ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → Меняется мир, меняемся и мы с ним...

Меняется мир, меняемся и мы с ним...

6 февраля 2015 - Юрий Алексеенко
Окружающий мир снова перелицевался, сменил маску, укрепил челюсти новыми вставными зубами, затем оскалился и со всей яростью набросился на наши уши и глаза.

Иду по улице и вижу его кривую маску, застывший прищуренный взгляд, тошнотворную улыбку, слышу этот дикий эпохальный голос, который соткан из звуков клаксонов автомобилей, визга тормозов, возгласов шумливых прохожих, карканья ворон. В нос без очереди лезут запахи гари, газовых выхлопов, на зубах скрипит песок, а на языке - кислый привкус СО2.

- Черт бы побрал эту сумасшедшую эпоху ! Шашень бы побил её тонкую материю! Гром истребил бы его всеслышащие уши ! А молния ослепила бы сверлящие душу, бездумные впадины глаз! - Иду и ругаюсь в корявую обезличенную маску уличной эпохи.

Навстречу мне по лужам шлепает мужик, растерянно оглядываясь; его обгоняет полупьяная дама. Толкает плечом. Тот невнятно огрызается. Материт.

- Че, дурень, щелобана давно не получал !? - Не оборачиваясь, говорит на ходу баба и, сворачивая пальцы в щелчок, подносит его к носу мужика. - А ну, подставляй лобешник.

Мужик отскакивает в сторону. И наступает на ногу невесть откуда взявшейся бабке. Та взвывает и с разворота бьет своего мучителя сумкой по голове.

Мужик - в ауте, женщина и бабка задыхаются от нахлынувшего приступа удовлетворенности. Сегодня они - победители, сломали шею патриархату.

Иду дальше. Голоса победителей и визг мужика исчезают за поворотом. Навстречу - молодая джинсовая девушка. Она спешит. Голова ее рвется вперед, - на расстояние полусогнутой шеи впереди туловища. Ноги гребут асфальт где-то в хвосте всей женской композиции. Во рту - сигарета, дым разлетается и растворяется над головой. Она - вся значимость мира, его символ, уродливая пародия на ветреную девицу 19 века.

Чуть поодаль, ближе к левому бордюру тротуара, - дедушка с палочкой. Остатки дыма, закружившись, окутывают его голову. Он морщится и тихо ропщет:

- Девушка, прошу вас, не курите в мою сторону. У меня астма.

Несчастный не знал, что мир давно уже переменился и поставил улицу с ног на голову, а мозги девушки испортились донельзя и их ничто уже не спасёт.

И, когда получил от девушки щелчок по носу, он обиделся и крайне расстроился. Идущие по тротуару, увидев плачущего дедушку, невозмутимо отвернули головы. Переменившийся мир научил их не сострадать, а думать только о себе.

-Молчание - золото! - Выражали их лица.

-Моя хата с краю! - Говорили их глаза.

-Я глух и нем! - Дымил весь мир, окутывая улицу.

В двух шагах от Березовского рынка, на пересечении двух шумных улиц переменчивый мир ударил по глазам ярко-желтым цветом рекламного щита. Он как монстр стоял на двух опорах возле мигающего светофора и полуобнаженной девкой смотрел на смурных и привыкших ко всему прохожих; удивленных детей, которые спрашивали у мам и пап: " А почему тетя голая ?"

- Потому что так надо ! - Твердил эпохальный мир яркими красками, обнаженной грудью девки и чужеродной надписью: "Покупайте освежитель для обуви !"

Мамы и папы прятали лица за воротники, что-то невнятное бурчали под нос и прибавляли шаг. За ними рука в руку волочились непонимающие дети.

Визг тормозов заставил мам и пап обернуться, а детей вскрикнуть и спрятаться за спины родителей. Выглянув с боков родительских спин и поморгав глазами, они увидели, как новенький «Лексус» впивается в джинсовую девушку, огонёк сигареты взмывает вверх и, сделав петлю, падает на асфальт, разбрызгивая искорки, рядом падает тело и замирает...

Ох, уж эта эпоха ! Куда ни кинь тело - везде детские глаза. Они как термометр измеряют окружающую эпоху. Им многое не нравится, но время их не спрашивает, оно идет своим чередом, ломает мир, людей, судьбы, низвергает идолов их поклонников; остаются только воздух земля, камни, небо и очередная маска мира.

© Copyright: Юрий Алексеенко, 2015

Регистрационный номер №0269719

от 6 февраля 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0269719 выдан для произведения: Окружающий мир снова перелицевался, сменил маску, укрепил челюсти новыми вставными зубами, затем оскалился и со всей яростью набросился на наши уши и глаза.

Иду по улице и вижу его кривую маску, застывший прищуренный взгляд, тошнотворную улыбку, слышу этот дикий эпохальный голос, который соткан из звуков клаксонов автомобилей, визга тормозов, возгласов шумливых прохожих, карканья ворон. В нос без очереди лезут запахи гари, газовых выхлопов, на зубах скрипит песок, а на языке - кислый привкус СО2.

- Черт бы побрал эту сумасшедшую эпоху ! Шашень бы побил её тонкую материю! Гром истребил бы его всеслышащие уши ! А молния ослепила бы сверлящие душу, бездумные впадины глаз! - Иду и ругаюсь в корявую обезличенную маску уличной эпохи.

Навстречу мне по лужам шлепает мужик, растерянно оглядываясь; его обгоняет полупьяная дама. Толкает плечом. Тот невнятно огрызается. Материт.

- Че, дурень, щелобана давно не получал !? - Не оборачиваясь, говорит на ходу баба и, сворачивая пальцы в щелчок, подносит его к носу мужика. - А ну, подставляй лобешник.

Мужик отскакивает в сторону. И наступает на ногу невесть откуда взявшейся бабке. Та взвывает и с разворота бьет своего мучителя сумкой по голове.

Мужик - в ауте, женщина и бабка задыхаются от нахлынувшего приступа удовлетворенности. Сегодня они - победители, сломали шею патриархату.

Иду дальше. Голоса победителей и визг мужика исчезают за поворотом. Навстречу - молодая джинсовая девушка. Она спешит. Голова ее рвется вперед, - на расстояние полусогнутой шеи впереди туловища. Ноги гребут асфальт где-то в хвосте всей женской композиции. Во рту - сигарета, дым разлетается и растворяется над головой. Она - вся значимость мира, его символ, уродливая пародия на ветреную девицу 19 века.

Чуть поодаль, ближе к левому бордюру тротуара, - дедушка с палочкой. Остатки дыма, закружившись, окутывают его голову. Он морщится и тихо ропщет:

- Девушка, прошу вас, не курите в мою сторону. У меня астма.

Несчастный не знал, что мир давно уже переменился и поставил улицу с ног на голову, а мозги девушки испортились донельзя и их ничто уже не спасёт.

И, когда получил от девушки щелчок по носу, он обиделся и крайне расстроился. Идущие по тротуару, увидев плачущего дедушку, невозмутимо отвернули головы. Переменившийся мир научил их не сострадать, а думать только о себе.

-Молчание - золото! - Выражали их лица.

-Моя хата с краю! - Говорили их глаза.

-Я глух и нем! - Дымил весь мир, окутывая улицу.

В двух шагах от Березовского рынка, на пересечении двух шумных улиц переменчивый мир ударил по глазам ярко-желтым цветом рекламного щита. Он как монстр стоял на двух опорах возле мигающего светофора и полуобнаженной девкой смотрел на смурных и привыкших ко всему прохожих; удивленных детей, которые спрашивали у мам и пап: " А почему тетя голая ?"

- Потому что так надо ! - Твердил эпохальный мир яркими красками, обнаженной грудью девки и чужеродной надписью: "Покупайте освежитель для обуви !"

Мамы и папы прятали лица за воротники, что-то невнятное бурчали под нос и прибавляли шаг. За ними рука в руку волочились непонимающие дети.

Визг тормозов заставил мам и пап обернуться, а детей вскрикнуть и спрятаться за спины родителей. Выглянув с боков родительских спин и поморгав глазами, они увидели, как новенький «Лексус» впивается в джинсовую девушку, огонёк сигареты взмывает вверх и, сделав петлю, падает на асфальт, разбрызгивая искорки, рядом падает тело и замирает...

Ох, уж эта эпоха ! Куда ни кинь тело - везде детские глаза. Они как термометр измеряют окружающую эпоху. Им многое не нравится, но время их не спрашивает, оно идет своим чередом, ломает мир, людей, судьбы, низвергает идолов их поклонников; остаются только воздух земля, камни, небо и очередная маска мира.
Рейтинг: +1 226 просмотров
Комментарии (1)
Серов Владимир # 6 февраля 2015 в 22:40 0
Аминь! laugh
Популярная проза за месяц
117
116
113
111
107
100
96
92
91
90
88
82
81
79
78
77
73
72
70
69
68
66
64
64
63
61
58
57
56
54