Граф ВИЛЛИ

23 октября 2012 - Людмила Корнилова

Граф Вилли
Сказка-быль


Историю, которую я хочу поведать, мне рассказал странник, с которым мне довелось встретиться на пути в Крым. Вот она, эта история.
На песчаном берегу, неподалёку от черноморской бухты, куда заходили разные корабли, стояла роскошная вилла, согретая южным солнцем и окружённая цветущим садом из разных субтропических деревьев. Здесь кроме плодовых деревьев было много цветов, и пышно цвела белая Акация. Подхваченные лёгким ветерком, розовые лепестки цветущих груш осыпали аллеи сада.
Неподалёку от беседки, обвитой виноградной лозой, была уютно расположена аллея алых роз, аромат которых благоухал по всему саду. В коллекцию сада входили цветы и деревья, привезённые из заморских стран. В самом дальнем углу, скрытая от любопытных
глаз, росла старая, обломанная ветрами пальма, которая обосновалась здесь задолго до того, как была построена вилла.
Хозяином всей этой красоты был симпатичный молодой и благородный человек, благородство которого заключалось в его аристократическом происхождении. И все, кто имел честь бывать у него, находили его весьма деликатным и образованным человеком.
Но в узком кругу о молодом человеке ходили разные слухи. Он ни с кем не искал встреч для общения, а более всего был увлечён делом и заботами о содержании в полном порядке своего уединённого поместья, на котором находилась вилла. Никто не знал, на какой капитал он существует, с его слов было известно лишь, что у него есть мать и брат, которые живут в Европе. Об их существовании он вспоминал не часто, но было заметно, что он относился к ним с почтением и любовью. Из неофициальных источников было известно, что он имеет графский титул и увлекается юридическими науками.
Молодого графа звали Вилли. Когда ему случалось по делам бывать в городе, на него невольно обращали внимание девушки. Он всегда был элегантен, привлекателен и хорош собой. Но мысли его были далёки от юных красавиц, и он не обращал на них никакого внимания. У него не было цели завести знакомство хотя бы с одной из милых и забавных аристократок.
Однажды, возвращаясь из города, граф решил прогуляться до бухты пешком. Любуясь живописным пейзажем и цветущими жасминами, он случайно забрёл в ущелье, где было сыро, темно и неуютно. Но чем дальше он шёл, тем сильнее влекла его какая-то неведомая сила и желание раскрыть тайну этого ущелья. И вдруг он увидел, что приближается к странному свету в конце ущелья.
Ему казалось, что он быстро найдёт выход из тёмного лабиринта, но, увидев впереди лишь лёгкий газовый туман, Вилли был разочарован. Тайн становилось всё больше. Войдя в облако мерцающего белого газа, граф потерял сознание. Через некоторое время он очнулся и захотел встать, но вдруг почувствовал, что ноги не слушаются его, а пронзительная боль в позвоночнике вновь вернула его в бессознательное состояние.
Очнувшись, граф с изумлением увидел, что он оказался в каком-то сказочном дворце, где было мало тепла и много света, а из открытых окон дворца веяло свежим морским воздухом, и от всего этого почему-то становилось радостно на душе.
Предчувствие чего-то хорошего не покидало графа. Встав на ноги, он увидел себя в нарядном парчовом костюме. Тут навстречу ему из-за колонн выпорхнула молодая кареглазая девушка. Она лукаво, но ласково улыбалась. Лишь одного взгляда этой юной чаровницы хватило, чтобы покорить сердце неприступного графа.
Вилли заговорил с ней первым. Он предложил присесть на мягкий, обитый шёлком диван. Их беседа длилась несколько часов, из уст каждого лились сладостные речи. Он был красноречив, и называл её милой, ласковой, удивительной и прекрасной, единственной и самой неповторимой в этом мире. Их чувства оказались взаимными, и в их сердцах возникла любовь.
Но вдруг сверкнула молния среди ясного неба, и юная красавица исчезла так же внезапно, как и появилась. А граф почувствовал, что навсегда стал пленником её печальных глаз. Графу на мгновение показалось, что это было видение, но в его руках остался маленький, расшитый золотом именной платок, на углу которого была вышита буква «А», и он с восторгом воскликнул: «Значит, это была реальность»!
Тут из мраморной двери вышел седой старец, который подтвердил реальность происходящего. Голос у старца был молодым, и слова звучали отчётливо. На вопрос графа: «Кто была эта милая девушка»? – старец ответил, что об этом он вскоре
узнает сам. В полном недоумении Вили присел на диван.
Неожиданно с другой стороны зала появилась его мать, печальная и серьёзная. Молодой граф кинулся ей навстречу, поведал о встрече с юной красавицей и о своей первой любви. Мудрая женщина тихо сказала сыну: «Я рада за тебя, но встретишься ли ты с ней вновь»?
И опять сверкнула молния, ударив в самое сердце матери, женщина упала, сражённая на глазах у сына, и растаяла в пространстве, улетая белой дымкой в открытое окно загадочного дворца. От страшного зрелища молодой граф на время окаменел, а когда очнулся, зал был пуст, но мраморная дверь была открыта – и он бросился к выходу.
А тем временем в поместье графа его прислуга вела безуспешные поиски исчезнувшего хозяина. Никто не знал куда Вилли ушёл, никто не ведал, где его можно было отыскать.
И только с помощью местного старца-долгожителя, который хорошо знал здешние места, они отыскали молодого графа. Его нашли в ущелье через неделю, в голубом парчовом костюме, а в руке у него был белоснежный платок, вышитый золотом, на уголке которого красовалась буква «А».
Но по внешнему виду графа Вилли можно было понять, что всего за одну неделю он прожил значительную часть своей жизни и стал вдруг пожилым, угрюмым и седым.
По рассказам некоторых местных и знатных особ, спустя несколько лет граф наконец женился на молодой графине, и у них теперь растёт сын.
Но у него навсегда остались воспоминания о той кареглазой девушке и расшитый золотом белоснежный платок которой он хранил с трепетной любовью.
По возвращению из того злополучного ущелья он, скрываясь от солнца, часто уединялся под ветвистой белой Акацией, куда влекла его неведомая сила и прохладный лёгкий ветерок из бухты. Первое время он долго ждал от неё весточки, искал её среди встречных девушек, но не находил тех замечательных, ласковых и лукавых глаз. Но ему и в голову не приходило, что можно связать таинственную букву «А» на маленьком платочке с цветущей белой Акацией в его саду…
А пышный сад на вилле и по сей день расцветает каждой весной с прежней силой, старая же Пальма после возвращения графа домой погибла.
Не знаю, что это было: сказка или быль… Может быть сказка, а может быть – быль.

© Copyright: Людмила Корнилова, 2012

Регистрационный номер №0086805

от 23 октября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0086805 выдан для произведения:

Граф Вилли
Сказка-быль


Историю, которую я хочу поведать, мне рассказал странник, с которым мне довелось встретиться на пути в Крым. Вот она, эта история.
На песчаном берегу, неподалёку от черноморской бухты, куда заходили разные корабли, стояла роскошная вилла, согретая южным солнцем и окружённая цветущим садом из разных субтропических деревьев. Здесь кроме плодовых деревьев было много цветов, и пышно цвела белая Акация. Подхваченные лёгким ветерком, розовые лепестки цветущих груш осыпали аллеи сада.
Неподалёку от беседки, обвитой виноградной лозой, была уютно расположена аллея алых роз, аромат которых благоухал по всему саду. В коллекцию сада входили цветы и деревья, привезённые из заморских стран. В самом дальнем углу, скрытая от любопытных
глаз, росла старая, обломанная ветрами пальма, которая обосновалась здесь задолго до того, как была построена вилла.
Хозяином всей этой красоты был симпатичный молодой и благородный человек, благородство которого заключалось в его аристократическом происхождении. И все, кто имел честь бывать у него, находили его весьма деликатным и образованным человеком.
Но в узком кругу о молодом человеке ходили разные слухи. Он ни с кем не искал встреч для общения, а более всего был увлечён делом и заботами о содержании в полном порядке своего уединённого поместья, на котором находилась вилла. Никто не знал, на какой капитал он существует, с его слов было известно лишь, что у него есть мать и брат, которые живут в Европе. Об их существовании он вспоминал не часто, но было заметно, что он относился к ним с почтением и любовью. Из неофициальных источников было известно, что он имеет графский титул и увлекается юридическими науками.
Молодого графа звали Вилли. Когда ему случалось по делам бывать в городе, на него невольно обращали внимание девушки. Он всегда был элегантен, привлекателен и хорош собой. Но мысли его были далёки от юных красавиц, и он не обращал на них никакого внимания. У него не было цели завести знакомство хотя бы с одной из милых и забавных аристократок.
Однажды, возвращаясь из города, граф решил прогуляться до бухты пешком. Любуясь живописным пейзажем и цветущими жасминами, он случайно забрёл в ущелье, где было сыро, темно и неуютно. Но чем дальше он шёл, тем сильнее влекла его какая-то неведомая сила и желание раскрыть тайну этого ущелья. И вдруг он увидел, что приближается к странному свету в конце ущелья.
Ему казалось, что он быстро найдёт выход из тёмного лабиринта, но, увидев впереди лишь лёгкий газовый туман, Вилли был разочарован. Тайн становилось всё больше. Войдя в облако мерцающего белого газа, граф потерял сознание. Через некоторое время он очнулся и захотел встать, но вдруг почувствовал, что ноги не слушаются его, а пронзительная боль в позвоночнике вновь вернула его в бессознательное состояние.
Очнувшись, граф с изумлением увидел, что он оказался в каком-то сказочном дворце, где было мало тепла и много света, а из открытых окон дворца веяло свежим морским воздухом, и от всего этого почему-то становилось радостно на душе.
Предчувствие чего-то хорошего не покидало графа. Встав на ноги, он увидел себя в нарядном парчовом костюме. Тут навстречу ему из-за колонн выпорхнула молодая кареглазая девушка. Она лукаво, но ласково улыбалась. Лишь одного взгляда этой юной чаровницы хватило, чтобы покорить сердце неприступного графа.
Вилли заговорил с ней первым. Он предложил присесть на мягкий, обитый шёлком диван. Их беседа длилась несколько часов, из уст каждого лились сладостные речи. Он был красноречив, и называл её милой, ласковой, удивительной и прекрасной, единственной и самой неповторимой в этом мире. Их чувства оказались взаимными, и в их сердцах возникла любовь.
Но вдруг сверкнула молния среди ясного неба, и юная красавица исчезла так же внезапно, как и появилась. А граф почувствовал, что навсегда стал пленником её печальных глаз. Графу на мгновение показалось, что это было видение, но в его руках остался маленький, расшитый золотом именной платок, на углу которого была вышита буква «А», и он с восторгом воскликнул: «Значит, это была реальность»!
Тут из мраморной двери вышел седой старец, который подтвердил реальность происходящего. Голос у старца был молодым, и слова звучали отчётливо. На вопрос графа: «Кто была эта милая девушка»? – старец ответил, что об этом он вскоре
узнает сам. В полном недоумении Вили присел на диван.
Неожиданно с другой стороны зала появилась его мать, печальная и серьёзная. Молодой граф кинулся ей навстречу, поведал о встрече с юной красавицей и о своей первой любви. Мудрая женщина тихо сказала сыну: «Я рада за тебя, но встретишься ли ты с ней вновь»?
И опять сверкнула молния, ударив в самое сердце матери, женщина упала, сражённая на глазах у сына, и растаяла в пространстве, улетая белой дымкой в открытое окно загадочного дворца. От страшного зрелища молодой граф на время окаменел, а когда очнулся, зал был пуст, но мраморная дверь была открыта – и он бросился к выходу.
А тем временем в поместье графа его прислуга вела безуспешные поиски исчезнувшего хозяина. Никто не знал куда Вилли ушёл, никто не ведал, где его можно было отыскать.
И только с помощью местного старца-долгожителя, который хорошо знал здешние места, они отыскали молодого графа. Его нашли в ущелье через неделю, в голубом парчовом костюме, а в руке у него был белоснежный платок, вышитый золотом, на уголке которого красовалась буква «А».
Но по внешнему виду графа Вилли можно было понять, что всего за одну неделю он прожил значительную часть своей жизни и стал вдруг пожилым, угрюмым и седым.
По рассказам некоторых местных и знатных особ, спустя несколько лет граф наконец женился на молодой графине, и у них теперь растёт сын.
Но у него навсегда остались воспоминания о той кареглазой девушке и расшитый золотом белоснежный платок которой он хранил с трепетной любовью.
По возвращению из того злополучного ущелья он, скрываясь от солнца, часто уединялся под ветвистой белой Акацией, куда влекла его неведомая сила и прохладный лёгкий ветерок из бухты. Первое время он долго ждал от неё весточки, искал её среди встречных девушек, но не находил тех замечательных, ласковых и лукавых глаз. Но ему и в голову не приходило, что можно связать таинственную букву «А» на маленьком платочке с цветущей белой Акацией в его саду…
А пышный сад на вилле и по сей день расцветает каждой весной с прежней силой, старая же Пальма после возвращения графа домой погибла.
Не знаю, что это было: сказка или быль… Может быть сказка, а может быть – быль.

Рейтинг: +2 304 просмотра
Комментарии (2)
Евгения Чернышёва # 23 октября 2012 в 18:52 0
Сказка или быль – она необычная, грустная и красивая...
Людмила Корнилова # 23 октября 2012 в 19:16 0
Спасибочки, Евгения!!!!