ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → Хождение за правдой

 

Хождение за правдой

12 октября 2014 - Владимир Потапов
 
      Юрка ввернул свечу и, наконец-то, поднялся с затекших колен.
      Всё, готов скутер. Можно ехать. Он вытер ветошью руки, достал сигарету.
      Солнечный летний день радовал мало: жуть, как хотелось спать после ночной смены. Домой – и в постель. Юрка помрачнел.  «Домой»… Машинально тронул грязными руками исцарапанное горло.
      - С-сука-а,- прошипел зло. – Бешенная. Сейчас, вот, побои сдам – посмотришь!.. С-сука…  Перед детьми-то как неудобно…
      Вчера вечером, перед тем, как идти в ночную, он поругался с женой. Вообще то, что значит – поругался?.. Не ругался он! Та сама начала! Как и всегда. Отпраздновала на работе чей-то день рождения – и всё! Шлея под хвост попала! Взбеленилась! «Зачем ты скутер купил, зачем ты скутер купил?! Детям жрать нечего!..»  Во, дура! «Жрать нечего…» Да холодильник по горло забит, жри - не хочу, а она!.. Ну, и до рукоприкладства дошло…
      Юрке жуть как хотелось звездануть ей под глаз, но он всё время держал в башке: «Посадит, сучка! Побои снимет – и посадит!» Поэтому он старался только защищаться, легонько отпихивая жену да отдирая её руки от своего горла, да разветь убережешься  от всего… Вон, ногти-то отрастила, как тигрица. Что ты, заведующая детсадиком, как без маникюра!..
      Он досмолил до фильтра, обжег дыхание.
      А, может, к ней сейчас?.. Поговорить по-человечий… чего она?. . руки распускать… дети ж смотрят…  Завела, поди, кобыла, кого-нибудь себе – вот и бесится. Зачесалось у неё… Поговорю, а потом, уж, про побои решу: снимать-не снимать. В глаза её бесстыжие посмотрю…
      Юрка завел скутер и поехал к жене на работу.
 
      У ворот детского садика стоял полицейский «форд». Опершись тылами на капот две девицы в форме о чем-то оживленно беседовали, чмокая жевательной резинкой.
      Юрка прислонил скутер к дереву на обочине, начал пристёгивать колесо цепочкой к стволу.
      - Во! Это же «органы»! – закрутились в голове мысли. – Власть! Они же законы знают! А я сейчас у них спрошу… Может, что посоветуют. По Конституции там или по Уголовному кодексу…
      Он вспотел от размышлений. Сдвинул локтем свою кожаную  кепку-шестиклинку на затылок и закурил для храбрости. Так – с сигаретой в уголке рта, с засунутыми в карманы брюк руками, шаркающей от стеснения походкой блатного стошестидесятисантиметрового мужичка – так он и подошел к ним.
      - Здрасьте!
      Полицейские замолчали, выпрямились, уставились на него сверху.
      - Я… это… Можно мне, как гражданину, обратиться за консультацией? Спросить?..
      Юрка глаз не поднимал. Пялился на свои грязные берцы и ждал ответа.
      -Ну?
      - «Баранки гну!»- чуть было не ляпнул он в ответ, но сглотнув комок в горле, продолжил законопослушно: - Вот, если жена пьяная домой приходит и в драку лезет – могу я ей в лобешник закатать? Не сильно, поучить просто, а? А то ж она, как танк прёт! И орёт ещё, детей пугает! – Он, наконец, поднял глаза вверх, на девиц. – Можно, а? – В голосе сквозила затаенная надежда. – Но чтоб она, сучка, не посадила… А то, ведь, она только этого и ждёт!
      Ухряпанный ночной сменой на шахте и вчерашней потасовкой с женой Юрка в своей фуражке напоминал  усохшего Жириновского с похмелья 90-х годов иль многодетного докера-румына 50-х.
      Но «органы» видели перед собой лишь приблатненного и, кажется, поддатого мужичка со следами насилия на шее. Юрка, видимо, что-то почувствовал. Вытащил руки из карманов и поднял воротник рубашки.
      - А вы кого здесь ждете?
      Девицы как-то неуловимо переместились и стояли уже по обе стороны от него.
      - Никого я здесь не жду. Вас увидел: дай, думаю, посоветуюсь…
      - А почему здесь, у садика?
      - И что это у вас за царапины?
      Юрка лишь вертел головой, как сыч, не успевая отвечать.
      - … или все-таки ждете?
      - Да никого я не жду! – чуть не взвыл он. – Прокосультироваться хотел! – глотая буквы проговорил он. – Я ей вмажу, а она посадит! Она же только этого и ждет! Дай, думаю, поговорю с ней, а тут вас увидел!..
      - Ваша жена работает в этом садике?
      - Ну! Поговорить хотел!
      - А что ж так агрессивно? Житейское дело, чего руки распускать? – произнесла лейтенант слева. Сержант же справа влезла до половины в машину и что-то наговаривала по рации.
      Юрка упёрся взглядом на девичьи ягодицы, обтянутые юбкой, и молчал.
      «Такие же, поди, как моя… С погонами, а как шлюхи… Ничего они не подскажут, все одним миром мазаны…»
      - Ладно, - сказал, наконец. – Пойду. Хотел, как гражданин, посоветоваться с вами…
      Он двинулся к садику.
 
      … Не удалось ему в этот день ничего: ни отоспаться вволю, ни с женой по душам поговорить, ни правду на Руси найти. Следователь отпустил его из КПЗ лишь в одиннадцатом часу ночи. Единственное, что тешило душу – удалось все ж таки проконсультироваться. Хороший следователь попался, понимающий мужик. Поначалу, когда Юрку к нему доставили, всё недоверчиво косился да хмыкал. А потом разобрался и они уже вместе решили: бабьё – это, всё-таки, сволочной народец. Но до мордобоя с ними доходить не следует: посадят. Следователь даже статьи зачитал. И у садика светиться с разборками не стоит (он зачитал следующие статьи, о терроризме и покушении на терроризм)
      - Наряд вызывай,- посоветовал он. – Раз вызовешь, два – она и одумается. – Не торопясь достал из сейфа бутылочку «беленькой», две стопки, пирожки.
      - Дык, обидно ж… - Юрка понуро повесил голову. – Мужик, а бабу приструнить не могу…
      - Тогда сядешь. Лет на несколько… Давай, двигайся к столу. Конец работе. – Следователь разлил по стопкам. – А, вот, пока наряд едет – можно и приструнить её. Что б стыдно не было… Поднимай! За знакомство!  - Резко выдохнули, закусили, закурили. – Слышал про чулок с песком?  Ну, а здесь, в домашних условиях, наливаешь пластмассовую полторашку воды и …
 
      Юрка шел по засыпающим улицам города и аж горел от нетерпения. Единственное, что смущало: хватит ли этой дуре «полторашки»? Где то у него на два с половиной литра от пива завалялась на балконе…
                      

© Copyright: Владимир Потапов, 2014

Регистрационный номер №0245064

от 12 октября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0245064 выдан для произведения:  
      Юрка ввернул свечу и, наконец-то, поднялся с затекших колен.
      Всё, готов скутер. Можно ехать. Он вытер ветошью руки, достал сигарету.
      Солнечный летний день радовал мало: жуть, как хотелось спать после ночной смены. Домой – и в постель. Юрка помрачнел.  «Домой»… Машинально тронул грязными руками исцарапанное горло.
      - С-сука-а,- прошипел зло. – Бешенная. Сейчас, вот, побои сдам – посмотришь!.. С-сука…  Перед детьми-то как неудобно…
      Вчера вечером, перед тем, как идти в ночную, он поругался с женой. Вообще то, что значит – поругался?.. Не ругался он! Та сама начала! Как и всегда. Отпраздновала на работе чей-то день рождения – и всё! Шлея под хвост попала! Взбеленилась! «Зачем ты скутер купил, зачем ты скутер купил?! Детям жрать нечего!..»  Во, дура! «Жрать нечего…» Да холодильник по горло забит, жри - не хочу, а она!.. Ну, и до рукоприкладства дошло…
      Юрке жуть как хотелось звездануть ей под глаз, но он всё время держал в башке: «Посадит, сучка! Побои снимет – и посадит!» Поэтому он старался только защищаться, легонько отпихивая жену да отдирая её руки от своего горла, да разветь убережешься  от всего… Вон, ногти-то отрастила, как тигрица. Что ты, заведующая детсадиком, как без маникюра!..
      Он досмолил до фильтра, обжег дыхание.
      А, может, к ней сейчас?.. Поговорить по-человечий… чего она?. . руки распускать… дети ж смотрят…  Завела, поди, кобыла, кого-нибудь себе – вот и бесится. Зачесалось у неё… Поговорю, а потом, уж, про побои решу: снимать-не снимать. В глаза её бесстыжие посмотрю…
      Юрка завел скутер и поехал к жене на работу.
 
      У ворот детского садика стоял полицейский «форд». Опершись тылами на капот две девицы в форме о чем-то оживленно беседовали, чмокая жевательной резинкой.
      Юрка прислонил скутер к дереву на обочине, начал пристёгивать колесо цепочкой к стволу.
      - Во! Это же «органы»! – закрутились в голове мысли. – Власть! Они же законы знают! А я сейчас у них спрошу… Может, что посоветуют. По Конституции там или по Уголовному кодексу…
      Он вспотел от размышлений. Сдвинул локтем свою кожаную  кепку-шестиклинку на затылок и закурил для храбрости. Так – с сигаретой в уголке рта, с засунутыми в карманы брюк руками, шаркающей от стеснения походкой блатного стошестидесятисантиметрового мужичка – так он и подошел к ним.
      - Здрасьте!
      Полицейские замолчали, выпрямились, уставились на него сверху.
      - Я… это… Можно мне, как гражданину, обратиться за консультацией? Спросить?..
      Юрка глаз не поднимал. Пялился на свои грязные берцы и ждал ответа.
      -Ну?
      - «Баранки гну!»- чуть было не ляпнул он в ответ, но сглотнув комок в горле, продолжил законопослушно: - Вот, если жена пьяная домой приходит и в драку лезет – могу я ей в лобешник закатать? Не сильно, поучить просто, а? А то ж она, как танк прёт! И орёт ещё, детей пугает! – Он, наконец, поднял глаза вверх, на девиц. – Можно, а? – В голосе сквозила затаенная надежда. – Но чтоб она, сучка, не посадила… А то, ведь, она только этого и ждёт!
      Ухряпанный ночной сменой на шахте и вчерашней потасовкой с женой Юрка в своей фуражке напоминал  усохшего Жириновского с похмелья 90-х годов иль многодетного докера-румына 50-х.
      Но «органы» видели перед собой лишь приблатненного и, кажется, поддатого мужичка со следами насилия на шее. Юрка, видимо, что-то почувствовал. Вытащил руки из карманов и поднял воротник рубашки.
      - А вы кого здесь ждете?
      Девицы как-то неуловимо переместились и стояли уже по обе стороны от него.
      - Никого я здесь не жду. Вас увидел: дай, думаю, посоветуюсь…
      - А почему здесь, у садика?
      - И что это у вас за царапины?
      Юрка лишь вертел головой, как сыч, не успевая отвечать.
      - … или все-таки ждете?
      - Да никого я не жду! – чуть не взвыл он. – Прокосультироваться хотел! – глотая буквы проговорил он. – Я ей вмажу, а она посадит! Она же только этого и ждет! Дай, думаю, поговорю с ней, а тут вас увидел!..
      - Ваша жена работает в этом садике?
      - Ну! Поговорить хотел!
      - А что ж так агрессивно? Житейское дело, чего руки распускать? – произнесла лейтенант слева. Сержант же справа влезла до половины в машину и что-то наговаривала по рации.
      Юрка упёрся взглядом на девичьи ягодицы, обтянутые юбкой, и молчал.
      «Такие же, поди, как моя… С погонами, а как шлюхи… Ничего они не подскажут, все одним миром мазаны…»
      - Ладно, - сказал, наконец. – Пойду. Хотел, как гражданин, посоветоваться с вами…
      Он двинулся к садику.
 
      … Не удалось ему в этот день ничего: ни отоспаться вволю, ни с женой по душам поговорить, ни правду на Руси найти. Следователь отпустил его из КПЗ лишь в одиннадцатом часу ночи. Единственное, что тешило душу – удалось все ж таки проконсультироваться. Хороший следователь попался, понимающий мужик. Поначалу, когда Юрку к нему доставили, всё недоверчиво косился да хмыкал. А потом разобрался и они уже вместе решили: бабьё – это, всё-таки, сволочной народец. Но до мордобоя с ними доходить не следует: посадят. Следователь даже статьи зачитал. И у садика светиться с разборками не стоит (он зачитал следующие статьи, о терроризме и покушении на терроризм)
      - Наряд вызывай,- посоветовал он. – Раз вызовешь, два – она и одумается. – Не торопясь достал из сейфа бутылочку «беленькой», две стопки, пирожки.
      - Дык, обидно ж… - Юрка понуро повесил голову. – Мужик, а бабу приструнить не могу…
      - Тогда сядешь. Лет на несколько… Давай, двигайся к столу. Конец работе. – Следователь разлил по стопкам. – А, вот, пока наряд едет – можно и приструнить её. Что б стыдно не было… Поднимай! За знакомство!  - Резко выдохнули, закусили, закурили. – Слышал про чулок с песком?  Ну, а здесь, в домашних условиях, наливаешь пластмассовую полторашку воды и …
 
      Юрка шел по засыпающим улицам города и аж горел от нетерпения. Единственное, что смущало: хватит ли этой дуре «полторашки»? Где то у него на два с половиной литра от пива завалялась на балконе…
                      
Рейтинг: +5 146 просмотров
Комментарии (6)
Сергей Чернец # 12 октября 2014 в 20:45 0
Жизнь наша страшная такая. Никакого развития - только деградация какая-то. Так было в 19 веке, классики писали про нашу Россию матушку. Как была пьянка, как бабы воротили мужикам, всё так и осталось. Чехова Лескова и прочих классиков прочесть - такая же история!
Владимир Потапов # 12 октября 2014 в 22:16 0
Ох, Сергей, хотелось легкую вещь написать... Жаль, что чуть не так её воспринимают.
Но за ответ очень благодарен.
Влад Устимов # 14 октября 2014 в 08:40 0
Все свою правду ищут, да не каждый находит. Новых Вам творческих успехов, Владимир!
Владимир Потапов # 15 октября 2014 в 07:19 0
Спасибо, Влад
НИКОЛАЙ ГОЛЬБРАЙХ # 30 января 2015 в 17:38 0
50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e c0137
Владимир Потапов # 30 января 2015 в 17:40 0
Взаимно! И спасибо.