ГлавнаяПрозаЭссе и статьиМистика → Художник, что рисует...

Художник, что рисует...

 
Уважаемые гости, настоятельно рекомендую перед чтением включать сопроводительную мелодию, которая находится под произведением. Поверьте, такое чтение расширит эмоциональный фон и поможет понять идею автора, её глубину.
 


Я уже никогда не вернусь


Леся Александрова

Я уже никогда не вернусь
И реальность меня не ждёт.
Раньше верила – скоро очнусь,
Но опять был не мой черёд.

Я ведь знала об этом сама:
Скоро осень проникнет в дом,
И войдёт обречённо «зима»
В сердце острым холодным льдом.

Осень золотом сыплется вниз
Из свинцовых мутных небес.
Покидает так медленно жизнь
Хвойно-лиственный чудный лес.

Я останусь с тобой навсегда,
Твоим прошлым – кромешной тьмой,
Я забуду людей, города,
Не узнаю пути домой.

Но увидит художник простой
Мои краски, мечту, родник.
В пламя пачкая кисти с холстом,
Замирая на вечный миг.

Стану плавиться магмой в зрачках,
В его сердце гореть огнём,
Растворяясь в цветных лепестках,
Покидая его лишь днём.

Но художник запомнит игру:
Голос мой и шаги в тиши,
И закроет меня по утру
В лабиринтах своей души.

Я уже никогда не вернусь,
Не наступит моя весна,
Раньше верила – скоро очнусь,
Но он прячет меня во снах.

Знает, помнит и любит меня,
Мастер жизни, художник лет.
В тебе есть все оттенки огня,
Моя осень – больной поэт.


***




— Это очень трудно — писать картины?
— Это либо легко, либо невозможно.

Сальвадор Дали


***




Сумасшедших побаиваются, их сторонятся, не любят, но только до той поры, пока не узнают, что этот сумасшедший — художник.
Он перед вами.
Не беда, что мастер сейчас без мольберта, ему не нужны краски и кисти, у него есть воображение.
Реальный мир слабеет перед его мысленным взором, в нём бушует вдохновение, сплетаются образы, беснуются сюжеты.
Его совершенно неосознанные желания облачаются в слова, он смотрит вперёд, но его здесь уже нет, он — там!



Художник улыбается... Он улыбается навстречу Ей. Он готов к игре.



А вот и ОНА...
Невидимая для всех.
ИДЁТ!
Скоро ночь — теперь это станет её временем и она будет во власти мастера! Она должна пройти темноту, чтобы в её утробе ощутить прелюдию, начало дня, когда вот-вот...
Только там она сумеет найти необходимое ей, то, что скрывается днём. Она войдёт в темноту, впустит тьму в себя и поймёт, что в этом её сила.


Она идёт.
Уверенная, страстная и дерзкая.
Красивые ноги позволяют ей любую походку превратить в волнующее движение всего тела. Плечи, бёдра, руки, грудь — они будто сами по себе двигаются и в разных направлениях, но, боже мой, как это получается грациозно и слаженно!
Она не просто идёт, она показывает в этой походке всё, но и, вместе с тем, не позволяет увидеть ничего.
Звуки её шагов...
Звуки надвигающейся ночи...
О, как они нужны ей! Отчётливые и зловещие! Таких не бывает в освещённом солнцем мире...
Она подходит к границе света, а впереди... нет, не художник! Впереди — темнота неизвестного...
Страх исчез, его место заняла вера, вера в то, что, вступив в темноту, она не ощутит тверди под ногами.
Она знала: её научат летать.



Она идёт...
Спешит.
Ей хочется научиться видеть свет там, где мрак.
Она мечтает осязать тишину, услышать её, понять её гармонию.

Не он ко мне, а я к нему —
Во тьму, во тьму, во тьму.*




— Я спрашиваю тебя: ты всё также желаешь проникнуть в темноту?
— О, да!
— Но разве моя тьма лучше твоего света?



— Лучше!



— Да, в этой темноте нет острой боли. В ней никто не сможет заметить следов, но они останутся шрамами до скончания века — метками бесконечных побед и бесчисленных поражений. Что ты чувствуешь?



— Темнота впитывается в сетчатку глаз... Передо мной только тьма. Теперь я ничего не слышу, даже себя, но ощущаю, как темнота превратилась в иголки и я чувствую их уколы...
— Если перестанешь контролировать свои мысли, то легко впадёшь в вакуум Забвения, и тогда... тогда обратной дороги не будет, ты не сможешь избавиться от этой магии, — Закон Тьмы.



— Я становлюсь Тьмой... Я не могу говорить, только мыслить... Мысль, а не Слово, — это начало всех начал! Альфа и Омега!
Я будто бесплотна, я — Тьма и Мысль, и я — есть! И я чувствую трепет... Он похож на трепет, который испытывают осенние листья, бесшумно падая вниз... ночью! Я теперь знаю это...

...И на земле мы многое забыли:
лишь изредка воспомнится во сне
и трепет наш, и трепет звездной пыли,
и чудный гул, дрожавший в вышине...**

Я — Начало всего! Я становлюсь тем, о чём больше всего думала. Я смотрю вокруг не глазами, а мыслью, и не замечаю времени, я с ним заодно, вместе.
Я пытаюсь ощутить пространство вокруг... Что-то похожее испытывала я при чтении книг, когда возникал некий кибер-объём, но не внешний, а внутри меня. Он был трёхмерным, но без координат. Зато каким бесконечным становилось воображение.
Этой темнотой я должна что-то изменить... Я сейчас — это форма моих вчерашних мыслей, а сегодняшние творят завтрашний мой мир. И я хочу розы, к чему мне сныть. Я не для этого здесь.
Почему тьма чёрная? Она забыла свой цвет.
Возможно, я впервые в жизни понимаю сейчас истинную красоту, спрятанную в темноте. Моё внутреннее и внешнее слились воедино, но так, что я могу назвать это совершенством.



И вдруг...
Вдруг Художник увидел, как в кромешной тьме она подошла к чёрному дереву...



— Что это? Похоже на кору...



Дерево — это уже форма. А форма подавляет материю.
Она потрогала пальцами прохладную кору, потом вдохнула запах от дерева, коснулась его щекой и стала прислушиваться... Она услышала едва ощутимый пульс, и как по чёрному стволу исполина, начиная от глубоких корней, струился вверх родничок...



— Пульс... У дерева есть пульс! — закричала она и заплакала от счастья.
 
Бесконечная и тёмная Вселенная, но эта Вселенная добра и внимательна, иначе не было бы Пульса, а он — это и есть Жизнь, это тот самый Смысл...
 

 
Вот-вот откуда-то сверху должен был упасть луч, и пока этого не случилось, художник торопливо и густо стал накладывать чёрную краску на холст — надо успеть!

И он успел...

Так родился «ЧЁРНЫЙ КВАДРАТ», загадочный и непревзойдённый, великий и прекрасный. И был он бесконечно добр. Это добро не навязывалось, оно не было приторным и слащавым, в нём не оказалось сентиментальности и соплей, и не было там пародии на тьму, и не был КВАДРАТ тем добром, которое старается уничтожить всё то, что не может понять.
«ЧЁРНЫЙ КВАДРАТ».
Он был всем и принимал в себя всё. Он захватывал Свет.



Он смотрел на неё и, казалось, понимал, а она глядела на Квадрат, как на частицу себя...

Художник, что рисует...ЧЁРНЫЙ КВАДРАТ





-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

* Встреча. А. А. Ахматова
** Владимир Набоков «В хрустальный шар заключены мы были...»

 
 

© Copyright: Остап Ибрагимыч Задунайскый, 2019

Регистрационный номер №0453024

от 20 июля 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0453024 выдан для произведения:
 
 


Я уже никогда не вернусь


Леся Александрова

Я уже никогда не вернусь
И реальность меня не ждёт.
Раньше верила – скоро очнусь,
Но опять был не мой черёд.

Я ведь знала об этом сама:
Скоро осень проникнет в дом,
И войдёт обречённо «зима»
В сердце острым холодным льдом.

Осень золотом сыплется вниз
Из свинцовых мутных небес.
Покидает так медленно жизнь
Хвойно-лиственный чудный лес.

Я останусь с тобой навсегда,
Твоим прошлым – кромешной тьмой,
Я забуду людей, города,
Не узнаю пути домой.

Но увидит художник простой
Мои краски, мечту, родник.
В пламя пачкая кисти с холстом,
Замирая на вечный миг.

Стану плавиться магмой в зрачках,
В его сердце гореть огнём,
Растворяясь в цветных лепестках,
Покидая его лишь днём.

Но художник запомнит игру:
Голос мой и шаги в тиши,
И закроет меня по утру
В лабиринтах своей души.

Я уже никогда не вернусь,
Не наступит моя весна,
Раньше верила – скоро очнусь,
Но он прячет меня во снах.

Знает, помнит и любит меня,
Мастер жизни, художник лет.
В тебе есть все оттенки огня,
Моя осень – больной поэт.


***




— Это очень трудно — писать картины?
— Это либо легко, либо невозможно.

Сальвадор Дали


***




Сумасшедших побаиваются, их сторонятся, не любят, но только до той поры, пока не узнают, что этот сумасшедший — художник.
Он перед вами.
Не беда, что мастер сейчас без мольберта, ему не нужны краски и кисти, у него есть воображение.
Реальный мир слабеет перед его мысленным взором, в нём бушует вдохновение, сплетаются образы, беснуются сюжеты.
Его совершенно неосознанные желания облачаются в слова, он смотрит вперёд, но его здесь уже нет, он — там!



Художник улыбается... Он улыбается навстречу Ей. Он готов к игре.



А вот и ОНА...
Невидимая для всех.
ИДЁТ!
Скоро ночь — теперь это станет её временем и она будет во власти мастера! Она должна пройти темноту, чтобы в её утробе ощутить прелюдию, начало дня, когда вот-вот...
Только там она сумеет найти необходимое ей, то, что скрывается днём. Она войдёт в темноту, впустит тьму в себя и поймёт, что в этом её сила.


Она идёт.
Уверенная, страстная и дерзкая.
Красивые ноги позволяют ей любую походку превратить в волнующее движение всего тела. Плечи, бёдра, руки, грудь — они будто сами по себе двигаются и в разных направлениях, но, боже мой, как это получается грациозно и слаженно!
Она не просто идёт, она показывает в этой походке всё, но и, вместе с тем, не позволяет увидеть ничего.
Звуки её шагов...
Звуки надвигающейся ночи...
О, как они нужны ей! Отчётливые и зловещие! Таких не бывает в освещённом солнцем мире...
Она подходит к границе света, а впереди... нет, не художник! Впереди — темнота неизвестного...
Страх исчез, его место заняла вера, вера в то, что, вступив в темноту, она не ощутит тверди под ногами.
Она знала: её научат летать.



Она идёт...
Спешит.
Ей хочется научиться видеть свет там, где мрак.
Она мечтает осязать тишину, услышать её, понять её гармонию.

Не он ко мне, а я к нему —
Во тьму, во тьму, во тьму.*




— Я спрашиваю тебя: ты всё также желаешь проникнуть в темноту?
— О, да!
— Но разве моя тьма лучше твоего света?



— Лучше!



— Да, в этой темноте нет острой боли. В ней никто не сможет заметить следов, но они останутся шрамами до скончания века — метками бесконечных побед и бесчисленных поражений. Что ты чувствуешь?



— Темнота впитывается в сетчатку глаз... Передо мной только тьма. Теперь я ничего не слышу, даже себя, но ощущаю, как темнота превратилась в иголки и я чувствую их уколы...
— Если перестанешь контролировать свои мысли, то легко впадёшь в вакуум Забвения, и тогда... тогда обратной дороги не будет, ты не сможешь избавиться от этой магии, — Закон Тьмы.



— Я становлюсь Тьмой... Я не могу говорить, только мыслить... Мысль, а не Слово, — это начало всех начал! Альфа и Омега!
Я будто бесплотна, я — Тьма и Мысль, и я — есть! И я чувствую трепет... Он похож на трепет, который испытывают осенние листья, бесшумно падая вниз... ночью! Я теперь знаю это...

...И на земле мы многое забыли:
лишь изредка воспомнится во сне
и трепет наш, и трепет звездной пыли,
и чудный гул, дрожавший в вышине...**

Я — Начало всего! Я становлюсь тем, о чём больше всего думала. Я смотрю вокруг не глазами, а мыслью, и не замечаю времени, я с ним заодно, вместе.
Я пытаюсь ощутить пространство вокруг... Что-то похожее испытывала я при чтении книг, когда возникал некий кибер-объём, но не внешний, а внутри меня. Он был трёхмерным, но без координат. Зато каким бесконечным становилось воображение.
Этой темнотой я должна что-то изменить... Я сейчас — это форма моих вчерашних мыслей, а сегодняшние творят завтрашний мой мир. И я хочу розы, к чему мне сныть. Я не для этого здесь.
Почему тьма чёрная? Она забыла свой цвет.
Возможно, я впервые в жизни понимаю сейчас истинную красоту, спрятанную в темноте. Моё внутреннее и внешнее слились воедино, но так, что я могу назвать это совершенством.



И вдруг...
Вдруг Художник увидел, как в кромешной тьме она подошла к чёрному дереву...



— Что это? Похоже на кору...



Дерево — это уже форма. А форма подавляет материю.
Она потрогала пальцами прохладную кору, потом вдохнула запах от дерева, коснулась его щекой и стала прислушиваться... Она услышала едва ощутимый пульс, и как по чёрному стволу исполина, начиная от глубоких корней, струился вверх родничок...



— Пульс... У дерева есть пульс! — закричала она и заплакала от счастья.
Бесконечная и тёмная Вселенная, но эта Вселенная добра и внимательна, иначе не было бы Пульса, а он — это и есть Жизнь, это тот самый Смысл...
Вот-вот откуда-то сверху должен был упасть луч, и пока этого не случилось, художник торопливо и густо стал накладывать чёрную краску на холст — надо успеть!



И он успел...

Так родился «ЧЁРНЫЙ КВАДРАТ», загадочный и непревзойдённый, великий и прекрасный. И был он бесконечно добр. Это добро не навязывалось, оно не было приторным и слащавым, в нём не оказалось сентиментальности и соплей, и не было там пародии на тьму, и не был КВАДРАТ тем добром, которое старается уничтожить всё то, что не может понять.
«ЧЁРНЫЙ КВАДРАТ».
Он был всем и принимал в себя всё. Он захватывал Свет.



Он смотрел на неё и, казалось, понимал, а она глядела на Квадрат, как на частицу себя...

Художник, что рисует...ЧЁРНЫЙ КВАДРАТ





-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

" Встреча. А. А. Ахматова
** Владимир Набоков «В хрустальный шар заключены мы были...»

 
 
 
Рейтинг: +3 44 просмотра
Комментарии (3)
Александр Внуков # 16 августа 2019 в 07:43 +2
Он слишком чёрный, чтобы можно было увидеть всё сразу.
Остап Ибрагимыч Задунайскый # 16 августа 2019 в 12:44 +2
Дайте глазам время, чтобы они привыкли к темноте...
Александр Внуков # 17 августа 2019 в 13:22 +2
У многих детские страхи остаются на всю жизнь, а темнотой пугают.
Популярная проза за месяц
112
107
103
100
99
98
97
96
94
93
91
90
84
80
80
77
Кошка 6 августа 2019 (Дмитрий Милёв)
77
76
76
мой август 3 августа 2019 (Елена Абесадзе)
74
73
73
68
64
64
61
61
61
57
Два билетика 8 августа 2019 (Тая Кузмина)
50