ГлавнаяПрозаДетские разделыСказки → Кузнец и сирота

Кузнец и сирота

article51473.jpg

 

Кузнечное дело жаркое, жадное, страстное.

Кузнец творец , кузнец отец, наверное поэтому кузнецов еще часто называли колдунами.

Без страсти душевной лучше и не подходи к горну. Обожжешься, а  потом обидишься  и  замерзнешь  от боли. А обиженным тяжело жить, потому что темно, а кузня место светлое, жаркое. Жаркое очень.

 Кузнец ковал бойко, звонко, ловко. Любо дорого смотреть на него за работой. Кузнечный перезвон привлекал к нему в кузню молодежь. А он и не прогонял. Там всегда было весело. Молодые люди приходили не только погреться, пообтереться, но, главное, поговорить, посмотреть глазами на колдовство, которое возникало прямо перед ним. Раскаленный кусок железа-крици под сильными точными ударами превращался в косу, серп или подкову. А однажды кузнец розу выковал, да такую красивую, что она воде как и запах имела.

 Почему-то люди очень любят наблюдать за ловкой работой мастера. И не важно – рисует ли мастер, кладет кирпич, рубит дрова – главное, что бы работа спорилась и тогда становиться, почему то всем радостно. И радость эта заражала всех окружающих. А молодой кузнец еще и байки смешные рассказывает, да на детишек цыганским глазом посматривает: в ком из них жаркий огонь горна сможет раздуть божественную искру творчества. Вот того он в ученики и возьмет. Тяжело одному на свете жить. Нежности Душа просит. Хочется душе широкой о ком то заботиться.

 Ох, далеко не всякий, кто может махать молотом, может стать мастером. Наемного работника работа тяготит, гнетет, только о деньгах думает. А свободный мастер своей работе радуется, гордиться ею. Свобода любую работу любит. И если похвалят мастера заслужено, то силы в нем прибавляется не меряно и хочется новую идею сладить, новой работой удивить. Называется все это Белый Круг Добра. А про Черный Круг Зла мы здесь говорить не будем. Не буди лихо, пока тихо.

 Настоящий мастер свою работу худому человеку никогда не отдаст, а доброму и понимающему может отдать и без платы. Потому, что его творения – его дети.

 И вот однажды высмотрел мастер одного мальчишку-сироту. Этот невысокий мальчик все время оттирался  у дверей. А подступить со всеми ребятами к горну стеснялся. Сирота и так долей обделен. Так он и сам себя гнетет, виноватым перед людьми чувствует. Потому что некому его защитить и приголубить. Нет над ним материнского крыла.

 - Ну, все ребята, пора расходиться, а ты, малец останься, помоги мне прибраться в кузне.

 И стал с той поры Данилко подмастерьем у кузнеца. Боялся Данило поверить своему счастью. Вдруг за что-то мастер осерчает, да и прогонит его с кузни. Хотел Данило быть просто подмастерьем: горн ранним утром разжечь, уголь и дрова заготовить, воды наносить, убрать сажу, окалину. Но мастер имел на него совсем иные виды. Хотел кузнец из этого нескладного, испуганного мальчонки в чудо земное перековать. Сделать из него мастера повыше себя. Потому что он его как сына родного в свое сердце принял. Да вот как его прековать? Думал он, думал, да никак не мог придумать.

 Брал кузнец Данилу уже на подхват,  – вместе ковать, значит. Но от страха потаенного у Данилки все с рук валится. И от этого мальчик пугается еще больше. Страх страха боится потому и голова кружится.

 И вот однажды, после продажи большого заказа решил мастер мальчонку развеять, развеселить и радостью светлой страх извести. Поехали они с Данилкой в город, на ярмарку, на карусель. Закружила карусель мальчонке  голову, насмеялся Данилка от скоморохов,  и еще новую одёжу кузнец справил и румяного и счастливого его привез домой. 

 От ярких впечатлений и от сытного ужина мальчишку сон сморил глубокий. Но кузнец не спит, думу думает.

«Что, оказывается, трудней освободить душу человеческую, чем тяжелый плуг-лемех выковать. Намного трудней, прямой силой невозможно, а хитростью не должно». Думал-думал, ничего не придумал, да с тем стал ложиться спать. Вдруг слышит тихий стук в дверь. Кто бы это мог быть в такую-то позднюю пору? Открыл двери – а там старушка, махонькая, сухонькая – одни глаза:

 - Мир Вам – мы к Вам. Пустите ли, добрые люди, переночевать?

Воробышек, да и только, а не старушка.

 - Заходите, бабушка. Добрый путник – от Бога, привела дорога! Сейчас вечерять будем.

 За ужином кузнец поведал бабушке о своем приемном сыне, о своих душевных страданиях.

 - Этому горю можно помочь. Я ведь ведунья-травница.

И улыбнулась бабушка, как расцвела.

 - Да Вы нам, бабушка самой Судьбою посланы!

И поклонился ей в пояс.

 - Истинно так, истинно так – усмехнулась с бабушка.

 - Кто не за себя просит, да желание доброе имеет, да от всего сердца того Мать завсегда почует. Обязательно поможет. Веришь? И посмотрела крепко в глаза кузнецу, как в сердце кольнула. Кузнец аж на шаг отступил, чуть не упал.

 - Да! Конечно, верую! Еще как верую! «Как тут не поверить! Мать всему основа и начало!»

 -Нет! Молвила старушка. Это ты сейчас только доверяешь! Во как дело сладим, вот только тогда Вера перейдет  в тебя и расцветет. Вера это настоящее, а не вымысел. С этими словами, достала целительница из своего узелочка волшебную сон-траву и приготовила отвар. А кузнецу она и говорит:

 - Ответ всегда готов, коли вопрос правильный. Он совсем рядом. Да ты сильно хочешь его получить, оттого и зажимаешь его.  Вроде как даешь, да с рук не выпускаешь. Вот испей моего чайку и заснешь сном целебным, свободным, вещим. Сон в руку, Мать в помощь. И опять ему в глаза зоркр посмотрела, как припечатала свои слова.

 Кузнец выпил отвара горячего и не заметил, как  и заснул. И сниться ему, что встает он утром, а мальчик его спит так, что не можно его добудиться. И берет он ЕГО на руки такого холодного, такого сжатого, как кусок железа и бросает в горн. Бросает прямо на пылающие угли, и не страшно ему это делать. Просто чувствует, что так надо. А огонь горит ровный, сизый, волшебный. А он голыми руками мальчишку переворачивает, чтобы тот прокалился хорошо, со всех сторон хорошо. Прокалился мальчишка так, что аж прозрачным стал. Потом кузнец его как ухватит да сразу на наковальню, и давай его, что силы кувалдой бить, плющить, аж искры и окалина во все стороны летят. Всю хворь, ложь и стах из него выплющил. И вот тогда мальчик, как бы проснулся, поднялся во весь рост - ладный такой стал, чистым, и  розовым светиться. Сам себе улыбается:

- Спасибо, тятя, что разбудил. И посмотрел кузнецу прямо в глаза, тоже пронзительно.

 Тут кузнец вздрогнул и  проснулся. Сразу к Данилке кинулся. Как он там? Перековался ли? А Данило по двору ходит, порядок наводит и точно как во сне – статный, розовый, светлый. Тяте рукой машет. Выбежал во двор обнял сына. А где же бабка? А той и след простыл.

 - Ух, ты, неужто, и в самом деле парня перековал во сне?! Спасибо бабушке-ведунье, спасибо Матери.

 И действительно, исчез страх у Данила навсегда. И стало с той поры в кузне еще светлей, еще звонче, пуще прежнего…

 

 Во сне, когда страж-ум спит, душа перековывается, если в огне чистом небесном калится.

 Было бы затаенное желание, настоящая мечта правильной да чистой, как Жар-птица, жар души тогда Матушка всегда услышит, всегда поможет.

 Сказка - сон, да в ней есть урок добрым молодцам урок.

 

 

© Copyright: Владимир Болсун, 2012

Регистрационный номер №0051473

от 29 мая 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0051473 выдан для произведения:

 

Кузнечное дело жаркое, жадное, страстное.

Кузнец творец , кузнец отец, наверное поэтому кузнецов еще часто называли колдунами.

Без страсти душевной лучше и не подходи к горну. Обожжешься, а  потом обидишься  и  замерзнешь  от боли. А обиженным тяжело жить, потому что темно, а кузня место светлое, жаркое. Жаркое очень.

 Кузнец ковал бойко, звонко, ловко. Любо дорого смотреть на него за работой. Кузнечный перезвон привлекал к нему в кузню молодежь. А он и не прогонял. Там всегда было весело. Молодые люди приходили не только погреться, пообтереться, но, главное, поговорить, посмотреть глазами на колдовство, которое возникало прямо перед ним. Раскаленный кусок железа-крици под сильными точными ударами превращался в косу, серп или подкову. А однажды кузнец розу выковал, да такую красивую, что она воде как и запах имела.

 Почему-то люди очень любят наблюдать за ловкой работой мастера. И не важно – рисует ли мастер, кладет кирпич, рубит дрова – главное, что бы работа спорилась и тогда становиться, почему то всем радостно. И радость эта заражала всех окружающих. А молодой кузнец еще и байки смешные рассказывает, да на детишек цыганским глазом посматривает: в ком из них жаркий огонь горна сможет раздуть божественную искру творчества. Вот того он в ученики и возьмет. Тяжело одному на свете жить. Нежности Душа просит. Хочется душе широкой о ком то заботиться.

 Ох, далеко не всякий, кто может махать молотом, может стать мастером. Наемного работника работа тяготит, гнетет, только о деньгах думает. А свободный мастер своей работе радуется, гордиться ею. Свобода любую работу любит. И если похвалят мастера заслужено, то силы в нем прибавляется не меряно и хочется новую идею сладить, новой работой удивить. Называется все это Белый Круг Добра. А про Черный Круг Зла мы здесь говорить не будем. Не буди лихо, пока тихо.

 Настоящий мастер свою работу худому человеку никогда не отдаст, а доброму и понимающему может отдать и без платы. Потому, что его творения – его дети.

 И вот однажды высмотрел мастер одного мальчишку-сироту. Этот невысокий мальчик все время оттирался  у дверей. А подступить со всеми ребятами к горну стеснялся. Сирота и так долей обделен. Так он и сам себя гнетет, виноватым перед людьми чувствует. Потому что некому его защитить и приголубить. Нет над ним материнского крыла.

 - Ну, все ребята, пора расходиться, а ты, малец останься, помоги мне прибраться в кузне.

 И стал с той поры Данилко подмастерьем у кузнеца. Боялся Данило поверить своему счастью. Вдруг за что-то мастер осерчает, да и прогонит его с кузни. Хотел Данило быть просто подмастерьем: горн ранним утром разжечь, уголь и дрова заготовить, воды наносить, убрать сажу, окалину. Но мастер имел на него совсем иные виды. Хотел кузнец из этого нескладного, испуганного мальчонки в чудо земное перековать. Сделать из него мастера повыше себя. Потому что он его как сына родного в свое сердце принял. Да вот как его прековать? Думал он, думал, да никак не мог придумать.

 Брал кузнец Данилу уже на подхват,  – вместе ковать, значит. Но от страха потаенного у Данилки все с рук валится. И от этого мальчик пугается еще больше. Трах страха боится потому и голова кружится.

 И вот однажды, после продажи большого заказа решил мастер мальчонку развеять, развеселить. Поехали они с Данилкой в город, на ярмарку, на карусель. Закружила карусель мальчонке  голову, насмеялся Данилка от скоморохов, новую одёжу кузнец справил и румяного и счастливого его привез домой.

 От ярких впечатлений и от сытного ужина мальчишку сон сморил глубокий. Но кузнец не спит, думу думает.

«Что, оказывается, трудней перековать, освободить душу человеческую, чем тяжелый плуг-лемех выковать. Намного трудней, прямой силой невозможно, а хитростью не должно». Думал-думал, ничего не придумал, да с тем стал ложиться спать. Вдруг слышит тихий стук в дверь. Кто бы это мог быть в такую-то позднюю пору? Открыл двери – а там старушка, махонькая, сухонькая – одни глаза:

 - Мир Вам – мы к Вам. Пустите ли, добрые люди, переночевать? Воробышек, да и только, а не старушка.

 - Заходите, бабушка. Добрый путник – от Бога. Сейчас вечерять будем.

 За ужином кузнец поведал бабушке о своем приемном сыне, о своем душевном страдании.

 - Этому горю можно помочь. Я ведь ведунья-травница. И улыбнулась бабушка, как расцвела.

 - Да Вы нам, бабушка самой Судьбою посланы. И поклонился ей в пояс.

 - Истинно так, истинно так – усмехнулась с бабушка.

 - Кто не за себя просит, да желание доброе имеет, да от всего сердца того Мать завсегда почует. Обязательно поможет. Веришь? И посмотрела крепко в глаза кузнецу, как в сердце кольнула. Кузнец аж на шаг отступил, чуть не упал.

 - Да! Конечно, верую! Еще как верую! «Как тут не поверить!»

 -Нет! Молвила старушка. Это ты сейчас только доверяешь! Во как дело сладим, вот только тогда Вера перейдет  в тебя и расцветет. Вера это настоящее, а не вымысел. С этими словами, достала целительница из своего узелочка волшебную сон-траву и приготовила отвар. А кузнецу она и говорит:

 - Ответ всегда готов, коли вопрос правильный. Он совсем рядом. Да ты сильно хочешь его получить, оттого и зажимаешь его.  Вроде как даешь, да с рук не выпускаешь. Вот испей моего чайку и заснешь сном целебным, свободным, вещим. Сон в руку, Мать в помощь. И опять ему в глаза зоркр посмотрела, как припечатала свои слова.

 Кузнец выпил отвара горячего и не заметил, как  и заснул. И сниться ему, что встает он утром, а мальчик его спит так, что не можно его добудиться. И берет он ЕГО на руки такого холодного, такого сжатого, как кусок железа и бросает в горн. Бросает прямо на пылающие угли, и не страшно ему это делать. Просто чувствует, что так надо. А огонь горит ровный, сизый, волшебный. А он голыми руками мальчишку переворачивает, чтобы тот прокалился хорошо, со всех сторон хорошо. Прокалился мальчишка так, что аж прозрачным стал. Потом кузнец его как ухватит да сразу на наковальню, и давай его, что силы кувалдой бить, плющить, аж искры и окалина во все стороны летят. Всю хворь, ложь и стах из него выплющил. И вот тогда мальчик, как бы проснулся, поднялся во весь рост - ладный такой стал, чистым, и  розовым светиться. Сам себе улыбается:

- Спасибо, тятя, что разбудил. И посмотрел кузнецу прямо в глаза, тоже пронзительно.

 Тут кузнец вздрогнул и  проснулся. Сразу к Данилке кинулся. Как он там? Перековался ли? А Данило по двору ходит, порядок наводит и точно как во сне – статный, розовый, светлый. Тяте рукой машет. Выбежал во двор обнял сына. А где же бабка? А той и след простыл.

 - Ух, ты, неужто, и в самом деле парня перековал во сне?! Спасибо бабушке-ведунье, спасибо Матери.

 И действительно, исчез страх у Данила навсегда. И стало с той поры в кузне еще светлей, еще звонче, пуще прежнего…

 

 Во сне, когда страж-ум спит, душа перековывается, если в огне чистом небесном калится.

 Было бы затаенное желание, настоящая мечта правильной да чистой, как Жар-птица, жар души тогда Матушка всегда услышит, всегда поможет.

 Сказка - сон, да в ней есть урок добрым молодцам урок.

 

 

Рейтинг: +1 1107 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Новости партнеров
Загрузка...
Проза, которую Вы не читали

 

Популярная проза за месяц
144
134
134
112
104
101
93
92
91
90
89
85
81
75
66
МАСЛЯНА 11 февраля 2018 (Наталия Суханова)
65
63
63
Спасибо маме 31 января 2018 (Тая Кузмина)
60
60
59
58
58
58
56
56
54
51
50
48