ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → Сумасшедшие художники. Павел Андреевич Федотов (часть VI-я)

Сумасшедшие художники. Павел Андреевич Федотов (часть VI-я)

30 мая 2013 - Dr. AS
article139556.jpg

 

   Весной 1852 года его характер круто изменился; из веселого он сделался задумчивым, стал говорить, что много времени прошло, много воды утекло, но что еще не поздно, пока есть еще фашины и камни, еще можно задержать течение. 

   Заботы и разочарование вместе с постоянным напряжением ума и воображения и с беспрерывным занятием руки и глаз, особенно при работе в вечернюю и ночную пору, оказали разрушительное влияние на здоровье Федотова: он стал страдать болезнью и слабостью зрения, приливами крови к мозгу, частыми головными болями, состарился не по годам, и в самом его характере происходила все более и более заметная перемена.

   Федотов повторил "Сватовство майора" и получил за него очень почтенный куш, но все эти деньги он истратил без толку, на всякий вздор и на подарки своей невесте. Когда все деньги вышли, тогда только приятели догадались, что художник ненормален и нуждается в строгом надзоре. Друзья и академическое начальство в июне поместили его в одну из частных петербургских лечебниц для душевнобольных, а государь пожаловал на его содержание в этом заведении 500 руб., повелев прилагать всевозможные старания к исцелению несчастного.

   Но недуг не отпускал. Вскоре Федотов попал в разряд беспокойных. Ввиду плохого ухода за ним в лечебнице приятели выхлопотали перевод его осенью 1852 г. в больницу «Всех скорбящих» на Петергофском шоссе. Здесь он, изредка посещаемый приятелями, промучился недолго и умер 14 ноября того же года, прийдя в рассудок недели за две до своей кончины.

   Хоронили художника 18 ноября 1852 года, и большая толпа почитателей шла за его гробом. Плакал и убивался на его могиле больше всех его денщик Коршунов. После Федотова картин осталось немного.

   Федотов, благодаря своему острому уму, редкой наблюдательности и упорному трудолюбию, достиг блестящих результатов. Но они, без всякого сомнения, были бы ещё более поразительны, если бы судьба обставила его жизнь лучшими условиями и не пресекла её столь жестоко и преждевременно. Тем не менее, и сделанного им достаточно для того, чтобы его имя осталось навеки одним из самых славных имен в истории русского искусства.

 

   Это — Бах ослеп,

   И Бетховен оглох,

   И Федотов сошёл с ума.

         Ирина Снегова  1966

  

   Анкор, ещё Анкор!, 1851—1852

   Третьяковская галерея, Москва

 

© Copyright: Dr. AS, 2013

Регистрационный номер №0139556

от 30 мая 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0139556 выдан для произведения:

 

   Весной 1852 года его характер круто изменился; из веселого он сделался задумчивым, стал говорить, что много времени прошло, много воды утекло, но что еще не поздно, пока есть еще фашины и камни, еще можно задержать течение. 

   Заботы и разочарование вместе с постоянным напряжением ума и воображения и с беспрерывным занятием руки и глаз, особенно при работе в вечернюю и ночную пору, оказали разрушительное влияние на здоровье Федотова: он стал страдать болезнью и слабостью зрения, приливами крови к мозгу, частыми головными болями, состарился не по годам, и в самом его характере происходила все более и более заметная перемена.

   Федотов повторил "Сватовство майора" и получил за него очень почтенный куш, но все эти деньги он истратил без толку, на всякий вздор и на подарки своей невесте. Когда все деньги вышли, тогда только приятели догадались, что художник ненормален и нуждается в строгом надзоре. Друзья и академическое начальство в июне поместили его в одну из частных петербургских лечебниц для душевнобольных, а государь пожаловал на его содержание в этом заведении 500 руб., повелев прилагать всевозможные старания к исцелению несчастного.

   Но недуг не отпускал. Вскоре Федотов попал в разряд беспокойных. Ввиду плохого ухода за ним в лечебнице приятели выхлопотали перевод его осенью 1852 г. в больницу «Всех скорбящих» на Петергофском шоссе. Здесь он, изредка посещаемый приятелями, промучился недолго и умер 14 ноября того же года, прийдя в рассудок недели за две до своей кончины.

   Хоронили художника 18 ноября 1852 года, и большая толпа почитателей шла за его гробом. Плакал и убивался на его могиле больше всех его денщик Коршунов. После Федотова картин осталось немного.

   Федотов, благодаря своему острому уму, редкой наблюдательности и упорному трудолюбию, достиг блестящих результатов. Но они, без всякого сомнения, были бы ещё более поразительны, если бы судьба обставила его жизнь лучшими условиями и не пресекла её столь жестоко и преждевременно. Тем не менее, и сделанного им достаточно для того, чтобы его имя осталось навеки одним из самых славных имен в истории русского искусства.

  

   Анкор, ещё Анкор!, 1851—1852

   Третьяковская галерея, Москва

 

Рейтинг: 0 1249 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
117
116
113
107
102
96
96
93
92
91
90
86
82
79
78
74
73
72
70
69
66
66
66
64
63
61
61
58
56
54