ГлавнаяПрозаЭссе и статьиФилософия → 13. ЛЕТАРГИЧЕСКИЙ СОН

13. ЛЕТАРГИЧЕСКИЙ СОН

20 апреля 2019 - Евгений Гридман
Вне всякого сомнения, летаргический сон является одной из наиболее радикальных защитных реакций на травмирующие воздействия окружающей действительности. Трудно сказать, следует ли в этом явлении полностью исключать физиологическую предрасположенность конкретного индивида, но несомненно одно: придавать ей определяющую роль совершенно не стоит. Естественно, летаргический сон – одна из древнейших и примитивнейших защитных реакций. В животном мире он распространен очень широко и носит бытовое название «спячка». Летаргия помогает животным пережить неблагоприятные жизненные условия с наименьшими потерями. С той же целью способность к летаргическому сну сохранилась и у человека, у которого, однако, стимулом к летаргии в гораздо большей степени, чем всё остальное, является психологический фактор – поведение, мотивированное творчеством, а вернее, приостановлением такового по тем или иным причинам. В летаргический сон обычно впадают люди, для которых жизнь, лишенная иллюзий, становится психологически совершенно невыносимой, однако покончить самоубийством они по той или иной причине не в состоянии. В таком случае организм человека в качестве защитной реакции избирает третий путь – летаргию, не жизнь и не смерть. Наглядные и очень яркие иллюстрации стремления к подобному состоянию можно отыскать в художественной литературе. Гамлет Шекспира жаждал именно впасть в летаргию, чтобы спастись от омерзения, вызываемого в нем окружающим миром. Позже тот же мотив мы находим у Лермонтова в знаменитом стихотворении «Выхожу один я на дорогу». При желании каждый может продолжить список литературных произведений, в которых говорится о чем-то похожем. В сущности, стремление к летаргии есть стремление к уходу от травмирующей действительности, который в других случаях достигается путем употребления алкоголя и наркотиков или погружения в виртуальную реальность. При ослабевании естественной способности к творчеству искусственная иллюзия собственной безопасности во всех этих случаях примерно одинакова. Смерть в летаргическом сне, как и вообще смерть в бессознательном состоянии, – самая легкая и безболезненная. Именно она является естественным и логичным выходом  из положения для тех, кого от самоубийства удерживает, скажем, страх физической боли. Человек, уснувший летаргическим сном, принятый за мертвого и похороненный, не испытывает страха, пока не просыпается в гробу. Если бы ему удалось не проснуться, это, вероятно, был бы счастливейший из смертных, ибо грань между жизнью и смертью он переступил бы совершенно незаметно для себя или, во всяком случае, не испытывая при этом никаких отрицательных эмоций. Летаргический сон наступает, как только перегруженная, незащищенная и травмированная психика человека произносит радикальное и всеобъемлющее «Не хочу!», которое, в свою очередь, натыкается на столь же решительное «Не могу!». Не хочу жить, но не могу покончить самоубийством, сойти с ума или накачаться наркотиками и водкой до бесчувствия. Причины «не могу» могут быть самыми разными, причина же «не хочу» всегда одна – утрата способности к естественному творчеству и, как следствие, потеря всех или, по крайней мере, основных защитных иллюзий. Весь трагизм заключается в том, что человек, вышедший из процесса творчества, не способен оправдать свою жизнь и придать какой-либо смысл окружающей действительности. Экзистенциальный же страх вне творчества непереносим. Он всегда приводит к протесту абсурда, к стремлению либо вернуться за уютный занавес иллюзий, либо к желанию покончить как можно скорее с этой нестерпимой мукой, против которой восстает эгоизм индивида. Летаргия же – лишь один из способов разрешения этого конфликта.

© Copyright: Евгений Гридман, 2019

Регистрационный номер №0445888

от 20 апреля 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0445888 выдан для произведения: Вне всякого сомнения, летаргический сон является одной из наиболее радикальных защитных реакций на травмирующие воздействия окружающей действительности. Трудно сказать, следует ли в этом явлении полностью исключать физиологическую предрасположенность конкретного индивида, но несомненно одно: придавать ей определяющую роль совершенно не стоит. Естественно, летаргический сон – одна из древнейших и примитивнейших защитных реакций. В животном мире он распространен очень широко и носит бытовое название «спячка». Летаргия помогает животным пережить неблагоприятные жизненные условия с наименьшими потерями. С той же целью способность к летаргическому сну сохранилась и у человека, у которого, однако, стимулом к летаргии в гораздо большей степени, чем всё остальное, является психологический фактор – поведение, мотивированное творчеством, а вернее, приостановлением такового по тем или иным причинам. В летаргический сон обычно впадают люди, для которых жизнь, лишенная иллюзий, становится психологически совершенно невыносимой, однако покончить самоубийством они по той или иной причине не в состоянии. В таком случае организм человека в качестве защитной реакции избирает третий путь – летаргию, не жизнь и не смерть. Наглядные и очень яркие иллюстрации стремления к подобному состоянию можно отыскать в художественной литературе. Гамлет Шекспира жаждал именно впасть в летаргию, чтобы спастись от омерзения, вызываемого в нем окружающим миром. Позже тот же мотив мы находим у Лермонтова в знаменитом стихотворении «Выхожу один я на дорогу». При желании каждый может продолжить список литературных произведений, в которых говорится о чем-то похожем. В сущности, стремление к летаргии есть стремление к уходу от травмирующей действительности, который в других случаях достигается путем употребления алкоголя и наркотиков или погружения в виртуальную реальность. При ослабевании естественной способности к творчеству искусственная иллюзия собственной безопасности во всех этих случаях примерно одинакова. Смерть в летаргическом сне, как и вообще смерть в бессознательном состоянии, – самая легкая и безболезненная. Именно она является естественным и логичным выходом  из положения для тех, кого от самоубийства удерживает, скажем, страх физической боли. Человек, уснувший летаргическим сном, принятый за мертвого и похороненный, не испытывает страха, пока не просыпается в гробу. Если бы ему удалось не проснуться, это, вероятно, был бы счастливейший из смертных, ибо грань между жизнью и смертью он переступил бы совершенно незаметно для себя или, во всяком случае, не испытывая при этом никаких отрицательных эмоций. Летаргический сон наступает, как только перегруженная, незащищенная и травмированная психика человека произносит радикальное и всеобъемлющее «Не хочу!», которое, в свою очередь, натыкается на столь же решительное «Не могу!». Не хочу жить, но не могу покончить самоубийством, сойти с ума или накачаться наркотиками и водкой до бесчувствия. Причины «не могу» могут быть самыми разными, причина же «не хочу» всегда одна – утрата способности к естественному творчеству и, как следствие, потеря всех или, по крайней мере, основных защитных иллюзий. Весь трагизм заключается в том, что человек, вышедший из процесса творчества, не способен оправдать свою жизнь и придать какой-либо смысл окружающей действительности. Экзистенциальный же страх вне творчества непереносим. Он всегда приводит к протесту абсурда, к стремлению либо вернуться за уютный занавес иллюзий, либо к желанию покончить как можно скорее с этой нестерпимой мукой, против которой восстает эгоизм индивида. Летаргия же – лишь один из способов разрешения этого конфликта.
 
Рейтинг: +1 112 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!