ГлавнаяСтихиПереводы и стихи на других языкахПоэтические переводы → Wild Peaches. Дикие Персики. Элинор Вайли. Elinor Wylie.

Wild Peaches. Дикие Персики. Элинор Вайли. Elinor Wylie.

30 сентября 2012 - Валерий Расторгуев

Wild Peaches. Дикие Персики.
  Элинор Вайли. Elinor Wylie.


Wild Peaches
1
WHEN the world turns completely upside down
You say we'll emigrate to the Eastern Shore
a river-boat from Baltimore;
We'll live among wild peach trees, miles from town,
You'll wear a coonskin cap, and I a gown
Homespun, dyed butternut's dark gold colour.
Lost, like your lotus-eating ancestor,
We'll swim in milk and honey till we drown.

The winter will be short, the summer long,
The autumn amber-hued, sunny and hot,
Tasting of cider and of scuppernong;
All seasons sweet, but autumn best of all.
The squirrels in their silver fur will fall
Like falling leaves, like fruit, before your shot.

2
The autumn frosts will lie upon the grass
Like bloom on grapes of purple-brown and gold.
The misted early mornings will be cold;
The little puddles will be roofed with glass.
The sun, which burns from copper into brass,
Melts these at noon, and makes the boys unfold
Their knitted mufflers; full as they can hold
Fat pockets dribble chestnuts as they pass.

Peaches grow wild, and pigs can live in clover;
A barrel of salted herrings lasts a year;
The spring begins before the winter's over.
By February you may find the skins
Of garter snakes and water moccasins
Dwindled and harsh, dead-white and cloudy-clear.

3
When April pours the colours of a shell
Upon the hills, when every little creek
Is shot with silver from the Chesapeake
In shoals new-minted by the ocean swell,
When strawberries go begging, and the sleek
Blue plums lie open to the blackbird's beak,
We shall live well -- we shall live very well.

The months between the cherries and the peaches
Are brimming cornucopias which spill
Fruits red and purple, sombre-bloomed and black;
Then, down rich fields and frosty river beaches
We'll trample bright persimmons, while you kill
Bronze partridge, speckled quail, and canvasback.

4
Down to the Puritan marrow of my bones
There's something in this richness that I hate.
I love the look, austere, immaculate,
Of landscapes drawn in pearly monotones.
There's something in my very blood that owns
Bare hills, cold silver on a sky of slate,
A thread of water, churned to milky spate
Streaming through slanted pastures fenced with stones.

I love those skies, thin blue or snowy gray,
Those fields sparse-planted, rendering meagre sheaves;
That spring, briefer than apple-blossom's breath,
Summer, so much too beautiful to stay,
Swift autumn, like a bonfire of leaves,
And sleepy winter, like the sleep of death.


Дикие Персики.

1.
Когда вокруг все станет кувырком,
Ты предлагаешь мне лазурный берег.
И мы с тобой сбежим туда вдвоем,
Средь диких персиков, ты можешь мне поверить.
Мы будем жить как в ангельском саду,
Вдали от суеты и шума городского.
Медовый месяц в нем я пропаду,
И в ласке утону и не хочу иного.

Зима пусть коротка, а лето длится вечно,
И солнце греет нас своим теплом.
Но диких персиков по осени, конечно,
С тобою мы вкусим ну а потом.
Как белки закружатся листья в танце,
И даже осенью с тобой мне не расстаться.

2.
Пусть инеем подернется земля,
И листья загорятся вновь пурпуром.
И утро холодом окутает поля,
И тонкий лед и все так сразу хмуро.
Но только солнца луч ещё живет,
И согревает в полдень этот берег.
Мальчишка дикий персик рвет.
Что сладок он наивно в это верит.

Но дикий персик, словно бисер свиньям,
Не годен он, его не сохранить.
Зима, весной она конечно сгинет,
Ну а пока скажи ну как нам быть?
Февраль нам портит отношенья,
И снегом белым накрывает в завершенье.


3.
Мы ждем апрель с журчанием ручья,
Когда снега исчезнут в отношениях.
И океаном чувств вновь вспыхну я,
А пенье птиц подскажет мне решение.
И запах земляники опьянит,
С тобою вновь мы в счастье окунемся.
Вид диких персиков опять меня манит,
С тобою здесь мы снова остаемся.

И пусть готов я персики топтать,
Их горек вкус, но формы так прекрасны.
Ты лучше всех как это не понять,
Мне и тебе давно уже все ясно.
Мы не покинем этот дивный берег,
Нам остается в лучшее поверить.

4.
Пусть пуританин я в душе, но мозг,
Бунтует, да богатство ненавижу.
Но к прежней жизни я разрушу мост,
Тебя поверь мне, больше не обижу.
В крови моей есть кроткость и покой,
И я как ты, любуюсь небесами.
Хочу я быть любимая с тобой,
Смотри, весна спешит сейчас за нами.

И расцветает дикий персик вновь,
Нас, осыпая нежным ароматом.
Костром, горящим нам в сердца любовь,
Летит все также как когда-то.
И пусть все лучшее на этом свете,
Не разлучит с тобою нас до смерти.

© Copyright: Валерий Расторгуев, 2012

Регистрационный номер №0080604

от 30 сентября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0080604 выдан для произведения:

Wild Peaches. Дикие Персики.
  Элинор Вайли. Elinor Wylie.


Wild Peaches
1
WHEN the world turns completely upside down
You say we'll emigrate to the Eastern Shore
a river-boat from Baltimore;
We'll live among wild peach trees, miles from town,
You'll wear a coonskin cap, and I a gown
Homespun, dyed butternut's dark gold colour.
Lost, like your lotus-eating ancestor,
We'll swim in milk and honey till we drown.

The winter will be short, the summer long,
The autumn amber-hued, sunny and hot,
Tasting of cider and of scuppernong;
All seasons sweet, but autumn best of all.
The squirrels in their silver fur will fall
Like falling leaves, like fruit, before your shot.

2
The autumn frosts will lie upon the grass
Like bloom on grapes of purple-brown and gold.
The misted early mornings will be cold;
The little puddles will be roofed with glass.
The sun, which burns from copper into brass,
Melts these at noon, and makes the boys unfold
Their knitted mufflers; full as they can hold
Fat pockets dribble chestnuts as they pass.

Peaches grow wild, and pigs can live in clover;
A barrel of salted herrings lasts a year;
The spring begins before the winter's over.
By February you may find the skins
Of garter snakes and water moccasins
Dwindled and harsh, dead-white and cloudy-clear.

3
When April pours the colours of a shell
Upon the hills, when every little creek
Is shot with silver from the Chesapeake
In shoals new-minted by the ocean swell,
When strawberries go begging, and the sleek
Blue plums lie open to the blackbird's beak,
We shall live well -- we shall live very well.

The months between the cherries and the peaches
Are brimming cornucopias which spill
Fruits red and purple, sombre-bloomed and black;
Then, down rich fields and frosty river beaches
We'll trample bright persimmons, while you kill
Bronze partridge, speckled quail, and canvasback.

4
Down to the Puritan marrow of my bones
There's something in this richness that I hate.
I love the look, austere, immaculate,
Of landscapes drawn in pearly monotones.
There's something in my very blood that owns
Bare hills, cold silver on a sky of slate,
A thread of water, churned to milky spate
Streaming through slanted pastures fenced with stones.

I love those skies, thin blue or snowy gray,
Those fields sparse-planted, rendering meagre sheaves;
That spring, briefer than apple-blossom's breath,
Summer, so much too beautiful to stay,
Swift autumn, like a bonfire of leaves,
And sleepy winter, like the sleep of death.


Дикие Персики.

1.
Когда вокруг все станет кувырком,
Ты предлагаешь мне лазурный берег.
И мы с тобой сбежим туда вдвоем,
Средь диких персиков, ты можешь мне поверить.
Мы будем жить как в ангельском саду,
Вдали от суеты и шума городского.
Медовый месяц в нем я пропаду,
И в ласке утону и не хочу иного.

Зима пусть коротка, а лето длится вечно,
И солнце греет нас своим теплом.
Но диких персиков по осени, конечно,
С тобою мы вкусим ну а потом.
Как белки закружатся листья в танце,
И даже осенью с тобой мне не расстаться.

2.
Пусть инеем подернется земля,
И листья загорятся вновь пурпуром.
И утро холодом окутает поля,
И тонкий лед и все так сразу хмуро.
Но только солнца луч ещё живет,
И согревает в полдень этот берег.
Мальчишка дикий персик рвет.
Что сладок он наивно в это верит.

Но дикий персик, словно бисер свиньям,
Не годен он, его не сохранить.
Зима, весной она конечно сгинет,
Ну а пока скажи ну как нам быть?
Февраль нам портит отношенья,
И снегом белым накрывает в завершенье.


3.
Мы ждем апрель с журчанием ручья,
Когда снега исчезнут в отношениях.
И океаном чувств вновь вспыхну я,
А пенье птиц подскажет мне решение.
И запах земляники опьянит,
С тобою вновь мы в счастье окунемся.
Вид диких персиков опять меня манит,
С тобою здесь мы снова остаемся.

И пусть готов я персики топтать,
Их горек вкус, но формы так прекрасны.
Ты лучше всех как это не понять,
Мне и тебе давно уже все ясно.
Мы не покинем этот дивный берег,
Нам остается в лучшее поверить.

4.
Пусть пуританин я в душе, но мозг,
Бунтует, да богатство ненавижу.
Но к прежней жизни я разрушу мост,
Тебя поверь мне, больше не обижу.
В крови моей есть кроткость и покой,
И я как ты, любуюсь небесами.
Хочу я быть любимая с тобой,
Смотри, весна спешит сейчас за нами.

И расцветает дикий персик вновь,
Нас, осыпая нежным ароматом.
Костром, горящим нам в сердца любовь,
Летит все также как когда-то.
И пусть все лучшее на этом свете,
Не разлучит с тобою нас до смерти.

Рейтинг: +1 1038 просмотров
Комментарии (2)
Ирина Рудзите # 2 октября 2012 в 14:10 0

Валерий такой стих чудесный!Мастерски перевел с чем тебя и поздравляю!!!!!!!!!!!
Валерий Расторгуев # 2 октября 2012 в 18:31 0
Спасибо Ириша. 9c054147d5a8ab5898d1159f9428261c

 

Популярные стихи за месяц
137
129
114
104
102
88
87
83
78
77
76
75
Только Ты! 17 сентября 2017 (Анна Гирик)
74
72
66
65
65
65
64
63
63
62
60
МУЗА 27 августа 2017 (Константин Батурин)
59
59
58
56
53
53
35