Рухлядь

17 апреля 2014 - Вадим Ионов

Я наливаю в чашку чай, и не торопясь разворачиваю конфетку «Коровка».

С этой штучкой надо обращаться бережно, и с большим уважением.

Сначала я осмотрю её со всех шести сторон, затем поцокав языком, откушу твёрдую «попку». 

 

Там внутри, в продолговатой коричневой коробочке, спрятан эликсир молодости, который тут же закинет меня на сорок, а то и на сорок пять лет назад.

 

Я закрываю глаза от блаженства, и чувствую в себе невесть откуда возникшее желание махать красной пластмассовой саблей, и мчаться на велосипеде системы «Сделано в СССР». На двух огромных колёсах, без этих унизительных вспомогательных роликов, что прикручиваются по бокам.

 

Лакомство это для меня не стареет, и спорить с ним может, разве что варёная сгущёнка.

Когда во рту иссякнет последняя молекула послевкусия, я вновь вернусь в настоящее и стану думать о вещах, что ушли из моей жизни и стали никчёмными.

 

Это же ведь очень загадочная субстанция – никчёмная вещь. Для неё придумано множество ярлыков и определений – от раритета до хлама.

Для неё созданы блошиные рынки и сорящие шальными деньгами аукционы, дворцовые ниши и мусорные ямы.

 

***

 

Мы с Костиком поехали к нему на дачу, - побродить по лесу, поворошить палкой осенние листья, в надежде на грибную добычу. А так же исполнить наказ его молодой жены вывезти на помойку всякую рухлядь, что она собрала в доме.

 

Рухлядь представляла собой поминальный холм ушедших времён – от примусов с керосиновыми лампами, до перевязанных шпагатом подписок «Юности» и «Нового мира».

 

Войдя в дом, и увидев это изобилие никчёмности, Костян как-то сразу помрачнел, и какое-то время стоял молча, разглядывая обветшалые ценности.

 

Потом он медленно обошёл вокруг приговорённых вещей, и вдруг присев сильно хлопнул себя по коленям,

- Вот, зараза! Не, ну, ты погляди!

Он засунул руку в середину кучи и вытащил из неё чёрный чертёжный тубус.

 

- Это же мой тубус! Я ж с ним почти все шесть лет в «Бауманку» отходил. Конечно! Она ж у меня дитя электроники и кибернетики! Всё по кнопочкам, да по интернетам! А я в этой трубе такие чертежи носил! М-м-м…. Закачаешься! Натюрморты, а не чертежи! И три бутылки портвейна по ноль семь в него вставали, как снаряды в ствол! А она – рухлядь!

 

Я ушёл на кухню, чтоб не мешать ему, отыскивать клады, и поставил чайник. Через пять минут Костик появился, держа в руке бамбуковые палки.

- А это наши с Батей удочки….

 

Я разлил по чашкам чай, и спросил,

- Хозяин! С чем чай будем пить? У тебя тут конфетки-то есть?

- Обойдёшься, - пробурчал Костик. – Конфетки ему…. Вон в буфете сгущёнка…. Варёная.

 

Я улыбнулся и пожал плечами,

- Ну, сгущёнка, так сгущёнка,… тоже пойдёт. Ежели, конечно, нет «Коровки»….

 

 

© Copyright: Вадим Ионов, 2014

Регистрационный номер №0209449

от 17 апреля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0209449 выдан для произведения:

Я наливаю в чашку чай, и не торопясь разворачиваю конфетку «Коровка».

С этой штучкой надо обращаться бережно, и с большим уважением.

Сначала я осмотрю её со всех шести сторон, затем поцокав языком, откушу твёрдую «попку». 

 

Там внутри, в продолговатой коричневой коробочке, спрятан эликсир молодости, который тут же закинет меня на сорок, а то и на сорок пять лет назад.

 

Я закрываю глаза от блаженства, и чувствую в себе невесть откуда возникшее желание махать красной пластмассовой саблей, и мчаться на велосипеде системы «Сделано в СССР». На двух огромных колёсах, без этих унизительных вспомогательных роликов, что прикручиваются по бокам.

 

Лакомство это для меня не стареет, и спорить с ним может, разве что варёная сгущёнка.

Когда во рту иссякнет последняя молекула послевкусия, я вновь вернусь в настоящее и стану думать о вещах, что ушли из моей жизни и стали никчёмными.

 

Это же ведь очень загадочная субстанция – никчёмная вещь. Для неё придумано множество ярлыков и определений – от раритета до хлама.

Для неё созданы блошиные рынки и сорящие шальными деньгами аукционы, дворцовые ниши и мусорные ямы.

 

***

 

Мы с Костиком поехали к нему на дачу, - побродить по лесу, поворошить палкой осенние листья, в надежде на грибную добычу. А так же исполнить наказ его молодой жены вывезти на помойку всякую рухлядь, что она собрала в доме.

 

Рухлядь представляла собой поминальный холм ушедших времён – от примусов с керосиновыми лампами, до перевязанных шпагатом подписок «Юности» и «Нового мира».

 

Войдя в дом, и увидев это изобилие никчёмности, Костян как-то сразу помрачнел, и какое-то время стоял молча, разглядывая обветшалые ценности.

 

Потом он медленно обошёл вокруг приговорённых вещей, и вдруг присев сильно хлопнул себя по коленям,

- Вот, зараза! Не, ну, ты погляди!

Он засунул руку в середину кучи и вытащил из неё чёрный чертёжный тубус.

 

- Это же мой тубус! Я ж с ним почти все шесть лет в «Бауманку» отходил. Конечно! Она ж у меня дитя электроники и кибернетики! Всё по кнопочкам, да по интернетам! А я в этой трубе такие чертежи носил! М-м-м…. Закачаешься! Натюрморты, а не чертежи! И три бутылки портвейна по ноль семь в него вставали, как снаряды в ствол! А она – рухлядь!

 

Я ушёл на кухню, чтоб не мешать ему, отыскивать клады, и поставил чайник. Через пять минут Костик появился, держа в руке бамбуковые палки.

- А это наши с Батей удочки….

 

Я разлил по чашкам чай, и спросил,

- Хозяин! С чем чай будем пить? У тебя тут конфетки-то есть?

- Обойдёшься, - пробурчал Костик. – Конфетки ему…. Вон в буфете сгущёнка…. Варёная.

 

Я улыбнулся и пожал плечами,

- Ну, сгущёнка, так сгущёнка,… тоже пойдёт. Ежели, конечно, нет «Коровки»….

 

 

Рейтинг: +2 129 просмотров
Комментарии (4)
Серов Владимир # 18 апреля 2014 в 01:06 0
Хороший рассказ!
Вадим Ионов # 18 апреля 2014 в 10:05 0
Спасибо, Владимир!
Ивушка # 18 апреля 2014 в 11:37 0
Замечательно,иногда встречаю вот интересную прозу.Правда всё реже,спасибо.
Вадим Ионов # 18 апреля 2014 в 11:41 +1
И Вам спасибо!!!