ГлавнаяПрозаЭссе и статьиМистика → Художник, что рисует - II

Художник, что рисует - II

Уважаемые гости, настоятельно рекомендую перед чтением включать сопроводительную мелодию, которая находится под произведением. Поверьте, такое чтение расширит эмоциональный фон и поможет понять идею автора, её глубину.
 



Леся Александрова



В ПЛАМЕНИ


В пламени – образы – вечные,
Желтые, рыжие, красные.
Пляшут на стенах атласные
Тени от жизней беспечные.
В пламени – души – оборваны,
Странные, бурые, черные.
Смерти теперь лишь покорные,
Ночью слетаются вороны.
В пламени – мы – уже прошлое,
Искрами светимся слёзными,
Только сперва в небе – звёздами,
После – лишь пеплом заброшенным.
Маками, астрами, розами
Кровно цвели, сердцем скованы,
Пламенем жгучим, целованы,
Связаны цепкими лозами.
В пламени – правда – мгновенная,
Всё остальное – рассеяно,
По ветру прахом развеяно,
Истина только – нетленная.
Ветер, огонь – снова вечное,
Желтое, рыжее, красное.
Сердце однажды атласное,
Крыльями бабочки встречено,
Будет в камине раздавлено
Тяжестью жадного времени,
И, наконец-то, от бремени
Жизни подлунной избавлено.
Будут в камине кометами
Сыпаться в разные стороны,
Смерти послушные вороны,
Чёрными плавясь скелетами.


***


«Дай человеку огонь, и ему будет тепло до конца дня, но зажги огонь в человеке — и ему будет тепло до конца его жизни»

Терри Пратчетт.


***


Старый художник посмотрел на портрет Елены Спартанской, над которым работал его ученик, и сказал:



— Ты не справился с заданием. Чтобы показать Елену прекрасной, ты выбрал неверный путь. Все эти украшения, их чрезмерная роскошь, которой ты изобиловал, решив, тем самым, проделать подмену внутреннего богатства женщины, лишь расстроили меня. Разве из-за такой куклы, увешанной драгоценными каменьями, могла начаться троянская война? Вспомни, ей завидовали даже богини!


— Простите, Учитель... Видимо, я не смог прочувствовать необходимого накала на тот момент.



— Не укоряй себя. Скорее всего, твои мысли были увлечены чем-то другим. Но я давно уже понял, ты — одарённый художник, ты — талант, поэтому тебе нужна свобода выбора. Напиши такой образ, которым восхитишься. Почувствуй себя волшебником... Никогда не скрывай за белыми одеждами истину, потому что пытливый и цепкий взгляд сразу заметит подвох. Избегай в это время спокойствия для себя, но ощути жажду перевоплощения, поддайся этому соблазну, чтобы стать тем, другим, кого ты творишь, на то время, пока горит внутренний свет. Лови эти мгновения! Такое случается с каждым, кто несёт в себе живой огонь. Но будь осторожен с тьмой! Помни её Закон: если перестанешь контролировать свои мысли, то легко впадёшь в вакуум Забвения, и после не будет обратной дороги, ты не сможешь избавиться от этой магии.



— Учитель, но иногда я чувствую своё сходство с тьмой и мне нравится состояние, похожее на анабиоз. Происходит полное погружение, отпущение и свобода. Как можно после этого не любить тьму!
— Хм... Во тьме проще скрыться. Но сливаясь с мраком, ты можешь упустить внутренний свет. Он медленно и незаметно угаснет в тебе и останется только безлунный, беззвёздный цвет ночи в его совершенстве! Ты остынешь, исчезнет желание бороться с тьмой. Ты привыкнешь к такому состоянию, растворишься и станешь невидимым...
— Я не боюсь тьмы!
— Меня она тоже не пугает, я её уважаю. Но увлекаться не стоит, поверь мне, я знаю, о чём говорю.



— А мне хочется снова и снова открывать для себя темень, разгадывать её жертвенность! Я ощутил её на вкус, почувствовал запах, разглядел пороки, понял безжалостность и оценил постоянство красоты. Её искать нет нужды, потому что тьма везде, повсюду! Она самодостаточна!



— Какой ты забавный! Но будь осторожен, обращаясь с тьмой. Её спокойствие обманчиво. Она может заманить и обокрасть. Она вовсе не гостеприимна. И не нужно в ней искать обитель. Тьма существует, но она для тех, кого невозможно вернуть.



— Я хочу показать тебе одну картину...



— Что ты видишь в ней?



— Это совсем не чёрный квадрат, это — ловушка. Я вижу там девушку. Она прислонилась к дереву-исполину и... и пытается что-то сказать...



— Мальчик мой, ты поразил сейчас меня. Великий Художник как-то сказал: «Плох тот ученик, который не превзошёл своего учителя, но также плох тот учитель, не показавший, как его превзойти». Сначала ты, рассуждая о тьме, подтвердил свои возможности и умение вырываться за пределы себя, а верная трактовка моего чёрного квадрата указывает на то, что тайна доступна тебе, даже под слоем краски. Теперь я вижу перед собой Мастера!
— Учитель, но я же не справился с образом Елены Спартанской!
— Это просто неудачная работа, они случаются и у гениев. Но я призываю тебя: люби свои творения! Такая любовь окрыляет и питает душу вдохновенным светом. Он есть в тебе, ты пронизан им. Делись им, чтобы приумножить. Тьма — это лишь временное увлечение, свойственное юному возрасту. Тебе сейчас нет места в ней. Когда-нибудь наступит твой черёд, а пока живи, стремись, падай, подымайся, взлетай и не смей останавливаться. Мечтай о невозможном! Разреши этому невозможному проявить себя и мечта станет реальностью. Это тоже Закон. Тьма не всесильна, у неё есть пределы, а за гранью её обязательно вспыхнет мятежный Свет. Скажи, разве тебя не привлекает утреннее небо? А малиновый закат не волнует? Пение птиц? А вода в роднике? Те, кто там, на тёмной стороне, желали бы вновь облить себя кристальной водой, но у них нет такого шанса. Невозможно вкус и насыщенный аромат спелого яблока променять на вселенский запах тьмы! Цени прожитый день, он важен, это опыт, чтобы совершенствовать предстоящий, и тогда новый день будет значимым. Стань светочем!
— Я всё понял, Учитель.
— Прости, но я больше не твой Учитель, ты свободен отныне в выборе. Ты — Мастер и мой соперник!
— У меня просьба: я могу взять «Чёрный Квадрат» на время?



— Хочешь помочь девушке? Бери! Я уверен, что ты сможешь её вернуть, Мастер. А я... Я бессилен это сделать, даже если сожгу полотно. Таковы Законы творчества и я им подчиняюсь.


***



«Учитель в «Чёрном Квадрате» смог создать ажур из хаоса. Весь порядок он сжал до минимума, потому что тьма не способна удерживать расстояния, она захватывает жертву любым объёмом. Желание Маэстро наполнить смыслом абсурд оправдалось. Он комбинировал, чтобы получить совпадающую линию видимого и того, что только воображалось, и это ему удалось... Учитель узнал о тьме всё, он сумел не только проникнуть в её пространство, но и спастись, оттолкнуться от вязкого дна. Он нашёл силы, как управлять первобытными инстинктами мрака. Поэтому «Чёрный Квадрат» настолько привлекает, поглощая всё вокруг, даже свет, как чёрная дыра! Видимо, оттого усталость туманит мой разум, и хочется спать, когда долго смотришь на квадрат... Или я уже уснул? Нет-нет, я просто задремал... Интересно, а можно задержаться в этом состоянии, когда и не сон, и не реальность? Вдруг я узнаю, что хотела сказать девушка, прислонившаяся к дереву-исполину... Да вот же она! Смотрит в мою сторону.»
Эй, ты слышишь меня?


— О, да! Говори потише. Я, оказывается, настолько отвыкла от обычных звуков и человеческого голоса, вслушиваясь в сердцебиение тьмы. Оно едва уловимое, глухое, но такое обширное...
— Сердцебиение? Ты говоришь об исполине?
— Это не просто исполин, это — Древо Жизни, в нём Смысл и Сила всего. Пульс поднимается родником вверх по стволу, из глубины, от самых корней. Но в тот момент, когда внешнее и внутреннее восприятие слились во мне, я стала исчезать, потеряв ритм времени. Пространство вокруг наполнилось рыком и отдалёнными криками воронья. Цепкой хваткой тьма сжала меня обессиленную и я почувствовала её ожесточённость... Я догадалась, с последней искрой исчезну навсегда!
— А как же Художник?
— Он успел закончить картину и оставил меня...
— Послушай, мне ещё вчера так же хотелось шагнуть в черноту, стать её частью и открыть для себя этот загадочный мир. Я был уверен, что истинная красота прячется во тьме...
— Да, всё так и происходило у меня! Желание измениться, ощутить себя другой, стать лучше и чище, и обязательно через тьму! Но... но по-прежнему я хочу красных роз, а вовсе не чёрную сныть! Искушение тьмой было ошибкой. Свет — только он источник великой Мудрости, вечного стремления к познанию, к любви! А теперь — прощай, бездна возвращает меня к себе...



— Возьмись за мою руку!
— Ах! Она обжигает...



— Скорее!



— Крепче держись!

 


...и Мрак исчез...
Чёрное пламя отступило...
А на горизонте закатное небо переливалось тёплым заревом, где в потоки жёлтого воздуха, вливались пары красного цвета. Вся эта нега неспешно растворялась в темноте — скоро наступит ночь...



— Красиво?
— Да! — прерванное тьмой очарование возвращалось к девушке.
— И пахнет так от тебя!
— Чем?
— Сладким парным молоком и высушенным чабрецом...


— А ты весёлый! Как тебя зовут, спаситель мой?
— Амадеус.
— Боже!
— Вовсе нет! Амадеус — значит, любящий Бога, только и всего. Я обычный художник. А ты кто?


— Я — Алесса. Но твоё имя закодировано в исполине! — торопливо стала объяснять та. — Правда-правда! Оно звучало одновременно с Пульсом...
— Любая мысль может звучать. Знаешь об этом?
— Смеёшься, да? Не веришь мне.
— Верю. И в хаос верю, который всё ещё дрожит в твоих глазах.


— Амадеус, ты... — Алесса нечаянно запнулась и получилась пауза. Она делала выбор — дальше говорить или так и оставить незаконченной фразу, потому что в его глазах девушка увидела силу души, постигавшую её маленькое сердце. — Ты зажги, пожалуйста, костёр. Мне необходимо заново привыкать к обычным ощущениям, хочу, например, просто окунуться в озеро, а после согреться...


***



Всполохи огня озарили густоту ночи, оттеснив свежесть, но приблизив хмельное предвкушение свободы, которое хотелось смаковать.
Терпкие запахи, исходившие от прогретой земли, подавляли собою нежные ароматы цветов, росших на берегу озера. Лёгкий ветер тихо шумел в кронах деревьев.


Алесса мерно покачивалась на тёмной глади озера, разгоняя блики огней. Она всматривалась в ночное небо, покрытое мириадами звёзд. Что девушка пыталась там увидеть? Возможно, избавлялась от своего страха. Или вспоминала отчаянный побег из тьмы. Или среди звёзд затерялось то, чем Алесса дорожила и оттого воспоминания вызвали смятение. А может ночь решила открыть ей тайну и подсказывала направление к разгадке? Уж больно место показалось знакомым и ощущения, и плеск тёмной воды, и зажжённый костёр на берегу, и томное ожидание сказки — всё это уже было с нею!
«Боже, как в душе становится тепло, когда я мысленно обнимаю своего спасителя, прижимаюсь к его груди! Разве возможно такое скорое раскрепощение? Кто-то мне внушает, что это неминуемо...»
Но предчувствие не пугало девушку.
«Для того и существует ночь, таинственность, яркие ощущения. Ну не к восьми же утра должен был явиться мой спаситель!»



Огонь — жгучая мистерия. Она ожила и в сердце Амадеуса. Она всегда была в нём, просто художник об этом забыл.
Пламя костра меняло энергию вокруг и восторженный молодой Мастер подбрасывал в огонь валежник, наблюдая, как огненная стихия с треском надкусывала тонкие прутья, а после охватывала с жадностью и поглощала остаток ветки.
Амадеус смотрел на лежавшие в стороне сгоревшие дотла головешки, казалось, остывшие навеки, и думал: «Любовь так же вероломна, как огонь: вспыхнув, может обогреть, дать свет... и испепелить. А жаром просто согреть воздух...»
Со стороны озера подул ветер, колыхнул серый пепел и тот наполнился яростью, запылал с новой силой.
— И такое случается, — улыбнувшись своим мыслям, сказал вслух Амадеус.



— Амадеус, я выхожу. Отвернись и не смотри сюда!
— О, как изменился твой голос! У обнажённой тебя он звучит совсем по-другому, оказывается. Извини, но я заметил твою красоту. Скажи, зачем мне отворачиваться? Ты забыла, я же художник! Нагота, как вдохновение для меня. Я не шучу.
— То есть, тебе нет разницы, в одежде я или нет, — оценка уже готова?
— Несомненно!
— Мне что ж, так и гулять перед тобой? Тебе понравится?
— Нет, конечно.
— Неужели стыдно станет за меня?
— Прям! Просто холодно на тебя смотреть. Я сейчас подам платье...

Алесса молча одевалась и не сводила глаз со своего спасителя. Но в её молчании не было тишины.
«Ты видишь, как ты мне нужен?!» — кричали её глаза.
Их пальцы переплелись и родилось новое чувство...



— Как уютно и светло рядом с тобою, Алесса!
— Я всего лишь отражаю свет от тебя, Амадеус. Ещё совсем недавно вокруг и во мне была тьма, — шептала девушка. — Всего лишь мгновение назад... Душа моя умирала, она не искала свет, и он уже не находил меня, но ты смог рассеять мрак... И оказалось, что я встретила любовь в шаге от смерти... А сейчас я чувствую горячие ладони Мастера — они могут вместить в себя мироздание! Я хочу больше Света! Я скучала по нему! Я жажду его!..
— Над нами теперь одно небо...
— Пусть оно никогда не кончается!..


***

Вспыхнувший между тяжёлыми шторами свет утреннего солнца вернул Мастера в реальность. Он открыл глаза, огляделся. Полустёртые силуэты спешили оставить свой след в памяти художника... Время застыло и не было ничего вокруг — ни событий, ни звуков, ни движений в мастерской художника. И вдруг — «Алесса!» — это имя хлёстким ветром, вырвалось из воображения и, коснувшись лица Амадеуса, с болью и восторгом метнулось навстречу небу.
— Алесса! — закричал Мастер, опускаясь на колени. — Вернись, прошу тебя! Вернись, моё наваждение!


***


ЭПИЛОГ


— Ты... Ты уничтожил мой «Чёрный Квадрат», но я рад этому... Однако, скажи, Мастер, что ты приобрёл этим?



— Что я приобрёл? — Амадеус показал лишь исчезающий ворох пепла в своей руке.
— Я понял, это — время.

(продолжение следует)
 


 

© Copyright: Остап Ибрагимыч Задунайскый, 2019

Регистрационный номер №0453025

от 20 июля 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0453025 выдан для произведения:
 
 



Леся Александрова



В ПЛАМЕНИ


В пламени – образы – вечные,
Желтые, рыжие, красные.
Пляшут на стенах атласные
Тени от жизней беспечные.
В пламени – души – оборваны,
Странные, бурые, черные.
Смерти теперь лишь покорные,
Ночью слетаются вороны.
В пламени – мы – уже прошлое,
Искрами светимся слёзными,
Только сперва в небе – звёздами,
После – лишь пеплом заброшенным.
Маками, астрами, розами
Кровно цвели, сердцем скованы,
Пламенем жгучим, целованы,
Связаны цепкими лозами.
В пламени – правда – мгновенная,
Всё остальное – рассеяно,
По ветру прахом развеяно,
Истина только – нетленная.
Ветер, огонь – снова вечное,
Желтое, рыжее, красное.
Сердце однажды атласное,
Крыльями бабочки встречено,
Будет в камине раздавлено
Тяжестью жадного времени,
И, наконец-то, от бремени
Жизни подлунной избавлено.
Будут в камине кометами
Сыпаться в разные стороны,
Смерти послушные вороны,
Чёрными плавясь скелетами.


***


«Дай человеку огонь, и ему будет тепло до конца дня, но зажги огонь в человеке — и ему будет тепло до конца его жизни»

Терри Пратчетт.


***


Старый художник посмотрел на портрет Елены Спартанской, над которым работал его ученик, и сказал:



— Ты не справился с заданием. Чтобы показать Елену прекрасной, ты выбрал неверный путь. Все эти украшения, их чрезмерная роскошь, которой ты изобиловал, решив, тем самым, проделать подмену внутреннего богатства женщины, лишь расстроили меня. Разве из-за такой куклы, увешанной драгоценными каменьями, могла начаться троянская война? Вспомни, ей завидовали даже богини!


— Простите, Учитель... Видимо, я не смог прочувствовать необходимого накала на тот момент.



— Не укоряй себя. Скорее всего, твои мысли были увлечены чем-то другим. Но я давно уже понял, ты — одарённый художник, ты — талант, поэтому тебе нужна свобода выбора. Напиши такой образ, которым восхитишься. Почувствуй себя волшебником... Никогда не скрывай за белыми одеждами истину, потому что пытливый и цепкий взгляд сразу заметит подвох. Избегай в это время спокойствия для себя, но ощути жажду перевоплощения, поддайся этому соблазну, чтобы стать тем, другим, кого ты творишь, на то время, пока горит внутренний свет. Лови эти мгновения! Такое случается с каждым, кто несёт в себе живой огонь. Но будь осторожен с тьмой! Помни её Закон: если перестанешь контролировать свои мысли, то легко впадёшь в вакуум Забвения, и после не будет обратной дороги, ты не сможешь избавиться от этой магии.



— Учитель, но иногда я чувствую своё сходство с тьмой и мне нравится состояние, похожее на анабиоз. Происходит полное погружение, отпущение и свобода. Как можно после этого не любить тьму!
— Хм... Во тьме проще скрыться. Но сливаясь с мраком, ты можешь упустить внутренний свет. Он медленно и незаметно угаснет в тебе и останется только безлунный, беззвёздный цвет ночи в его совершенстве! Ты остынешь, исчезнет желание бороться с тьмой. Ты привыкнешь к такому состоянию, растворишься и станешь невидимым...
— Я не боюсь тьмы!
— Меня она тоже не пугает, я её уважаю. Но увлекаться не стоит, поверь мне, я знаю, о чём говорю.



— А мне хочется снова и снова открывать для себя темень, разгадывать её жертвенность! Я ощутил её на вкус, почувствовал запах, разглядел пороки, понял безжалостность и оценил постоянство красоты. Её искать нет нужды, потому что тьма везде, повсюду! Она самодостаточна!



— Какой ты забавный! Но будь осторожен, обращаясь с тьмой. Её спокойствие обманчиво. Она может заманить и обокрасть. Она вовсе не гостеприимна. И не нужно в ней искать обитель. Тьма существует, но она для тех, кого невозможно вернуть.



— Я хочу показать тебе одну картину...



— Что ты видишь в ней?



— Это совсем не чёрный квадрат, это — ловушка. Я вижу там девушку. Она прислонилась к дереву-исполину и... и пытается что-то сказать...



— Мальчик мой, ты поразил сейчас меня. Великий Художник как-то сказал: «Плох тот ученик, который не превзошёл своего учителя, но также плох тот учитель, не показавший, как его превзойти». Сначала ты, рассуждая о тьме, подтвердил свои возможности и умение вырываться за пределы себя, а верная трактовка моего чёрного квадрата указывает на то, что тайна доступна тебе, даже под слоем краски. Теперь я вижу перед собой Мастера!
— Учитель, но я же не справился с образом Елены Спартанской!
— Это просто неудачная работа, они случаются и у гениев. Но я призываю тебя: люби свои творения! Такая любовь окрыляет и питает душу вдохновенным светом. Он есть в тебе, ты пронизан им. Делись им, чтобы приумножить. Тьма — это лишь временное увлечение, свойственное юному возрасту. Тебе сейчас нет места в ней. Когда-нибудь наступит твой черёд, а пока живи, стремись, падай, подымайся, взлетай и не смей останавливаться. Мечтай о невозможном! Разреши этому невозможному проявить себя и мечта станет реальностью. Это тоже Закон. Тьма не всесильна, у неё есть пределы, а за гранью её обязательно вспыхнет мятежный Свет. Скажи, разве тебя не привлекает утреннее небо? А малиновый закат не волнует? Пение птиц? А вода в роднике? Те, кто там, на тёмной стороне, желали бы вновь облить себя кристальной водой, но у них нет такого шанса. Невозможно вкус и насыщенный аромат спелого яблока променять на вселенский запах тьмы! Цени прожитый день, он важен, это опыт, чтобы совершенствовать предстоящий, и тогда новый день будет значимым. Стань светочем!
— Я всё понял, Учитель.
— Прости, но я больше не твой Учитель, ты свободен отныне в выборе. Ты — Мастер и мой соперник!
— У меня просьба: я могу взять «Чёрный Квадрат» на время?



— Хочешь помочь девушке? Бери! Я уверен, что ты сможешь её вернуть, Мастер. А я... Я бессилен это сделать, даже если сожгу полотно. Таковы Законы творчества и я им подчиняюсь.


***



«Учитель в «Чёрном Квадрате» смог создать ажур из хаоса. Весь порядок он сжал до минимума, потому что тьма не способна удерживать расстояния, она захватывает жертву любым объёмом. Желание Маэстро наполнить смыслом абсурд оправдалось. Он комбинировал, чтобы получить совпадающую линию видимого и того, что только воображалось, и это ему удалось... Учитель узнал о тьме всё, он сумел не только проникнуть в её пространство, но и спастись, оттолкнуться от вязкого дна. Он нашёл силы, как управлять первобытными инстинктами мрака. Поэтому «Чёрный Квадрат» настолько привлекает, поглощая всё вокруг, даже свет, как чёрная дыра! Видимо, оттого усталость туманит мой разум, и хочется спать, когда долго смотришь на квадрат... Или я уже уснул? Нет-нет, я просто задремал... Интересно, а можно задержаться в этом состоянии, когда и не сон, и не реальность? Вдруг я узнаю, что хотела сказать девушка, прислонившаяся к дереву-исполину... Да вот же она! Смотрит в мою сторону.»
Эй, ты слышишь меня?


— О, да! Говори потише. Я, оказывается, настолько отвыкла от обычных звуков и человеческого голоса, вслушиваясь в сердцебиение тьмы. Оно едва уловимое, глухое, но такое обширное...
— Сердцебиение? Ты говоришь об исполине?
— Это не просто исполин, это — Древо Жизни, в нём Смысл и Сила всего. Пульс поднимается родником вверх по стволу, из глубины, от самых корней. Но в тот момент, когда внешнее и внутреннее восприятие слились во мне, я стала исчезать, потеряв ритм времени. Пространство вокруг наполнилось рыком и отдалёнными криками воронья. Цепкой хваткой тьма сжала меня обессиленную и я почувствовала её ожесточённость... Я догадалась, с последней искрой исчезну навсегда!
— А как же Художник?
— Он успел закончить картину и оставил меня...
— Послушай, мне ещё вчера так же хотелось шагнуть в черноту, стать её частью и открыть для себя этот загадочный мир. Я был уверен, что истинная красота прячется во тьме...
— Да, всё так и происходило у меня! Желание измениться, ощутить себя другой, стать лучше и чище, и обязательно через тьму! Но... но по-прежнему я хочу красных роз, а вовсе не чёрную сныть! Искушение тьмой было ошибкой. Свет — только он источник великой Мудрости, вечного стремления к познанию, к любви! А теперь — прощай, бездна возвращает меня к себе...



— Возьмись за мою руку!
— Ах! Она обжигает...



— Скорее!



— Крепче держись!

 
 
 


...и Мрак исчез...
Чёрное пламя отступило...
А на горизонте закатное небо переливалось тёплым заревом, где в потоки жёлтого воздуха, вливались пары красного цвета. Вся эта нега неспешно растворялась в темноте — скоро наступит ночь...



— Красиво?
— Да! — прерванное тьмой очарование возвращалось к девушке.
— И пахнет так от тебя!
— Чем?
— Сладким парным молоком и высушенным чабрецом...


— А ты весёлый! Как тебя зовут, спаситель мой?
— Амадеус.
— Боже!
— Вовсе нет! Амадеус — значит, любящий Бога, только и всего. Я обычный художник. А ты кто?


— Я — Алесса. Но твоё имя закодировано в исполине! — торопливо стала объяснять та. — Правда-правда! Оно звучало одновременно с Пульсом...
— Любая мысль может звучать. Знаешь об этом?
— Смеёшься, да? Не веришь мне.
— Верю. И в хаос верю, который всё ещё дрожит в твоих глазах.


— Амадеус, ты... — Алесса нечаянно запнулась и получилась пауза. Она делала выбор — дальше говорить или так и оставить незаконченной фразу, потому что в его глазах девушка увидела силу души, постигавшую её маленькое сердце. — Ты зажги, пожалуйста, костёр. Мне необходимо заново привыкать к обычным ощущениям, хочу, например, просто окунуться в озеро, а после согреться...


***



Всполохи огня озарили густоту ночи, оттеснив свежесть, но приблизив хмельное предвкушение свободы, которое хотелось смаковать.
Терпкие запахи, исходившие от прогретой земли, подавляли собою нежные ароматы цветов, росших на берегу озера. Лёгкий ветер тихо шумел в кронах деревьев.


Алесса мерно покачивалась на тёмной глади озера, разгоняя блики огней. Она всматривалась в ночное небо, покрытое мириадами звёзд. Что девушка пыталась там увидеть? Возможно, избавлялась от своего страха. Или вспоминала отчаянный побег из тьмы. Или среди звёзд затерялось то, чем Алесса дорожила и оттого воспоминания вызвали смятение. А может ночь решила открыть ей тайну и подсказывала направление к разгадке? Уж больно место показалось знакомым и ощущения, и плеск тёмной воды, и зажжённый костёр на берегу, и томное ожидание сказки — всё это уже было с нею!
«Боже, как в душе становится тепло, когда я мысленно обнимаю своего спасителя, прижимаюсь к его груди! Разве возможно такое скорое раскрепощение? Кто-то мне внушает, что это неминуемо...»
Но предчувствие не пугало девушку.
«Для того и существует ночь, таинственность, яркие ощущения. Ну не к восьми же утра должен был явиться мой спаситель!»



Огонь — жгучая мистерия. Она ожила и в сердце Амадеуса. Она всегда была в нём, просто художник об этом забыл.
Пламя костра меняло энергию вокруг и восторженный молодой Мастер подбрасывал в огонь валежник, наблюдая, как огненная стихия с треском надкусывала тонкие прутья, а после охватывала с жадностью и поглощала остаток ветки.
Амадеус смотрел на лежавшие в стороне сгоревшие дотла головешки, казалось, остывшие навеки, и думал: «Любовь так же вероломна, как огонь: вспыхнув, может обогреть, дать свет... и испепелить. А жаром просто согреть воздух...»
Со стороны озера подул ветер, колыхнул серый пепел и тот наполнился яростью, запылал с новой силой.
— И такое случается, — улыбнувшись своим мыслям, сказал вслух Амадеус.



— Амадеус, я выхожу. Отвернись и не смотри сюда!
— О, как изменился твой голос! У обнажённой тебя он звучит совсем по-другому, оказывается. Извини, но я заметил твою красоту. Скажи, зачем мне отворачиваться? Ты забыла, я же художник! Нагота, как вдохновение для меня. Я не шучу.
— То есть, тебе нет разницы, в одежде я или нет, — оценка уже готова?
— Несомненно!
— Мне что ж, так и гулять перед тобой? Тебе понравится?
— Нет, конечно.
— Неужели стыдно станет за меня?
— Прям! Просто холодно на тебя смотреть. Я сейчас подам платье...

Алесса молча одевалась и не сводила глаз со своего спасителя. Но в её молчании не было тишины.
«Ты видишь, как ты мне нужен?!» — кричали её глаза.
Их пальцы переплелись и родилось новое чувство...



— Как уютно и светло рядом с тобою, Алесса!
— Я всего лишь отражаю свет от тебя, Амадеус. Ещё совсем недавно вокруг и во мне была тьма, — шептала девушка. — Всего лишь мгновение назад... Душа моя умирала, она не искала свет, и он уже не находил меня, но ты смог рассеять мрак... И оказалось, что я встретила любовь в шаге от смерти... А сейчас я чувствую горячие ладони Мастера — они могут вместить в себя мироздание! Я хочу больше Света! Я скучала по нему! Я жажду его!..
— Над нами теперь одно небо...
— Пусть оно никогда не кончается!..


***

Вспыхнувший между тяжёлыми шторами свет утреннего солнца вернул Мастера в реальность. Он открыл глаза, огляделся. Полустёртые силуэты спешили оставить свой след в памяти художника... Время застыло и не было ничего вокруг — ни событий, ни звуков, ни движений в мастерской художника. И вдруг — «Алесса!» — это имя хлёстким ветром, вырвалось из воображения и, коснувшись лица Амадеуса, с болью и восторгом метнулось навстречу небу.
— Алесса! — закричал Мастер, опускаясь на колени. — Вернись, прошу тебя! Вернись, моё наваждение!


***


ЭПИЛОГ


— Ты... Ты уничтожил мой «Чёрный Квадрат», но я рад этому... Однако, скажи, Мастер, что ты приобрёл этим?



— Что я приобрёл? — Амадеус показал лишь исчезающий ворох пепла в своей руке.
— Я понял, это — время.

(продолжение следует)
 


 
 
Рейтинг: +3 54 просмотра
Комментарии (2)
Александр Внуков # 16 августа 2019 в 07:50 +1
Время - вечный властитель нашей жизни.
Остап Ибрагимыч Задунайскый # 16 августа 2019 в 12:48 0
Время, что теряется с удовольствием, можно не считать потерянным. )))
Популярная проза за месяц
105
98
89
89
88
ОНА ОДНА... 24 сентября 2019 (Пронькина Татьяна)
78
74
69
68
Мне снился сон 25 сентября 2019 (Рената Юрьева)
67
63
Отчий дом... 30 сентября 2019 (Анна Гирик)
62
61
Оладии 18 октября 2019 (Петр Казакевич)
60
57
56
56
55
55
53
52
49
49
46
ОСЕНЬ 21 сентября 2019 (Рената Юрьева)
42
Если... 30 сентября 2019 (Василий Акименко)
42
42
40
35
34