежесть, яркость, солнечность. 
Интересно, сколько же раз я уже навешивал новые? 
Пожалуй, надо снять те, что вешал весной… Или это было летом?.. А, может, в прошлом году? Точно! В прошлом. Или в позапрошлом?.. 
А, ладно, не важно. Надо снимать! Уж точно, ничего не нарушу, зато пространство хоть немного раздвину …
Да и старой пыли станет поменьше. 
 
Жилище было приличным и даже не тесным. В нем было окно, а все остальное пространство – завешено шторами. 
На этот раз он решил изменить заведённый прежде порядок – вешать новое поверх старого. И выбрав ту часть стены, которая соприкасалась с окном, стал снимать с неё прежние покровы. Верхние были знакомы до такой степени, что вызывали раздражение и приступы ненависти. Он с остервенением срывал их, швыряя на пол. И чтобы не переставлять стремянку много раз, обходя жилище по периметру, стал освобождать эту же стену от более старых штор, гардин, занавесей. 
Недавние он хорошо помнил: сам драпировал убежище, стремясь стереть из памяти неприятные события, волнующие переживания. Они всплывали теперь с особой остротой и ожесточением, как будто мстили за что-то: 
– Ты стремился забыть, выкинуть нас из своей жизни, стереть из памяти. А мы тут, рядышком, никуда не делись, не пропали, не исчезли. Но стали сильнее и злее, чем прежде. 
Держись! 
Сейчас начнём жалить! 
 
Слушая шипящее шуршание ползучих теней прошлого, он настойчиво срывал, сдирал уже забытые и даже не свои, а чьи-то чужие – прежние покровы. 
Здесь были и совершенно истлевшие тряпки, и дорогие, бархатные, толстые полотнища, на которых время, казалось, не оставило своего следа. Были и совершенно чуждые ему, непонятно кем и когда вывешенные, инородные покровы с нечитаемыми символами, знаками, образами, печатями. 
Вначале он удивлялся, добравшись до них: кто, когда и зачем окружил его мир, жизнь, чувства чужими энергиями, запретами, заговорами, табу?! Кто посмел вторгнуться в его пространство, и по какому праву?! Но, не найдя ответов, продолжал срывать эти стародавние, древние покровы. 
 
Как долго это продолжалось, он уже не помнил.  
Нет! Время не остановилось – оно изменилось! Поменялось всё: такт, тягучесть, объёмность, направленность, скорость временной волны. У времени обозначились такие свойства и характеристики, о которых он даже не подозревал! Оно перестало быть линейным и однонаправленным, его траектория стала меняться. Оно то ускорялось, то тянулось медленнее; могло концентрироваться или рассеиваться; заворачиваться в плотный сгусток в ограниченном объёме или векторно выстреливать в заданном пространстве. Время стало живым, задышало,  запульсировало силой, цветом, звуком. 
 
Глядя на горы ветоши под ногами, он раздумывал: 
– И что же теперь делать со всем этим хламом? 
Покровы сорваны, но не все! 
Они смердят, сохраняя в себе тлен пережитого, болезненного, убивающего прошлого; удушают настоящее, закрывают грядущее. 
Придётся жечь! 
Другого выхода нет! 
Из имеющейся утвари он собрал нечто, напоминающее мангал – металлическую несгораемую ёмкость, обложил плитками, огнеупорными предметами обихода и развёл огонь. 
Несколько минут первые брошенные полотнища горели бойко и активно, испуская при этом шипящие ядовитые угрозы. Но быстро таяли, обращаясь в пепел. Однако вскоре стало трудно дышать, и удушающее зловонье серым туманным дымом захватило комнату в свои омерзительные объятья. 
 – Надо скорее распахнуть окно, выветрить дым и серую пелену морока! 
Он подбежал к окну, распахнул рамы и… упёрся в твёрдую отражающую поверхность, за которой не было ни улицы, ни свежего воздуха, а только лишь ещё одни рамы. Ему казалось, что реальность поплыла, потекла, полетела куда-то. Он не понимал, бодрствует ли, спит или бредит…  Открывая створки одну за другой, он обнаруживал то зеркала, то линзы, то световоды, то поглотители освещения, устройства, преломляющие лучи, кинопроекторы и камеры – чего там только не было за обычным, как ему казалось, окном. И вдруг в его сознании прорезалось воспоминание, что лет тридцать тому назад кино, показываемое ему через это окно, было совсем другим. Как будто тот, кто находился на другом конце, поменял репертуар и стал заряжать иные темы для просмотра. 
Резким движением он рванул очередные рамы, ставни или как там их ещё называют, и поток свежего морозного воздуха ворвался в жилище из непроглядной темноты. Внутри стало светлеть, дым быстро улетучивался, но снаружи было так же непроницаемо темно и холодно. 
– Ладно. С этим разберёмся позже. 
Надо продолжать испепелять ядовитое старьё. 
 
Температура постепенно выровнялась до комфортной, сохранив при этом чистоту и свежесть воздуха. Процесс поглощения огнём сброшенных полотнищ ускорился, но изменился. А с его душой и сознанием стали происходить удивительные вещи: как будто жар внешнего огня отогревал душу и усиливал внутреннее пламя ответственности, мудрости и любви. Оттаивали льдинки обид и недоверия; всё то, что прежде больно ранило и кровоточило, растекалось теплом и отдохновением. Он поглядывал на сгорающие покровы, и они уже не вызывали в нём раздражения, досады и боли, зато появилась лёгкость, упругая уверенность, ясность чувств и мыслей. Горевшее снаружи пламя, распалило внутренний огонь, и его тепло исцеляло множественные раны, заживляло и разглаживало рубцы, наполняло жизненной силой.  
 
Освободив ото всех покровов стену, примыкающую к мнимому «окну», он увидел такую же бархатную, завораживающую черноту. Она не пугала, но манила, звала, излучала неведомое сияние. И как будто бы пела. А спустя некоторое время он стал различать большие и малые светящиеся точки, разноцветные блёстки иной жизни, множественных миров, звёздных скоплений.  
 
Ему ещё предстояло осмыслить, понять и принять, что его космический корабль путешествует во Вселенских просторах бесконечной вечности. Что только он волен задать ему выбранное направление. Что только от него зависят и открытия, и поражения. Что только он способен ускорить или замедлить своё движение, познание, взросление. Он – капитан и весь экипаж. Он – один, и он множественен. Он – всё и везде. И он – творец. 

© Copyright: Елена Майстренко, 2019

Регистрационный номер №0463488

от 14 декабря 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0463488 выдан для произведения:

Взрослая сказка                                           10.12.2019. 
 
– Что там с погодой за окном? 
Ага, снова пасмурно. 
Похоже, будет дождь. 
Про солнце можно забыть на сегодня. 
Значит, и настроение будет так себе – сереньким. 
Ладно, справимся, не впервой. 
 
Так начиналось каждое утро, и, казалось, что новый день ничем не отличается от предыдущего и того, что был неделю назад, месяц, год.  
День сурка. 
Заезженная пластинка, повторяющая круг за кругом одну и ту же фразу под набивший оскомину мотив. 
 
– Надо бы обновить надоевшие шторы. 
Уже пригляделись, стали скучными, съели прежнюю радость, свежесть, яркость, солнечность. 
Интересно, сколько же раз я уже навешивал новые? 
Пожалуй, надо снять те, что вешал весной… Или это было летом?.. А, может, в прошлом году? Точно! В прошлом. Или в позапрошлом?.. 
А, ладно, не важно. Надо снимать! Уж точно, ничего не нарушу, зато пространство хоть немного раздвину …
Да и старой пыли станет поменьше. 
 
Жилище было приличным и даже не тесным. В нем было окно, а все остальное пространство – завешено шторами. 
На этот раз он решил изменить заведённый прежде порядок – вешать новое поверх старого. И выбрав ту часть стены, которая соприкасалась с окном, стал снимать с неё прежние покровы. Верхние были знакомы до такой степени, что вызывали раздражение и приступы ненависти. Он с остервенением срывал их, швыряя на пол. И чтобы не переставлять стремянку много раз, обходя жилище по периметру, стал освобождать эту же стену от более старых штор, гардин, занавесей. 
Недавние он хорошо помнил: сам драпировал убежище, стремясь стереть из памяти неприятные события, волнующие переживания. Они всплывали теперь с особой остротой и ожесточением, как будто мстили за что-то: 
– Ты стремился забыть, выкинуть нас из своей жизни, стереть из памяти. А мы тут, рядышком, никуда не делись, не пропали, не исчезли. Но стали сильнее и злее, чем прежде. 
Держись! 
Сейчас начнём жалить! 
 
Слушая шипящее шуршание ползучих теней прошлого, он настойчиво срывал, сдирал уже забытые и даже не свои, а чьи-то чужие – прежние покровы. 
Здесь были и совершенно истлевшие тряпки, и дорогие, бархатные, толстые полотнища, на которых время, казалось, не оставило своего следа. Были и совершенно чуждые ему, непонятно кем и когда вывешенные, инородные покровы с нечитаемыми символами, знаками, образами, печатями. 
Вначале он удивлялся, добравшись до них: кто, когда и зачем окружил его мир, жизнь, чувства чужими энергиями, запретами, заговорами, табу?! Кто посмел вторгнуться в его пространство, и по какому праву?! Но, не найдя ответов, продолжал срывать эти стародавние, древние покровы. 
 
Как долго это продолжалось, он уже не помнил.  
Нет! Время не остановилось – оно изменилось! Поменялось всё: такт, тягучесть, объёмность, направленность, скорость временной волны. У времени обозначились такие свойства и характеристики, о которых он даже не подозревал! Оно перестало быть линейным и однонаправленным, его траектория стала меняться. Оно то ускорялось, то тянулось медленнее; могло концентрироваться или рассеиваться; заворачиваться в плотный сгусток в ограниченном объёме или векторно выстреливать в заданном пространстве. Время стало живым, задышало,  запульсировало силой, цветом, звуком. 
 
Глядя на горы ветоши под ногами, он раздумывал: 
– И что же теперь делать со всем этим хламом? 
Покровы сорваны, но не все! 
Они смердят, сохраняя в себе тлен пережитого, болезненного, убивающего прошлого; удушают настоящее, закрывают грядущее. 
Придётся жечь! 
Другого выхода нет! 
Из имеющейся утвари он собрал нечто, напоминающее мангал – металлическую несгораемую ёмкость, обложил плитками, огнеупорными предметами обихода и развёл огонь. 
Несколько минут первые брошенные полотнища горели бойко и активно, испуская при этом шипящие ядовитые угрозы. Но быстро таяли, обращаясь в пепел. Однако вскоре стало трудно дышать, и удушающее зловонье серым туманным дымом захватило комнату в свои омерзительные объятья. 
 – Надо скорее распахнуть окно, выветрить дым и серую пелену морока! 
Он подбежал к окну, распахнул рамы и… упёрся в твёрдую отражающую поверхность, за которой не было ни улицы, ни свежего воздуха, а только лишь ещё одни рамы. Ему казалось, что реальность поплыла, потекла, полетела куда-то. Он не понимал, бодрствует ли, спит или бредит…  Открывая створки одну за другой, он обнаруживал то зеркала, то линзы, то световоды, то поглотители освещения, устройства, преломляющие лучи, кинопроекторы и камеры – чего там только не было за обычным, как ему казалось, окном. И вдруг в его сознании прорезалось воспоминание, что лет тридцать тому назад кино, показываемое ему через это окно, было совсем другим. Как будто тот, кто находился на другом конце, поменял репертуар и стал заряжать иные темы для просмотра. 
Резким движением он рванул очередные рамы, ставни или как там их ещё называют, и поток свежего морозного воздуха ворвался в жилище из непроглядной темноты. Внутри стало светлеть, дым быстро улетучивался, но снаружи было так же непроницаемо темно и холодно. 
– Ладно. С этим разберёмся позже. 
Надо продолжать испепелять ядовитое старьё. 
 
Температура постепенно выровнялась до комфортной, сохранив при этом чистоту и свежесть воздуха. Процесс поглощения огнём сброшенных полотнищ ускорился, но изменился. А с его душой и сознанием стали происходить удивительные вещи: как будто жар внешнего огня отогревал душу и усиливал внутреннее пламя ответственности, мудрости и любви. Оттаивали льдинки обид и недоверия; всё то, что прежде больно ранило и кровоточило, растекалось теплом и отдохновением. Он поглядывал на сгорающие покровы, и они уже не вызывали в нём раздражения, досады и боли, зато появилась лёгкость, упругая уверенность, ясность чувств и мыслей. Горевшее снаружи пламя, распалило внутренний огонь, и его тепло исцеляло множественные раны, заживляло и разглаживало рубцы, наполняло жизненной силой.  
 
Освободив ото всех покровов стену, примыкающую к мнимому «окну», он увидел такую же бархатную, завораживающую черноту. Она не пугала, но манила, звала, излучала неведомое сияние. И как будто бы пела. А спустя некоторое время он стал различать большие и малые светящиеся точки, разноцветные блёстки иной жизни, множественных миров, звёздных скоплений.  
 
Ему ещё предстояло осмыслить, понять и принять, что его космический корабль путешествует во Вселенских просторах бесконечной вечности. Что только он волен задать ему выбранное направление. Что только от него зависят и открытия, и поражения. Что только он способен ускорить или замедлить своё движение, познание, взросление. Он – капитан и весь экипаж. Он – один, и он множественен. Он – всё и везде. И он – творец. 
 
Рейтинг: +7 105 просмотров
Комментарии (2)
Елена Нацаренус # 14 декабря 2019 в 23:19 +2
Оригинальный урок избавления от , тянущего на дно, прошлого. Как красочно и осязаемо переданы ощущения человека - его страх, отвращение, огромное желание избавиться от всего этого хлама! И, наконец - облегчение: дышится, открывается новый мир... Потрясена Вашей изобретательностью, Елена! БРАВО! spasibo-20
Марта Шаула # 17 декабря 2019 в 21:35 +1
ДОРОГАЯ ЕЛЕНА! С БОЛЬШИМ ИНТЕРЕСОМ И ТРЕПЕТОМ ЧИТАЛА ВАШЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ! ОЧЕНЬ ТОЧНО ПРЕДСТАВИЛА ОПИСАННУЮ КАРТИНУ ИЗБАВЛЕНИЯ ОТ НАДОЕВШЕГО.МЕРЗКОГО ПРОШЛОГО,
О ЧИСТОМ ВОЗДУХЕ,ВОРВАВШЕМСЯ В КОМНАТУ! БЕЗ ФАНТАСТИКИ НЕ ОБОШЛОСЬ,НО ОНА ОКАЗАЛАСЬ К МЕСТУ!!! БОЛЬШОЕ СПАСИБО ЗА ДОСТАВЛЕННОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ!!!
ВСЕГО ЛУЧШЕГО В НОВОМ ГОДУ ЖЕЛАЮ!!! spasibo-13