ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → Как образовываются тандемы (не политика!!!)

 

Как образовываются тандемы (не политика!!!)

12 октября 2012 - Makarenkoff-&-Smirnova Co.

Как образовываются тандемы?

(почти придуманная история о почти реальных похождениях)

 

Да как они обычно образовываются? Как и везде – ходят люди, ходят, а потом оказываются… нет, не там, где вы подумали… в тайге.

 

Сперва нас была целая команда. Этакие безбашенные экстремалы, любящие подергать тигра своей судьбы за усы. Витька Старшой, Серега Лесоруб, Светка Штурман, и  Димон… просто Димон.

 

Познакомились мы в полевом лагере школы выживания. И попали в одну группу.

 

А заводилой у нас поначалу был Серега Лесоруб. Бородатый, усатый, худощавый, с продубленной на солнце, и прокопченной костровыми дымами кожей. Ходил в вытертом армейском камуфляже, разбитых берцах, с обычным солдатским вещмешком за спиной. Этакий на всю голову походник, грибник, охотник, рыбак, и вообще закоренелый турист. Из своих тридцати двух лет, наверное, лет десять точно провел, бродя по просторам нашей необъятной страны. Все, что нужно знать о жизни посреди дикой природы – Серега знал. Натуральный Леший. Но это прозвище ему не нравилось, поэтому и не прижилось как-то. Его байки можно было слушать часами. Зачем он изображал новичка сперва – не очень понятно. И школа эта нужна была ему, как рыбе зонтик. Если только его не специально в нашу компанию внедрили.

 

Просто Димон, семейный обстоятельный дядька, тридцать восемь календарей за плечами, жена и двое девчонок, семи и двенадцати годков. Неторопливый, основательный, аккуратный до педантизма, отчего жутко нудный. Распорядитель командным неприкосновенным запасом. То есть носитель аварийного рюкзака выживания. Можно было не опасаться, что у него пропадет хоть спичка.

 

Светка Штурман. Молодая девчонка, тщательно почему-то скрывающая свой возраст и семейное положение. Профессиональная наездница (речь на самом деле о лошадях, если что), человек с «шишкой направления» в голове. Разработчик маршрутов группы; все самые глухие чащобы, в которые мы периодически залезали, самые топкие болота, где нас кусали самые злобные комары, короче, все, что можно придумать невероятного – рождалось в ее постоянно кипящей голове. А поскольку из любой запутанной местности она до сих пор умудрялась нас выводить, была определена на должность штурмана.

 

Витька Старшой – это я. Старшой – потому что самый старший из всей толпы, но не самый умный. Единственный из нас, кто служил в армии. Охотник, правда, только в теории. В смысле, имею охотничий билет, два ружья с лицензиями, и… И все. За время владения вышеописанными аксессуарами (в районе десяти лет уже) расстрелял четыре жестяных ведра, штук двадцать тарелочек на стрельбище, и две водонагревательные бочки. Был на трех утиных охотах, и одной на зайца. Но звери посмотрели на меня, и решили ко мне не выходить, и не вылетать. Ну и ладно.

 

Все эти подробности выяснились, конечно, гораздо позже. А поначалу… Поначалу, как обычно, была веселуха. Первое взрослое задание.

 

-Светка, ты если сказать чего хочешь, так говори. Чего шипишь и пинаешься?

 

-Ой, Старшой, не приуменьшай свои заслуги перед отечеством, то есть нами. Да, сперва много нас было...Не качай головой, десантировать нас с двухсотметровой высоты с вертолета с парашютами, это не моя идея была, а Лесорубова. Вы ж мужики, в армии служили, с парашютом вас выкидывали из самолета, за кольцо дергать умеете, а я? Слабая девушка! Не хихикай, подумаешь, лосю рога отломила, когда в кустики пошла, а ты бы что в страхе делал, бежал, что ли?

 

-Да в чем проблема-то? Парашют раскрылся же?



-Ну так вот, да, открылся, у самой земли, и что из этого? Ну, запуталась в сосне, ну висела там и что? Могли бы и не стоять внизу ржать, а помочь даме спуститься!

 

-А мы что, не помогли разве?!

 

-Как помогли? А, это когда меня за стропы сдернули прямо на кабана, в кустах спавшего? Отличная помощь!!! У меня такого родео не было с тех пор, как подруги, чтоб пошутить, моего мерина самогоном напоили! Одно слово, мужчины!

 

-Согласен, кабана мы прощелкали. Мы думали, это Димон такие звуки издает. Он спать завалился сразу, как купол погасил. Положил голову на запаску, и давай храпеть. Как его жена терпит, громкого такого?

 

-Старшой, а на фига нам вообще запасные парашюты выдали?

 

-Понимаешь, Лесоруб же только в лесу царь и бог. А в небе – не очень. Услышал где-то, что положена запаска, вот и получил на группу.

 

-Ну ты то опытный прыгун. Мог бы подсказать.

 

-Кто? Я?! Окстись, Штурман! У меня два прыжка всего, включая наш совместный! Я высоты боюсь вообще.

 

-Ну прыгнул же?

 

-Свет, я ВЫПАЛ из самолета в первый раз. Это не считается. Я во второй группе был, сидел напротив двери «кукурузника». А когда на моих глазах первый парень в бездну канул, я вообще потерял любовь к жизни. Как только моя очередь прыгать настала, у меня ноги отнялись. На каких-то деревяшках к выходу шел. «Я не смогу» - говорю. Инструктор только улыбнулся. Нам еще рассказывали типа, рука в кольце, считать там что-то надо было, пока летишь, а потом дергать. Какой на хрен считать!!! Перед потерей сознания я еще чувствовал ступнями борт самолета, а рука уже с кольцом в стороне где-то была. Купол раскрылся без меня, слава богу. Правда, быстро в себя пришел. И вот тогда кайф поймал! Там очень тихо, наверху. Главное до трехсот метров чеку из механизма запасного парашюта вытащить, чтобы он самостоятельно не раскрылся.

 

-В смысле – самостоятельно?

 

-Там автомат стоит, на трех сотнях срабатывает, и второй купол принудительно выбрасывается из мешка. У нас некоторые пацаны, когда в воздухе коньяк пили, иногда забывали расчековать, и до земли на двух куполах враскоряку летели.

 

-А зачем в воздухе пить? Они идиоты?

 

-Ну это фишка такая была. Брали «мерзавчик» с собой, 0,05 литра, и в воздухе его выпивали торжественно.

 

-В армии?!

 

-Нет, это позже было. Коммерческий аэродром, в Чехове. Так что, прыжки с парашютом – дело веселое. А ты нюни распустила тут. С дерева ее уронили… Не больно же было?

 

-Нет, блин, приятно, особенно после того, как кабан меня в муравейник сбросил. Да, смешно, етить-колотить! Ну, а что, думаешь, после такого у меня компас в целости остаться должен был? Не уверена я в этом. Да и половину скарба своего тоже потеряла.

 

-Штурман компас проворонил! Это вообще веселая история! Как можно закрепленное на теле снаряжение уронить? Тебя Кинг-Конг, что ли, за ноги схватил, и вытряхивал, как коврик?! И за палатку тебе особенное гран-мерси…

 

-Да, потеряла палатку в болоте! Ну я же женщина, слабый можно сказать, пол! А вы! У одного радикулит, второму нельзя лишнее нести, потому как он путь прорубает, третий вообще по кустам с ружьем бегает, жратву стреляет. Хоть бы раз добыл дичь. Спасибо, кстати, за тот заряд дроби утиной у меня в... проехали. Еще и одеялом моим всей толпой укрывались. Почему я брюзжу? Да эта школа имени Сусанина чуть нас в тайге не оставила, а для тебя это просто развлечение.

 

-Насчет заряда… это я споткнулся просто, ружье и выстрелило. Хорошо, порох сыроват был, дробь вяло полетела. Что, первый синяк у тебя на… проехали. И не последний, я думаю. И вообще, когда друг к другу прижимаешься во сне – теплее. Ты же в середине была, самое козырное место. А у меня плеер намок… Знаешь, как жалко?

 

-Да уж, самое приятное воспоминание, спать меж двумя грязными, немытыми мужиками. А Димон, он же храпит, как дизельный трактор, у меня в вертолете так уши не закладывало, как от его «симфонии». Про Серегу вообще молчу, Леший, он и в Африке леший. Щетиной своей все норовил мне в волосы зарыться. Крапива приставучая! Спасибо, кстати, что мне потом крайнее место уступил, очень приятно падать постоянно с подстилки в остатки ужина.

 

-А кто тебя падать заставлял? Лежала бы себе спокойно…

 

-ТЫ, кто… Да, ты не храпишь и не воняешь, но толкаешься! А за плеер извини, я его нечаянно в лужу столкнула, когда потягивалась (блин, проговорилась). Не все же тебе одному, как медведю ворочаться. Зато хоть не зеваю так, что половина тайги вымирает от ужаса. И, кстати, спасибо тебе за синяк на моей… проехали. Не думала, что ты локтем дотуда достанешь во сне.


-Я его отлежал тогда. С голодухи начнешь ворочаться. Когда в животе урчит громче Димонова храпа.

 

-Сами виноваты! Вот одного понять не могу, кто из моих снастей для спиннинга уху сварил? Это же силиконовые рыбки были, и воблеры!

 

-А потому что держать их надо было в специальном футляре, а не в пакете с крупой.



-Конечно, теперь все сразу умные! Костер, в первую же ночь который развели, запасную палатку сжег, смешно было наблюдать, как вы пытались затушить ее водой из лужи. Замерзли, мальчики?

 

-Это к Лесорубу вопросы! Он у нас по походно-отопительным системам специалист. Поближе, говорит, к палатке двигайте костер, не стесняйтесь… теплее будет…  Хорошо, сами не сгорели. А палатка, ее жалко, конечно.

 

-Ну да, Димон, он кладовщик по ходу, сразу в уме убытки посчитал, всплакнул и похоронил остатки палатки под сосной или кедром, я не разбираюсь особо, я в предгорье родилась и выросла.

 

-Как тебя вообще в лес с нами занесло? Раз ты у нас коза горная?

 

-За козу ответишь, Старшой! Мне очень рыбалка на лесном озере понравилась, особенно когда Лешак спиннингом утку заспиннинговал дикую, вот-то потеха из потех была, жаль, сорвалась добыча. А я уже в уме прикинуть успела, сколько каждому из вас на лицо останется, после моего приготовления оного продукта.

 

-Ага, а потом злой Димон прикладом моего ружья рыбу глушить пытался. Орал, как дикий питекантроп. Рыбы сдурели от страха, и пытались на противоположный берег вылезти, подальше от этого идиота. Но запасливого идиота, тут базара нет. Дошираком он хорошо затарился перед походом.

 

-Мда, сухой доширак на закате… Романтика. Он так очаровательно хрустит.

 

-А кто чайник утопил? Могли бы поесть горячего.

 

-Кто утопил? Я не знаю.

 

-А не ты ли, радость, его у берега оставила? И он уплыл величаво, а на середине озера погрузился в пучину, подобно батискафу.

 

-Нууу… Неа, не помню!



-Не помнит она. А Лесоруба как историями своими напугала, тоже не помнишь? Серегу, о котором половина легенд в народе рождается! Даже он нервничал, когда спать укладывался.

 

-Он бы лучше носки перед сном стирал! Зато после моих страшилок за всю ночь никто из вас ни разу не выбежал из-под одеяла в кустики, с головой поукрывались, и делали вид, что спите. Не храпели, не ворочались, не толкались. Хоть отдохнула по-человечески… А у меня их столько со школы накопилось!

 

Так мы путешествовали пару лет, под Светкины и Серегины россказни. Потом Серега с Димоном занялись бизнесом, бродить им стало некогда. Так что я остался единственным благодарным слушателем.

 

 И вот с этих ее баек, коими с седьмого класса набита под завязку ее взбаломошная голова, начались наши робкие попытки перенести хоть что-то на бумагу. Сперва пытались на глиняных табличках увековечивать, но, видимо, глина нынче не та, что многие века назад. На кирпичах пробовали гравировать. За публикацию одного произведения на заборе попали в кутузку, а потом все граффити с него отмывали, которое местная шпана пять лет кропотливо наносила. Представляете, каково это - отмыть сто метров бетонного ограждения? Всякое бывало…

 

И вот теперь мы здесь, с больной фантазией и вросшими в клавиатуру пальцами…

 


-Слушай, Старший, я тут намедни два билета на зимнее сафари в Африку достала, будем с дикарями месяц жить, питаться тем, что удастся найти, с крокодилами в речке купаться, да от львов рогатиной отмахиваться, чем не романтика, скажи? Рванем?

 

-А тексты ногами на песке в пустыне вытаптывать, чтоб из космоса видно было? Как вариант прокатит. Погнали!!!!

 

© Copyright: Makarenkoff-&-Smirnova Co., 2012

Регистрационный номер №0083824

от 12 октября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0083824 выдан для произведения:

Как образовываются тандемы?

(почти придуманная история о почти реальных похождениях)

 

Да как они обычно образовываются? Как и везде – ходят люди, ходят, а потом оказываются… нет, не там, где вы подумали… в тайге.

Сперва нас была целая команда. Этакие безбашенные экстремалы, любящие подергать тигра своей судьбы за усы. Витька Старшой, Серега Лесоруб, Светка Штурман, и  Димон… просто Димон.

Познакомились мы в полевом лагере школы выживания. И попали в одну группу.

А заводилой у нас поначалу был Серега Лесоруб. Бородатый, усатый, худощавый, с продубленной на солнце, и прокопченной костровыми дымами кожей. Ходил в вытертом армейском камуфляже, разбитых берцах, с обычным солдатским вещмешком за спиной. Этакий на всю голову походник, грибник, охотник, рыбак, и вообще закоренелый турист. Из своих тридцати двух лет, наверное, лет десять точно провел, бродя по просторам нашей необъятной страны. Все, что нужно знать о жизни посреди дикой природы – Серега знал. Натуральный Леший. Но это прозвище ему не нравилось, поэтому и не прижилось как-то. Его байки можно было слушать часами. Зачем он изображал новичка сперва – не очень понятно. И школа эта нужна была ему, как рыбе зонтик. Если только его не специально в нашу компанию внедрили.

Просто Димон, семейный обстоятельный дядька, тридцать восемь календарей за плечами, жена и двое девчонок, семи и двенадцати годков. Неторопливый, основательный, аккуратный до педантизма, отчего жутко нудный. Распорядитель командным неприкосновенным запасом. То есть носитель аварийного рюкзака выживания. Можно было не опасаться, что у него пропадет хоть спичка.

Светка Штурман. Молодая девчонка, тщательно почему-то скрывающая свой возраст и семейное положение. Профессиональная наездница (речь на самом деле о лошадях, если что), человек с «шишкой направления» в голове. Разработчик маршрутов группы; все самые глухие чащобы, в которые мы периодически залезали, самые топкие болота, где нас кусали самые злобные комары, короче, все, что можно придумать невероятного – рождалось в ее постоянно кипящей голове. А поскольку из любой запутанной местности она до сих пор умудрялась нас выводить, была определена на должность штурмана.

Витька Старшой – это я. Старшой – потому что самый старший из всей толпы, но не самый умный. Единственный из нас, кто служил в армии. Охотник, правда, только в теории. В смысле, имею охотничий билет, два ружья с лицензиями, и… И все. За время владения вышеописанными аксессуарами (в районе десяти лет уже) расстрелял четыре жестяных ведра, штук двадцать тарелочек на стрельбище, и две водонагревательные бочки. Был на трех утиных охотах, и одной на зайца. Но звери посмотрели на меня, и решили ко мне не выходить, и не вылетать. Ну и ладно.

Все эти подробности выяснились, конечно, гораздо позже. А поначалу… Поначалу, как обычно, была веселуха. Первое взрослое задание.

-Светка, ты если сказать чего хочешь, так говори. Чего шипишь и пинаешься?

-Ой, Старшой, не приуменьшай свои заслуги перед отечеством, то есть нами. Да, сперва много нас было...Не качай головой, десантировать нас с двухсотметровой высоты с вертолета с парашютами, это не моя идея была, а Лесорубова. Вы ж мужики, в армии служили, с парашютом вас выкидывали из самолета, за кольцо дергать умеете, а я? Слабая девушка! Не хихикай, подумаешь, лосю рога отломила, когда в кустики пошла, а ты бы что в страхе делал, бежал, что ли?

-Да в чем проблема-то? Парашют раскрылся же?

-Ну так вот, да, открылся, у самой земли, и что из этого? Ну, запуталась в сосне, ну висела там и что? Могли бы и не стоять внизу ржать, а помочь даме спуститься!

-А мы что, не помогли разве?!

-Как помогли? А, это когда меня за стропы сдернули прямо на кабана, в кустах спавшего? Отличная помощь!!! У меня такого родео не было с тех пор, как подруги, чтоб пошутить, моего мерина самогоном напоили! Одно слово, мужчины!

-Согласен, кабана мы прощелкали. Мы думали, это Димон такие звуки издает. Он спать завалился сразу, как купол погасил. Положил голову на запаску, и давай храпеть. Как его жена терпит, громкого такого?

-Старшой, а на фига нам вообще запасные парашюты выдали?

-Понимаешь, Лесоруб же только в лесу царь и бог. А в небе – не очень. Услышал где-то, что положена запаска, вот и получил на группу.

-Ну ты то опытный прыгун. Мог бы подсказать.

-Кто? Я?! Окстись, Штурман! У меня два прыжка всего, включая наш совместный! Я высоты боюсь вообще.

-Ну прыгнул же?

-Свет, я ВЫПАЛ из самолета в первый раз. Это не считается. Я во второй группе был, сидел напротив двери «кукурузника». А когда на моих глазах первый парень в бездну канул, я вообще потерял любовь к жизни. Как только моя очередь прыгать настала, у меня ноги отнялись. На каких-то деревяшках к выходу шел. «Я не смогу» - говорю. Инструктор только улыбнулся. Нам еще рассказывали типа, рука в кольце, считать там что-то надо было, пока летишь, а потом дергать. Какой на хрен считать!!! Перед потерей сознания я еще чувствовал ступнями борт самолета, а рука уже с кольцом в стороне где-то была. Купол раскрылся без меня, слава богу. Правда, быстро в себя пришел. И вот тогда кайф поймал! Там очень тихо, наверху. Главное до трехсот метров чеку из механизма запасного парашюта вытащить, чтобы он самостоятельно не раскрылся.

-В смысле – самостоятельно?

-Там автомат стоит, на трех сотнях срабатывает, и второй купол принудительно выбрасывается из мешка. У нас некоторые пацаны, когда в воздухе коньяк пили, иногда забывали расчековать, и до земли на двух куполах враскоряку летели.

-А зачем в воздухе пить? Они идиоты?

-Ну это фишка такая была. Брали «мерзавчик» с собой, 0,05 литра, и в воздухе его выпивали торжественно.

-В армии?!

-Нет, это позже было. Коммерческий аэродром, в Чехове. Так что, прыжки с парашютом – дело веселое. А ты нюни распустила тут. С дерева ее уронили… Не больно же было?

-Нет, блин, приятно, особенно после того, как кабан меня в муравейник сбросил. Да, смешно, етить-колотить! Ну, а что, думаешь, после такого у меня компас в целости остаться должен был? Не уверена я в этом. Да и половину скарба своего тоже потеряла.

-Штурман компас проворонил! Это вообще веселая история! Как можно закрепленное на теле снаряжение уронить? Тебя Кинг-Конг, что ли, за ноги схватил, и вытряхивал, как коврик?! И за палатку тебе особенное гран-мерси…

-Да, потеряла палатку в болоте! Ну я же женщина, слабый можно сказать, пол! А вы! У одного радикулит, второму нельзя лишнее нести, потому как он путь прорубает, третий вообще по кустам с ружьем бегает, жратву стреляет. Хоть бы раз добыл дичь. Спасибо, кстати, за тот заряд дроби утиной у меня в... проехали. Еще и одеялом моим всей толпой укрывались. Почему я брюзжу? Да эта школа имени Сусанина чуть нас в тайге не оставила, а для тебя это просто развлечение.

-Насчет заряда… это я споткнулся просто, ружье и выстрелило. Хорошо, порох сыроват был, дробь вяло полетела. Что, первый синяк у тебя на… проехали. И не последний, я думаю. И вообще, когда друг к другу прижимаешься во сне – теплее. Ты же в середине была, самое козырное место. А у меня плеер намок… Знаешь, как жалко?

-Да уж, самое приятное воспоминание, спать меж двумя грязными, немытыми мужиками. А Димон, он же храпит, как дизельный трактор, у меня в вертолете так уши не закладывало, как от его «симфонии». Про Серегу вообще молчу, Леший, он и в Африке леший. Щетиной своей все норовил мне в волосы зарыться. Крапива приставучая! Спасибо, кстати, что мне потом крайнее место уступил, очень приятно падать постоянно с подстилки в остатки ужина.

-А кто тебя падать заставлял? Лежала бы себе спокойно…

-ТЫ, кто… Да, ты не храпишь и не воняешь, но толкаешься! А за плеер извини, я его нечаянно в лужу столкнула, когда потягивалась (блин, проговорилась). Не все же тебе одному, как медведю ворочаться. Зато хоть не зеваю так, что половина тайги вымирает от ужаса. И, кстати, спасибо тебе за синяк на моей… проехали. Не думала, что ты локтем дотуда достанешь во сне.


-Я его отлежал тогда. С голодухи начнешь ворочаться. Когда в животе урчит громче Димонова храпа.

-Сами виноваты! Вот одного понять не могу, кто из моих снастей для спиннинга уху сварил? Это же силиконовые рыбки были, и воблеры!

-А потому что держать их надо было в специальном футляре, а не в пакете с крупой.

-Конечно, теперь все сразу умные! Костер, в первую же ночь который развели, запасную палатку сжег, смешно было наблюдать, как вы пытались затушить ее водой из лужи. Замерзли, мальчики?

-Это к Лесорубу вопросы! Он у нас по походно-отопительным системам специалист. Поближе, говорит, к палатке двигайте костер, не стесняйтесь… теплее будет…  Хорошо, сами не сгорели. А палатка, ее жалко, конечно.

-Ну да, Димон, он кладовщик по ходу, сразу в уме убытки посчитал, всплакнул и похоронил остатки палатки под сосной или кедром, я не разбираюсь особо, я в предгорье родилась и выросла.

-Как тебя вообще в лес с нами занесло? Раз ты у нас коза горная?

-За козу ответишь, Старшой! Мне очень рыбалка на лесном озере понравилась, особенно когда Лешак спиннингом утку заспиннинговал дикую, вот-то потеха из потех была, жаль, сорвалась добыча. А я уже в уме прикинуть успела, сколько каждому из вас на лицо останется, после моего приготовления оного продукта.

-Ага, а потом злой Димон прикладом моего ружья рыбу глушить пытался. Орал, как дикий питекантроп. Рыбы сдурели от страха, и пытались на противоположный берег вылезти, подальше от этого идиота. Но запасливого идиота, тут базара нет. Дошираком он хорошо затарился перед походом.

-Мда, сухой доширак на закате… Романтика. Он так очаровательно хрустит.

-А кто чайник утопил? Могли бы поесть горячего.

-Кто утопил? Я не знаю.

-А не ты ли, радость, его у берега оставила? И он уплыл величаво, а на середине озера погрузился в пучину, подобно батискафу.

-Нууу… Неа, не помню!

-Не помнит она. А Лесоруба как историями своими напугала, тоже не помнишь? Серегу, о котором половина легенд в народе рождается! Даже он нервничал, когда спать укладывался.

-Он бы лучше носки перед сном стирал! Зато после моих страшилок за всю ночь никто из вас ни разу не выбежал из-под одеяла в кустики, с головой поукрывались, и делали вид, что спите. Не храпели, не ворочались, не толкались. Хоть отдохнула по-человечески… А у меня их столько со школы накопилось!

Так мы путешествовали пару лет, под Светкины и Серегины россказни. Потом Серега с Димоном занялись бизнесом, бродить им стало некогда. Так что я остался единственным благодарным слушателем.

 И вот с этих ее баек, коими с седьмого класса набита под завязку ее взбаломошная голова, начались наши робкие попытки перенести хоть что-то на бумагу. Сперва пытались на глиняных табличках увековечивать, но, видимо, глина нынче не та, что многие века назад. На кирпичах пробовали гравировать. За публикацию одного произведения на заборе попали в кутузку, а потом все граффити с него отмывали, которое местная шпана пять лет кропотливо наносила. Представляете, каково это - отмыть сто метров бетонного ограждения? Всякое бывало…

И вот теперь мы здесь, с больной фантазией и вросшими в клавиатуру пальцами…


-Слушай, Старший, я тут намедни два билета на зимнее сафари в Африку достала, будем с дикарями месяц жить, питаться тем, что удастся найти, с крокодилами в речке купаться, да от львов рогатиной отмахиваться, чем не романтика, скажи? Рванем?

-А тексты ногами на песке в пустыне вытаптывать, чтоб из космоса видно было? Как вариант прокатит. Погнали!!!!

Рейтинг: 0 197 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!