Клещ

article212750.jpg

Был у нас командир эскадрильи. И имелся у него пунктик такой, от него не зависящий. Как прицепится к чему-то, не оторвешь. Как-то само получалось. Очень любил, чтобы предварительная подготовка велась, как уроки в школе, с перерывами. И если кто в неположенное время в классе отсутствовал, наказывал на всю мощь своей должности, в пределах прав, предоставленных дисциплинарным уставом.        Вот тут-то его пунктик и проявлялся. Массовые наказания в армии запрещены, поэтому он выбирал себе две-три жертвы и на них постоянно отыгрывался.

В полку любили футбол и играли по простой схеме: летчики против штурманов. Стрелки и радисты распределялись так: стрелки за летчиков, радисты за штурманов. На команды делились приблизительно, и величина команд ограничивалась численностью полка. И по пятьдесят человек в команде могло быть. Обычно играли на поле для ручного мяча. Давка была, как в Центральном Комитете КПСС, вокруг которого все сильнее сплачивался советский народ. Определить, где находится мяч, можно было только по воплям, издаваемых игроками, получившим по ногам.

            Время игры не ограничивалось, и в  классах было пусто даже в то время, когда все должны были в них находиться. В таких случаях комэск, заглядывая в пустой класс, кричал: «Степанов! Мещерский! Их опять нет в классе!» А на предобеденном построении, несмотря на то, что в классе не было никого, он объявлял строгий выговор только им двоим. «Степанов и Мещерский» постоянно звучало на каждом построении, и число выговоров у каждого из них перевалило за десяток. Но это ничего не меняло.

            Однажды они не выдержали и подошли к командиру эскадрильи.

            – Товарищ командир. За что вы нас так? Вся эскадрилья играет в футбол, а вы видите, что только мы отсутствуем. У нас уже карточки взысканий переполнены. Чем мы вас обозлили? Нам хоть вешайся!

            – Да? – переспросил комэск. – Хорошо, идите.

            На следующем перерыве в классе уже звучало:

             – Ноговицын! Марченко! Их опять нет в классе! Получат по «выговорешнику».

 

 

© Copyright: Александр Шипицын, 2014

Регистрационный номер №0212750

от 3 мая 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0212750 выдан для произведения:

Был у нас командир эскадрильи. И имелся у него пунктик такой, от него не зависящий. Как прицепится к чему-то, не оторвешь. Как-то само получалось. Очень любил, чтобы предварительная подготовка велась, как уроки в школе, с перерывами. И если кто в неположенное время в классе отсутствовал, наказывал на всю мощь своей должности, в пределах прав, предоставленных дисциплинарным уставом.        Вот тут-то его пунктик и проявлялся. Массовые наказания в армии запрещены, поэтому он выбирал себе две-три жертвы и на них постоянно отыгрывался.

В полку любили футбол и играли по простой схеме: летчики против штурманов. Стрелки и радисты распределялись так: стрелки за летчиков, радисты за штурманов. На команды делились приблизительно, и величина команд ограничивалась численностью полка. И по пятьдесят человек в команде могло быть. Обычно играли на поле для ручного мяча. Давка была, как в Центральном Комитете КПСС, вокруг которого все сильнее сплачивался советский народ. Определить, где находится мяч, можно было только по воплям, издаваемых игроками, получившим по ногам.

            Время игры не ограничивалось, и в  классах было пусто даже в то время, когда все должны были в них находиться. В таких случаях комэск, заглядывая в пустой класс, кричал: «Степанов! Мещерский! Их опять нет в классе!» А на предобеденном построении, несмотря на то, что в классе не было никого, он объявлял строгий выговор только им двоим. «Степанов и Мещерский» постоянно звучало на каждом построении, и число выговоров у каждого из них перевалило за десяток. Но это ничего не меняло.

            Однажды они не выдержали и подошли к командиру эскадрильи.

            – Товарищ командир. За что вы нас так? Вся эскадрилья играет в футбол, а вы видите, что только мы отсутствуем. У нас уже карточки взысканий переполнены. Чем мы вас обозлили? Нам хоть вешайся!

            – Да? – переспросил комэск. – Хорошо, идите.

            На следующем перерыве в классе уже звучало:

             – Ноговицын! Марченко! Их опять нет в классе! Получат по «выговорешнику».

 

 

Рейтинг: +1 221 просмотр
Комментарии (4)
Остап Ибрагимыч Задунайский # 8 мая 2014 в 09:54 +1
Быть жертвой — утомительно.

Приходилось и мне быть "на виду" ))))
Александр Шипицын # 8 мая 2014 в 10:43 +2
Это судьба всех неординарных людей.
Лариса Чайка # 11 июня 2014 в 16:42 0
Вот уж точно-клещ.Почти везде такие встречаются среди руководителей .Мы их называли-паразит,зануда.А вот- клещ,более подходит к таким лицам.
Спасибо за интересный рассказ.
Александр Шипицын # 11 июня 2014 в 17:19 0
Лариса, я теперь без ваших очаровательных, оригинальных и великолепных "Спасиб" теперь и спать не смогу. Придется мне постараться, чтобы вас не разочаровывать.