Малыш и Пти

9 октября 2014 - Ирина Голыгина
Дождь. Ветер. Клён ворчит, стучит  веткой в заплаканное стекло. Малыш так любит смотреть в небо, и в его комнате окно редко занавешено. Мальчик приподнялся с подушки, посмотрел на шторы: 
«Бабушка ни за что не откроет, потому что молнии всех пугают. А вдруг Пти прилетит? Я не смогу увидеть». 
Ему больше не хотелось спать. Было жарко, мучила жажда. Глотать было больно. Казалось, что он в песочнице ходит босиком по красному горящему песку. И солнце над ним красное, и небо красное. И его песочные города красные.

«У бабушки   самые добрые руки на свете. У неё самые добрые глаза, и она знает много интересных историй и слов, которых не знают мама и папа. Я эти слова теперь знаю – они волшебные. Буду их говорить не только Пти, а всем-всем», - малыш опять взглянул в окно. 
Он чувствовал, что не сможет встать: красное солнце упало ему на лицо: « Как жаль, что  не умею летать.  А так хочу, как Пти…»

Пти -  смешной воробей.  Он прилетал каждый день, утром. Смотрел через стекло блестящими чёрными глазками, суетливо крутил по сторонам маленькой взъерошенной головкой, а потом застывал на долгое мгновение своим птичьим взглядом, словно пытался увидеть что-то важное для него по другую сторону окна. Вместо чириканья он громко тянул: « Птиии, птиии, птиии…». 
Мальчик осторожно, на цыпочках, шёл к подоконнику, и тогда они с птичкой внимательно разглядывали друг друга. Приходила бабушка - Пти улетал, и  Малыш собирался в детский сад, который не любил. Ещё он не любил писклявых девчонок и шумных мальчишек, кривляющихся, дерущихся, ломающих в песочнице его города и скульптуры. Он  не играл с ними. Молчал. Молчал со всеми, с тех пор как стал ходить в детский сад.  Уже целую неделю.

Мама, папа, бабушка. Они все сидели на кухне, пили свой вечерний чай.
- Малыш совсем перестал разговаривать. Вы заметили? Он молчит и дома, и в саду. Он молчит с нами, - у бабушки на мягкие щёчки скатились две большие слезы. – Его никто не обижает, а он ни с кем не хочет в саду общаться. Каждое утро, как только проснётся,  липнет к окну и ждёт чего-то. Смотрит, смотрит.
- Может, заболел? Его надо врачу показать,  - красивая мама устало поправила длинную пушистую чёлку. – Может, ещё не привык. Ведь всего неделю он  в саду, а не с бабушкой. Ты, мама,  его избаловала: слишком долго держала около себя и рассказывала сказки.
- Вы не хотели рано отдавать его в чужие руки, - оправдывалась бабушка.
- Мы опять сегодня не успели с ним поговорить. Забыл, чья очередь сыну книжку читать. А он уже спит, - красивый папа устало откинулся на спинку стула и зевнул.
- Завтра выходной. Вы бы с ним в парк сходили или в песочницу. Не обязательно по городу катать. Мальчик  так любит лепить фигуры из песка. Воспитатели хвалили. Посмотрели бы, как у него получается чудо песочное, - бабушка с нежностью и надеждой в печальных глазах смотрела на родителей внука.

Да, он любил песок, золотистый и влажный. Из него можно было построить целый мир, который ломали непонятные Малышу дети, а он снова и снова строил свои города, свой песочный мир уже целую неделю.  Мир, где он живёт вместе с Пти. Вместе с мамой и папой, которые никогда не уезжают на работу, где почему-то трудятся до самой ночи. 

- Всем спать, спать, спать! А завтра видно будет, - папа бросил взгляд на рисунок. – Сын научился рисовать птиц. 
Малыш три дня назад скотчем приклеил свою картину на стекло кухонной двери: нарисовал подоконник, а на нём маленькую лохматую  птичку, с глазами-бусинками, с маленьким листиком клёна в тёмном клювике. Рядом -  смешные фигуры: бабушка, папа, мама, мальчик с крылышками, как у птички. Все с широкими улыбками, похожими на молодую луну. Все держатся за руки.

Малышу было очень жарко и тяжело с красным солнцем на лице, но он почувствовал прохладный комочек рядом с рукой. Открыл глаза. Увидел своего Пти, дрожащего, мокрого, прижавшегося  к  нему взъерошенной головкой.
- Я так ждал тебя. Как ты прилетел ко мне, Пти? – Малыш удивился.

*   *   *
Бабушка прикладывала ко лбу Малыша мокрое полотенце: «Где же ты так простыл, чудо моё чудесное?» Она нежно гладила маленькие горячие руки внука своей холодной ладонью, а он шептал и шептал непонятное ей слово:
- Пти, Пти, Пти…
А за окном клён ворчал, стучал  веткой в заплаканное стекло.

© Copyright: Ирина Голыгина, 2014

Регистрационный номер №0244492

от 9 октября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0244492 выдан для произведения:
Дождь. Ветер. Клён ворчит, стучит  веткой в заплаканное стекло. Малыш так любит смотреть в небо, и в его комнате окно редко занавешено. Мальчик приподнялся с подушки, посмотрел на шторы: 
«Бабушка ни за что не откроет, потому что молнии всех пугают. А вдруг Пти прилетит? Я не смогу увидеть». 
Ему больше не хотелось спать. Было жарко, мучила жажда. Глотать было больно. Казалось, что он в песочнице ходит босиком по красному горящему песку. И солнце над ним красное, и небо красное. И его песочные города красные.

«У бабушки   самые добрые руки на свете. У неё самые добрые глаза, и она знает много интересных историй и слов, которых не знают мама и папа. Я эти слова теперь знаю – они волшебные. Буду их говорить не только Пти, а всем-всем», - малыш опять взглянул в окно. 
Он чувствовал, что не сможет встать: красное солнце упало ему на лицо: « Как жаль, что  не умею летать.  А так хочу, как Пти…»

Пти -  смешной воробей.  Он прилетал каждый день, утром. Смотрел через стекло блестящими чёрными глазками, суетливо крутил по сторонам маленькой взъерошенной головкой, а потом застывал на долгое мгновение своим птичьим взглядом, словно пытался увидеть что-то важное для него по другую сторону окна. Вместо чириканья он громко тянул: « Птиии, птиии, птиии…». 
Мальчик осторожно, на цыпочках, шёл к подоконнику, и тогда они с птичкой внимательно разглядывали друг друга. Приходила бабушка - Пти улетал, и  Малыш собирался в детский сад, который не любил. Ещё он не любил писклявых девчонок и шумных мальчишек, кривляющихся, дерущихся, ломающих в песочнице его города и скульптуры. Он  не играл с ними. Молчал. Молчал со всеми, с тех пор как стал ходить в детский сад.  Уже целую неделю.

Мама, папа, бабушка. Они все сидели на кухне, пили свой вечерний чай.
- Малыш совсем перестал разговаривать. Вы заметили? Он молчит и дома, и в саду. Он молчит с нами, - у бабушки на мягкие щёчки скатились две большие слезы. – Его никто не обижает, а он ни с кем не хочет в саду общаться. Каждое утро, как только проснётся,  липнет к окну и ждёт чего-то. Смотрит, смотрит.
- Может, заболел? Его надо врачу показать,  - красивая мама устало поправила длинную пушистую чёлку. – Может, ещё не привык. Ведь всего неделю он  в саду, а не с бабушкой. Ты, мама,  его избаловала: слишком долго держала около себя и рассказывала сказки.
- Вы не хотели рано отдавать его в чужие руки, - оправдывалась бабушка.
- Мы опять сегодня не успели с ним поговорить. Забыл, чья очередь сыну книжку читать. А он уже спит, - красивый папа устало откинулся на спинку стула и зевнул.
- Завтра выходной. Вы бы с ним в парк сходили или в песочницу. Не обязательно по городу катать. Мальчик  так любит лепить фигуры из песка. Воспитатели хвалили. Посмотрели бы, как у него получается чудо песочное, - бабушка с нежностью и надеждой в печальных глазах смотрела на родителей внука.

Да, он любил песок, золотистый и влажный. Из него можно было построить целый мир, который ломали непонятные Малышу дети, а он снова и снова строил свои города, свой песочный мир уже целую неделю.  Мир, где он живёт вместе с Пти. Вместе с мамой и папой, которые никогда не уезжают на работу, где почему-то трудятся до самой ночи. 

- Всем спать, спать, спать! А завтра видно будет, - папа бросил взгляд на рисунок. – Сын научился рисовать птиц. 
Малыш три дня назад скотчем приклеил свою картину на стекло кухонной двери: нарисовал подоконник, а на нём маленькую лохматую  птичку, с глазами-бусинками, с маленьким листиком клёна в тёмном клювике. Рядом -  смешные фигуры: бабушка, папа, мама, мальчик с крылышками, как у птички. Все с широкими улыбками, похожими на молодую луну. Все держатся за руки.

Малышу было очень жарко и тяжело с красным солнцем на лице, но он почувствовал прохладный комочек рядом с рукой. Открыл глаза. Увидел своего Пти, дрожащего, мокрого, прижавшегося  к  нему взъерошенной головкой.
- Я так ждал тебя. Как ты прилетел ко мне, Пти? – Малыш удивился.

*   *   *
Бабушка прикладывала ко лбу Малыша мокрое полотенце: «Где же ты так простыл, чудо моё чудесное?» Она нежно гладила маленькие горячие руки внука своей холодной ладонью, а он шептал и шептал непонятное ей слово:
- Пти, Пти, Пти…
А за окном клён ворчал, стучал  веткой в заплаканное стекло.

Рейтинг: 0 189 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!