На Троицу.

4 июня 2014 - Людмила Ойкина
article218877.jpg
 
Из всех деревенских праздников в детстве, я больше всех любила Троицу, один из весенне-летних праздников, наступающий на пятидесятый день после Пасхи. Обычно, он приходился на начало июня и символизировал пробуждение природы.

 В нашей деревне этот праздник  считался престольным, а это означало, что все родные  в этот день обязательно ходили, друг к другу в гости.
Мужики с раннего утра шли в лес за ветками молодых берез, чтобы украсить ими окна домов. Женщины обязательно пекли пироги с различной начинкой.
Как сейчас помню, что мама в этот день пекла свой коронный пирог с карамельными подушечками.

Подростки шли в луга за молодой травой, чтобы расстелить ее тонким слоем на крыльце и в сенях, и зазвать к себе праздник.
 
После обедни в деревне у всех начинались застолья.

За праздничным столом собиралась вся наша большая родня: приходили замужние сестры с мужьями из соседнего села, дедушка с бабушкой, дядя Паша с тетей Еленой, тетя Груня.

Во время застолья пели наши любимые семейные песни. Запевалой, как всегда был дядя
Паша – брат отца. Все песни были согреты, какими-то особенными доверительными семейными интонациями, теплым вниманием друг к другу. Вместе с взрослыми пели и дети.

Ближе к вечеру, все жители деревни:  и малые, и старые, выходили  играть на большую поляну, около нашей школы, в разные игры. 
 
До сих пор помню, как играли в «Горелки».
Выбирали «горящего». Все остальные вставали парами друг за другом, поднимали руки, как будто образовывали «ворота». Последние пары шли по очереди в эти «ворота», под песню:
Гори, гори ясно,
Чтобы не угасло!
Делай дело,
Глянь на небо –
Облака плывут,
Журавли зовут:
Курлы-си, курлы-си,
 Полетим-ка  по Руси!
 
Как только песня заканчивалась, пара, оказавшаяся впереди, разбегалась в разные стороны, а «горящий» догонял одного из них. Кого поймают, тот и  становился новым «горящим». 
Все умирали со смеху друг над другом,  и было это, совершенно беззлобно.
Играли и в другие игры: «Селезень и утка», « Жабка» и, конечно, же, в лапту.

Молодежь потихоньку, ближе к ночи, уходила в луга, подростки, тоже увязывались за ними.  Там мы плели из полевых цветов друг дружке красивые венки.
 
Надев на головы венки, все шли за околицу села, где украшали яркими ленточками, какую-нибудь молоденькую березку.

Я каждый год вешала на березку желтую ленточку, загадывая при этом, одно и то же желание, чтобы меня с гулянья проводил соседский мальчишка Коля. Только этого не случилось ни разу.  Он провожал домой всегда мою подружку Зойку, а за мной до самого дома по пятам шел Борька, не говоря мне ни слова.

Теперь мы с ним об этом вспоминаем с умилением. Борька, все-таки, добился своего, я стала его женой. Он и желание, там, у березы, как потом мне признался, об этом загадывал.

А какие, мы песни пели!  Жаль, что в моей памяти, с тех пор, осталась, только одна из них:
Пошли девушки в лес гулять,
Пошли красные березку завивать.
Завивайся, березонька, ладненькая,
Завивайся, зеленая, кудрявая!
Вью-вью, ай-лелю,
Березоньку позавью.
 
Все остальные, как-то, со временем позабылись.

В деревню мы возвращались, только поздней ночью, а там стояло еще безудержное веселье:  где-то играла  гармошка, под которую  пели русские народные песни, а где-то шла пляска!

… Ушло все это, куда-то. Нет больше в наших деревнях, такого веселья.  По-другому теперь отмечают праздники, в основном, сидя, у телевизора.

А жаль, сколько красоты было в обычаях наших предков, которые завещали нам это все сохранить. А мы не сохранили!

© Copyright: Людмила Ойкина, 2014

Регистрационный номер №0218877

от 4 июня 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0218877 выдан для произведения:
 
Из всех деревенских праздников в детстве, я больше всех любила Троицу, один из весенне-летних праздников, наступающий на пятидесятый день после Пасхи. Обычно, он приходился на начало июня и символизировал пробуждение природы.

 В нашей деревне этот праздник  считался престольным, а это означало, что все родные  в этот день обязательно ходили, друг к другу в гости.
Мужики с раннего утра шли в лес за ветками молодых берез, чтобы украсить ими окна домов. Женщины обязательно пекли пироги с различной начинкой.
Как сейчас помню, что мама в этот день пекла свой коронный пирог с карамельными подушечками.

Подростки шли в луга за молодой травой, чтобы расстелить ее тонким слоем на крыльце и в сенях, и зазвать к себе праздник.
 
После обедни в деревне у всех начинались застолья.

За праздничным столом собиралась вся наша большая родня: приходили замужние сестры с мужьями из соседнего села, дедушка с бабушкой, дядя Паша с тетей Еленой, тетя Груня.

Во время застолья пели наши любимые семейные песни. Запевалой, как всегда был дядя
Паша – брат отца. Все песни были согреты, какими-то особенными доверительными семейными интонациями, теплым вниманием друг к другу. Вместе с взрослыми пели и дети.

Ближе к вечеру, все жители деревни:  и малые, и старые, выходили  играть на большую поляну, около нашей школы, в разные игры. 
 
До сих пор помню, как играли в «Горелки».
Выбирали «горящего». Все остальные вставали парами друг за другом, поднимали руки, как будто образовывали «ворота». Последние пары шли по очереди в эти «ворота», под песню:
Гори, гори ясно,
Чтобы не угасло!
Делай дело,
Глянь на небо –
Облака плывут,
Журавли зовут:
Курлы-си, курлы-си,
 Полетим-ка  по Руси!
 
Как только песня заканчивалась, пара, оказавшаяся впереди, разбегалась в разные стороны, а «горящий» догонял одного из них. Кого поймают, тот и  становился новым «горящим». 
Все умирали со смеху друг над другом,  и было это, совершенно беззлобно.
Играли и в другие игры: «Селезень и утка», « Жабка» и, конечно, же, в лапту.

Молодежь потихоньку, ближе к ночи, уходила в луга, подростки, тоже увязывались за ними.  Там мы плели из полевых цветов друг дружке красивые венки.
 
Надев на головы венки, все шли за околицу села, где украшали яркими ленточками, какую-нибудь молоденькую березку.

Я каждый год вешала на березку желтую ленточку, загадывая при этом, одно и то же желание, чтобы меня с гулянья проводил соседский мальчишка Коля. Только этого не случилось ни разу.  Он провожал домой всегда мою подружку Зойку, а за мной до самого дома по пятам шел Борька, не говоря мне ни слова.

Теперь мы с ним об этом вспоминаем с умилением. Борька, все-таки, добился своего, я стала его женой. Он и желание, там, у березы, как потом мне признался, об этом загадывал.

А какие, мы песни пели!  Жаль, что в моей памяти, с тех пор, осталась, только одна из них:
Пошли девушки в лес гулять,
Пошли красные березку завивать.
Завивайся, березонька, ладненькая,
Завивайся, зеленая, кудрявая!
Вью-вью, ай-лелю,
Березоньку позавью.
 
Все остальные, как-то, со временем позабылись.

В деревню мы возвращались, только поздней ночью, а там стояло еще безудержное веселье:  где-то играла  гармошка, под которую  пели русские народные песни, а где-то шла пляска!

… Ушло все это, куда-то. Нет больше в наших деревнях, такого веселья.  По-другому теперь отмечают праздники, в основном, сидя, у телевизора.

А жаль, сколько красоты было в обычаях наших предков, которые завещали нам это все сохранить. А мы не сохранили!
Рейтинг: +3 251 просмотр
Комментарии (6)
mozarella (Элина Маркова) # 19 июня 2014 в 20:26 +1
Людмила, прочла с интересом. И правда жаль, что уходят старые народные обычаи, гуляния. А мы все потихоньку уходим в Интернет... Приятно, что память хранит воспоминания. Спасибо, что поделились!
Людмила Ойкина # 21 июня 2014 в 22:58 0
Жаль, но время все поменяло.
Ольга Кельчина # 29 июля 2014 в 17:34 +1
С таким интересом прочитала. Спасибо тебе!
Людмила Ойкина # 5 августа 2014 в 15:35 0
Так все и было!
Ольга Боровикова # 20 марта 2015 в 20:10 +1
Светло о прошлом, трогательно!!! Немного жаль, что уходят наши обычаи и традиции: тепм жизни другой да и сами))
Людмила Ойкина # 21 марта 2015 в 17:39 0
Да и мы стали другими.

 

Популярная проза за месяц
158
В плену у моря... 28 августа 2017 (Анна Гирик)
137
129
109
107
Синее море 25 августа 2017 (Тая Кузмина)
104
103
Ловец жемчуга 28 августа 2017 (Тая Кузмина)
99
98
91
89
88
86
86
85
78
78
77
76
74
72
72
ПРИНЦ 29 августа 2017 (Елена Бурханова)
72
71
71
Песочный замок 6 сентября 2017 (Аида Бекеш)
65
65
65
64
63