ГлавнаяПрозаЭссе и статьиМистика → Перекресток Глава 17

Перекресток Глава 17

18 октября 2014 - Юлия Пуляк
Детектив привел меня в просторную комнату, смахивающую на комнату для допроса. Но она намного свободней, и лучше обставлена. В мягких, бежевых тонах. Правда, неизменный хромированный стол, привинченный к полу и два стула – остаются. Позади широкий диван, на котором сидит миссис Чампин. Ее голова опущена, и она раскачивается.
- Почему она не в больнице, а здесь?
- Она не захотела ехать в больницу. – Отвечает напарница детектива. – Мы пытались с ней поговорить, но она требовала вас.
Я подхожу к миссис Чампин и сажусь рядом.
- Миссис Чампин?
Ее щуплое тело непрерывно раскачивается. Тонкие губы беззвучно шевелятся.
- Сколько успокоительного вы ей вкололи?
- Тридцать кубиков.
Я вскидываю голову, мрачно смерив взглядом напарницу.
- У нее слабое сердце, она могла умереть.
- Если бы медики не увеличили дозу, она могла причинить себе вред.
- А почему бы ее сразу не запихнуть в психбольницу и не привязать ремнями?
Придурки. Как они могут так поступать со старыми людьми?
- Миссис Чампин, вы слышите меня? Хотите, я отвезу вас домой?
Старушка резко поднимает голову и смотрит на меня.
- Хочу. – Ее голос скрепит, как заезженная пластинка.
Я подхватываю ее под руки, потихоньку помогая мисс Чампин встать на ноги.
- Могли бы расспросить ее и дома.
- Но, она может скрывать важную информацию для следствия. – Встревает напарница детектива.
- Что значит – скрывает? – возмущение вскипает во мне с той же скоростью, что и запах аммиака заползающий в ноздри. – Вы подозреваете ее в чем-то? – я хмуро смотрю на детектива и его напарницу. Те переглядываются и женщина-детектив, пожимает плечами.
- Нет.
- Тогда не хрен так говорить.
Напарница детектива вскидывает брови, а детектив Филип ухмыляется, шепнув ей:
- Я говорил тебе.
Он подзывает «голубую форму», чтобы тот помог добраться мне и миссис Чампин до машины. А так же, чтобы он отвез нас домой.
- Не беспокойтесь, миссис Чампин. Сейчас мы приедем домой и я заварю вам травяной чай. Все будет хорошо. – Говорю с ней, как с ребенком. Черт, да в таком состоянии, она как ребенок, что едва научился ходить.
Спустя двадцать минут, я, наконец, усадила миссис Чампин на пассажирское сидение. Обойдя машину, открыла дверь, собираясь сесть рядом, как меня окликнул детектив Филип.
- Мисс Пирс.
Я недовольна. Серьезно. Так обходится со стариками… если подумать, то они так поступают и со своими дедушками и бабушками.
- Простите, что так получилось. Мы не хотели навредить миссис Чампин.
- Точнее, вы не хотели, чтобы она окочурилась в полицейском участке. Пришлось бы возится с бумагами, да?
- Мисс Пирс, - его тон предостерегал.
- Детектив Филип. В следующий раз, когда вам взбредет в голову накачивать свидетелей убийств дерьмом, подумайте – а стоит ли?
Детектив скрестил руки на груди и нахмурился.
- Это – что… вроде, угрозы?
- Разберитесь со своим дерьмом, прежде чем, действовать.
- Не понял…
- … все вы поняли. – Я залезла в салон.
Мое недовольство росло. Я была в ужасе, что полиция и медицина, так халатно относится к старым людям. Я, конечно, не защитница слабых и обиженных, но даже мне противно от мысли, что беззащитная старушка могла погибнуть.
Да, миссис Чампин могла навредить себе, но это не значит, что надо колоть лошадиную дозу успокоительного! Людям проще отвязаться от стариков, нежели набраться терпения и попытаться успокоить. Это кощунство. Это бесчеловечно.
Спустя еще сорок минут, я заваривала миссис Чампин чай с ромашкой и мятой. Уж не знаю, поможет ли этот дерьмовый сбор очухаться от успокоительного. Но по крайней мере, она немного расслабиться.
- Выпейте, миссис Чампин. – Я поддерживала чашку, пока старушка хлебала чай, мелкими глотками. – Все хорошо. Вы дома.
Миссис Чампин отстраняется от чашки и поворачивается ко мне.
- Я видела труп.
- Миссис Чампин, не думай об этом, пожалуйста. Все позади.
- Я видела труп. – Вторила она. – Я видела кровь. Там было много крови. Много костей и много внутренностей. А мысли… как много мыслей у нее было.
- Миссис Чампин, - я запнулась. Погодите, кровь? Если это тот же убийца, тогда откуда кровь? Откуда на рубашке миссис Чампин кровь? – Вы поранились?
- Нет. – Она качает головой. Ее взгляд пристально пожирает мое лицо. – Там была кровь.
- Где?
- В ней. В девушке.  
Ну, это понятное дело. В человеке пять литров крови.
- Он был там. – Миссис Чампин улыбается.
- Кто?
- Он. Он стоял рядом со мной. – Она мелодично вздыхает. – Он был там.
- Вы говорите о мужчине?
- Да.
- Вы знаете его?
- Да.
- Кто он вам?
- Я не знаю. Но знаю, что он мне знаком.
- А имя? Вы знаете его имя? – я машинально делаю глоток чая и морщусь. Паршивый вкус.
- Нет. Но, я знаю, что он мне знаком.
- Это, тот же мужчина, что был в моей квартире?
- Да.
У меня ползут мурашки. Черт… а если это тот самый маньяк? Что если он был в моей квартире… что если он хочет и меня убить?
- Он хотел увидеть тебя.
- Зачем? – шепчу я.
- Он давно не видел тебя. А теперь пожелал увидеть тебя.
Чашка затрещала в моей руке. Паника захлестнула меня.
- Как он выглядит? Вы можете описать его?
Миссис Чампин склоняет голову набок.
- Он красивый, как ты. Его глаза – твои глаза.
- Я не понимаю вас, миссис Чампин. – Я вскакиваю с дивана, шагая к кухне. Ставлю чашку на столешницу. Я нервничаю и хочу курить. Думается мне, что никотин вряд ли успокоит. Тут надо что-то покрепче. – Обрисуйте мне его. – Я поворачиваюсь к ней. – Рост. Цвет волос. Фигуру. Сколько ему лет. Все до мелочей.
- Он красивый, как ты. Его глаза – твои глаза.
- Твою же мать, - тихо ругаюсь я. – Ваши анаграммы нисколько не объясняют. – Вздыхаю, трепля волосы. – Вы видели его, или он вам привиделся?
- Видела. Видела, как тебя сейчас вижу. – Она хлопает глазами.
- Парень? Мужчина? Старик?
- Двадцать три года. – Миссис Чампин откидывается на спинку дивана, сложив руки на коленях.
- Значит, парень. Блондин? Русый? Шатен? Брюнет? Рыжий?
Старушка хмурится, оглядывая меня.
- А ты как думаешь?
- Миссис Чампин…
- … если я говорю, он красивый, как ты. То, каким я вижу его?
- То есть, вы хотите сказать, что я и он – похожи?
Она улыбается.
- Значит, он брюнет. У него серые глаза и ему двадцать три года. Так?
Миссис Чампин снова улыбается.
- Ты его полная копия… но полная противоположность.
- Что это значит?
Она поджимает губы и поворачивает голову к окну.
- Миссис Чампин?
Старушка не реагирует.
- Миссис Чампин, кто он вам? Друг? Жених? – да, нет. Вряд ли жених… внук?
Тут она возвращает внимание ко мне и расплывается в широком оскале. Даже, как-то жутко становится от акульей улыбки.
- Он мой сын.
- Ваш сын. – Соглашаюсь я, зная, что это не ложь. У нее есть два сына. Только они живут в разных городах и далеко от Папсквера. – Один из ваших сыновей, навещал вас? – и тут вопрос вдогонку… какого хрена делал сын, пока его мать торчала рядом с трупом? И какого хрена он не помог матери, пока она видела это все? И… я, честно, ничего не пойму… если сын навестил миссис Чампин, то почему поперся ко мне в квартиру? Он – что, вор? Не похоже, чтобы ее сыновья имели за пазухой дурную репутацию. И почему я похожа на него? Этих почему слишком много, а вот ответов – ноль.
- Да. Он навещает меня.
- Он приехал с семьей?
- У него нет семьи, кроме меня. Но и я ему не семья… и уже давно.   
Так, либо старушка совсем из ума выжила, либо я что-то не понимаю. Такое ощущение, что она говорит о другом сыне. Не о тех, что благополучно воспитала… она говорит, как о своей ошибке молодости.
Ни черта не пойму, что за дерьмо?
- Вы говорите об одном из своих сыновей? Или о ком-то другом?
- Я говорю о сыне. Он не может быть другим. Хотя, - она поджимает губы. – Он всегда был другим.
Я отлипаю от столешницы и подхожу к миссис Чампин. Сажусь рядом.
- Миссис Чампин, как давно вас навещает сын?
- Около недели.
- В ночь на среду и четверг, он приходил к вам?
Миссис Чампин щурит лукаво щурится.
- Приходил.
Я хлопаю себя по лбу.
Потом еще раз и еще.
Черт, я готова вбить себе в лоб гвоздь… потому что именно в эти дни погибла «Свит Бон» и Пеппер.
- Зачем он убивает их? – хриплю я, медленно поднимаюсь с дивана, и пячусь к двери. – Как он это делает?
- Он не убивает их. – Спокойно отвечает миссис Чампин, следя за мной взглядом. – Он не в силах.
- Не в силах? – до двери шесть шагов. – Почему? Он болен?
- Болен… и эта болезнь неизлечима.
Четыре шага.
- Тогда – кто? Кто это делает, если не он?
Два шага.
Миссис Чампин в ответ лишь улыбается.
- Простите миссис Чампин… кажется, я… забыла выключить утюг. – Глупая отговорка, но я бросаюсь прочь из ее квартиры и несусь в свою, запираясь на замок. Приваливаюсь к двери, пытаясь дышать глубоко и пытаясь успокоится. Куда уж там. Страх, не просто ползет по мне, он молнией устремляется по моим венам, вместо крови.
Тут я подпрыгиваю, чуть не падая в обморок от неожиданности, когда в дверь ударяют со всей силы.
- Ханни, - нараспев говорит мисс Чампин. – Открой дверь.
Нет. Ни за что на свете.
В голове, одна за другой бьются мысли – эта женщина, мать убийцы. Она знает его. Она знает, что он делает и похоже, приветствует это.
- Открой, ты грязная сучка! – кричит она за дверью. Я отбегаю от двери, моля лишь об одном, чтобы замок выдержал удары, которые сыпятся один за другим. – Открой, ты, никчемная потаскуха!
Бегу на кухню. Лихорадочно выдвигаю все ящики из столешницы, выхватывая нож.
- Оставьте меня в покое! – кричу я в ответ. – Иначе, я вызову полицию!
Мой взгляд натыкается на клочок бумаги, что лежит под тарелкой с яблоками.
Неужели, все это происходит со мной? Неужели, я живу на одной площадке с сумасшедшей мамашей убийцы? Дьявол, да что же это за дерьмо такое! Я никогда, ничего не боялась. Испугалась лишь Эштона Рурка… а теперь, вот и она туда же.
Набираю номер на сотовом и жду пока снимут трубку.
Удар. Один. Второй. Третий. 
В унисон моему бухающемуся сердцу.
- Детектив Филип!
Удары резко стихают.
- Пожалуйста, приезжайте. Кажется, миссис Чампин сошла с ума. – Я сглатываю, на цыпочках подкрадываясь к двери. На дереве проглядываюсь крохотные трещины от ударов. – Она пытается меня убить.
Детектив сказал, что будет у меня через десять минут.
Минуты ожидания текли, как бесконечная полоска реки…
Спустя еще десять минут, я подумала… а что, если миссис Чампин ломала бы дверь не кулаком (если, конечно, это был не молоток), а скажем – топором? Через пару минут, этой хлипкой ширме, как в американском ужастике Пятница-13, пришел бы конец.
В итоге, она ворвалась бы в комнату, размахивая железной штуковиной, а я пыталась бы ударить ее ножом.
М-да… соотношение оружия – не равное.
В росте мы одинаковы, а вот по безумия, миссис Чампин, меня во многом превосходит.
Ее безумие, равно моему страху – итог, я мертва, а она нет.
Даже, если бы я смогла нанести ей смертельный удар, обезумевшая старушенция осталась бы жива.
Все маньяки, все безумцы – они, как пьяницы – им везет.
Вот такая вот простая арифметика.
Я услышала вой сирены и метнулась к окну, опосля чертыхнувшись – почему я не заперла окно? А смысл? Разбей стекло и вот он путь к моей смерти.
Я увидела полицейскую машину и машину без опознавательных знаков, что затормозили у дома. Из авто выбежали два копа и детектив со своей напарницей.
Мое сердце пустилось вскачь, то ли от радости, то ли от дурного предчувствия, что старушка не упустит момента, чтобы и на них напасть.
- Мисс Пирс? – за дверью раздался голос детектива Филип. – Мисс Пирс, вы здесь?
Я подошла к двери, в очередной раз ругая себя за то, что не потрудилась заиметь себе глазок.
Я хотела открыть… правда. Но, почему-то перед глазами пронеслась ужасная картинка.
Миссис Чампин убила всех, а детектива Филип взяла в заложники, чтобы с помощью него, добраться до меня. Именно сейчас, она держит нож у его горла, а Филип часто сглатывает, мысленно решая, как бы ее приструнить.
- Мисс Пирс? – стук в дверь.
- Детектив?
- Да, это я. Откройте.
- Вы один?
- Да. Остальные прочесывают дом. Откройте, мисс Пирс.
По голосу не скажешь, что он заложник. Но нож я не собираюсь убирать далеко.
Два поворота замка по часовой стрелке.
Затем цепочка.
Распахнув дверь, я увидела детектива. Да, он был один… но, он выглядел жутко. Взъерошенные волосы и взгляд испуганный, как будто привидение увидел.
Я спешно спрятала руку с ножом за спину.
Детектив вошел, как-то подозрительно рассматривая меня, хотя его зрачки успели оглядеть и мою квартиру.
- Вы в порядке?
Я кивнула, крепче сжимая рукоятку. Мне казалось, что миссис Чампин выскочит в любую секунду.
- Что у вас за спиной? – он вошел внутрь.
На что я надеялась? Точнее… чему я удивляюсь? Детектив Филип проработал в полиции десять лет. Естественно, он приметил что-то в моей руке.
Я вытащила руку, смотря на нож, будто не понимая, откуда он у меня.
- Мисс Пирс…
Он не договорил. Я выронила нож. Он упал с глухим звоном. И… сама того не осознавая, я сделала шаг к детективу и обняла его за талию, прижимаясь всем телом к его телу, уткнувшись лицом в его крепкую грудь. Детектив, в ответ мягко гладил меня по спине рукой, а второй по голове.
- Все закончилось, мисс Пирс.
Я понимала, что больше не останусь в этой квартире. Не после того, что произошло.
Я не хочу сдохнуть в этой дерьмовой квартире, в дерьмовом доме, в дерьмовом районе. Мне нужно уходить. Немедленно. Не задерживаясь.
- Вы должны спрятать меня, детектив. – Прошептала я. Странно… в такие моменты, женщины и девушки начинают рыдать на груди спасителя. Я не рыдала. Я была в шоке.
- Да, конечно. Вам есть куда пойти?
Я отстранилась, задрав голову, чтобы посмотреть ему в лицо.
Детектив дерьмово выглядел. Почти недельная щетина и взгляд усталый, точно он не спал уже несколько дней. Да и лицо у него осунулось.
- Мои родители мертвы. Моя тетка и двоюродная сестра не принимают меня. А подруги… у меня их нет. Только знакомые и все они живут в этом доме.
Он поджимает губы, долго всматриваясь в мои глаза.
- Отвезите меня к себе домой.
Кажется, детектив в шоке больше, чем я.
- Ааа… я не знаю… это… это плохая идея.
Не плохая, детектив. Я же почувствовала, как вы напряглись, когда сказала, что хочу к вам. Вы хотите этого… но, как законник, считаете это просто не правильным, потому что за этим может последовать продолжение. Хм… кажется, у детектива с этим уже были стычки.
- Я не стесню вас, правда. Это ненадолго, пока вы не поймаете миссис Чампин.
- Ну, я…
- Нэш, - за его спиной выглядывает лицо напарницы. Она выдает «О», на все тональности голоса. Я неловко высвобождаюсь из объятий детектива и делаю шаг назад. – Миссис Чампин нигде нет.
- В любом случае, надо объявить ее в розыск.
- Я уже позвонила Крису. Занимаются. – Напарница оглядела меня, затем детектива. – Мисс Пирс, вам есть куда пойти?
Я открыла рот, чтобы ответить, но детектив перебил меня.
- Я отвезу мисс Пирс в гостиницу.   
В гостиницу?
Дьявол, это самое худшее место, где можно спрятаться.
Я считаю, что это не только самое худшее место, но и самое доступное.
Если миссис Чампин безумна на все двести процентов, а в совокупности с долбанутым на голову, сыночком, то им не составит труда, найти эту чертову гостиницу и прикончить меня.
Детектив что-то чиркнул в блокноте и передал напарнице.
- Пришли туда парней для охраны.
Напарница кивнула.
И копы не помогут. Как пить дать, я однажды выйду из номера и увижу два мертвых тела с перерезанными глотками. Буду носится по коридорами и визжать, как добыча «Американского психопата» с бензопилой.
- Вы пока вещи соберите. – Он кивает и выходит из комнаты.
Вещей у меня не так много… так что в спортивную сумку умещаются все мои выходные и рабочие наряды и средства гигиены.
С остальным… да, я решаю, что когда это дерьмо закончится, я перееду в другой, в более чистый и спокойный район и сниму квартиру. Устроюсь на нормальную работу и начну жизнь с чистого листа. А всю эту макулатуру, после перевезу. А может и оставлю. На кой черт нужна рухлядь, которой самое место на полках в антикварном музее?
Я уселась на переднее сидение. Детектив распорядился, что бы копы не спускали глаз с тех, кто входит и выходит из дома. Закинув мою спортивную сумку на заднее сидение, он устроился за рулем.
- Почему вы не хотите, чтобы я осталась у вас?
- Потому что в гостинице, вам будет спокойнее. – Он завел мотор.
- Чем же?
- Там вас будут охранят двадцать четыре часа в сутки.
- А вы не сможете?
Детектив бросил на меня взгляд.
- У меня плавающий график. Меня могут вызвать в любое время суток, и как я тогда смогу вас защитить?
Черт. Верно. Об этом я не подумала. А я уж решила, что детективу, просто не комфортно от мысли, селить в своей квартире проститутку.
- К тому же, - продолжал детектив. – В гостинице, помимо наших парней, своя охрана. Там многолюдно. И у них будет фото миссис Чампин. Так что, не переживайте, она туда не сунется.
- А о ее сыне вы не подумали?
Детектив нахмурился.
- О сыне?
- Да. – Я рассказала всю подноготную историю, что поведала мне миссис Чампин. – Я думаю, это делает он. Когда я спросила ее, навещал ли он ее со вторника на среду и в четверг. Она ответила – да. Чувствуете ниточку?
Детектив вытащил мобильный и набрал номер.
- Крис? Слушай, пробей по базе, не было ли у миссис Чампин внебрачных детей или якобы умерших. Ага. – Он отсоединился. – Задача.
Я поежилась. Еще какая задача.
- Сколько вы знали, миссис Чампин?
Я сглотнула. Хотелось курить.
- Есть сигарета?
Он кивнул и достал из кармана пиджака пачку и зажигалку.
Я подкурила, выпуская дым в опущенное окошко.
- Года два. Но, я бы не сказала, что мы дружили, как дружат соседи. У меня и миссис Чампин были гуманные отношения. Наши беседы основывались на том – приготовить вам поесть? Заварить чаю? Вызвать скорую и т.д.
- И за все это время, она не упоминала о своем сыне?
- Нет. Я знала только о двух, но они живут в разных городах и далеко от Папсквера. И именно сегодня она заговорила о нем.
- С такими приметами, будет сложно найти человека.
- Думаю, не сложно. – Я посмотрела ему в лицо. – Взгляните на меня и увидите его.
- Что это значит? – он нахмурился.
Я вздохнула, после затянулась сигаретой. В голове что-то неспокойно ворочалось. Все эти намеки со стороны безумной старушки…
- Не имею понятия.    

© Copyright: Юлия Пуляк, 2014

Регистрационный номер №0246346

от 18 октября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0246346 выдан для произведения: Детектив привел меня в просторную комнату, смахивающую на комнату для допроса. Но она намного свободней, и лучше обставлена. В мягких, бежевых тонах. Правда, неизменный хромированный стол, привинченный к полу и два стула – остаются. Позади широкий диван, на котором сидит миссис Чампин. Ее голова опущена, и она раскачивается.
- Почему она не в больнице, а здесь?
- Она не захотела ехать в больницу. – Отвечает напарница детектива. – Мы пытались с ней поговорить, но она требовала вас.
Я подхожу к миссис Чампин и сажусь рядом.
- Миссис Чампин?
Ее щуплое тело непрерывно раскачивается. Тонкие губы беззвучно шевелятся.
- Сколько успокоительного вы ей вкололи?
- Тридцать кубиков.
Я вскидываю голову, мрачно смерив взглядом напарницу.
- У нее слабое сердце, она могла умереть.
- Если бы медики не увеличили дозу, она могла причинить себе вред.
- А почему бы ее сразу не запихнуть в психбольницу и не привязать ремнями?
Придурки. Как они могут так поступать со старыми людьми?
- Миссис Чампин, вы слышите меня? Хотите, я отвезу вас домой?
Старушка резко поднимает голову и смотрит на меня.
- Хочу. – Ее голос скрепит, как заезженная пластинка.
Я подхватываю ее под руки, потихоньку помогая мисс Чампин встать на ноги.
- Могли бы расспросить ее и дома.
- Но, она может скрывать важную информацию для следствия. – Встревает напарница детектива.
- Что значит – скрывает? – возмущение вскипает во мне с той же скоростью, что и запах аммиака заползающий в ноздри. – Вы подозреваете ее в чем-то? – я хмуро смотрю на детектива и его напарницу. Те переглядываются и женщина-детектив, пожимает плечами.
- Нет.
- Тогда не хрен так говорить.
Напарница детектива вскидывает брови, а детектив Филип ухмыляется, шепнув ей:
- Я говорил тебе.
Он подзывает «голубую форму», чтобы тот помог добраться мне и миссис Чампин до машины. А так же, чтобы он отвез нас домой.
- Не беспокойтесь, миссис Чампин. Сейчас мы приедем домой и я заварю вам травяной чай. Все будет хорошо. – Говорю с ней, как с ребенком. Черт, да в таком состоянии, она как ребенок, что едва научился ходить.
Спустя двадцать минут, я, наконец, усадила миссис Чампин на пассажирское сидение. Обойдя машину, открыла дверь, собираясь сесть рядом, как меня окликнул детектив Филип.
- Мисс Пирс.
Я недовольна. Серьезно. Так обходится со стариками… если подумать, то они так поступают и со своими дедушками и бабушками.
- Простите, что так получилось. Мы не хотели навредить миссис Чампин.
- Точнее, вы не хотели, чтобы она окочурилась в полицейском участке. Пришлось бы возится с бумагами, да?
- Мисс Пирс, - его тон предостерегал.
- Детектив Филип. В следующий раз, когда вам взбредет в голову накачивать свидетелей убийств дерьмом, подумайте – а стоит ли?
Детектив скрестил руки на груди и нахмурился.
- Это – что… вроде, угрозы?
- Разберитесь со своим дерьмом, прежде чем, действовать.
- Не понял…
- … все вы поняли. – Я залезла в салон.
Мое недовольство росло. Я была в ужасе, что полиция и медицина, так халатно относится к старым людям. Я, конечно, не защитница слабых и обиженных, но даже мне противно от мысли, что беззащитная старушка могла погибнуть.
Да, миссис Чампин могла навредить себе, но это не значит, что надо колоть лошадиную дозу успокоительного! Людям проще отвязаться от стариков, нежели набраться терпения и попытаться успокоить. Это кощунство. Это бесчеловечно.
Спустя еще сорок минут, я заваривала миссис Чампин чай с ромашкой и мятой. Уж не знаю, поможет ли этот дерьмовый сбор очухаться от успокоительного. Но по крайней мере, она немного расслабиться.
- Выпейте, миссис Чампин. – Я поддерживала чашку, пока старушка хлебала чай, мелкими глотками. – Все хорошо. Вы дома.
Миссис Чампин отстраняется от чашки и поворачивается ко мне.
- Я видела труп.
- Миссис Чампин, не думай об этом, пожалуйста. Все позади.
- Я видела труп. – Вторила она. – Я видела кровь. Там было много крови. Много костей и много внутренностей. А мысли… как много мыслей у нее было.
- Миссис Чампин, - я запнулась. Погодите, кровь? Если это тот же убийца, тогда откуда кровь? Откуда на рубашке миссис Чампин кровь? – Вы поранились?
- Нет. – Она качает головой. Ее взгляд пристально пожирает мое лицо. – Там была кровь.
- Где?
- В ней. В девушке.  
Ну, это понятное дело. В человеке пять литров крови.
- Он был там. – Миссис Чампин улыбается.
- Кто?
- Он. Он стоял рядом со мной. – Она мелодично вздыхает. – Он был там.
- Вы говорите о мужчине?
- Да.
- Вы знаете его?
- Да.
- Кто он вам?
- Я не знаю. Но знаю, что он мне знаком.
- А имя? Вы знаете его имя? – я машинально делаю глоток чая и морщусь. Паршивый вкус.
- Нет. Но, я знаю, что он мне знаком.
- Это, тот же мужчина, что был в моей квартире?
- Да.
У меня ползут мурашки. Черт… а если это тот самый маньяк? Что если он был в моей квартире… что если он хочет и меня убить?
- Он хотел увидеть тебя.
- Зачем? – шепчу я.
- Он давно не видел тебя. А теперь пожелал увидеть тебя.
Чашка затрещала в моей руке. Паника захлестнула меня.
- Как он выглядит? Вы можете описать его?
Миссис Чампин склоняет голову набок.
- Он красивый, как ты. Его глаза – твои глаза.
- Я не понимаю вас, миссис Чампин. – Я вскакиваю с дивана, шагая к кухне. Ставлю чашку на столешницу. Я нервничаю и хочу курить. Думается мне, что никотин вряд ли успокоит. Тут надо что-то покрепче. – Обрисуйте мне его. – Я поворачиваюсь к ней. – Рост. Цвет волос. Фигуру. Сколько ему лет. Все до мелочей.
- Он красивый, как ты. Его глаза – твои глаза.
- Твою же мать, - тихо ругаюсь я. – Ваши анаграммы нисколько не объясняют. – Вздыхаю, трепля волосы. – Вы видели его, или он вам привиделся?
- Видела. Видела, как тебя сейчас вижу. – Она хлопает глазами.
- Парень? Мужчина? Старик?
- Двадцать три года. – Миссис Чампин откидывается на спинку дивана, сложив руки на коленях.
- Значит, парень. Блондин? Русый? Шатен? Брюнет? Рыжий?
Старушка хмурится, оглядывая меня.
- А ты как думаешь?
- Миссис Чампин…
- … если я говорю, он красивый, как ты. То, каким я вижу его?
- То есть, вы хотите сказать, что я и он – похожи?
Она улыбается.
- Значит, он брюнет. У него серые глаза и ему двадцать три года. Так?
Миссис Чампин снова улыбается.
- Ты его полная копия… но полная противоположность.
- Что это значит?
Она поджимает губы и поворачивает голову к окну.
- Миссис Чампин?
Старушка не реагирует.
- Миссис Чампин, кто он вам? Друг? Жених? – да, нет. Вряд ли жених… внук?
Тут она возвращает внимание ко мне и расплывается в широком оскале. Даже, как-то жутко становится от акульей улыбки.
- Он мой сын.
- Ваш сын. – Соглашаюсь я, зная, что это не ложь. У нее есть два сына. Только они живут в разных городах и далеко от Папсквера. – Один из ваших сыновей, навещал вас? – и тут вопрос вдогонку… какого хрена делал сын, пока его мать торчала рядом с трупом? И какого хрена он не помог матери, пока она видела это все? И… я, честно, ничего не пойму… если сын навестил миссис Чампин, то почему поперся ко мне в квартиру? Он – что, вор? Не похоже, чтобы ее сыновья имели за пазухой дурную репутацию. И почему я похожа на него? Этих почему слишком много, а вот ответов – ноль.
- Да. Он навещает меня.
- Он приехал с семьей?
- У него нет семьи, кроме меня. Но и я ему не семья… и уже давно.   
Так, либо старушка совсем из ума выжила, либо я что-то не понимаю. Такое ощущение, что она говорит о другом сыне. Не о тех, что благополучно воспитала… она говорит, как о своей ошибке молодости.
Ни черта не пойму, что за дерьмо?
- Вы говорите об одном из своих сыновей? Или о ком-то другом?
- Я говорю о сыне. Он не может быть другим. Хотя, - она поджимает губы. – Он всегда был другим.
Я отлипаю от столешницы и подхожу к миссис Чампин. Сажусь рядом.
- Миссис Чампин, как давно вас навещает сын?
- Около недели.
- В ночь на среду и четверг, он приходил к вам?
Миссис Чампин щурит лукаво щурится.
- Приходил.
Я хлопаю себя по лбу.
Потом еще раз и еще.
Черт, я готова вбить себе в лоб гвоздь… потому что именно в эти дни погибла «Свит Бон» и Пеппер.
- Зачем он убивает их? – хриплю я, медленно поднимаюсь с дивана, и пячусь к двери. – Как он это делает?
- Он не убивает их. – Спокойно отвечает миссис Чампин, следя за мной взглядом. – Он не в силах.
- Не в силах? – до двери шесть шагов. – Почему? Он болен?
- Болен… и эта болезнь неизлечима.
Четыре шага.
- Тогда – кто? Кто это делает, если не он?
Два шага.
Миссис Чампин в ответ лишь улыбается.
- Простите миссис Чампин… кажется, я… забыла выключить утюг. – Глупая отговорка, но я бросаюсь прочь из ее квартиры и несусь в свою, запираясь на замок. Приваливаюсь к двери, пытаясь дышать глубоко и пытаясь успокоится. Куда уж там. Страх, не просто ползет по мне, он молнией устремляется по моим венам, вместо крови.
Тут я подпрыгиваю, чуть не падая в обморок от неожиданности, когда в дверь ударяют со всей силы.
- Ханни, - нараспев говорит мисс Чампин. – Открой дверь.
Нет. Ни за что на свете.
В голове, одна за другой бьются мысли – эта женщина, мать убийцы. Она знает его. Она знает, что он делает и похоже, приветствует это.
- Открой, ты грязная сучка! – кричит она за дверью. Я отбегаю от двери, моля лишь об одном, чтобы замок выдержал удары, которые сыпятся один за другим. – Открой, ты, никчемная потаскуха!
Бегу на кухню. Лихорадочно выдвигаю все ящики из столешницы, выхватывая нож.
- Оставьте меня в покое! – кричу я в ответ. – Иначе, я вызову полицию!
Мой взгляд натыкается на клочок бумаги, что лежит под тарелкой с яблоками.
Неужели, все это происходит со мной? Неужели, я живу на одной площадке с сумасшедшей мамашей убийцы? Дьявол, да что же это за дерьмо такое! Я никогда, ничего не боялась. Испугалась лишь Эштона Рурка… а теперь, вот и она туда же.
Набираю номер на сотовом и жду пока снимут трубку.
Удар. Один. Второй. Третий. 
В унисон моему бухающемуся сердцу.
- Детектив Филип!
Удары резко стихают.
- Пожалуйста, приезжайте. Кажется, миссис Чампин сошла с ума. – Я сглатываю, на цыпочках подкрадываясь к двери. На дереве проглядываюсь крохотные трещины от ударов. – Она пытается меня убить.
Детектив сказал, что будет у меня через десять минут.
Минуты ожидания текли, как бесконечная полоска реки…
Спустя еще десять минут, я подумала… а что, если миссис Чампин ломала бы дверь не кулаком (если, конечно, это был не молоток), а скажем – топором? Через пару минут, этой хлипкой ширме, как в американском ужастике Пятница-13, пришел бы конец.
В итоге, она ворвалась бы в комнату, размахивая железной штуковиной, а я пыталась бы ударить ее ножом.
М-да… соотношение оружия – не равное.
В росте мы одинаковы, а вот по безумия, миссис Чампин, меня во многом превосходит.
Ее безумие, равно моему страху – итог, я мертва, а она нет.
Даже, если бы я смогла нанести ей смертельный удар, обезумевшая старушенция осталась бы жива.
Все маньяки, все безумцы – они, как пьяницы – им везет.
Вот такая вот простая арифметика.
Я услышала вой сирены и метнулась к окну, опосля чертыхнувшись – почему я не заперла окно? А смысл? Разбей стекло и вот он путь к моей смерти.
Я увидела полицейскую машину и машину без опознавательных знаков, что затормозили у дома. Из авто выбежали два копа и детектив со своей напарницей.
Мое сердце пустилось вскачь, то ли от радости, то ли от дурного предчувствия, что старушка не упустит момента, чтобы и на них напасть.
- Мисс Пирс? – за дверью раздался голос детектива Филип. – Мисс Пирс, вы здесь?
Я подошла к двери, в очередной раз ругая себя за то, что не потрудилась заиметь себе глазок.
Я хотела открыть… правда. Но, почему-то перед глазами пронеслась ужасная картинка.
Миссис Чампин убила всех, а детектива Филип взяла в заложники, чтобы с помощью него, добраться до меня. Именно сейчас, она держит нож у его горла, а Филип часто сглатывает, мысленно решая, как бы ее приструнить.
- Мисс Пирс? – стук в дверь.
- Детектив?
- Да, это я. Откройте.
- Вы один?
- Да. Остальные прочесывают дом. Откройте, мисс Пирс.
По голосу не скажешь, что он заложник. Но нож я не собираюсь убирать далеко.
Два поворота замка по часовой стрелке.
Затем цепочка.
Распахнув дверь, я увидела детектива. Да, он был один… но, он выглядел жутко. Взъерошенные волосы и взгляд испуганный, как будто привидение увидел.
Я спешно спрятала руку с ножом за спину.
Детектив вошел, как-то подозрительно рассматривая меня, хотя его зрачки успели оглядеть и мою квартиру.
- Вы в порядке?
Я кивнула, крепче сжимая рукоятку. Мне казалось, что миссис Чампин выскочит в любую секунду.
- Что у вас за спиной? – он вошел внутрь.
На что я надеялась? Точнее… чему я удивляюсь? Детектив Филип проработал в полиции десять лет. Естественно, он приметил что-то в моей руке.
Я вытащила руку, смотря на нож, будто не понимая, откуда он у меня.
- Мисс Пирс…
Он не договорил. Я выронила нож. Он упал с глухим звоном. И… сама того не осознавая, я сделала шаг к детективу и обняла его за талию, прижимаясь всем телом к его телу, уткнувшись лицом в его крепкую грудь. Детектив, в ответ мягко гладил меня по спине рукой, а второй по голове.
- Все закончилось, мисс Пирс.
Я понимала, что больше не останусь в этой квартире. Не после того, что произошло.
Я не хочу сдохнуть в этой дерьмовой квартире, в дерьмовом доме, в дерьмовом районе. Мне нужно уходить. Немедленно. Не задерживаясь.
- Вы должны спрятать меня, детектив. – Прошептала я. Странно… в такие моменты, женщины и девушки начинают рыдать на груди спасителя. Я не рыдала. Я была в шоке.
- Да, конечно. Вам есть куда пойти?
Я отстранилась, задрав голову, чтобы посмотреть ему в лицо.
Детектив дерьмово выглядел. Почти недельная щетина и взгляд усталый, точно он не спал уже несколько дней. Да и лицо у него осунулось.
- Мои родители мертвы. Моя тетка и двоюродная сестра не принимают меня. А подруги… у меня их нет. Только знакомые и все они живут в этом доме.
Он поджимает губы, долго всматриваясь в мои глаза.
- Отвезите меня к себе домой.
Кажется, детектив в шоке больше, чем я.
- Ааа… я не знаю… это… это плохая идея.
Не плохая, детектив. Я же почувствовала, как вы напряглись, когда сказала, что хочу к вам. Вы хотите этого… но, как законник, считаете это просто не правильным, потому что за этим может последовать продолжение. Хм… кажется, у детектива с этим уже были стычки.
- Я не стесню вас, правда. Это ненадолго, пока вы не поймаете миссис Чампин.
- Ну, я…
- Нэш, - за его спиной выглядывает лицо напарницы. Она выдает «О», на все тональности голоса. Я неловко высвобождаюсь из объятий детектива и делаю шаг назад. – Миссис Чампин нигде нет.
- В любом случае, надо объявить ее в розыск.
- Я уже позвонила Крису. Занимаются. – Напарница оглядела меня, затем детектива. – Мисс Пирс, вам есть куда пойти?
Я открыла рот, чтобы ответить, но детектив перебил меня.
- Я отвезу мисс Пирс в гостиницу.   
В гостиницу?
Дьявол, это самое худшее место, где можно спрятаться.
Я считаю, что это не только самое худшее место, но и самое доступное.
Если миссис Чампин безумна на все двести процентов, а в совокупности с долбанутым на голову, сыночком, то им не составит труда, найти эту чертову гостиницу и прикончить меня.
Детектив что-то чиркнул в блокноте и передал напарнице.
- Пришли туда парней для охраны.
Напарница кивнула.
И копы не помогут. Как пить дать, я однажды выйду из номера и увижу два мертвых тела с перерезанными глотками. Буду носится по коридорами и визжать, как добыча «Американского психопата» с бензопилой.
- Вы пока вещи соберите. – Он кивает и выходит из комнаты.
Вещей у меня не так много… так что в спортивную сумку умещаются все мои выходные и рабочие наряды и средства гигиены.
С остальным… да, я решаю, что когда это дерьмо закончится, я перееду в другой, в более чистый и спокойный район и сниму квартиру. Устроюсь на нормальную работу и начну жизнь с чистого листа. А всю эту макулатуру, после перевезу. А может и оставлю. На кой черт нужна рухлядь, которой самое место на полках в антикварном музее?
Я уселась на переднее сидение. Детектив распорядился, что бы копы не спускали глаз с тех, кто входит и выходит из дома. Закинув мою спортивную сумку на заднее сидение, он устроился за рулем.
- Почему вы не хотите, чтобы я осталась у вас?
- Потому что в гостинице, вам будет спокойнее. – Он завел мотор.
- Чем же?
- Там вас будут охранят двадцать четыре часа в сутки.
- А вы не сможете?
Детектив бросил на меня взгляд.
- У меня плавающий график. Меня могут вызвать в любое время суток, и как я тогда смогу вас защитить?
Черт. Верно. Об этом я не подумала. А я уж решила, что детективу, просто не комфортно от мысли, селить в своей квартире проститутку.
- К тому же, - продолжал детектив. – В гостинице, помимо наших парней, своя охрана. Там многолюдно. И у них будет фото миссис Чампин. Так что, не переживайте, она туда не сунется.
- А о ее сыне вы не подумали?
Детектив нахмурился.
- О сыне?
- Да. – Я рассказала всю подноготную историю, что поведала мне миссис Чампин. – Я думаю, это делает он. Когда я спросила ее, навещал ли он ее со вторника на среду и в четверг. Она ответила – да. Чувствуете ниточку?
Детектив вытащил мобильный и набрал номер.
- Крис? Слушай, пробей по базе, не было ли у миссис Чампин внебрачных детей или якобы умерших. Ага. – Он отсоединился. – Задача.
Я поежилась. Еще какая задача.
- Сколько вы знали, миссис Чампин?
Я сглотнула. Хотелось курить.
- Есть сигарета?
Он кивнул и достал из кармана пиджака пачку и зажигалку.
Я подкурила, выпуская дым в опущенное окошко.
- Года два. Но, я бы не сказала, что мы дружили, как дружат соседи. У меня и миссис Чампин были гуманные отношения. Наши беседы основывались на том – приготовить вам поесть? Заварить чаю? Вызвать скорую и т.д.
- И за все это время, она не упоминала о своем сыне?
- Нет. Я знала только о двух, но они живут в разных городах и далеко от Папсквера. И именно сегодня она заговорила о нем.
- С такими приметами, будет сложно найти человека.
- Думаю, не сложно. – Я посмотрела ему в лицо. – Взгляните на меня и увидите его.
- Что это значит? – он нахмурился.
Я вздохнула, после затянулась сигаретой. В голове что-то неспокойно ворочалось. Все эти намеки со стороны безумной старушки…
- Не имею понятия.    
 
Рейтинг: 0 374 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!