ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → Сказка о потерянном трении

 

Сказка о потерянном трении

24 мая 2014 - Вадим Ионов

Вечер.

 

«Всякое бывает в жизни», - говорят мудрецы и предостерегают от скороспелых озарений, предупреждая, что пена восторженности должна осесть, а кипящее желание удивлять, перебродить.

 

Однако кто сегодня прислушивается к стариковскому брюзжанию?!

Время твоей жизни идёт, и вот ты уже понимаешь, что неуд в дневнике не самая большая беда, а алфавит и вовсе придумал не дедушка Ленин.

 

Затем ты влюбляешься в женщину, и горюешь от скупости второго закона термодинамики. Ты даже вовсю гребёшь против его бесстрастного течения, и, в конце концов, оказываешься перед выбором, – либо отчаяние, либо осознанное принятие его неизбежности.

 

При всём этом у тебя меняется нрав, приоритеты и цели.

Но только не желание удивлять, оно как заноза,  постоянно колет и требует изворотливости мозгов, потому как без него, ты тут же переходишь в отряд «серых» и становишься ещё одной ложкой киселя в булькающем крахмале бесформенной биомассы.

 

Черти же при этом постоянно шепчут тебе в уши: «Торопись! Поспешай! Иначе опоздаешь!»

Куда опоздаешь и на сколько, они не говорят. Но их язвительное хихиканье побуждает тебя к действию.

 

И вот, претерпев от ухмылок и самоедства, ты начинаешь «варить варево».

Едкое и зловонное, обличающее и в меру сил грозное.

 

Ты берёшь основу – этакий концентрат из «суки, предатели, сволочи (сволочи лучше брать в двойной дозе), приправляешь всё это «любовью» пары одиноких горошин, что «страдают» меж павших листьев лаврушки. Кипятишь, настаиваешь и, потчевая им окружающих, ждёшь их «вкусовых впечатлений».

И вот первый звонок,

- ЗдорОво.

- ЗдорОво.

- Знаешь, здОрово! Тут у тебя и злость и злоба! И сволочи с предателями аж восемнадцать раз на одной странице!

 

Здесь ты, конечно, расправляешь плечи и, гордясь собой думаешь: «Ну?! Как?! Дал я им всем прос…ся!»

Чуть позже второй звонок, и третий, и …..

 

- Клеймишь?! Молодец! Бичуешь?

- Бичую.

- Молодец! Бичуй дальше….

 

К полуночи звонки прекращаются, и ты вполне довольный собой, своей смелостью и «зырянью в корень» ложишься спать, с задумкой задать им всем завтра по первое число.

 

За детей! За бабушек! За матерный капитал, побуждающих кого попало к рождению бедных христианских младенцев.

***

Утро.

 

Утро не разбирает, что красить красным цветом - стены ли древнего Кремля, или же….

Ты просыпаешься и смотришь на красные всполохи на стене с ощущением чего-то поганенького на душе. И вдруг ясно понимаешь, что во всём, что написано тобой вчера, нет ничего… кроме чернухи, … и всё того же желания удивлять. И что все эти твои бичевания и выковыривание на свет божий сволочей и супостатов - полное говно! Ересь, чушь и говно….

 

***

Вечер.

 

Выход из такого состояния души для мужика прост - либо посылание всех и вся в «бога-душу-мать», либо запой.

 

Лёха выбрал для меня запой. Как он сказал по телефону,

- Этакий небольшой запойчик на три с половиной часика.

 

Звонок. Открываю дверь. Лёха. В руках у него три армянского.

- А-а-а… Коньяк, – вяло говорю я.

- Ни-ни-ни, - бодро отвечает Лёшка, - Жидкость…. Человеческая тормозная жидкость! Применять в качестве лекарства при утере жизненного трения и при полном пренебрежении к отсутствию тормозов…..

 

 

© Copyright: Вадим Ионов, 2014

Регистрационный номер №0216668

от 24 мая 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0216668 выдан для произведения:

Вечер.

 

«Всякое бывает в жизни», - говорят мудрецы и предостерегают от скороспелых озарений, предупреждая, что пена восторженности должна осесть, а кипящее желание удивлять, перебродить.

 

Однако кто сегодня прислушивается к стариковскому брюзжанию?!

Время твоей жизни идёт, и вот ты уже понимаешь, что неуд в дневнике не самая большая беда, а алфавит и вовсе придумал не дедушка Ленин.

 

Затем ты влюбляешься в женщину, и горюешь от скупости второго закона термодинамики. Ты даже вовсю гребёшь против его бесстрастного течения, и, в конце концов, оказываешься перед выбором, – либо отчаяние, либо осознанное принятие его неизбежности.

 

При всём этом у тебя меняется нрав, приоритеты и цели.

Но только не желание удивлять, оно как заноза,  постоянно колет и требует изворотливости мозгов, потому как без него, ты тут же переходишь в отряд «серых» и становишься ещё одной ложкой киселя в булькающем крахмале бесформенной биомассы.

 

Черти же при этом постоянно шепчут тебе в уши: «Торопись! Поспешай! Иначе опоздаешь!»

Куда опоздаешь и на сколько, они не говорят. Но их язвительное хихиканье побуждает тебя к действию.

 

И вот, претерпев от ухмылок и самоедства, ты начинаешь «варить варево».

Едкое и зловонное, обличающее и в меру сил грозное.

 

Ты берёшь основу – этакий концентрат из «суки, предатели, сволочи (сволочи лучше брать в двойной дозе), приправляешь всё это «любовью» пары одиноких горошин, что «страдают» меж павших листьев лаврушки. Кипятишь, настаиваешь и, потчевая им окружающих, ждёшь их «вкусовых впечатлений».

И вот первый звонок,

- ЗдорОво.

- ЗдорОво.

- Знаешь, здОрово! Тут у тебя и злость и злоба! И сволочи с предателями аж восемнадцать раз на одной странице!

 

Здесь ты, конечно, расправляешь плечи и, гордясь собой думаешь: «Ну?! Как?! Дал я им всем прос…ся!»

Чуть позже второй звонок, и третий, и …..

 

- Клеймишь?! Молодец! Бичуешь?

- Бичую.

- Молодец! Бичуй дальше….

 

К полуночи звонки прекращаются, и ты вполне довольный собой, своей смелостью и «зырянью в корень» ложишься спать, с задумкой задать им всем завтра по первое число.

 

За детей! За бабушек! За матерный капитал, побуждающих кого попало к рождению бедных христианских младенцев.

***

Утро.

 

Утро не разбирает, что красить красным цветом - стены ли древнего Кремля, или же….

Ты просыпаешься и смотришь на красные всполохи на стене с ощущением чего-то поганенького на душе. И вдруг ясно понимаешь, что во всём, что написано тобой вчера, нет ничего… кроме чернухи, … и всё того же желания удивлять. И что все эти твои бичевания и выковыривание на свет божий сволочей и супостатов - полное говно! Ересь, чушь и говно….

 

***

Вечер.

 

Выход из такого состояния души для мужика прост - либо посылание всех и вся в «бога-душу-мать», либо запой.

 

Лёха выбрал для меня запой. Как он сказал по телефону,

- Этакий небольшой запойчик на три с половиной часика.

 

Звонок. Открываю дверь. Лёха. В руках у него три армянского.

- А-а-а… Коньяк, – вяло говорю я.

- Ни-ни-ни, - бодро отвечает Лёшка, - Жидкость…. Человеческая тормозная жидкость! Применять в качестве лекарства при утере жизненного трения и при полном пренебрежении к отсутствию тормозов…..

 

 

Рейтинг: 0 197 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!