Попытка

31 июля 2014 - Вадим Ионов

У Семёна Ильича разыгралась чувствительность  – романтическая ипохондрия с симптомами синдрома «повздыхай о себе опечаленный».

Вздыхалось ему сегодня исключительно фундаментально, с неизменным выдохом глобально-философской истины: «Охохонюшки-хо-хо!»

 

Пройдя путь в дюжину «охохонюшек», Семён Ильич заварил себе крепкого чайку и, погрозив кулаком пауку, что обжился в труднодосягаемом углу кухни, принялся хлебать с ложечки.

День не сулил быть зажигательным….

 

Допив чай, Семён Ильич открыл ежедневник и сверился со списком сегодняшних дел.

Привычка эта осталась у него ещё со времён резвой юности, когда дел было больше чем часов в сутках.

 

Проведя пальцем сверху вниз, он упёрся ногтем в строчку - «Кормление Оси». Ося (сокращённое от Осьминог),  уже нервничал и бегал этаким  рысаком-мутантом по паутине.

Закинув в паучьи сети пару свежепойманных мушиных туш, Семён Ильич вплотную занялся осуществлением следующего пункта распорядка – «Думы о жизни», подпункт – «Враги человечества и прочие засранцы».

 

Конечно, отведённых на эту проблему ежедневником полутора часов было совсем недостаточно, но снизу уже подпирали – «Купить два кило картошки», и «Сгонять в Сбербанк за пенсией».

И Семён Ильич, не мешкая, уселся у окна терзаться и не находить себе места от дьявольской наглости ненасытных кровопийц и от своего чудовищного бессилия.

 

После получасовых раздумий он резко встал, достал с холодильника  свой ежедневник и непривычно бодрой рукой размашисто написал во всю страницу завтрашнего дня – «Изобрести способ избавления от врагов человечества и прочих засранцев!» И чуть подумав, приписал ниже – «Скоротечно!»

 

После этих огненных строк, ипохондрия сама собой завяла на корню, осыпавшись засохшими на её ветвях симптомами.

Картошка с пенсией отошли на второй план, так как поставленный вопрос требовал полной отдачи и скорейшего разрешения.

 

Более всего Семён Ильич опасался своего характера, который уже не раз подводил его в дерзких начинаниях. Он ходил по кухне и, обращаясь к пауку настырно твердил: «Эх, Ося! Как бы не остыть! Как бы не перегореть! Большое дело задумалось! Большущее, скажу тебе, дело!»

Ося в прения не вступал, но как старый моряк, ожидающий  бурю, крепил такелаж, натягивая в струну  ослабшие канаты.

 

Изобретение чудодейственного снадобья и циничную мерзость террора Ильич отверг сразу же, сочтя первое слишком кропотливым, а второе мерзким, а потому неприемлемым.

Создание же универсального генератора добра и милосердия  показалось ему более или менее реальной задачей, на которую было бы не жалко потратить остаток жизни. Но тут не хватало знаний и компаньона-соавтора в лице того же Теслы или Фарадея.

 

Самый же дерзкий проект прозвучал в кухне, когда Осьминог давным-давно спал, распластавшись в своём гамаке.

«Нам нужна другая планета, Ося! И не Венера, и не Марс с Луною и Юпитером! Они уже замараны взглядами этих сволочей. Они уже осквернены их чёрными мыслями! Нам нужна совершенно другая планета!»

 

Однако проснувшись утром, Семён Ильич отказался и от этой идеи, хоть и была она величественно прекрасной – сотворение Новой планеты. Он трезво счёл, что сам акт творения может занять слишком много времени и потребует громадного количества железного лома для недр.

 

Выпив кружку чая, Ильич остановил свой выбор на вполне достижимой цели: «Ося! Мы будем писать книгу. Книгу, в которой люди живут на Новой планете, которая сама и есть генератор добра и милосердия!»

 

Книга писалась долго. И, в конце концов, мир увидел три её экземпляра – оригинал, который сейчас хранится в шкафу у автора, и две копии под копирку, что затерялись где-то в макулатурном хламе друзей-соратников.

 

Сам же Семён Ильич, переболев от людской чёрствости и равнодушия, романтической ипохондрией более не страдает.

Он сидит вечером в маленькой кухоньке, пьёт свой крепкий чай и, поднимая глаза на труднодосягаемый угол, улыбаясь, говорит: «Эх, Ося, Ося! Ну, мы-то с тобою хотя бы попытались…»

 

 

© Copyright: Вадим Ионов, 2014

Регистрационный номер №0229929

от 31 июля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0229929 выдан для произведения:

У Семёна Ильича разыгралась чувствительность  – романтическая ипохондрия с симптомами синдрома «повздыхай о себе опечаленный».

Вздыхалось ему сегодня исключительно фундаментально, с неизменным выдохом глобально-философской истины: «Охохонюшки-хо-хо!»

 

Пройдя путь в дюжину «охохонюшек», Семён Ильич заварил себе крепкого чайку и, погрозив кулаком пауку, что обжился в труднодосягаемом углу кухни, принялся хлебать с ложечки.

День не сулил быть зажигательным….

 

Допив чай, Семён Ильич открыл ежедневник и сверился со списком сегодняшних дел.

Привычка эта осталась у него ещё со времён резвой юности, когда дел было больше чем часов в сутках.

 

Проведя пальцем сверху вниз, он упёрся ногтем в строчку - «Кормление Оси». Ося (сокращённое от Осьминог),  уже нервничал и бегал этаким  рысаком-мутантом по паутине.

Закинув в паучьи сети пару свежепойманных мушиных туш, Семён Ильич вплотную занялся осуществлением следующего пункта распорядка – «Думы о жизни», подпункт – «Враги человечества и прочие засранцы».

 

Конечно, отведённых на эту проблему ежедневником полутора часов было совсем недостаточно, но снизу уже подпирали – «Купить два кило картошки», и «Сгонять в Сбербанк за пенсией».

И Семён Ильич, не мешкая, уселся у окна терзаться и не находить себе места от дьявольской наглости ненасытных кровопийц и от своего чудовищного бессилия.

 

После получасовых раздумий он резко встал, достал с холодильника  свой ежедневник и непривычно бодрой рукой размашисто написал во всю страницу завтрашнего дня – «Изобрести способ избавления от врагов человечества и прочих засранцев!» И чуть подумав, приписал ниже – «Скоротечно!»

 

После этих огненных строк, ипохондрия сама собой завяла на корню, осыпавшись засохшими на её ветвях симптомами.

Картошка с пенсией отошли на второй план, так как поставленный вопрос требовал полной отдачи и скорейшего разрешения.

 

Более всего Семён Ильич опасался своего характера, который уже не раз подводил его в дерзких начинаниях. Он ходил по кухне и, обращаясь к пауку настырно твердил: «Эх, Ося! Как бы не остыть! Как бы не перегореть! Большое дело задумалось! Большущее, скажу тебе, дело!»

Ося в прения не вступал, но как старый моряк, ожидающий  бурю, крепил такелаж, натягивая в струну  ослабшие канаты.

 

Изобретение чудодейственного снадобья и циничную мерзость террора Ильич отверг сразу же, сочтя первое слишком кропотливым, а второе мерзким, а потому неприемлемым.

Создание же универсального генератора добра и милосердия  показалось ему более или менее реальной задачей, на которую было бы не жалко потратить остаток жизни. Но тут не хватало знаний и компаньона-соавтора в лице того же Теслы или Фарадея.

 

Самый же дерзкий проект прозвучал в кухне, когда Осьминог давным-давно спал, распластавшись в своём гамаке.

«Нам нужна другая планета, Ося! И не Венера, и не Марс с Луною и Юпитером! Они уже замараны взглядами этих сволочей. Они уже осквернены их чёрными мыслями! Нам нужна совершенно другая планета!»

 

Однако проснувшись утром, Семён Ильич отказался и от этой идеи, хоть и была она величественно прекрасной – сотворение Новой планеты. Он трезво счёл, что сам акт творения может занять слишком много времени и потребует громадного количества железного лома для недр.

 

Выпив кружку чая, Ильич остановил свой выбор на вполне достижимой цели: «Ося! Мы будем писать книгу. Книгу, в которой люди живут на Новой планете, которая сама и есть генератор добра и милосердия!»

 

Книга писалась долго. И, в конце концов, мир увидел три её экземпляра – оригинал, который сейчас хранится в шкафу у автора, и две копии под копирку, что затерялись где-то в макулатурном хламе друзей-соратников.

 

Сам же Семён Ильич, переболев от людской чёрствости и равнодушия, романтической ипохондрией более не страдает.

Он сидит вечером в маленькой кухоньке, пьёт свой крепкий чай и, поднимая глаза на труднодосягаемый угол, улыбаясь, говорит: «Эх, Ося, Ося! Ну, мы-то с тобою хотя бы попытались…»

 

 

Рейтинг: +1 168 просмотров
Комментарии (1)
Денис Маркелов # 31 июля 2014 в 21:26 0
625530bdc4096c98467b2e0537a7c9cd

 

Популярная проза за месяц
175
142
127
118
117
Кто она, Осень? 28 сентября 2017 (Тая Кузмина)
116
​ТАЙНА ОСЕНИ 29 сентября 2017 (Эльвира Ищенко)
106
101
101
100
99
98
97
95
93
93
92
91
89
85
84
84
82
82
81
77
73
61
52
50