ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → Вместе с Пушкиным

 

Вместе с Пушкиным

6 июня 2012 - Сергей Тимшин
 
Эссе
 
Я никогда не посвящал стихотворных строк поэту, хотя обогащать жизнь мою, волнуя её завораживающими сказками, пушкинский мир стал на эпоху раньше, чем поэтические явления Лермонтова и Есенина, к которым, начиная с ранней юности, потянулась встревоженная душа, и обратились первые рифмованные строки.
Постигая музыку поэтического слова, всматриваясь в восхитительный и трагический Серебряный век, я пытался говорить о Блоке и Маяковском, а, размышляя о последующем страшном сталинском времени, склонял голову перед Осипом Мандельштамом и Павлом Васильевым.
Из моих современников – тех, чьё творчество и судьба значительно взволновали и потрясли сознание и душу, - посвятил стихи и песни Владимиру Высоцкому и Виктору Цою.
Но вот о Пушкине не написал ни строки!
И только теперь, когда физическим возрастом я пережил его, когда в России и на всей планете, стоящей на рубеже тысячелетий, широко отмечается 200-летие со дня рождения нашего величайшего поэта, не могу не сказать всего лишь об одной его строке, всем известной, но живущей во мне особенно – осязаемо и исцеляющее:
 
Мороз и солнце; день чудесный!..
 
Ну, как же, как можно было сказать об этом вот так – так просто, так ясно, так по-русски и так родственно мне?! Будто только-только спустились мы с Александром Сергеевичем из закопченной светёлки во двор, и разом окунулись в чудесный, пахнущий деревенским бытом – с соломой, с навозом, с печным дымком! – ослепляющий день. Мы вдыхаем юный морозный воздух, вбираем глазами солнечное великолепие чистейших российских снегов и – нет между нами никакого расстояния глубиной и далью более чем в полтора столетия!..
Сила и воздействие пушкинской строки, запечатлевшей и передавшей мне эти генетически памятные мгновения так велики, что, может быть, не я восхожу к поэту, а он воплощается во мне, и тогда я сам становлюсь ожившим поэтом!..
 
А стихи? Стихи, обращенные к Пушкину и вытолкнутые сердцем как сгусток крови, всё же появились, пусть по другому поводу, но всё о том же:
 
... «А стоит ли вообще, вам всем – временным, писать после Пушкина»?
(Одна из самых «уничтожающих» реплик несостоявшегося литератора - соседа из противоположной квартиры - в спорах с ним на многострадальной моей кухне).
 
 
Циничный критикан – сегодняшним поэтам
Он томом потрясал: «Вот к Вечному ключи!
Есть – Пушкин! Гений есть! А вы при Солнце этом,
Простите, не видней… копеечной свечи!»
 
Мой дерзкий визави изыскано был едок,
«Высокий штиль» речей, кто смел бы отрицать?
«В любой строке – всмотрись! – велик живущий предок,
Всё сказано до вас, и лучше – не сказать»!
 
Но… был ханжой сосед. От Пушкина, как мелочь
Собратьев отделив, кого он развенчал,
Рождённый - не познать: того питает Светоч
Кто сам творит огонь, пусть даже как свеча!..
 
6.01.1999

© Copyright: Сергей Тимшин, 2012

Регистрационный номер №0053580

от 6 июня 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0053580 выдан для произведения:
 
Эссе
 
Я никогда не посвящал стихотворных строк поэту, хотя обогащать жизнь мою, волнуя её завораживающими сказками, пушкинский мир стал на эпоху раньше, чем поэтические явления Лермонтова и Есенина, к которым, начиная с ранней юности, потянулась встревоженная душа, и обратились первые рифмованные строки.
Постигая музыку поэтического слова, всматриваясь в восхитительный и трагический Серебряный век, я пытался говорить о Блоке и Маяковском, а, размышляя о последующем страшном сталинском времени, склонял голову перед Осипом Мандельштамом и Павлом Васильевым.
Из моих современников – тех, чьё творчество и судьба значительно взволновали и потрясли сознание и душу, - посвятил стихи и песни Владимиру Высоцкому и Виктору Цою.
Но вот о Пушкине не написал ни строки!
И только теперь, когда физическим возрастом я пережил его, когда в России и на всей планете, стоящей на рубеже тысячелетий, широко отмечается 200-летие со дня рождения нашего величайшего поэта, не могу не сказать всего лишь об одной его строке, всем известной, но живущей во мне особенно – осязаемо и исцеляющее:
 
Мороз и солнце; день чудесный!..
 
Ну, как же, как можно было сказать об этом вот так – так просто, так ясно, так по-русски и так родственно мне?! Будто только-только спустились мы с Александром Сергеевичем из закопченной светёлки во двор, и разом окунулись в чудесный, пахнущий деревенским бытом – с соломой, с навозом, с печным дымком! – ослепляющий день. Мы вдыхаем юный морозный воздух, вбираем глазами солнечное великолепие чистейших российских снегов и – нет между нами никакого расстояния глубиной и далью более чем в полтора столетия!..
Сила и воздействие пушкинской строки, запечатлевшей и передавшей мне эти генетически памятные мгновения так велики, что, может быть, не я восхожу к поэту, а он воплощается во мне, и тогда я сам становлюсь ожившим поэтом!..
 
А стихи? Стихи, обращенные к Пушкину и вытолкнутые сердцем как сгусток крови, всё же появились, пусть по другому поводу, но всё о том же:
 
... «А стоит ли вообще, вам всем – временным, писать после Пушкина»?
(Одна из самых «уничтожающих» реплик несостоявшегося литератора - соседа из противоположной квартиры - в спорах с ним на многострадальной моей кухне).
 
 
Циничный критикан – сегодняшним поэтам
Он томом потрясал: «Вот к Вечному ключи!
Есть – Пушкин! Гений есть! А вы при Солнце этом,
Простите, не видней… копеечной свечи!»
 
Мой дерзкий визави изыскано был едок,
«Высокий штиль» речей, кто смел бы отрицать?
«В любой строке – всмотрись! – велик живущий предок,
Всё сказано до вас, и лучше – не сказать»!
 
Но… был ханжой сосед. От Пушкина, как мелочь
Собратьев отделив, кого он развенчал,
Рождённый - не познать: того питает Светоч
Кто сам творит огонь, пусть даже как свеча!..
 
6.01.1999
Рейтинг: 0 249 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!