ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → Когда Закон спит,

 

Когда Закон спит,

26 февраля 2015 - Валентин Мурзов
 1.Судьба Ивана.


            Иван Григорьевич Грачёв получил приход в одной из деревенек и не просто получил, а создал его. Он появился в Утёвке ранней весной в конце девяностых, когда в деревне был полный развал. Исчез без следа колхоз…. Весь! До последнего кирпичика! Из восьмилетней, школа превратилась в начальную. Молодёжь и те, кто хотел жить получше и детей учить, разъехались кто куда. Из четырёх сот человек остались полторы сотни, да и то одни старики, да алкаши.


           Приняли его сначала, как нового русского, богатого - довольно настороженно и даже враждебно. Он занял заброшенный покосившийся маленький домишко рядом с пустырём и, не ремонтируя его, тут же завёз на пустырь огромное количество фундаментных блоков. Нанял экскаватор,  который  за три дня выкопал огромный котлован, в который  ещё через три дня  был уложен фундамент из блоков и плиты перекрытия на него. Образовался огромный и очень глубокий подвал. На следующее утро, выйдя на улицу люди то ли из любопытства, то ли кем-то или чем-то подталкиваемые, стали собираться к новостройке. На фундаменте без рубашки, в одном трико в позе «лотоса» сидел  Иван Григорьевич и смотрел на собирающихся людей.  Был он довольно высок и необычайно крепок. Мощные обнажённые мышцы имели вид бронзовой рельефной отливки. Русые волосы и борода  обрамляли мужественное и красивое лицо. Вдруг он открыто и добро улыбнулся:


-Ну, что земляки, знакомиться будем? Иван Григорьевич.
-А что это ты, Иван Григорьевич, строить удумал? Если дом, то не великоват ли?


         Невысокий сухой мужичок, затянулся самокруткой.


- Нет не дом. Церковь.


          Все переглянулись и наступила звенящая тишина.


-А ты кто? – опять нарушил тишину мужичок.  Иван Григорьевич встал.
-Военный я в отставке. Полковник. Не женат, не состою, не замешан. Сорок лет от роду, крещённый. Рождён в вашей, то есть в нашей деревне, Утёвке. И фамилия моя птичья – Грачёв. Деда Грача внук, если кто его помнит. Родился я здесь, когда мои родители были здесь в гостях. И хоть не был здесь сорок лет, но всё же, я Утёвский. Потому я здесь и начинаю свою новую жизнь с того, что вы видите. Строю церковь. Это хорошо, что вас столько много собралось. У меня сейчас есть возможность пригласить вас на помочь. Церкви да и дома раньше всем народом строились. Так что прошу… Помогите люди добрые!


        Он приложил правую руку к сердцу и низко поклонился. Опять установилась тишина, которую нарушил тот же мужичок.


-Да! Дело-то хорошее! А осилим, как ты думаешь? Только одно ты должен знать твёрдо – денег у нас нет. На наши пенсии не зажируешь, а заработать негде. Да и работники мы так, кое какие. Но вместе мы конечно сила, и не малая! Были бы деньги на материалы. Кстати! А из чего строить-то будем?

-Дерево.
-Это хорошо! У нас пять дельных плотников! Да и так руки найдутся. Верно говорю?


            В толпе прошёл жидкий ропоток. Явного воодушевления к предстоящей работе в народе не было. Иван Григорьевич ещё раз поклонился, спрыгнул с фундамента, сел в свой уазик и укатил в район.


            На следующий день завезли целый вагон обточенного и фрезерованного кругляка  лиственницы и сосны. Все пятеро плотников с топорами, во главе с разговорчивым мужичком дядей Мишей,  пришли сами без приглашения. Деловито стали помогать строповать и  разгружать автокраном  КАМАзы. Брёвна им понравились очень.


-Ты, Григорич, пока больше не вози. Эти бы уложить, пока не повело.
-Так они с пропиткой, сухие.
-Слышь, Григорич, не спеши. Лежат они где-то и пусть лежат. Их не поведёт. А эти тронуты. Так что смотри – деньги на ветер!


           Иван Григорьевич, чтобы все могли вовремя посеять огороды, нанял, трактор с культиватором. И сев, и посадки были закончены за неделю, после чего вся деревня взялась за строительство, благоустройство и озеленение строящейся церкви. Церковь росла прямо на глазах и, когда всё подходило к завершению деревянных работ подключились администрации района и области, а также епархия. Через год с не большим, в церкви прошли все положенные обряды, и настоятелем храма стал Иван Григорьевич. За два месяца до этих событий Иван Григорьевич женился, на доброй и красивой девушке. Для сельчан церковь стала святым местом. Люди изменились до неузнаваемости. Прекратились мат и пьянки. А когда в селе появились три новых современных трактора со всем навесным оборудованием, три комбайна и несколько автомобилей, за их руль и рычаги сели вернувшиеся в село молодые, грамотные механизаторы. Ещё через год появилась первая новая ферма на сто голов коров. Село стало развиваться. Была построена новая школа, клуб, медпункт. Вся инициатива, организация, хождения по инстанциям, конечно, были от отца Никифора, так теперь звали Ивана Григорьевича. Так звали его деда. И так зовут его маленького сына.


2.Судьба Николая.


          Николай и Иван были неразлучны чуть ли не с рождения. Их родители дружили семьями.  Десять лет они сидели за одной партой. Оба были  прекрасными спортсменами. Они даже ростом и весом были одинаковы! И девушку они любили одну – Леночку. Но она предпочла Николая. Затем высшее десантное училище, спецназ ГРУ, десятки горячих точек. И вот увольнение в запас, которое развело их. Причиной была всё та же Леночка, у которой с Николаем были уже взрослые дочь и сын. Дочь была уже замужем, а сын продолжил путь отца – учился в высшем десантном училище.  Не смог Иван жить в одном городе с женщиной, которую любил всю свою сознательную жизнь, так ни разу и не женившись. Он уехал в деревню, в которой по случаю родился, и которая была от его города примерно в ста километрах. Скоро в обиход вошли мобильные телефоны, и они также как и раньше поддерживали дружеские отношения. Иван раз в год ненадолго приезжал к своим родителям и к ним - друзьям.


          Всё шло своим чередом.  Николай с Леночкой работали. Она учительница. Он директор охранной фирмы. Трёхкомнатная квартира в пятиэтажке. Всё хорошо! Плохое началось с того, что зять Николая оказался игроком. Обнаружилось это тогда, когда однажды, вернувшись домой, молодая жена увидела, что квартира, которую они снимали открыта и пуста. Она сразу позвонила родителям и в милицию. Телефон мужа был не доступен.  На следующий день узнали, что зять, которого звали Славиком, уволился с работы и исчез. Через час узнали, что он под гарантию своего друга взял в банке триста тысяч рублей. Ещё через час узнали, что и друг Славика уволился и тоже исчез. Чуть попозже узнали, что и Славик, и его друг игроки на автоматах, и в карты.  Милиция их больно-то и не искала, плавно перетекая в ранг полиции.


          Ну, поохали, поахали, обругали придурков, как следует и успокоились. И длилось это спокойствие где-то полгода. Однажды, когда Николай отсутствовал дома, проверяя ночью работу своих подчинённых, в дверь их квартиры позвонили. Леночка,  что-то щебеча, открыла двери мужу… В квартиру оттесняя хозяйку вошли два довольно рослых и крепких молодых человека.


- Ты одна?
- Вы что себе позволяете?


Удар по щеке сбил её с ног. Она на какое-то время потеряла сознание. Очнулась от боли в предплечьях. Ударивший схватил её за руки и бросил в кресло. Упершись  ладонями в подлокотники кресла, он низко наклонился над её лицом и страшно прошипел:


-Где твой зять?
-Не знаю, он исчез.
-Где дочь?
-Она уехала.
-Куда?
-Не знаю.
-Ха! Как это не знаешь?
-Не знаю.
- А мне по барабану! Триста тысяч гони! Ты мне триста тысяч должна! Поняла!

       
 Он орал ей прямо в лицо. Ей было до ужаса страшно. Дав срок два дня, он ещё раз сильно ударил её ладонью по лицу. Она очнулась от того, что муж тряс её за плечи. Голова и лицо болели ужасно. Её в жизни никогда и никто даже пальцем не трогал… А тут!


          Когда она немного пришла в себя, дословно всё рассказала мужу. Николай вызвал скорую помощь, милицию. Скорая оказала помощь и уехала. Милиционеры как- то неохотно и вяло допросили и со своим: «Разберёмся!» укатили восвояси.


           Николай остатки ночи проходил по кухне. Было не ясно, кто эти мрази. Бандиты от игроков или ещё кто. Ясно одно, что послезавтра они придут. Когда? Сколько?  От ментов толку не будет. И он решил разобраться с этим делом сам.


            В последующие два дня он не пошёл на работу. Леночка тоже осталась дома. В назначенный бандитами день почти в полночь в дверь позвонили. Николай, приказав жене спрятаться в дальней спальне, открыл дверь. Двое рванулись вперёд сразу. Боковой удар в переносицу сразу завалил переднего нападающего. Второй пытаясь перепрыгнуть падающего напарника, и тут же попал на удушение. Николай заволок его в зал.


-Вы кто, суки?
- Да, пошёл ты!
-Не правильный ответ! Удавлю!
-Коллекторы.
-Кто?!


          И в этот момент прогремел выстрел.  Николай, оказавшийся спиной к двери,  вдруг безвольно опустил руки и вместе с придушенным бандитом упал на пол.  В коридоре стоял третий. Он растолкал и поднял второго бандита. Нашёл  Леночку и сказал, что они через три дня вернутся. Вдвоём они подняли первого бандита, который был всё ещё без сознания и вышли из квартиры.

          Леночка пыталась растолкать Николая, но безуспешно. Приехавшая скорая помощь увезла его вместе с ней в больницу. Резиновая пуля, выпущенная из травматического пистолета, попала точно в шейный позвонок.

         
  Когда Николая поместили в реанимационное отделение, Леночка   позвонила Ивану.  Тот, молча, выслушал её и сказал:


-Завтра буду.


3.Беззаконие порождает беззакония. 
   

          Он приехал утром. Одет как служитель церкви. В руке большая походная сумка. Молча, выслушал всё, что рассказала Леночка, встал, прошёлся по квартире и медленно произнёс:
- Коллекторы – говоришь? Ладно, Леночка, схожу-ка я к Николаю, да похожу по городу. Ты меня рано не жди.
Ходил Иван по городу два дня. На третий остался дома. Леночку отправил к подруге. Дверь оставил не запертой. Он переоделся в спортивный костюм и кроссовки. Когда за полночь в дверь позвонили, он надел большую тканевую маску с прорезями для глаз и зашёл в одну из спален. Позвонив, бандиты обнаружили, что двери не заперты.


- О! Ты посмотри, какое гостеприимство!
-  Га-га! Наверно и денежки на блюдечке с голубой каёмочкой лежат!


            Они вошли в зал и  умерли, так и не поняв, что с ними произошло.
Захват головы, рывок, хруст позвонков…  Два мгновения – два трупа.


            В два захода он вынес их и бросил в два мусорных контейнера. Ещё два дня Иван «ходил» по городу, но уже не в сутане, а в спортивной одежде с глухим капюшоном. За эти два дня произошло несколько несчастных случаев. Кто выпал с пятого этажа, кто подавился чем-то, кого-то убило током, кто-то утонул. Но самый странный случай для милиционеров – человек шёл, упал и разбил голову об угол здания так, что её содержимое (головы) оказалось разбрызганным и по стенам, и по асфальту.


- Ты понимаешь? Будто кто-то взял его за ноги и ударил головой об угол, как кошку. А покойничек, как пить дать с центнер весил! – удивлялся один милиционер.

- Слышь! И ещё одна странность – все покойнички-то – коллекторы!


           А тех первых двоих нашли через несколько дней на городской свалке. Видимо, не посмотрев, загрузили контейнеры и увезли.


            Иван ещё три дня в своей церковной одежде просидел около Николая. Крепкий костяк всё же у него оказался.  Пуля не разрушила позвонок, а только сильно его сотрясла, вызвав временную парализацию. Через две недели он вышел из больницы практически в полном здравии. Так, чуть побаливала шея. Но вскоре и эта боль ушла!


           Вернувшись домой, Иван долго-долго молился. О чём?  Наверное, о том знает только сам Иван и Бог, слушавший его исповедь.

© Copyright: Валентин Мурзов, 2015

Регистрационный номер №0273964

от 26 февраля 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0273964 выдан для произведения:  1.Судьба Ивана.


            Иван Григорьевич Грачёв получил приход в одной из деревенек и не просто получил, а создал его. Он появился в Утёвке ранней весной в конце девяностых, когда в деревне был полный развал. Исчез без следа колхоз…. Весь! До последнего кирпичика! Из восьмилетней, школа превратилась в начальную. Молодёжь и те, кто хотел жить получше и детей учить, разъехались кто куда. Из четырёх сот человек остались полторы сотни, да и то одни старики, да алкаши.


           Приняли его сначала, как нового русского, богатого - довольно настороженно и даже враждебно. Он занял заброшенный покосившийся маленький домишко рядом с пустырём и, не ремонтируя его, тут же завёз на пустырь огромное количество фундаментных блоков. Нанял экскаватор,  который  за три дня выкопал огромный котлован, в который  ещё через три дня  был уложен фундамент из блоков и плиты перекрытия на него. Образовался огромный и очень глубокий подвал. На следующее утро, выйдя на улицу люди то ли из любопытства, то ли кем-то или чем-то подталкиваемые, стали собираться к новостройке. На фундаменте без рубашки, в одном трико в позе «лотоса» сидел  Иван Григорьевич и смотрел на собирающихся людей.  Был он довольно высок и необычайно крепок. Мощные обнажённые мышцы имели вид бронзовой рельефной отливки. Русые волосы и борода  обрамляли мужественное и красивое лицо. Вдруг он открыто и добро улыбнулся:


-Ну, что земляки, знакомиться будем? Иван Григорьевич.
-А что это ты, Иван Григорьевич, строить удумал? Если дом, то не великоват ли?


         Невысокий сухой мужичок, затянулся самокруткой.


- Нет не дом. Церковь.


          Все переглянулись и наступила звенящая тишина.


-А ты кто? – опять нарушил тишину мужичок.  Иван Григорьевич встал.
-Военный я в отставке. Полковник. Не женат, не состою, не замешан. Сорок лет от роду, крещённый. Рождён в вашей, то есть в нашей деревне, Утёвке. И фамилия моя птичья – Грачёв. Деда Грача внук, если кто его помнит. Родился я здесь, когда мои родители были здесь в гостях. И хоть не был здесь сорок лет, но всё же, я Утёвский. Потому я здесь и начинаю свою новую жизнь с того, что вы видите. Строю церковь. Это хорошо, что вас столько много собралось. У меня сейчас есть возможность пригласить вас на помочь. Церкви да и дома раньше всем народом строились. Так что прошу… Помогите люди добрые!


        Он приложил правую руку к сердцу и низко поклонился. Опять установилась тишина, которую нарушил тот же мужичок.


-Да! Дело-то хорошее! А осилим, как ты думаешь? Только одно ты должен знать твёрдо – денег у нас нет. На наши пенсии не зажируешь, а заработать негде. Да и работники мы так, кое какие. Но вместе мы конечно сила, и не малая! Были бы деньги на материалы. Кстати! А из чего строить-то будем?

-Дерево.
-Это хорошо! У нас пять дельных плотников! Да и так руки найдутся. Верно говорю?


            В толпе прошёл жидкий ропоток. Явного воодушевления к предстоящей работе в народе не было. Иван Григорьевич ещё раз поклонился, спрыгнул с фундамента, сел в свой уазик и укатил в район.


            На следующий день завезли целый вагон обточенного и фрезерованного кругляка  лиственницы и сосны. Все пятеро плотников с топорами, во главе с разговорчивым мужичком дядей Мишей,  пришли сами без приглашения. Деловито стали помогать строповать и  разгружать автокраном  КАМАзы. Брёвна им понравились очень.


-Ты, Григорич, пока больше не вози. Эти бы уложить, пока не повело.
-Так они с пропиткой, сухие.
-Слышь, Григорич, не спеши. Лежат они где-то и пусть лежат. Их не поведёт. А эти тронуты. Так что смотри – деньги на ветер!


           Иван Григорьевич, чтобы все могли вовремя посеять огороды, нанял, трактор с культиватором. И сев, и посадки были закончены за неделю, после чего вся деревня взялась за строительство, благоустройство и озеленение строящейся церкви. Церковь росла прямо на глазах и, когда всё подходило к завершению деревянных работ подключились администрации района и области, а также епархия. Через год с не большим, в церкви прошли все положенные обряды, и настоятелем храма стал Иван Григорьевич. За два месяца до этих событий Иван Григорьевич женился, на доброй и красивой девушке. Для сельчан церковь стала святым местом. Люди изменились до неузнаваемости. Прекратились мат и пьянки. А когда в селе появились три новых современных трактора со всем навесным оборудованием, три комбайна и несколько автомобилей, за их руль и рычаги сели вернувшиеся в село молодые, грамотные механизаторы. Ещё через год появилась первая новая ферма на сто голов коров. Село стало развиваться. Была построена новая школа, клуб, медпункт. Вся инициатива, организация, хождения по инстанциям, конечно, были от отца Никифора, так теперь звали Ивана Григорьевича. Так звали его деда. И так зовут его маленького сына.


2.Судьба Николая.


          Николай и Иван были неразлучны чуть ли не с рождения. Их родители дружили семьями.  Десять лет они сидели за одной партой. Оба были  прекрасными спортсменами. Они даже ростом и весом были одинаковы! И девушку они любили одну – Леночку. Но она предпочла Николая. Затем высшее десантное училище, спецназ ГРУ, десятки горячих точек. И вот увольнение в запас, которое развело их. Причиной была всё та же Леночка, у которой с Николаем были уже взрослые дочь и сын. Дочь была уже замужем, а сын продолжил путь отца – учился в высшем десантном училище.  Не смог Иван жить в одном городе с женщиной, которую любил всю свою сознательную жизнь, так ни разу и не женившись. Он уехал в деревню, в которой по случаю родился, и которая была от его города примерно в ста километрах. Скоро в обиход вошли мобильные телефоны, и они также как и раньше поддерживали дружеские отношения. Иван раз в год ненадолго приезжал к своим родителям и к ним - друзьям.


          Всё шло своим чередом.  Николай с Леночкой работали. Она учительница. Он директор охранной фирмы. Трёхкомнатная квартира в пятиэтажке. Всё хорошо! Плохое началось с того, что зять Николая оказался игроком. Обнаружилось это тогда, когда однажды, вернувшись домой, молодая жена увидела, что квартира, которую они снимали открыта и пуста. Она сразу позвонила родителям и в милицию. Телефон мужа был не доступен.  На следующий день узнали, что зять, которого звали Славиком, уволился с работы и исчез. Через час узнали, что он под гарантию своего друга взял в банке триста тысяч рублей. Ещё через час узнали, что и друг Славика уволился и тоже исчез. Чуть попозже узнали, что и Славик, и его друг игроки на автоматах, и в карты.  Милиция их больно-то и не искала, плавно перетекая в ранг полиции.


          Ну, поохали, поахали, обругали придурков, как следует и успокоились. И длилось это спокойствие где-то полгода. Однажды, когда Николай отсутствовал дома, проверяя ночью работу своих подчинённых, в дверь их квартиры позвонили. Леночка,  что-то щебеча, открыла двери мужу… В квартиру оттесняя хозяйку вошли два довольно рослых и крепких молодых человека.


- Ты одна?
- Вы что себе позволяете?


Удар по щеке сбил её с ног. Она на какое-то время потеряла сознание. Очнулась от боли в предплечьях. Ударивший схватил её за руки и бросил в кресло. Упершись  ладонями в подлокотники кресла, он низко наклонился над её лицом и страшно прошипел:


-Где твой зять?
-Не знаю, он исчез.
-Где дочь?
-Она уехала.
-Куда?
-Не знаю.
-Ха! Как это не знаешь?
-Не знаю.
- А мне по барабану! Триста тысяч гони! Ты мне триста тысяч должна! Поняла!

       
 Он орал ей прямо в лицо. Ей было до ужаса страшно. Дав срок два дня, он ещё раз сильно ударил её ладонью по лицу. Она очнулась от того, что муж тряс её за плечи. Голова и лицо болели ужасно. Её в жизни никогда и никто даже пальцем не трогал… А тут!


          Когда она немного пришла в себя, дословно всё рассказала мужу. Николай вызвал скорую помощь, милицию. Скорая оказала помощь и уехала. Милиционеры как- то неохотно и вяло допросили и со своим: «Разберёмся!» укатили восвояси.


           Николай остатки ночи проходил по кухне. Было не ясно, кто эти мрази. Бандиты от игроков или ещё кто. Ясно одно, что послезавтра они придут. Когда? Сколько?  От ментов толку не будет. И он решил разобраться с этим делом сам.


            В последующие два дня он не пошёл на работу. Леночка тоже осталась дома. В назначенный бандитами день почти в полночь в дверь позвонили. Николай, приказав жене спрятаться в дальней спальне, открыл дверь. Двое рванулись вперёд сразу. Боковой удар в переносицу сразу завалил переднего нападающего. Второй пытаясь перепрыгнуть падающего напарника, и тут же попал на удушение. Николай заволок его в зал.


-Вы кто, суки?
- Да, пошёл ты!
-Не правильный ответ! Удавлю!
-Коллекторы.
-Кто?!


          И в этот момент прогремел выстрел.  Николай, оказавшийся спиной к двери,  вдруг безвольно опустил руки и вместе с придушенным бандитом упал на пол.  В коридоре стоял третий. Он растолкал и поднял второго бандита. Нашёл  Леночку и сказал, что они через три дня вернутся. Вдвоём они подняли первого бандита, который был всё ещё без сознания и вышли из квартиры.

          Леночка пыталась растолкать Николая, но безуспешно. Приехавшая скорая помощь увезла его вместе с ней в больницу. Резиновая пуля, выпущенная из травматического пистолета, попала точно в шейный позвонок.

         
  Когда Николая поместили в реанимационное отделение, Леночка   позвонила Ивану.  Тот, молча, выслушал её и сказал:


-Завтра буду.


3.Беззаконие порождает беззакония. 
   

          Он приехал утром. Одет как служитель церкви. В руке большая походная сумка. Молча, выслушал всё, что рассказала Леночка, встал, прошёлся по квартире и медленно произнёс:
- Коллекторы – говоришь? Ладно, Леночка, схожу-ка я к Николаю, да похожу по городу. Ты меня рано не жди.
Ходил Иван по городу два дня. На третий остался дома. Леночку отправил к подруге. Дверь оставил не запертой. Он переоделся в спортивный костюм и кроссовки. Когда за полночь в дверь позвонили, он надел большую тканевую маску с прорезями для глаз и зашёл в одну из спален. Позвонив, бандиты обнаружили, что двери не заперты.


- О! Ты посмотри, какое гостеприимство!
-  Га-га! Наверно и денежки на блюдечке с голубой каёмочкой лежат!


            Они вошли в зал и  умерли, так и не поняв, что с ними произошло.
Захват головы, рывок, хруст позвонков…  Два мгновения – два трупа.


            В два захода он вынес их и бросил в два мусорных контейнера. Ещё два дня Иван «ходил» по городу, но уже не в сутане, а в спортивной одежде с глухим капюшоном. За эти два дня произошло несколько несчастных случаев. Кто выпал с пятого этажа, кто подавился чем-то, кого-то убило током, кто-то утонул. Но самый странный случай для милиционеров – человек шёл, упал и разбил голову об угол здания так, что её содержимое (головы) оказалось разбрызганным и по стенам, и по асфальту.


- Ты понимаешь? Будто кто-то взял его за ноги и ударил головой об угол, как кошку. А покойничек, как пить дать с центнер весил! – удивлялся один милиционер.

- Слышь! И ещё одна странность – все покойнички-то – коллекторы!


           А тех первых двоих нашли через несколько дней на городской свалке. Видимо, не посмотрев, загрузили контейнеры и увезли.


            Иван ещё три дня в своей церковной одежде просидел около Николая. Крепкий костяк всё же у него оказался.  Пуля не разрушила позвонок, а только сильно его сотрясла, вызвав временную парализацию. Через две недели он вышел из больницы практически в полном здравии. Так, чуть побаливала шея. Но вскоре и эта боль ушла!


           Вернувшись домой, Иван долго-долго молился. О чём?  Наверное, о том знает только сам Иван и Бог, слушавший его исповедь.
Рейтинг: +1 146 просмотров
Комментарии (2)
alexandr # 28 февраля 2015 в 14:34 0
super
Нехорошо, что хорошо заканчивается
Валентин Мурзов # 28 февраля 2015 в 18:50 0
Почему? Бандитизм, даже в Законе - очень плохо! И на кого нарвёшься...