ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Под вздохи старого бора.

 

Под вздохи старого бора.

24 декабря 2014 - Людмила Ойкина
article261283.jpg

 
Вечеринка студентов- пятикурсников на 31 декабря неожиданно распалась, и чтобы не встречать Новый Год в опустевшем общежитии,  Аня решила съездить в гости к подруге, с которой познакомилась в этом году на выставке молодого пензенского художника в Саратове.
Вечером она была уже у Кати, в небольшой саратовской деревне.
- Новый год будем встречать у моего брата. Здесь недалеко, и на лыжах заодно покатаемся, - весело сказала ей подружка.
Дорога вела через лес, который быстро закончился. Совершенно неожиданно засветилась опушка леса, и показался небольшой дачный поселок, окруженный со всех сторон, украшенными снежной бахромой, молоденькими елочками.
- Я словно в сказку попала! – воскликнула Аня.
- Да ты и впрямь попала в нее. Поселок так и называется »Лесная сказка», - улыбнулась, разрумянившаяся от быстрой езды и легкого морозца, Катя.
Дачный домик Катиного брата стоял на самом краю поселка. По всему было видно, что он построен совершенно недавно: от него еще пахло смолой и свежевыструганными досками.
Уже стало темнеть, когда девушки поднялись по его  высокому крыльцу и открыли дверь. 
Подружки сразу же растопили печь, и вскоре все пространство комнаты заполнилось ласковым теплом и пропиталось вкусными запахами новогоднего ужина.
На улице неожиданно разгулялась вьюга.  Низко наклонились ели,  в холодные окна яркими мотыльками бились снежинки. Ветер безжалостно стучал в ставни, словно жалуясь девушкам на свою одинокую судьбу.
Вдруг зазвонил телефон.
- Алло, Катя! Елку в домике не ставь,у меня для тебя сюрприз начинающего молодого перспективного конструктора. Буду около одиннадцати, вместе с другом, - весело сказал ей брат. 
Было одиннадцать ночи. Девушки в ожидании молодых людей накрыли стол. Однако брат не приехал, а только прислал сообщение: «Прости, прождал Алексея и опоздал на последнюю электричку. Буду ранним утром с первой. Не скучай».
Старый год подружки вышли провожать на улицу. Вьюга закончилась, так же неожиданно, как и началась.
Поселок светился разноцветными огнями окон, а дорога вдоль него, теперь была укрыта пушистым мягким покрывалом в мельчайших ярко-блестящих звездочках; и от всего этого, на душе у Ани было светло и радостно, словно в преддверии, чего-то нового и светлого.
Потом  девушки вдвоем встречали Новый год, хохоча, неумело открыли  шампанское, загадали свои тайные желания.
Спать легли уже поутру. Катя заснула быстро, а Ане не спалось.
За окошком опять расшумелся старый бор. Сначала шум был ровный, протяжный, как ее любимая песня, потом, какой-то веселый, радостный.
Она вспомнила о своей первой детской любви, с которой были связаны: и старый, такой же, как здесь, дремучий бор, и высокие стройные красавицы сосны, с красными, могучими стволами.
В то лето она отдыхала во всероссийском молодежном лагере «Зеленый бор», находящемся в сосновом лесу.
Рядом с лагерем был большой, некошеный луг, где росло много полевых цветов. А за лугом – пруд. Там все лето росла яркая камышовая зелень вперемешку с белыми облаками цветущего дягиля, распространяющего вокруг себя неповторимый лесной аромат. На середине пруда росли желтые кувшинки и белые водяные лилии, за которыми ежедневно плавали лагерные мальчишки, чтобы подарить их понравившейся девочке.
Ане нравился высокий, спокойный юноша из старшей группы, которого  все, почему-то звали коротким именем Ник. Он не умел плавать, и лилии ей всегда дарил Яша, получивший, метко придуманное кем-то, прозвище Двуликий Янус.
Зато вечерами Ник приносил ей нехитрый букет из простеньких луговых цветов – анютиных глазок и звездчатки, искусно обложенный кустами ярко-красных ягод земляники.  Любуясь скромными маленькими цветочками, она вдыхала приятный аромат и испытывала совершенно непонятное ей эмоциональное состояние: ожидание необъяснимой радости.
Все это вспомнилось ей в предутренней тишине Нового года под смутные нескончаемые вздохи старого бора, которые вскоре укачали ее, подарив сладкий сон.
Анюте снились, почему-то лагерные домики, пропахшие сосновой смолой и старыми сосновыми иглами, которыми всегда была усыпана вся почва; яркие папоротники, пышно раскинувшиеся причудливой бахромой; беседка, где молодежь любила сидеть вечерами, после танцев.  Она, как наяву, увидела и высокие травы, тянущиеся в вечерней тихой истоме к их любимой лагерной беседке, и самого Ника, осторожно обнимающего ее за плечи.    
Сколько раз она вспоминала эту беседку!    
Проснулась она, когда уже стало светлеть. По вершинам деревьев гулял сильный ветер, и ей показалось, что сосны тревожным шепотом разговаривают между собой, как бы желая ее о чем-то предупредить. Потом затрещала сорока-вещунья, заскрипел снег под чьими-то, осторожными шагами.
Под впечатлением сна, ей в который раз вспомнился последний день лагерной смены.
Она готовилась к прощальному костру, как неожиданно приехали ее родители. Отца  переводили по службе в Москву, и надо было срочно ехать. Ника на территории  лагеря не было, и услужливый Двуликий Янус дал ей его адрес.   
Аня написала из Москвы Нику три письма, но все ее письма возвращались с пометкой: адресат по этому адресу не проживает.
… Аня подошла к окну.
Над горизонтом поднималось тускло-багровое солнце. На припудренной утренним инеем молодой красавице-елочке, растущей прямо перед окном, были кем-то развешаны разноцветные игрушки и электрическая гирлянда. Средь зеленой мишуры елочного наряда спектральным блеском ярко вспыхивали меж собой синие анютины глазки, желто-белые звездчатки и маленькие красные землянички, сплетенные ярко-зелеными тройчатыми листьями.
Все увиденное ею, слилось в короткое слово - Ник. Бешено колотилось сердце. Быстро надев шубку, она выбежала на улицу.
Около густой лапы елки стоял стройный юноша. На несколько секунд вдруг восстановилась абсолютная тишина, нарушенная, той самой полузабытой мелодией, под которую они, так любили танцевать с Николаем на дискотеках: та-та-тата,  та-тата, тата, тата, тата, тата…
- Ты? – Николай шагнул к Анюте.
Как ты меня нашла?
В ее глазах серебряным блеском радости мгновенно отразились все краски гирлянды, сделанной, словно специально для нее, Ником, вся ее нежность и любовь.
За считанные минуты вереницей пронеслись между ними счастливые воспоминания об их первой, незабываемой любви и, казалось, уже невозможно было разомкнуть встретившиеся их руки и оторваться от сияющих радостных глаз.
… Катя проснулась от звуков любимой мелодии брата.
Она подошла к окну и вдруг неожиданно для себя увидела Аню и Николая, танцующих около елки.
… Старый бор задумчиво качал головой, словно одобряя все увиденное им с высоты чистого неба первого дня Нового года, вздыхая о чем-то своем, сокровенном. 
 

© Copyright: Людмила Ойкина, 2014

Регистрационный номер №0261283

от 24 декабря 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0261283 выдан для произведения:
 
Вечеринка студентов- пятикурсников на 31 декабря неожиданно распалась, и чтобы не встречать Новый Год в опустевшем общежитии,  Аня решила съездить в гости к подруге, с которой познакомилась в этом году на выставке молодого пензенского художника в Саратове.
Вечером она была уже у Кати, в небольшой саратовской деревне.
- Новый год будем встречать у моего брата. Здесь недалеко, и на лыжах заодно покатаемся, - весело сказала ей подружка.
Дорога вела через лес, который быстро закончился. Совершенно неожиданно засветилась опушка леса, и показался небольшой дачный поселок, окруженный со всех сторон, украшенными снежной бахромой, молоденькими елочками.
- Я словно в сказку попала! – воскликнула Аня.
- Да ты и впрямь попала в нее. Поселок так и называется »Лесная сказка», - улыбнулась, разрумянившаяся от быстрой езды и легкого морозца, Катя.
Дачный домик Катиного брата стоял на самом краю поселка. По всему было видно, что он построен совершенно недавно: от него еще пахло смолой и свежевыструганными досками.
Уже стало темнеть, когда девушки поднялись по его  высокому крыльцу и открыли дверь. 
Подружки сразу же растопили печь, и вскоре все пространство комнаты заполнилось ласковым теплом и пропиталось вкусными запахами новогоднего ужина.
На улице неожиданно разгулялась вьюга.  Низко наклонились ели,  в холодные окна яркими мотыльками бились снежинки. Ветер безжалостно стучал в ставни, словно жалуясь девушкам на свою одинокую судьбу.
Вдруг зазвонил телефон.
- Алло, Катя! Елку в домике не ставь,у меня для тебя сюрприз начинающего молодого перспективного конструктора. Буду около одиннадцати, вместе с другом, - весело сказал ей брат. 
Было одиннадцать ночи. Девушки в ожидании молодых людей накрыли стол. Однако брат не приехал, а только прислал сообщение: «Прости, прождал Алексея и опоздал на последнюю электричку. Буду ранним утром с первой. Не скучай».
Старый год подружки вышли провожать на улицу. Вьюга закончилась, так же неожиданно, как и началась.
Поселок светился разноцветными огнями окон, а дорога вдоль него, теперь была укрыта пушистым мягким покрывалом в мельчайших ярко-блестящих звездочках; и от всего этого, на душе у Ани было светло и радостно, словно в преддверии, чего-то нового и светлого.
Потом  девушки вдвоем встречали Новый год, хохоча, неумело открыли  шампанское, загадали свои тайные желания.
Спать легли уже поутру. Катя заснула быстро, а Ане не спалось.
За окошком опять расшумелся старый бор. Сначала шум был ровный, протяжный, как ее любимая песня, потом, какой-то веселый, радостный.
Она вспомнила о своей первой детской любви, с которой были связаны: и старый, такой же, как здесь, дремучий бор, и высокие стройные красавицы сосны, с красными, могучими стволами.
В то лето она отдыхала во всероссийском молодежном лагере «Зеленый бор», находящемся в сосновом лесу.
Рядом с лагерем был большой, некошеный луг, где росло много полевых цветов. А за лугом – пруд. Там все лето росла яркая камышовая зелень вперемешку с белыми облаками цветущего дягиля, распространяющего вокруг себя неповторимый лесной аромат. На середине пруда росли желтые кувшинки и белые водяные лилии, за которыми ежедневно плавали лагерные мальчишки, чтобы подарить их понравившейся девочке.
Ане нравился высокий, спокойный юноша из старшей группы, которого  все, почему-то звали коротким именем Ник. Он не умел плавать, и лилии ей всегда дарил Яша, получивший, метко придуманное кем-то, прозвище Двуликий Янус.
Зато вечерами Ник приносил ей нехитрый букет из простеньких луговых цветов – анютиных глазок и звездчатки, искусно обложенный кустами ярко-красных ягод земляники.  Любуясь скромными маленькими цветочками, она вдыхала приятный аромат и испытывала совершенно непонятное ей эмоциональное состояние: ожидание необъяснимой радости.
Все это вспомнилось ей в предутренней тишине Нового года под смутные нескончаемые вздохи старого бора, которые вскоре укачали ее, подарив сладкий сон.
Анюте снились, почему-то лагерные домики, пропахшие сосновой смолой и старыми сосновыми иглами, которыми всегда была усыпана вся почва; яркие папоротники, пышно раскинувшиеся причудливой бахромой; беседка, где молодежь любила сидеть вечерами, после танцев.  Она, как наяву, увидела и высокие травы, тянущиеся в вечерней тихой истоме к их любимой лагерной беседке, и самого Ника, осторожно обнимающего ее за плечи.    
Сколько раз она вспоминала эту беседку!    
Проснулась она, когда уже стало светлеть. По вершинам деревьев гулял сильный ветер, и ей показалось, что сосны тревожным шепотом разговаривают между собой, как бы желая ее о чем-то предупредить. Потом затрещала сорока-вещунья, заскрипел снег под чьими-то, осторожными шагами.
Под впечатлением сна, ей в который раз вспомнился последний день лагерной смены.
Она готовилась к прощальному костру, как неожиданно приехали ее родители. Отца  переводили по службе в Москву, и надо было срочно ехать. Ника на территории  лагеря не было, и услужливый Двуликий Янус дал ей его адрес.   
Аня написала из Москвы Нику три письма, но все ее письма возвращались с пометкой: адресат по этому адресу не проживает.
… Аня подошла к окну.
Над горизонтом поднималось тускло-багровое солнце. На припудренной утренним инеем молодой красавице-елочке, растущей прямо перед окном, были кем-то развешаны разноцветные игрушки и электрическая гирлянда. Средь зеленой мишуры елочного наряда спектральным блеском ярко вспыхивали меж собой синие анютины глазки, желто-белые звездчатки и маленькие красные землянички, сплетенные ярко-зелеными тройчатыми листьями.
Все увиденное ею, слилось в короткое слово - Ник. Бешено колотилось сердце. Быстро надев шубку, она выбежала на улицу.
Около густой лапы елки стоял стройный юноша. На несколько секунд вдруг восстановилась абсолютная тишина, нарушенная, той самой полузабытой мелодией, под которую они, так любили танцевать с Николаем на дискотеках: та-та-тата,  та-тата, тата, тата, тата, тата…
- Ты? – Николай шагнул к Анюте.
Как ты меня нашла?
В ее глазах серебряным блеском радости мгновенно отразились все краски гирлянды, сделанной, словно специально для нее, Ником, вся ее нежность и любовь.
За считанные минуты вереницей пронеслись между ними счастливые воспоминания об их первой, незабываемой любви и, казалось, уже невозможно было разомкнуть встретившиеся их руки и оторваться от сияющих радостных глаз.
… Катя проснулась от звуков любимой мелодии брата.
Она подошла к окну и вдруг неожиданно для себя увидела Аню и Николая, танцующих около елки.
… Старый бор задумчиво качал головой, словно одобряя все увиденное им с высоты чистого неба первого дня Нового года, вздыхая о чем-то своем, сокровенном. 
 
Рейтинг: +4 195 просмотров
Комментарии (6)
Елка Елочка # 25 декабря 2014 в 07:20 +1
Людмила Ойкина # 25 декабря 2014 в 14:49 0
Спасибо за прочтение!
Галина Соловьева # 26 декабря 2014 в 19:19 0
Очень трогательное, благодарю)
Людмила Ойкина # 26 декабря 2014 в 20:49 0
Рада, что рассказ Вам понравился.
Людмила Алексеева # 20 января 2015 в 16:17 0
8ed46eaeebfbdaa9807323e5c8b8e6d9
Людмила Ойкина # 20 января 2015 в 19:43 0
Спасибо!