ГлавнаяПоэзияПереводы и стихи на других языкахПоэтические переводы → Wild Peaches. Дикие Персики. Элинор Вайли. Elinor Wylie.

 

Wild Peaches. Дикие Персики. Элинор Вайли. Elinor Wylie.

30 сентября 2012 - Валерий Расторгуев

Wild Peaches. Дикие Персики.
  Элинор Вайли. Elinor Wylie.


Wild Peaches
1
WHEN the world turns completely upside down
You say we'll emigrate to the Eastern Shore
a river-boat from Baltimore;
We'll live among wild peach trees, miles from town,
You'll wear a coonskin cap, and I a gown
Homespun, dyed butternut's dark gold colour.
Lost, like your lotus-eating ancestor,
We'll swim in milk and honey till we drown.

The winter will be short, the summer long,
The autumn amber-hued, sunny and hot,
Tasting of cider and of scuppernong;
All seasons sweet, but autumn best of all.
The squirrels in their silver fur will fall
Like falling leaves, like fruit, before your shot.

2
The autumn frosts will lie upon the grass
Like bloom on grapes of purple-brown and gold.
The misted early mornings will be cold;
The little puddles will be roofed with glass.
The sun, which burns from copper into brass,
Melts these at noon, and makes the boys unfold
Their knitted mufflers; full as they can hold
Fat pockets dribble chestnuts as they pass.

Peaches grow wild, and pigs can live in clover;
A barrel of salted herrings lasts a year;
The spring begins before the winter's over.
By February you may find the skins
Of garter snakes and water moccasins
Dwindled and harsh, dead-white and cloudy-clear.

3
When April pours the colours of a shell
Upon the hills, when every little creek
Is shot with silver from the Chesapeake
In shoals new-minted by the ocean swell,
When strawberries go begging, and the sleek
Blue plums lie open to the blackbird's beak,
We shall live well -- we shall live very well.

The months between the cherries and the peaches
Are brimming cornucopias which spill
Fruits red and purple, sombre-bloomed and black;
Then, down rich fields and frosty river beaches
We'll trample bright persimmons, while you kill
Bronze partridge, speckled quail, and canvasback.

4
Down to the Puritan marrow of my bones
There's something in this richness that I hate.
I love the look, austere, immaculate,
Of landscapes drawn in pearly monotones.
There's something in my very blood that owns
Bare hills, cold silver on a sky of slate,
A thread of water, churned to milky spate
Streaming through slanted pastures fenced with stones.

I love those skies, thin blue or snowy gray,
Those fields sparse-planted, rendering meagre sheaves;
That spring, briefer than apple-blossom's breath,
Summer, so much too beautiful to stay,
Swift autumn, like a bonfire of leaves,
And sleepy winter, like the sleep of death.


Дикие Персики.

1.
Когда вокруг все станет кувырком,
Ты предлагаешь мне лазурный берег.
И мы с тобой сбежим туда вдвоем,
Средь диких персиков, ты можешь мне поверить.
Мы будем жить как в ангельском саду,
Вдали от суеты и шума городского.
Медовый месяц в нем я пропаду,
И в ласке утону и не хочу иного.

Зима пусть коротка, а лето длится вечно,
И солнце греет нас своим теплом.
Но диких персиков по осени, конечно,
С тобою мы вкусим ну а потом.
Как белки закружатся листья в танце,
И даже осенью с тобой мне не расстаться.

2.
Пусть инеем подернется земля,
И листья загорятся вновь пурпуром.
И утро холодом окутает поля,
И тонкий лед и все так сразу хмуро.
Но только солнца луч ещё живет,
И согревает в полдень этот берег.
Мальчишка дикий персик рвет.
Что сладок он наивно в это верит.

Но дикий персик, словно бисер свиньям,
Не годен он, его не сохранить.
Зима, весной она конечно сгинет,
Ну а пока скажи ну как нам быть?
Февраль нам портит отношенья,
И снегом белым накрывает в завершенье.


3.
Мы ждем апрель с журчанием ручья,
Когда снега исчезнут в отношениях.
И океаном чувств вновь вспыхну я,
А пенье птиц подскажет мне решение.
И запах земляники опьянит,
С тобою вновь мы в счастье окунемся.
Вид диких персиков опять меня манит,
С тобою здесь мы снова остаемся.

И пусть готов я персики топтать,
Их горек вкус, но формы так прекрасны.
Ты лучше всех как это не понять,
Мне и тебе давно уже все ясно.
Мы не покинем этот дивный берег,
Нам остается в лучшее поверить.

4.
Пусть пуританин я в душе, но мозг,
Бунтует, да богатство ненавижу.
Но к прежней жизни я разрушу мост,
Тебя поверь мне, больше не обижу.
В крови моей есть кроткость и покой,
И я как ты, любуюсь небесами.
Хочу я быть любимая с тобой,
Смотри, весна спешит сейчас за нами.

И расцветает дикий персик вновь,
Нас, осыпая нежным ароматом.
Костром, горящим нам в сердца любовь,
Летит все также как когда-то.
И пусть все лучшее на этом свете,
Не разлучит с тобою нас до смерти.

© Copyright: Валерий Расторгуев, 2012

Регистрационный номер №0080604

от 30 сентября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0080604 выдан для произведения:

Wild Peaches. Дикие Персики.
  Элинор Вайли. Elinor Wylie.


Wild Peaches
1
WHEN the world turns completely upside down
You say we'll emigrate to the Eastern Shore
a river-boat from Baltimore;
We'll live among wild peach trees, miles from town,
You'll wear a coonskin cap, and I a gown
Homespun, dyed butternut's dark gold colour.
Lost, like your lotus-eating ancestor,
We'll swim in milk and honey till we drown.

The winter will be short, the summer long,
The autumn amber-hued, sunny and hot,
Tasting of cider and of scuppernong;
All seasons sweet, but autumn best of all.
The squirrels in their silver fur will fall
Like falling leaves, like fruit, before your shot.

2
The autumn frosts will lie upon the grass
Like bloom on grapes of purple-brown and gold.
The misted early mornings will be cold;
The little puddles will be roofed with glass.
The sun, which burns from copper into brass,
Melts these at noon, and makes the boys unfold
Their knitted mufflers; full as they can hold
Fat pockets dribble chestnuts as they pass.

Peaches grow wild, and pigs can live in clover;
A barrel of salted herrings lasts a year;
The spring begins before the winter's over.
By February you may find the skins
Of garter snakes and water moccasins
Dwindled and harsh, dead-white and cloudy-clear.

3
When April pours the colours of a shell
Upon the hills, when every little creek
Is shot with silver from the Chesapeake
In shoals new-minted by the ocean swell,
When strawberries go begging, and the sleek
Blue plums lie open to the blackbird's beak,
We shall live well -- we shall live very well.

The months between the cherries and the peaches
Are brimming cornucopias which spill
Fruits red and purple, sombre-bloomed and black;
Then, down rich fields and frosty river beaches
We'll trample bright persimmons, while you kill
Bronze partridge, speckled quail, and canvasback.

4
Down to the Puritan marrow of my bones
There's something in this richness that I hate.
I love the look, austere, immaculate,
Of landscapes drawn in pearly monotones.
There's something in my very blood that owns
Bare hills, cold silver on a sky of slate,
A thread of water, churned to milky spate
Streaming through slanted pastures fenced with stones.

I love those skies, thin blue or snowy gray,
Those fields sparse-planted, rendering meagre sheaves;
That spring, briefer than apple-blossom's breath,
Summer, so much too beautiful to stay,
Swift autumn, like a bonfire of leaves,
And sleepy winter, like the sleep of death.


Дикие Персики.

1.
Когда вокруг все станет кувырком,
Ты предлагаешь мне лазурный берег.
И мы с тобой сбежим туда вдвоем,
Средь диких персиков, ты можешь мне поверить.
Мы будем жить как в ангельском саду,
Вдали от суеты и шума городского.
Медовый месяц в нем я пропаду,
И в ласке утону и не хочу иного.

Зима пусть коротка, а лето длится вечно,
И солнце греет нас своим теплом.
Но диких персиков по осени, конечно,
С тобою мы вкусим ну а потом.
Как белки закружатся листья в танце,
И даже осенью с тобой мне не расстаться.

2.
Пусть инеем подернется земля,
И листья загорятся вновь пурпуром.
И утро холодом окутает поля,
И тонкий лед и все так сразу хмуро.
Но только солнца луч ещё живет,
И согревает в полдень этот берег.
Мальчишка дикий персик рвет.
Что сладок он наивно в это верит.

Но дикий персик, словно бисер свиньям,
Не годен он, его не сохранить.
Зима, весной она конечно сгинет,
Ну а пока скажи ну как нам быть?
Февраль нам портит отношенья,
И снегом белым накрывает в завершенье.


3.
Мы ждем апрель с журчанием ручья,
Когда снега исчезнут в отношениях.
И океаном чувств вновь вспыхну я,
А пенье птиц подскажет мне решение.
И запах земляники опьянит,
С тобою вновь мы в счастье окунемся.
Вид диких персиков опять меня манит,
С тобою здесь мы снова остаемся.

И пусть готов я персики топтать,
Их горек вкус, но формы так прекрасны.
Ты лучше всех как это не понять,
Мне и тебе давно уже все ясно.
Мы не покинем этот дивный берег,
Нам остается в лучшее поверить.

4.
Пусть пуританин я в душе, но мозг,
Бунтует, да богатство ненавижу.
Но к прежней жизни я разрушу мост,
Тебя поверь мне, больше не обижу.
В крови моей есть кроткость и покой,
И я как ты, любуюсь небесами.
Хочу я быть любимая с тобой,
Смотри, весна спешит сейчас за нами.

И расцветает дикий персик вновь,
Нас, осыпая нежным ароматом.
Костром, горящим нам в сердца любовь,
Летит все также как когда-то.
И пусть все лучшее на этом свете,
Не разлучит с тобою нас до смерти.

Рейтинг: +1 902 просмотра
Комментарии (2)
Ирина Рудзите # 2 октября 2012 в 14:10 0

Валерий такой стих чудесный!Мастерски перевел с чем тебя и поздравляю!!!!!!!!!!!
Валерий Расторгуев # 2 октября 2012 в 18:31 0
Спасибо Ириша. 9c054147d5a8ab5898d1159f9428261c