Ратмир

8 октября 2012 - Марина Михалап
article82731.jpg

Он подошёл к нашему костру ближе к закату. Вскоре нас ожидает трудный бой. Мы храбрились, и почти каждый втайне боялся.
Его вид не смутил никого, кроме меня. Глаза…такого взгляда я ещё не видел. Он смотрел на мир стальными мёртвыми глазами. На простого воина, каким он показался остальным, Ратмир похож не был.
Наступила тёмная южная ночь. Звёзды виделись такими близкими, словно протяни руку – они твои огни на ладони. Тьму будто бы можно было потрогать руками, ощутить её вкус и душу. Мне не спалось. Я подошёл к костру. Ратмир сидел, облокотившись на меч. Я подумал, что он молится богу войны. Мои движения вывели его из транса.
- Что, парень, не спится? – спросил воин хриплым голосом.
- Можно и так сказать, - ответил я, не отводя от него своих глаз.
- А ты смелый, - с равнодушным удивлением отметил Ратмир. – Садись. Дождёмся рассвета вместе.
- Дождёмся. Ратмир, а можно на прямую? – я не смог сдержаться.
- Мне кажется, ты сам уже догадался, - тихим суровым голосом ответил он. – По глазам вижу – догадался. Ты талантливый парень, - он пустился в рассуждения. – Не сильно рискуй собой на войне, из тебя будет хороший полководец.
- Ратмир, но ты же всегда сражался за мир! Мы считали тебя новым пророком, богом! Остальные тебя не узнали – но я, я не мог не узнать тебя! После того, как войско моего отца разбили – мне было тринадцать – ты благословил меня в первый бой и мы выиграли! Твои слова в тот день: «Сынок, только за мир стоит сражаться». Ведь ты же стал моим крёстным, Ратмир! Что произошло?
- Да, сынок, всё так. Но не так просто, не так просто… - он прикрыл глаза, словно смотря на то, чего уже нет, но что живо в его памяти. – Я пришёл дать тебе последнее благословление. Ты выиграешь в этом сражении, воцаришься на престоле отца. Твоё сердце чистое, в нём нет сомнений. Ты будешь хорошим царём. И если будешь сражаться за справедливость – в любом бою одержишь победу, - он посмотрел на меня своим твёрдым взглядом.
- Ратмир, ты уходишь? – я по-странному любил этого человека, не понимал его и тянулся всем сердцем к его душе.
- Да.
- Так зачем же ты убил её?
- Не буду спрашивать, как ты догадался…умён, пытлив, юн. Неужели ты хочешь знать это?
- Ратмир, если я тебя больше не увижу, мне нужно знать, за что ты ушёл.
Моим призванием всегда была война. Война за мир. Справедливость. Я был непоколебим, твёрд и решителен. Мне на роду было написано полюбить и потерять. К потере я был готов, но не к любви.
Её звали Мирина. В одном правом бою мы оказались союзниками. Мне, воину, женщины всегда казались низшими существами, не имеющими права на душу. Но Мирина была богочеловеком войны. От её меча пали многие доблестные воины. Мы сражались рука об руку, и эта война приговорила нас к любви. К жестокой, беспощадной любви двух воинов, которые на следующей же войне оказались в противоборствующих лагерях.
И… - он замолчал, словно сорвался на полуслове, Ратмира затрясло.
Я не стал его тормошить. Я и так всё прекрасно понял. Они были слишком воинами. И свою ратную доблесть, свой кодекс чести воинов ставили выше любви, которую пытались всеми силами гнать от себя. Сильные на поле брани оказались слабыми перед любовью.
Я пытался представить Мирину. Она была страстной, яростной, неукротимой. Напоминала свирепый северный ветер. Меч и копьё были продолжениями рук. От её призывного клича все рвались в бой не думая о смерти. Смуглая, черноволосая, неукротимая. Именно она пленила непобедимого Ратмира. Моего Ратмира.
Он продолжал:
Воины изнемогали, наша битва не заканчивалась несколько дней и ночей. Решено было устроить поединок двух лучших воинов. Я не хотел идти в бой, я знал, что моим противником будет Мирина, моя любимая Мирина… Но я пошёл. Загнав тоску и боль глубоко во взгляд. Я знаю, что у неё в душе творилось тоже самое. Мы вышли на поле брани. Против друг друга. Вдвоём с мёртвыми глазами. Сражались в полную мощь – а у нас любовь, обречённая на смерть в глазах! И я убил. Её мёртвое тело, застывший взгляд – всё говорило «приходи скорее, я буду ждать». Поэтому я здесь, сынок. Я должен был благословить тебя и попрощаться.
Я посмотрел на Ратмира. И понял всё. Он уже мёртв и рад этому. Он ждал встречи с той, кого любил. Любит. И перестал сдерживать себя – я кинулся к нему в объятия, хоть никогда не позволял себе этого.
- Ратмир, я назову сына твоим именем, он будет таким же славным… - взахлёб шептал я.
- Сынок, я украл у тебя ночь перед боем, рассвет примчался незаметно, - он печально улыбнулся. – Когда придёт твой час уйти, клянусь, я буду тебя встречать. Возьми мой меч – с ним ты не проиграешь ни одной битвы. Прощай, родной.
Мы обнялись. Я чувствовал великое сердце Ратмира, которое начало затихать.
Как же я не хотел его отпускать!
Он шёл в рассвете к своему закату. Я смотрел в могучую спину Ратмира и знал, что сегодня мы победим.
Победим, а в это время Ратмир и Мирина, чья любовь была не для этого мира, отбросят знамёна войны и наконец-то будут вместе. 

© Copyright: Марина Михалап, 2012

Регистрационный номер №0082731

от 8 октября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0082731 выдан для произведения:

Он подошёл к нашему костру ближе к закату. Вскоре нас ожидает трудный бой. Мы храбрились, и почти каждый втайне боялся.
Его вид не смутил никого, кроме меня. Глаза…такого взгляда я ещё не видел. Он смотрел на мир стальными мёртвыми глазами. На простого воина, каким он показался остальным, Ратмир похож не был.
Наступила тёмная южная ночь. Звёзды виделись такими близкими, словно протяни руку – они твои огни на ладони. Тьму будто бы можно было потрогать руками, ощутить её вкус и душу. Мне не спалось. Я подошёл к костру. Ратмир сидел, облокотившись на меч. Я подумал, что он молится богу войны. Мои движения вывели его из транса.
- Что, парень, не спится? – спросил воин хриплым голосом.
- Можно и так сказать, - ответил я, не отводя от него своих глаз.
- А ты смелый, - с равнодушным удивлением отметил Ратмир. – Садись. Дождёмся рассвета вместе.
- Дождёмся. Ратмир, а можно на прямую? – я не смог сдержаться.
- Мне кажется, ты сам уже догадался, - тихим суровым голосом ответил он. – По глазам вижу – догадался. Ты талантливый парень, - он пустился в рассуждения. – Не сильно рискуй собой на войне, из тебя будет хороший полководец.
- Ратмир, но ты же всегда сражался за мир! Мы считали тебя новым пророком, богом! Остальные тебя не узнали – но я, я не мог не узнать тебя! После того, как войско моего отца разбили – мне было тринадцать – ты благословил меня в первый бой и мы выиграли! Твои слова в тот день: «Сынок, только за мир стоит сражаться». Ведь ты же стал моим крёстным, Ратмир! Что произошло?
- Да, сынок, всё так. Но не так просто, не так просто… - он прикрыл глаза, словно смотря на то, чего уже нет, но что живо в его памяти. – Я пришёл дать тебе последнее благословление. Ты выиграешь в этом сражении, воцаришься на престоле отца. Твоё сердце чистое, в нём нет сомнений. Ты будешь хорошим царём. И если будешь сражаться за справедливость – в любом бою одержишь победу, - он посмотрел на меня своим твёрдым взглядом.
- Ратмир, ты уходишь? – я по-странному любил этого человека, не понимал его и тянулся всем сердцем к его душе.
- Да.
- Так зачем же ты убил её?
- Не буду спрашивать, как ты догадался…умён, пытлив, юн. Неужели ты хочешь знать это?
- Ратмир, если я тебя больше не увижу, мне нужно знать, за что ты ушёл.
Моим призванием всегда была война. Война за мир. Справедливость. Я был непоколебим, твёрд и решителен. Мне на роду было написано полюбить и потерять. К потере я был готов, но не к любви.
Её звали Мирина. В одном правом бою мы оказались союзниками. Мне, воину, женщины всегда казались низшими существами, не имеющими права на душу. Но Мирина была богочеловеком войны. От её меча пали многие доблестные воины. Мы сражались рука об руку, и эта война приговорила нас к любви. К жестокой, беспощадной любви двух воинов, которые на следующей же войне оказались в противоборствующих лагерях.
И… - он замолчал, словно сорвался на полуслове, Ратмира затрясло.
Я не стал его тормошить. Я и так всё прекрасно понял. Они были слишком воинами. И свою ратную доблесть, свой кодекс чести воинов ставили выше любви, которую пытались всеми силами гнать от себя. Сильные на поле брани оказались слабыми перед любовью.
Я пытался представить Мирину. Она была страстной, яростной, неукротимой. Напоминала свирепый северный ветер. Меч и копьё были продолжениями рук. От её призывного клича все рвались в бой не думая о смерти. Смуглая, черноволосая, неукротимая. Именно она пленила непобедимого Ратмира. Моего Ратмира.
Он продолжал:
Воины изнемогали, наша битва не заканчивалась несколько дней и ночей. Решено было устроить поединок двух лучших воинов. Я не хотел идти в бой, я знал, что моим противником будет Мирина, моя любимая Мирина… Но я пошёл. Загнав тоску и боль глубоко во взгляд. Я знаю, что у неё в душе творилось тоже самое. Мы вышли на поле брани. Против друг друга. Вдвоём с мёртвыми глазами. Сражались в полную мощь – а у нас любовь, обречённая на смерть в глазах! И я убил. Её мёртвое тело, застывший взгляд – всё говорило «приходи скорее, я буду ждать». Поэтому я здесь, сынок. Я должен был благословить тебя и попрощаться.
Я посмотрел на Ратмира. И понял всё. Он уже мёртв и рад этому. Он ждал встречи с той, кого любил. Любит. И перестал сдерживать себя – я кинулся к нему в объятия, хоть никогда не позволял себе этого.
- Ратмир, я назову сына твоим именем, он будет таким же славным… - взахлёб шептал я.
- Сынок, я украл у тебя ночь перед боем, рассвет примчался незаметно, - он печально улыбнулся. – Когда придёт твой час уйти, клянусь, я буду тебя встречать. Возьми мой меч – с ним ты не проиграешь ни одной битвы. Прощай, родной.
Мы обнялись. Я чувствовал великое сердце Ратмира, которое начало затихать.
Как же я не хотел его отпускать!
Он шёл в рассвете к своему закату. Я смотрел в могучую спину Ратмира и знал, что сегодня мы победим.
Победим, а в это время Ратмир и Мирина, чья любовь была не для этого мира, отбросят знамёна войны и наконец-то будут вместе. 

Рейтинг: +10 316 просмотров
Комментарии (4)
Денис Маркелов # 5 ноября 2012 в 19:27 +1
Интересный рассказ
Марина Михалап # 5 ноября 2012 в 21:47 +1
благодарю вас!
Константин Ястребов # 20 ноября 2012 в 15:38 +1
Жизнь как всегда устроит нам экзамен
Убитым быть иль победить
В противники она подсунет
Кого ты смог так полюбить
И если ты отменный воин
Все битвы для тебя вся жизнь
Своего имени достоин
Врага обязан ты убить
И в этой битве двух героев
Останется из них один
Но для него эта победа
Закроет счастья полный мир
Всё в мире тленно слава деньги
Давно об этом знал Ратмир
Вот и поэтому собрался
За своим счастьем в иной мир

buket3
Марина Михалап # 20 ноября 2012 в 17:04 +1
спасибо, Константин, красивые строки!