ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → Севастопольский лоцман. (Из серии "Крымские зарисовки")

 

Севастопольский лоцман. (Из серии "Крымские зарисовки")

16 октября 2014 - Матвей Тукалевский
article245897.jpg
                …Побывать в Крыму давно хотелось до щенячьего визга. И не столько оттого, что это – знаменитый курорт, сколь оттого, что  давно не проведывал могил своих предков. Ведь там, в Севастополе, покоятся мой дед,  в честь которого я назван – Матвей Александрович Тукалевский, и бабушка Анна Алексеевна Тукалевская, урожденная Семёнова, да две её сестры – баба Шура и баба Катя.
 
                     Последняя бабушка мне особо дорога тем, что она меня приняла при родах, прямо в несущемся товарном вагоне, где маме довелось меня рожать, да помогла маме с двумя детьми; малолетней дочкой и новорожденным сыном,  выстоять и превозмочь ужасную трагедию под названием эвакуация.

                    По семейному преданию баба Катя тихо и верно любила моего деда и так и прожила свой век старой девой, преданно служа и деду, и своей сестре Анне, взвалив на себя заботы и об этих двоих, и об их детях, и об их внуках. И, как это, к сожалению, часто бывает в жизни, ей меньше всего досталось почёта и уважения. Однако, судьба её посмертно вознаградила за её верную и безответную любовь к деду.

                    Дед был похоронен на участочке земли, выделенной «с запасом». Баба Анна  место возле него приготовила для себя заранее. Дед был похоронен на знаменитом старом кладбище, в той его части, где, вообще-то, захоронений уже не производилось. Для моего деда – весьма заслуженного человека - сделали исключение. И когда умерла баба Катя, две её сестры решили захоронить её близко к деду, чтобы им было легче посещать обоих. Но на площадь, запасённую рядом с дедом, баба Анна захоронить прах бабы Кати не разрешила. Так и похоронена баба Катя была не в дедовой ограде, а рядом с нею.

                   Когда же умерла баба Анна, то хоронить на дедовом кладбище перестали вообще, и её пришлось хоронить на другом, новом кладбище города.

Вот и получилось, что тайно и тихо любящая деда всю свою жизнь бабушка Катя, хоть после смерти оказалась ближе к своему любимому человеку, чем её более удачливая сестра.

                 Там же в Севастополе похоронен мой двоюродный брат – Владимир Борисович.

                   Вообще-то, если быть точным, то могилу деда я успел проведать, побывав в Крыму по приглашению брата Александра в мае. Но бабушек и Володю проведать не успел.
 
                          Могила деда нас с братом расстроила. Она заросла бурьяном выше метра. Памятничек,  в виде лежащей на трибуне раскрытой книги, был сильно обшарпан. Давно некрашеная оградка проржавела. Могила казалась заброшенной.

                Если сказать о могиле деда, что она была запущена, то могила бабушки Кати вообще была затоптана так, что даже мой брат Саша, видевший эту могилу многократно ранее, не мог сказать,  где точно она расположена…

                Из младшего поколения Тукалевских в Севастополе жил только Володя. И пока он жил,  могилы предков были ухожены. Но его унёс скоротечный рак. А его бывшая жена и его дочка, хоть и носили фамилию Тукалевских, хоть и жили в наследованных ими покоях стариков, да, видимо, роднёй их в глубине души не считали…

                  Помнится, брат  посмотрел на это запустение, крякнул с досады и пошёл в управление кладбища организовывать реанимацию могил…


                 …Поэтому, когда я  приехал я в августе, то могила деда была очищена от бурьяна, побелен памятничек, покрашена оградка и даже посыпан свежим песочком пятачок свободного пространства внутри ограды…

                 …Мой брат прекрасно ориентировался в Севастополе. Он в детстве зачастую здесь отдыхал у стариков, да и в зрелом возрасте частенько наезжал сюда. Поэтому, когда мы в мае крутили по Севастополю на арендованном братом «Фольксвагене», я не затруднял себя необходимостью запоминать дорогу.

                  Когда же я в августе пробирался по улочкам Севастополя тоже на арендованном мной «Сhevrolet», но уже без брата, а с женой и родственником, то я постоянно спрашивал дорогу у прохожих. Остановившись в очередной раз у какой-то автобусной остановки, я стал расспрашивать стоящих там людей. От группы ожидающих отделился мужчина средних лет и наклонился к машине:

- Вам надо на старое городское кладбище?  Если Вы меня подвезёте, я – покажу! Бесплатно!

                    Меня такой вариант вполне устраивал. Я быстренько посадил «лоцмана» и отъехал от остановки. Меня, правда, несколько покоробило его замечание про бесплатность. Я, уже привыкший к сердечному и бескорыстному гостеприимству крымчан,  встречавших нас, прибывших из России, с радостным радушием, не без сарказма и обидчиво спросил нашего гида:

- А что? Севастопольцы уже стали подсказывать дорогу приезжим только за деньги?!  А вот у нас, в Питере, за это денег всё ещё не берут!

На что мой пассажир заметил:

- И севастопольцы не берут! Тем паче с россиян! Если бы не Россия, то у нас в Крыму сейчас бы была мясорубка почище донецкой. А ляпнул я это,  как-то так… не подумавши. Неудачно пошутил…

                  Эта его фраза моментально меня примирила с ним и улетучила мою неприязнь и настороженность. Я приветливо спросил его:
- А вы где-то там, в районе кладбища живёте?!

Пассажир, следя за дорогой и постоянно подсказывая мне мои маневры, ответил как-то расплывчато. Это пробудило у меня воспоминания о давнем случае…


                 …Когда-то, лет тридцать назад, мы с женой и детьми путешествовали на своей первой автомашине – «Запорожце» по Одессе. И точно так же, на одной из автобусных остановок нам вызвался показать знаменитый «Привоз» разговорчивый и весёлый одессит.

                   Проехав с нами с полчаса, он скомандовал:

- Всё! Я – приехал!

Когда же я у него уточнил:

-Это что, здесь «Привоз»?!»

Он,  нимало не смутившись, весело ответил:

- Да нет! Здесь мой дом! А ваш «Привоз»… Вы помните, где Вы меня взяли? Так вот, возвращайтесь туда и уже оттуда вам надо повернуть направо, потом у светофора – налево и на площади – прямо! А дальше…   вам лучше будет там спросить дорогу!»…

               
                     Вспомнив этот случай, я повернулся к жене:

- Это, часом, не одессита снова послал нам Бог в попутчики?!

Жена поняла и засмеялась:

- Не думаю!

               Наш «путеводитель» слушал нас с недоумением. Пришлось рассказать ему про одесского «поводыря». Он засмеялся:

- Да! Одесситы мимо рта ложку не пронесут…

И прервал сам себя возгласом:

- Ну, вот! Приехали! Вон ваше кладбище!

Настроенный на шутливую волну, я уточнил:

- Не моё, а моего деда! – и спросил нашего провожатого – А вас куда подбросить?!

- Да мне всё равно... Могу и здесь выйти...
 
            Мы, поблагодарив, высадили нашего проводника.
 


Направляясь к стоянке у входа на кладбище, я глянул в зеркало заднего вида. Этот странный человек, немного постоял, посмотрел нам вслед, потом повернулся, подошёл к краю дороги и остановился там, вглядываясь в поток машин.
                Жена, тоже обернулась и сказала:

- А, может быть, стоило дать ему немного денег?! Может, у него такой заработок – дорогу приезжим подсказывать?!

Я задумался:
- Да дать-то, не долго. Да ведь ещё неизвестно, взял бы он!

Родственник засмеялся:
- Конечно, не взял бы! Ты ж его патриотизм на дыбы поставил!..

© Copyright: Матвей Тукалевский, 2014

Регистрационный номер №0245897

от 16 октября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0245897 выдан для произведения:                 …Побывать в Крыму давно хотелось до щенячьего визга. И не столько оттого, что это – знаменитый курорт, сколь оттого, что  давно не проведывал могил своих предков. Ведь там, в Севастополе, покоятся мой дед,  в честь которого я назван – Матвей Александрович Тукалевский, и бабушка Анна Алексеевна Тукалевская, урожденная Семёнова, да две её сестры – баба Шура и баба Катя.
 
                     Последняя бабушка мне особо дорога тем, что она меня приняла при родах, прямо в несущемся товарном вагоне, где маме довелось меня рожать, да помогла маме с двумя детьми; малолетней дочкой и новорожденным сыном,  выстоять и превозмочь ужасную трагедию под названием эвакуация.

                    По семейному преданию баба Катя тихо и верно любила моего деда и так и прожила свой век старой девой, преданно служа и деду, и своей сестре Анне, взвалив на себя заботы и об этих двоих, и об их детях, и об их внуках. И, как это, к сожалению, часто бывает в жизни, ей меньше всего досталось почёта и уважения. Однако, судьба её посмертно вознаградила за её верную и безответную любовь к деду.

                    Дед был похоронен на участочке земли, выделенной «с запасом». Баба Анна  место возле него приготовила для себя заранее. Дед был похоронен на знаменитом старом кладбище, в той его части, где, вообще-то, захоронений уже не производилось. Для моего деда – весьма заслуженного человека - сделали исключение. И когда умерла баба Катя, две её сестры решили захоронить её близко к деду, чтобы им было легче посещать обоих. Но на площадь, запасённую рядом с дедом, баба Анна захоронить прах бабы Кати не разрешила. Так и похоронена баба Катя была не в дедовой ограде, а рядом с нею.

                   Когда же умерла баба Анна, то хоронить на дедовом кладбище перестали вообще, и её пришлось хоронить на другом, новом кладбище города.

Вот и получилось, что тайно и тихо любящая деда всю свою жизнь бабушка Катя, хоть после смерти оказалась ближе к своему любимому человеку, чем её более удачливая сестра.

                 Там же в Севастополе похоронен мой двоюродный брат – Владимир Борисович.

                   Вообще-то, если быть точным, то могилу деда я успел проведать, побывав в Крыму по приглашению брата Александра в мае. Но бабушек и Володю проведать не успел.
 
                          Могила деда нас с братом расстроила. Она заросла бурьяном выше метра. Памятничек,  в виде лежащей на трибуне раскрытой книги, был сильно обшарпан. Давно некрашеная оградка проржавела. Могила казалась заброшенной.

                Если сказать о могиле деда, что она была запущена, то могила бабушки Кати вообще была затоптана так, что даже мой брат Саша, видевший эту могилу многократно ранее, не мог сказать,  где точно она расположена…

                Из младшего поколения Тукалевских в Севастополе жил только Володя. И пока он жил,  могилы предков были ухожены. Но его унёс скоротечный рак. А его бывшая жена и его дочка, хоть и носили фамилию Тукалевских, хоть и жили в наследованных ими покоях стариков, да, видимо, роднёй их в глубине души не считали…

                  Помнится, брат  посмотрел на это запустение, крякнул с досады и пошёл в управление кладбища организовывать реанимацию могил…


                 …Поэтому, когда я  приехал я в августе, то могила деда была очищена от бурьяна, побелен памятничек, покрашена оградка и даже посыпан свежим песочком пятачок свободного пространства внутри ограды…

                 …Мой брат прекрасно ориентировался в Севастополе. Он в детстве зачастую здесь отдыхал у стариков, да и в зрелом возрасте частенько наезжал сюда. Поэтому, когда мы в мае крутили по Севастополю на арендованном братом «Фольксвагене», я не затруднял себя необходимостью запоминать дорогу.

                  Когда же я в августе пробирался по улочкам Севастополя тоже на арендованном мной «Сhevrolet», но уже без брата, а с женой и родственником, то я постоянно спрашивал дорогу у прохожих. Остановившись в очередной раз у какой-то автобусной остановки, я стал расспрашивать стоящих там людей. От группы ожидающих отделился мужчина средних лет и наклонился к машине:

- Вам надо на старое городское кладбище?  Если Вы меня подвезёте, я – покажу! Бесплатно!

                    Меня такой вариант вполне устраивал. Я быстренько посадил «лоцмана» и отъехал от остановки. Меня, правда, несколько покоробило его замечание про бесплатность. Я, уже привыкший к сердечному и бескорыстному гостеприимству крымчан,  встречавших нас, прибывших из России, с радостным радушием, не без сарказма и обидчиво спросил нашего гида:

- А что? Севастопольцы уже стали подсказывать дорогу приезжим только за деньги?!  А вот у нас, в Питере, за это денег всё ещё не берут!

На что мой пассажир заметил:

- И севастопольцы не берут! Тем паче с россиян! Если бы не Россия, то у нас в Крыму сейчас бы была мясорубка почище донецкой. А ляпнул я это,  как-то так… не подумавши. Неудачно пошутил…

                  Эта его фраза моментально меня примирила с ним и улетучила мою неприязнь и настороженность. Я приветливо спросил его:
- А вы где-то там, в районе кладбища живёте?!

Пассажир, следя за дорогой и постоянно подсказывая мне мои маневры, ответил как-то расплывчато. Это пробудило у меня воспоминания о давнем случае…


                 …Когда-то, лет тридцать назад, мы с женой и детьми путешествовали на своей первой автомашине – «Запорожце» по Одессе. И точно так же, на одной из автобусных остановок нам вызвался показать знаменитый «Привоз» разговорчивый и весёлый одессит.

                   Проехав с нами с полчаса, он скомандовал:

- Всё! Я – приехал!

Когда же я у него уточнил:

-Это что, здесь «Привоз»?!»

Он,  нимало не смутившись, весело ответил:

- Да нет! Здесь мой дом! А ваш «Привоз»… Вы помните, где Вы меня взяли? Так вот, возвращайтесь туда и уже оттуда вам надо повернуть направо, потом у светофора – налево и на площади – прямо! А дальше…   вам лучше будет там спросить дорогу!»…

               
                     Вспомнив этот случай, я повернулся к жене:

- Это, часом, не одессита снова послал нам Бог в попутчики?!

Жена поняла и засмеялась:

- Не думаю!

               Наш «путеводитель» слушал нас с недоумением. Пришлось рассказать ему про одесского «поводыря». Он засмеялся:

- Да! Одесситы мимо рта ложку не пронесут…

И прервал сам себя возгласом:

- Ну, вот! Приехали! Вон ваше кладбище!

Настроенный на шутливую волну, я уточнил:

- Не моё, а моего деда! – и спросил нашего провожатого – А вас куда подбросить?!

- А вот здесь я и выйду…

Мы, поблагодарив, высадили нашего проводника.


Направляясь к стоянке у входа на кладбище, я глянул в зеркало заднего вида. Этот странный человек, немного постоял, посмотрел нам вслед, потом повернулся, подошёл к краю дороги и остановился там, вглядываясь в поток машин.
                Жена, тоже обернулась и сказала:

- А, может быть, стоило дать ему немного денег?! Может, у него такой заработок – дорогу приезжим подсказывать?!

Я задумался:
- Да дать-то, не долго. Да ведь ещё неизвестно, взял бы он!

Родственник засмеялся:
- Конечно, не взял бы! Ты ж его патриотизм на дыбы поставил!..
Рейтинг: 0 186 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!