ГлавнаяПрозаМалые формыМиниатюры → Мои тараканы

 

Мои тараканы

24 ноября 2012 - Валерий Тищенко
article95874.jpg

        За моей спиной холодильник «Полюс».
Это наследство прабабушки. Его вполне можно назвать прадедушкой отечественных холодильников. Слева также холодильник, «хрущёвский». Рядом у батареи греется гитара.              Ей это вредно, но мне, компьютеру и гитаре другого места в квартире нет.

         Ещё со мной соседствуют три цветка. Их место на прилепленных к стене полках. Они необычайно пышны, красивы и носят незнакомое мне название. Цветы молча наблюдают за моими творческими муками, безропотно слушают как я «каркаю» свои песни и, что особенно заметно ночью, покачивают стеблями  и шевелят листьями  даже от моего дыхания.
         Я точно знаю, что они живы и они мои друзья.

         У нас две кошки. Одна сеет по всей квартире какашки и вечно чешется. Другая почти лысая, маленькая как котенок, но никто не знает её возраст. Лет 15 назад дочь принесла её с улицы, и с тех пор она вечно просит кота. Я думаю, что лохматая умрёт от запора, а мелкая от любви к недоступному ей котяре.
          А я умру, если мне некого будет гладить.

          Ещё с нами почему-то живёт маленькая соседская девочка. Я не спрашивал почему. Девочка хорошая, но когда покушает, забывает сказать спасибо. А когда я однажды спросил её: «Ты будешь кормить меня, когда я стану стареньким?» она мне с улыбкой ответила: «Ещё чего? У меня свои мама с папой есть…» 
          Я пошёл и написал грустный стих.
   
          Ещё у нас в квартире есть женщина, с которой я как бы живу. Она хорошо
готовит магазинные пельмени. Придя с работы поздно вечером, я их кушаю,
а потом плохо сплю. Болит животик, и пукать хочется.
          Её любимое ежедневное словосочетание: « Ой, я сегодня никакая!», но
человек она хороший.

           Иногда из комнаты выходит молодой мужчина в плавках, и я узнаю в нём
мужа моей дочери. Вижу я их редко, потому что когда ухожу работать, они спят, а, приходя, я их опять не вижу, потому что они уже спят. Очень здоровый сон.
          Зять любит ходить по квартире в плавках. Если бы было можно, он ходил бы в них круглый год по улице, в техникум, в кино и в зоопарк. А в самых красивых, с пуговкой, на пляж, где им собственно и место.
           Когда он полуголый открывает двери, гости наверняка думают: «Фу, как это некультурно!».
           Я думаю так же, но вслух не говорю. Обидится.

           Недавно мне подарили в день рождения принтер. Через день он гармонично примостился рядом с их компьютером. Когда я робко попросил напечатать мне листик, дочь сморщилась: «Не сейчас! Видишь, я играю!» На следующий день та же картина.   Тогда я сгрёб свой подарок и унёс в знакомый угол на кухне.
            Теперь я вижу и слышу их ещё реже. Обиделись.

            А вот в день рождения зятя они попросили нас с женой уйти переночевать к моей тёще. «Мы хотим отметить этот день своим, близким кругом».
            На следующий день вечером я ел вчерашний салат. О дурно пах, как и вся эта история...
          
            Наша квартира напоминает мне лазарет. Сопливые платки лежат в самых неожиданных местах. Мази, лекарства и витамины везде. Мне кажется, что их у нас гораздо больше, чем еды в рабочей столовке. Не знаю для здоровья они или от здоровья, но не было ни одного дня,  что бы кто-то рядом не стонал. У молодых как у старых деревьев скрипят ветки и, как у подержанных авто течёт масло. У меня тоже, глядя на это, болит душа.
            А посреди квартиры уже 4 года стоит новенький велотренажёр. Редкая задница за это время грела его седло. А все просили купить. Купил. Удобная штука! Чего только не висит и не лежит на нём: сумки, ремни, штаны. На седле различные коробки. Хорошая вещь. Рекомендую.

             Моя семья считает, что все Поэты идиоты.  Музыканты тоже. Что всё это
отвлекает от реальной жизни. С последним утверждением я, пожалуй, соглашусь.
             На первое отвечу: «Сами дураки!»
      
              Мои песни в семье слушают только холодильники, цветы и толстая кошка.             Когда Мураня была котёнком, она садилась прямо около самых магнитофонных колонок, гремела музыка, а я умилялся: « Какая же она у нас  меломанка!»
              Позже выяснилось, что наша меломанка совершенно глуха.

             Я постоянно рискую умереть от удивления. Например, если увижу, как моя дочь моет посуду, или, не дай Бог, зять откроет мне двери не в плавках, а в брюках. Я умру от смеха, если кто-то из них попросит у меня послушать диск с моими песнями, или увижу в руках у жены книгу с моими стихами. Я упаду сразу же, если, придя с работы, увижу на столе горячую солянку, а стоящая рядом бутылка пива точно доконает меня совсем.
       
             Иногда я, конечно, прихожу домой не трезвый. Не часто, но семья этого всё равно не любит. Всем известна расхожая фраза «Что у трезвого на уме, то у пьяного на языке».
             Нетрезвый я читаю стихи тем, кому они нравятся – друзьям, кондукторам в автобусе, продавщицам, таким же, как я нетрезвым незнакомым людям, они называют меня Народным Поэтом, потом звоню и читаю друзьям в другие города, а, приходя, домой я никому ничего не читаю, а ложусь спать.
       
               Говорят, в каждой семье свои тараканы. Я люблю своих тараканов.
               Особенно кошек.

© Copyright: Валерий Тищенко, 2012

Регистрационный номер №0095874

от 24 ноября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0095874 выдан для произведения:

        За моей спиной холодильник «Полюс».
Это наследство прабабушки. Его вполне можно назвать прадедушкой отечественных холодильников. Слева также холодильник, «хрущёвский». Рядом у батареи греется гитара.              Ей это вредно, но мне, компьютеру и гитаре другого места в квартире нет.

         Ещё со мной соседствуют три цветка. Их место на прилепленных к стене полках. Они необычайно пышны, красивы и носят незнакомое мне название. Цветы молча наблюдают за моими творческими муками, безропотно слушают как я «каркаю» свои песни и, что особенно заметно ночью, покачивают стеблями  и шевелят листьями  даже от моего дыхания.
         Я точно знаю, что они живы и они мои друзья.

         У нас две кошки. Одна сеет по всей квартире какашки и вечно чешется. Другая почти лысая, маленькая как котенок, но никто не знает её возраст. Лет 15 назад дочь принесла её с улицы, и с тех пор она вечно просит кота. Я думаю, что лохматая умрёт от запора, а мелкая от любви к недоступному ей котяре.
          А я умру, если мне некого будет гладить.

          Ещё с нами почему-то живёт маленькая соседская девочка. Я не спрашивал почему. Девочка хорошая, но когда покушает, забывает сказать спасибо. А когда я однажды спросил её: «Ты будешь кормить меня, когда я стану стареньким?» она мне с улыбкой ответила: «Ещё чего? У меня свои мама с папой есть…» 
          Я пошёл и написал грустный стих.
   
          Ещё у нас в квартире есть женщина, с которой я как бы живу. Она хорошо
готовит магазинные пельмени. Придя с работы поздно вечером, я их кушаю,
а потом плохо сплю. Болит животик, и пукать хочется.
          Её любимое ежедневное словосочетание: « Ой, я сегодня никакая!», но
человек она хороший.

           Иногда из комнаты выходит молодой мужчина в плавках, и я узнаю в нём
мужа моей дочери. Вижу я их редко, потому что когда ухожу работать, они спят, а, приходя, я их опять не вижу, потому что они уже спят. Очень здоровый сон.
          Зять любит ходить по квартире в плавках. Если бы было можно, он ходил бы в них круглый год по улице, в техникум, в кино и в зоопарк. А в самых красивых, с пуговкой, на пляж, где им собственно и место.
           Когда он полуголый открывает двери, гости наверняка думают: «Фу, как это некультурно!».
           Я думаю так же, но вслух не говорю. Обидится.

           Недавно мне подарили в день рождения принтер. Через день он гармонично примостился рядом с их компьютером. Когда я робко попросил напечатать мне листик, дочь сморщилась: «Не сейчас! Видишь, я играю!» На следующий день та же картина.   Тогда я сгрёб свой подарок и унёс в знакомый угол на кухне.
            Теперь я вижу и слышу их ещё реже. Обиделись.

            А вот в день рождения зятя они попросили нас с женой уйти переночевать к моей тёще. «Мы хотим отметить этот день своим, близким кругом».
            На следующий день вечером я ел вчерашний салат. О дурно пах, как и вся эта история...
          
            Наша квартира напоминает мне лазарет. Сопливые платки лежат в самых неожиданных местах. Мази, лекарства и витамины везде. Мне кажется, что их у нас гораздо больше, чем еды в рабочей столовке. Не знаю для здоровья они или от здоровья, но не было ни одного дня,  что бы кто-то рядом не стонал. У молодых как у старых деревьев скрипят ветки и, как у подержанных авто течёт масло. У меня тоже, глядя на это, болит душа.
            А посреди квартиры уже 4 года стоит новенький велотренажёр. Редкая задница за это время грела его седло. А все просили купить. Купил. Удобная штука! Чего только не висит и не лежит на нём: сумки, ремни, штаны. На седле различные коробки. Хорошая вещь. Рекомендую.

             Моя семья считает, что все Поэты идиоты.  Музыканты тоже. Что всё это
отвлекает от реальной жизни. С последним утверждением я, пожалуй, соглашусь.
             На первое отвечу: «Сами дураки!»
      
              Мои песни в семье слушают только холодильники, цветы и толстая кошка.             Когда Мураня была котёнком, она садилась прямо около самых магнитофонных колонок, гремела музыка, а я умилялся: « Какая же она у нас  меломанка!»
              Позже выяснилось, что наша меломанка совершенно глуха.

             Я постоянно рискую умереть от удивления. Например, если увижу, как моя дочь моет посуду, или, не дай Бог, зять откроет мне двери не в плавках, а в брюках. Я умру от смеха, если кто-то из них попросит у меня послушать диск с моими песнями, или увижу в руках у жены книгу с моими стихами. Я упаду сразу же, если, придя с работы, увижу на столе горячую солянку, а стоящая рядом бутылка пива точно доконает меня совсем.
       
             Иногда я, конечно, прихожу домой не трезвый. Не часто, но семья этого всё равно не любит. Всем известна расхожая фраза «Что у трезвого на уме, то у пьяного на языке».
             Нетрезвый я читаю стихи тем, кому они нравятся – друзьям, кондукторам в автобусе, продавщицам, таким же, как я нетрезвым незнакомым людям, они называют меня Народным Поэтом, потом звоню и читаю друзьям в другие города, а, приходя, домой я никому ничего не читаю, а ложусь спать.
       
               Говорят, в каждой семье свои тараканы. Я люблю своих тараканов.
               Особенно кошек.

Рейтинг: +2 300 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!