Одесса

8 сентября 2021 - Валентина Карпова
article498158.jpg

          Лето 2012 года в Одессе выдалось каким-то особенно жарким. Нет, может быть, по тамошним меркам оно было вполне обычным, но мне, впервые попавшей в этот южный город, оно показалось чрезмерным и - во всём! Проходя мимо уличных термометров, которые прямо-таки издевательски часто попадались на глаза, я неизменно испуганно опускала взгляд себе под ноги или поспешно отводила в сторону - сплошное безобразие: +50 и это, по большей части, в тени раскидистых платанов, которые вполне понятно почему быстренько распрощались с собственной корой, как человек с верхней одеждой, и стояли в уверенном бесстыдстве с оголёнными торсами античных атлетов, тщетно пытаясь хоть как-то облегчить участь улиц и улочек, тупиков и переулков совсем не многоэтажной Одессы, во всяком случае тех её районов, что предоставила турфирма на наше обозрение, пригласив проследовать по маршруту с неоднозначным названием "Одесса криминальная".

          Вообще, вся эта поездка для меня лично как-то не заладилась сразу же. Соседкой в автобусе оказалась маленькая девочка лет 10-12 (мама сидела тут же, в соседнем ряду с взрослым, лет 17-18, сыном). Более отвратительного в поведении ребёнка за всю мою весьма продолжительную жизнь мне встречать не приходилось. Этот человеческий детёныш уже сейчас, в таком ещё весьма нежном возрасте, показывал то, что в недалёком будущем из него вырастет особь, от общения с которой необходимо будет предупреждать особо и заранее! Установив прямо-таки государственную границу между нашими местами (я сидела, как всегда в таких поездках, у окошка), она чётко, с изуверским наслаждением бдила, не допуская с моей стороны ни малейшего намёка на нарушение оной и, как только замечала какие-то поползновения (край моей одежды, сдвинувшись, посягнул на ею определённую суверенность пространства и т.п.) так я тут же, незамедлительно, получала в бок весьма ощутимый толчок злого костлявого кулачка! Причём проделывалось всё настолько замаскировано и стремительно, с таким равнодушным выражением "крысиного" личика, что на первых порах именно это вводило меня прямо-таки в ступор: ну, вот не ведут себя так обычные дети её возраста! Их же всегда переполняют эмоции, и совсем не важно с каким знаком они - плюс или минус! А эта дщерь вела себя прямо-таки с иезуитским спокойствием, норовя с каждым разом ткнуть меня как можно больнее, но так, чтобы со стороны это было незаметно для всех сидящих в непосредственной близости от нас, даже для её матери, которая находилась на расстоянии вытянутой руки... Я терпела несколько часов. Потом наклонилась и прошептала прямо в её ушко: "Ещё раз ткнёшь и получишь сдачи!" Икнув от неожиданности моего поступка, маленькая идиотка прищурила и без того невыразительные глазёнки в светленьких реденьких ресничках и, обдумав что-то про себя, взобралась на колени к своей мамочке. Дальше я ехала одна, занимая оба кресла. Что удивительно во всей этой неприглядной истории, так это то, что её родительница даже не попыталась выяснить причину поступка дочери! Во всяком случае, я не слышала от неё ни одного вопроса к ребёнку...

          Местом нашего временного проживания в Одессе был корпус бывшего санатория "Молдова", что в пяти минутах ходьбы от пляжа Аркадия. Экскурсовод всячески расписывала как нам исключительно повезло именно в этом! Да... Однако, оплаченный мною одноместный номер оказался совмещённым, то есть удобства не на одну мою комнату, а на две... Но это бы и ладно, если бы не ещё одно досадное недоразумение - во всём здании отключили воду вообще... Шикарно, не правда ли? За бортом +50, а нет никакой возможности просто принять элементарный душ после целого дня, проведённого под палящим солнцем... К вечеру вода текла струечкой в нить для шитья. Приходилось обходиться тем, что было, но опять повторюсь, была бы я в номере одна, но нас было двое совсем незнакомых между собой людей... Милого правила в виде дополнительного сервиса - ёмкости с питьевой водой - также не наблюдалось в наличии... Что было хорошо в комнате, так это отдельный просто роскошный балкон, позволяющий видеть то, что Одесса это не только Чёрное, но ещё и Зелёное море - город просто утопает в зелени и в цветах!

          Прямо под моим балконом росло несколько довольно-таки высоких черешен со спелыми уже ягодами! В магазине эта самая черешня стоила сколько-то (уже не помню сколько) гривен, а тут вот они ягодки-то и совершенно бесплатно! Утречком, до завтрака я брала пакетик, спускалась со своего шестого этажа и нарывала себе столько, сколько хочу - замечаний ни разу ни от кого не слышала! Возвращалась в номер и, пока соседка спит, подставляла пакет с ягодой под водную нить, помыв насколько это было возможно, помещала его в холодильник, выпуска шестидесятых годов ещё совместного с Украиной советского периода вполне счастливой жизни, чтобы по возвращении вечером насладиться замечательно холодненьким вкусом спелой черешни! Это, пожалуй, самое светлое воспоминание о днях, проведённых в Одессе!

          Море... Конечно же, как и все остальные, в первый же вечер по приезду (где-то после пяти часов) я поспешила на его берег, планируя если и не окунуться в ласкающие волны, то хотя бы зайти по колено и просто постоять, вслушиваясь в их шёпот и песню... Но и с этим был, как выражается молодёжь, полный облом: что-то случилось и ледяные донные слои каким-то образом поменялись местом с нагревшимися поверхностными, то есть море оказалось просто ошеломляюще холодным и неприветливым. Правда, находились отдельные смельчаки, которые пробовали всё-таки проплыть пусть и не за, но хотя бы до буйков. Мало кому это удавалось. Тем не менее, загорающих на белоснежных пластиковых лежаках было множество. Молодых и не очень, в купальниках и даже топлес... А чего стесняться-то? Напялила тёмные очки на пол лица и - кума королю, сваха министру... Но это я так, ворчу по-стариковски...

          Собираясь в эту поездку, собственно говоря, чего я от неё ожидала? Одесса... Пожалуй, на всём пост советском пространстве этот город, как никакой другой, манил к себе своим исключительным своеобразием, непохожестью, колоритом, что ли... Ну, кто, скажите мне, не слышал о Молдаванке, Пересыпи, Привозе, Приморском бульваре? Кого не восхищала особая какая-то франтоватая, не от мира сего, манера мыслить и излагать? Кто не слыхал и не пересказывал анекдотов об её евреях как таковых, их жизни и взглядах на всё, вмещающихся в несколько слов: "О, вам, русским, таки легче жить, нежели нам, бедным евреям! Картошки наварили, огурцов достали и сыты! Тогда как нам курочку купи, маслице купи... А это всё такие деньги, такие деньги... А где они у нас, у бедных евреев?" И действительно: где?

          Но, к сожалению, и тут меня ждало полное разочарование: так и не привелось услышать какого-то отличительного колорита в речи одесситов... Хотя я пыталась, присаживаясь в сквериках к сидящим там на лавочках явно не приезжим, но увы и ещё раз увы...

          Разочаровал и сам набор экскурсий... Вот, не моё... Так случилось, что после них не осталось в памяти никаких впечатлений, которые во множестве я привозила домой из других каких-то мест, кроме, пожалуй, того, что теперь я знаю: всю контрабанду делают таки в Одессе на Малой Арнаутской! Даже собственно бренд - Дерибасовская - как-то промелькнул на пару с Дюком Ришелье и всё... Мясоедовская, Молдаванка... Миша Япончик и иже с ним... Национальный герой местного разлива... Сомнительная, но всё-таки известность... Но вот в том дворе, где когда-то жила сестра того Миши, содержавшая воровскую "малину", состоялась весьма знаковая встреча, которая полностью перевернула мне если и не душу, то впечатления и осознание от увиденного во всяком случае! Да так ощутимо и мощно, что мне захотелось тут же, немедленно принести свои извинения как самому городу, так и его жителям! Но обо всём по порядку...

          Молдаванка... Улица, по обе стороны шоссе ряды невысоких домов в два-три этажа с облупившимися в общей массе фасадами, с арками проходов во внутренние дворики через почти равные промежутки... Под одну из таких арок нам было предложено  пройти, предварив перед этим десятиминутной лекцией на тему что можно и чего ни в коем случае, чтобы не нарушить покоя проживающих там... Что же мы(я) увидели? А вот представьте себе (или вспомните по кадрам нашумевшего фильма "Ликвидация", отдельные эпизоды которого снимались именно здесь, что, опять же, нарочито восторженно выделялось в сопровождающей речи экскурсовода) квадратное пространство между двух ярусными "скворечниками" по трём сторонам оного со множеством окошек и общим балконом-галереей по всему второму этажу. В самом центре "площади" стояла старая колонка, а чуть сзади и в сторону какая-то вовсе немыслимо известная голубятня, с крыши которой маленький Миша, ещё не Япончик, гонял голубей! "Вы только представьте себе сколько ей лет - с придыханием в голосе щебетала экскурсовод - А всё такая же, как и тогда!" Как тут не умилиться, не уронить слезы? Я чувствовала себя чуть ли не предателем, что ли, от того, что мне почему-то никак не удавалось прочувствовать глубокого исторического величия данного сооружения... вот никак... Более того, прямо-таки нестерпимо хотелось сказать чего, на мой взгляд, уже давно заждался и весь этот двор, и сама голубятня - бульдозера... Не могу знать, что творилось в сердцах и умах остальных, но мне было ужасно скучно, обидно и нестерпимо хотелось домой, в Тулу... Однако приходилось смотреть на всё это убожество и явную нищету и молчать, чтобы не показаться ещё большим снобом, чем была на самом деле... И тут, как будто было мало, со второго этажа спустилась к колонке женщина и, закрепив палочкой ручку в режиме "включено", принялась полоскать какое-то тряпье (как потом оказалось, постельное бельё...) в видавшем виде корыте выпуска тридцатых годов прошлого столетия... Вода текла с каким-то даже свирепым, как мне показалось, отчаянием в подставленную под струю ёмкость, а затем покидала её в виде мыльного ручья, прокладывавшего себе дорогу куда-то за пределы дворика, явно не замечая того, что на его пути оказались совершенно неуместные здесь ноги каких-то чужаков, пасовать перед которыми он (ручей) и не хотел, и не стал... Содрогнувшись от полученных впечатлений, я поспешила покинуть данную достопримечательность, решив купить воды в ранее замеченном мною магазине, расположенном не далеко от оставленного нами автобуса. И вот тут-то и случилась та встреча, о которой было сказано ранее...

          На самом выходе из-под арки на обшарпанном и каком-то колченогом табурете сидела закутанная во всё чёрное фигура. Обернувшись на неё ещё раз, я поняла, что передо мной была очень пожилая женщина, без сомнения еврейка... И что? - может возникнуть у вас вопрос. Стоило ли заострять на ней столь пристальное внимание? Да... И я бы согласилась с любым из тех, кто спросил бы меня об этом, если бы не наткнулась на её взгляд... Колючий, злой, лишённый возраста и при этом безмерно глубоко жалеющий меня, именно меня! Попробуйте представить себе: она, прожившая явно далеко не самую простую жизнь да ещё и в таких условиях, превратившую её в беспомощную чёрную ворону, простите за бестактность сравнения, которую кто-то вывел под руки и усадил на этот убогий "трон" просто подышать воздухом, жалела меня... Жалела за то, что я была настолько слепа и черства душой, что не смогла ни понять, ни оценить той, непередаваемой обычными словами ценности именно вот этого образа жизни, именно вот этого двора самого лучшего города Земли - Одессы, её родины...

          Верите, я настолько обомлела, что в первые мгновения не могла сделать и шага - застыла перед нею то ли ожившей, то ли окаменевшей статуей, уставившись прямо в лицо, отбросив всяческие приличия... Сколько минут (часов?) продолжался этот безмолвный поединок наших с нею взглядов сказать не берусь, но вдруг, в какой-то момент я с изумлением заметила как что-то изменилось во всём её облике: она улыбалась, простив! Потому как видела, поняла, как мне захотелось встать перед нею на колени и попросить прощение... Но ничего подобного я, конечно же, не сделала, о чём теперь, спустя годы, безмерно сожалею... Нет, я тогда просто повернулась и продолжила свой путь, спрятав где-то глубоко у сердца неожиданный подарок - тепло взгляда незнакомой мне женщины, её прощение... Храню его и по сей день... Достаю всякий раз, когда вспоминаю Одессу, Молдаванку... Непостижимым образом он, этот взгляд, вместил в себя все разрозненные впечатления, удалив за ненадобностью и раздражение от непрофессиональной организации тура, и выбора маршрута, невыносимой жары и кошмарной дороги через всю тогда ещё более-менее лояльную Украину, удручающе долгого перехода границы - шесть часов...

          Возвращаясь домой, я решила для себя, что мне ещё непременно необходимо побывать в Одессе хотя бы один раз... Но... Жизнь, как всегда, вносит свои корректировки, не согласовывая их с человеческими желаниями и мечтами... Но, как говорят, ещё не вечер! Будем посмотреть!

 

© Copyright: Валентина Карпова, 2021

Регистрационный номер №0498158

от 8 сентября 2021

[Скрыть] Регистрационный номер 0498158 выдан для произведения:
          Лето 2012 года в Одессе выдалось каким-то особенно жарким. Нет, может быть, по тамошним меркам оно было вполне обычным, но мне, впервые попавшей в этот южный город, оно показалось чрезмерным и - во всём! Проходя мимо уличных термометров, которые прямо-таки издевательски часто попадались на глаза, я неизменно испуганно опускала взгляд себе под ноги или поспешно отводила в сторону - сплошное безобразие: +50 и это, по большей части, в тени раскидистых платанов, которые вполне понятно почему быстренько распрощались с собственной корой, как человек с верхней одеждой, и стояли в уверенном бесстыдстве с оголёнными торсами античных атлетов, тщетно пытаясь хоть как-то облегчить участь улиц и улочек, тупиков и переулков совсем не многоэтажной Одессы, во всяком случае тех её районов, что предоставила турфирма на наше обозрение, пригласив проследовать по маршруту с неоднозначным названием "Одесса криминальная".

          Вообще, вся эта поездка для меня лично как-то не заладилась сразу же. Соседкой в автобусе оказалась маленькая девочка лет 10-12 (мама сидела тут же, в соседнем ряду с взрослым, лет 17-18, сыном). Более отвратительного в поведении ребёнка за всю мою весьма продолжительную жизнь мне встречать не приходилось. Этот человеческий детёныш уже сейчас, в таком ещё весьма нежном возрасте, показывал то, что в недалёком будущем из него вырастет особь, от общения с которой необходимо будет предупреждать особо и заранее! Установив прямо-таки государственную границу между нашими местами (я сидела, как всегда в таких поездках, у окошка), она чётко, с изуверским наслаждением бдила, не допуская с моей стороны ни малейшего намёка на нарушение оной и, как только замечала какие-то поползновения (край моей одежды, сдвинувшись, посягнул на ею определённую суверенность пространства и т.п.) так я тут же, незамедлительно, получала в бок весьма ощутимый толчок злого костлявого кулачка! Причём проделывалось всё настолько замаскировано и стремительно, с таким равнодушным выражением "крысиного" личика, что на первых порах именно это вводило меня прямо-таки в ступор: ну, вот не ведут себя так обычные дети её возраста! Их же всегда переполняют эмоции, и совсем не важно с каким знаком они - плюс или минус! А эта дщерь вела себя прямо-таки с иезуитским спокойствием, норовя с каждым разом ткнуть меня как можно больнее, но так, чтобы со стороны это было незаметно для всех сидящих в непосредственной близости от нас, даже для её матери, которая находилась на расстоянии вытянутой руки... Я терпела несколько часов. Потом наклонилась и прошептала прямо в её ушко: "Ещё раз ткнёшь и получишь сдачи!" Икнув от неожиданности моего поступка, маленькая идиотка прищурила и без того невыразительные глазёнки в светленьких реденьких ресничках и, обдумав что-то про себя, взобралась на колени к своей мамочке. Дальше я ехала одна, занимая оба кресла. Что удивительно во всей этой неприглядной истории, так это то, что её родительница даже не попыталась выяснить причину поступка дочери! Во всяком случае, я не слышала от неё ни одного вопроса к ребёнку...

          Местом нашего временного проживания в Одессе был корпус бывшего санатория "Молдова", что в пяти минутах ходьбы от пляжа Аркадия. Экскурсовод всячески расписывала как нам исключительно повезло именно в этом! Да... Однако, оплаченный мною одноместный номер оказался совмещённым, то есть удобства не на одну мою комнату, а на две... Но это бы и ладно, если бы не ещё одно досадное недоразумение - во всём здании отключили воду вообще... Шикарно, не правда ли? За бортом +50, а нет никакой возможности просто принять элементарный душ после целого дня, проведённого под палящим солнцем... К вечеру вода текла струечкой в нить для шитья. Приходилось обходиться тем, что было, но опять повторюсь, была бы я в номере одна, но нас было двое совсем незнакомых между собой людей... Милого правила в виде дополнительного сервиса - ёмкости с питьевой водой - также не наблюдалось в наличии... Что было хорошо в комнате, так это отдельный просто роскошный балкон, позволяющий видеть то, что Одесса это не только Чёрное, но ещё и Зелёное море - город просто утопает в зелени и в цветах!

          Прямо под моим балконом росло несколько довольно-таки высоких черешен со спелыми уже ягодами! В магазине эта самая черешня стоила сколько-то (уже не помню сколько) гривен, а тут вот они ягодки-то и совершенно бесплатно! Утречком, до завтрака я брала пакетик, спускалась со своего шестого этажа и нарывала себе столько, сколько хочу - замечаний ни разу ни от кого не слышала! Возвращалась в номер и, пока соседка спит, подставляла пакет с ягодой под водную нить, помыв насколько это было возможно, помещала его в холодильник, выпуска шестидесятых годов ещё совместного с Украиной советского периода вполне счастливой жизни, чтобы по возвращении вечером насладиться замечательно холодненьким вкусом спелой черешни! Это, пожалуй, самое светлое воспоминание о днях, проведённых в Одессе!

          Море... Конечно же, как и все остальные, в первый же вечер по приезду (где-то после пяти часов) я поспешила на его берег, планируя если и не окунуться в ласкающие волны, то хотя бы зайти по колено и просто постоять, вслушиваясь в их шёпот и песню... Но и с этим был, как выражается молодёжь, полный облом: что-то случилось и ледяные донные слои каким-то образом поменялись местом с нагревшимися поверхностными, то есть море оказалось просто ошеломляюще холодным и неприветливым. Правда, находились отдельные смельчаки, которые пробовали всё-таки проплыть пусть и не за, но хотя бы до буйков. Мало кому это удавалось. Тем не менее, загорающих на белоснежных пластиковых лежаках было множество. Молодых и не очень, в купальниках и даже топлес... А чего стесняться-то? Напялила тёмные очки на пол лица и - кума королю, сваха министру... Но это я так, ворчу по-стариковски...

          Собираясь в эту поездку, собственно говоря, чего я от неё ожидала? Одесса... Пожалуй, на всём пост советском пространстве этот город, как никакой другой, манил к себе своим исключительным своеобразием, непохожестью, колоритом, что ли... Ну, кто, скажите мне, не слышал о Молдаванке, Пересыпи, Привозе, Приморском бульваре? Кого не восхищала особая какая-то франтоватая, не от мира сего, манера мыслить и излагать? Кто не слыхал и не пересказывал анекдотов об её евреях как таковых, их жизни и взглядах на всё, вмещающихся в несколько слов: "О, вам, русским, таки легче жить, нежели нам, бедным евреям! Картошки наварили, огурцов достали и сыты! Тогда как нам курочку купи, маслице купи... А это всё такие деньги, такие деньги... А где они у нас, у бедных евреев?" И действительно: где?

          Но, к сожалению, и тут меня ждало полное разочарование: так и не привелось услышать какого-то отличительного колорита в речи одесситов... Хотя я пыталась, присаживаясь в сквериках к сидящим там на лавочках явно не приезжим, но увы и ещё раз увы...

          Разочаровал и сам набор экскурсий... Вот, не моё... Так случилось, что после них не осталось в памяти никаких впечатлений, которые во множестве я привозила домой из других каких-то мест, кроме, пожалуй, того, что теперь я знаю: всю контрабанду делают таки в Одессе на Малой Арнаутской! Даже собственно бренд - Дерибасовская - как-то промелькнул на пару с Дюком Ришелье и всё... Мясоедовская, Молдаванка... Миша Япончик и иже с ним... Национальный герой местного разлива... Сомнительная, но всё-таки известность... Но вот в том дворе, где когда-то жила сестра того Миши, содержавшая воровскую "малину", состоялась весьма знаковая встреча, которая полностью перевернула мне если и не душу, то впечатления и осознание от увиденного во всяком случае! Да так ощутимо и мощно, что мне захотелось тут же, немедленно принести свои извинения как самому городу, так и его жителям! Но обо всём по порядку...

          Молдаванка... Улица, по обе стороны шоссе ряды невысоких домов в два-три этажа с облупившимися в общей массе фасадами, с арками проходов во внутренние дворики через почти равные промежутки... Под одну из таких арок нам было предложено  пройти, предварив перед этим десятиминутной лекцией на тему что можно и чего ни в коем случае, чтобы не нарушить покоя проживающих там... Что же мы(я) увидели? А вот представьте себе (или вспомните по кадрам нашумевшего фильма "Ликвидация", отдельные эпизоды которого снимались именно здесь, что, опять же, нарочито восторженно выделялось в сопровождающей речи экскурсовода) квадратное пространство между двух ярусными "скворечниками" по трём сторонам оного со множеством окошек и общим балконом-галереей по всему второму этажу. В самом центре "площади" стояла старая колонка, а чуть сзади и в сторону какая-то вовсе немыслимо известная голубятня, с крыши которой маленький Миша, ещё не Япончик, гонял голубей! "Вы только представьте себе сколько ей лет - с придыханием в голосе щебетала экскурсовод - А всё такая же, как и тогда!" Как тут не умилиться, не уронить слезы? Я чувствовала себя чуть ли не предателем, что ли, от того, что мне почему-то никак не удавалось прочувствовать глубокого исторического величия данного сооружения... вот никак... Более того, прямо-таки нестерпимо хотелось сказать чего, на мой взгляд, уже давно заждался и весь этот двор, и сама голубятня - бульдозера... Не могу знать, что творилось в сердцах и умах остальных, но мне было ужасно скучно, обидно и нестерпимо хотелось домой, в Тулу... Однако приходилось смотреть на всё это убожество и явную нищету и молчать, чтобы не показаться ещё большим снобом, чем была на самом деле... И тут, как будто было мало, со второго этажа спустилась к колонке женщина и, закрепив палочкой ручку в режиме "включено", принялась полоскать какое-то тряпье (как потом оказалось, постельное бельё...) в видавшем виде корыте выпуска тридцатых годов прошлого столетия... Вода текла с каким-то даже свирепым, как мне показалось, отчаянием в подставленную под струю ёмкость, а затем покидала её в виде мыльного ручья, прокладывавшего себе дорогу куда-то за пределы дворика, явно не замечая того, что на его пути оказались совершенно неуместные здесь ноги каких-то чужаков, пасовать перед которыми он (ручей) и не хотел, и не стал... Содрогнувшись от полученных впечатлений, я поспешила покинуть данную достопримечательность, решив купить воды в ранее замеченном мною магазине, расположенном не далеко от оставленного нами автобуса. И вот тут-то и случилась та встреча, о которой было сказано ранее...

          На самом выходе из-под арки на обшарпанном и каком-то колченогом табурете сидела закутанная во всё чёрное фигура. Обернувшись на неё ещё раз, я поняла, что передо мной была очень пожилая женщина, без сомнения еврейка... И что? - может возникнуть у вас вопрос. Стоило ли заострять на ней столь пристальное внимание? Да... И я бы согласилась с любым из тех, кто спросил бы меня об этом, если бы не наткнулась на её взгляд... Колючий, злой, лишённый возраста и при этом безмерно глубоко жалеющий меня, именно меня! Попробуйте представить себе: она, прожившая явно далеко не самую простую жизнь да ещё и в таких условиях, превратившую её в беспомощную чёрную ворону, простите за бестактность сравнения, которую кто-то вывел под руки и усадил на этот убогий "трон" просто подышать воздухом, жалела меня... Жалела за то, что я была настолько слепа и черства душой, что не смогла ни понять, ни оценить той, непередаваемой обычными словами ценности именно вот этого образа жизни, именно вот этого двора самого лучшего города Земли - Одессы, её родины...

          Верите, я настолько обомлела, что в первые мгновения не могла сделать и шага - застыла перед нею то ли ожившей, то ли окаменевшей статуей, уставившись прямо в лицо, отбросив всяческие приличия... Сколько минут (часов?) продолжался этот безмолвный поединок наших с нею взглядов сказать не берусь, но вдруг, в какой-то момент я с изумлением заметила как что-то изменилось во всём её облике: она улыбалась, простив! Потому как видела, поняла, как мне захотелось встать перед нею на колени и попросить прощение... Но ничего подобного я, конечно же, не сделала, о чём теперь, спустя годы, безмерно сожалею... Нет, я тогда просто повернулась и продолжила свой путь, спрятав где-то глубоко у сердца неожиданный подарок - тепло взгляда незнакомой мне женщины, её прощение... Храню его и по сей день... Достаю всякий раз, когда вспоминаю Одессу, Молдаванку... Непостижимым образом он, этот взгляд, вместил в себя все разрозненные впечатления, удалив за ненадобностью и раздражение от непрофессиональной организации тура, и выбора маршрута, невыносимой жары и кошмарной дороги через всю тогда ещё более-менее лояльную Украину, удручающе долгого перехода границы - шесть часов...

          Возвращаясь домой, я решила для себя, что мне ещё непременно необходимо побывать в Одессе хотя бы один раз... Но... Жизнь, как всегда, вносит свои корректировки, не согласовывая их с человеческими желаниями и мечтами... Но, как говорят, ещё не вечер! Будем посмотреть!

 
 
Рейтинг: +1 57 просмотров
Комментарии (2)
Михаил Забродин # 15 сентября 2021 в 19:43 +1
buket-podsnezhnikov

Понравилось, Одесса супер город, красив! Люди там разные, как в любом из городов.
Валентина Карпова # 15 сентября 2021 в 20:42 0
Безусловно! Люди есть люди... А Одесса... Что сказать? Там, безусловно, нужно бы побывать ещё раз, а то и больше... но, увы, пока это невозможно...
Спасибо за отклик! Красивой осени!