ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → Достойная сумма...

 

Достойная сумма...

27 января 2012 - Владимир Потапов

                               или   РЕФЛЕКСИЯ СОВЕСТИ.

 

 

   -А ну, пошел отсюда на хрен!- Лизка аж покраснела от злости. –Права качать вздумал!.. Ишь ты! Сейчас охранника крикну- мигом из магазина  вылетишь!- Она сгребла с прилавка пустые разовые стаканчики. –Я вам еще налью после одиннадцати!.. Попросите у меня!.. Пошел вон отсюда!

   -Колян, ты чего, сдурел?.. мужики оттаскивали вяло сопротивляющегося Коляна в тамбур магазинчика. –Обидится- вообще не нальёт!

   -А чего она?.. По-человечески попросил: плесни без очереди, трубы горят… Чё      она?.. Корова!

   Лизка услышала.

   -Будет тебе «корова»!.. Будет! Ты у меня сейчас до ментовки договоришься! Вместе с дружками своими!..- прокричала она вслед ему через стоящих посетителей.

   -Девушка, мне «Докторской» триста грамм…

   Елизавета, «девушка» сорока шести лет, нервно откромсала колбасу, бросила на весы.

   -Нет, девушка, мне «ариантовскую»…

   Лиза сдержалась. Лишь процедила:

   -Говорите сразу… Что я, все «палки» резать буду?

   Взвесила, отпустила. Следующего… следующего… И попутно жаловалась напарнице из хлебо- булочного отдела.

   -Зальют шары- на все им наплевать. Очередь стоит- нет! Лезут, рожы наглые!.. Этот Колька!.. Уж сколько раз охрана выводила! Нажрется- опять море по колено! Вот я им больше налью!- показала она ухоженную наманикюренную дулю с двумя золотыми колечками.

   Лизавета лукавила.

   Во-первых: охранник, субтильный Вовчик, приходил лишь к девяти вечера. А округа пила круглосуточно.  Поэтому она и сама порой взашей выталкивала особо неадекватных алкашей, благо, габариты ее позволяли это делать без особых затруднений. В основном же, «разливочный»  контингент сам старался не доводить до конфликтной ситуации: бывали случаи- не наливала Лизавета ни в какую! В обидке была! А другая разливочная- у черта на куличках! Не дотянуть… Поэтому мужики особо не ерепенились и Лизу уважали.

   А во- вторых: основной навар у Лизки был именно с этих несчастных алкашей. Алкаши знали и про недолив, и про то, что она бодяжит спиртное чаем, водой и еще хрен ее знает чем.  Но понимающе молчали. Не обеднеем… Ей-то тоже чем-то жить надо!

   Очередь рассосалась. Магазинчик опустел. Лишь в холодном просторном тамбуре до сих пор о чем-то шумела ушедшая подвыпившая компания.

   И только было «девушки» собрались перекурить в подсобке, как леший опять принес посетителей.

   Зашла пара молодых парней. Огляделись, разделились и направились к продавцам.

   -Чего будете?- Лиза через плечо клиента посмотрела на вестибюль: что-то чересчур расшумелись ребята, стекло бы не выбили… И не сразу поняла, что сказал клиент. –Не поняла...

   -Руки, сука, на стол положи.

   На нее смотрел ствол черного пистолета.

   Елизавета никогда наяву не видела оружия, но поняла всем своим нутром: оружие настоящее! И что этот придурок говорит серьезно. И может пульнуть!

   Она как-то разом взмокла, и даже сама почувствовала, как от нее резко и отталкивающе пахнет.

   Лиза положила руки на прилавок. Скосилась на напарницу. Сонька стояла, бледная, как мел, и все никак не могла отстегнуть сережки. А напротив ее стоял второй из вошедших парней и терпеливо ждал.

   -Кассу открой. И деньги в пакет…,- сказал Лизкин визави. –Кнопку тронешь- убью!

   Господи! Она и забыла  про «тревожную» кнопку! Какая, твою мать, кнопка?! Кнопка… Не выстрелил бы с испугу, дурак!

   Лизавета открыла кассу. И в это время, хлопнув входной дверью, в магазин ввалился Колян: прерванный спор докончить.

   Парень с пистолетом вздрогнул, но не оглянулся. Лишь остекленевшие, как у пупса, глаза без эмоций, пристально следили за продавщицей.

   -Быстрее!- негромко скомандовал он.

   Колян подошел к прилавку, толкнул, пошатнувшись, парня.

   -Прости, братан.- И- Лизавете: -Чего ты завыёживалась? Я тебя чего, за бесплатно просил?.. Я у тебя, курва, один раз в жизни попросил!..- Он значительно поднял указательный палец и убедительно оглянулся на парня, ища поддержки. И опять пошатнулся, едва успев ухватиться за стойку. –Один раз!..

   -Отойди,- все так же негромко сказал ему парень.

   -Чего ты?! Правда!.. Один раз в жизни попросил!- Колян даже схватил его за куртку у плеча. –А она, понимаешь… От, сука!

   За ними уже с интересом наблюдал тот, второй, из хлебо-булочного. А Сонька, Лизкина напарница, судорожно запихивала в рот колечко с левого безымянного пальца.

   Парень с пистолетом слегка обернулся к Коляну и нажал курок.

   Громко хлопнул выстрел. Пистолет быстро переместился на продавщицу.

   -Не ори,- опять негромко сказал парень. Но в звенящей после выстрела тишине  это прозвучало криком.

   Колян, закатив глаза, сползал на пол, и рука его все скребла ладошкой по прилавку, силясь за что-нибудь уцепиться. Сонька и второй парень, не отрываясь, смотрели и смотрели на эту руку. И все молчали.

   -Господи, стыдно как!.. Ну, и вонища от меня!..  Колян, а?.. Алкаш такой безобидный… Не забыл бы Мишка внука из садика забрать… Ну, и вонища!..

   Лизка оцепенела. Тупо глядела на черную дырочку  пистолета и не могла пошевелиться.

   -…не забыл бы про внука…

   А потом рефлекторно ударила по «тревожной» кнопке. И выстрела не слышала.

 

                                                 .     .     .

 

   -Вот это Колян!- с восхищением произнес мужик и замотал головой, скривился: водка была явно паленая, отдавала ацетоном.

   -А я те чё говорил? Вот такой был! Видал, как он этому, с пистолетом, вмазал?.. Лей, лей, краев, что ли, не видишь?.. Во, нормалек!  Если б тот без пистоля был- хрен бы ушел!.. Против Коляна не попрешь! Ну, земля ему пухом!

   Выпили. Закусили хлебом с солью. Задымили.

   -А эта-то, курица… Чего сунулась? Мужики разбираются- чего соваться?..

   -А кто ее знает…

   Мужики тогда, из тамбура, вообще ничего не видели. И выстрела не слышали: шумно было, спорили о чем-то. Потому-то и не видели, как Колян в магазин «слинял». Их от спора только парни и оторвали: выбежали, как наскипидаренные, расхлебенив настежь дверь. Да через мгновение Сонька страшно закричала.

   Поэтому и фантазировали сейчас. А начали фантазировать под водочку- и в самом деле казалось, что так и произошло все…

   -Да-а, двоих, как с куста, положил… За что- про что- хрен её маму знает… Сонька говорит: восемь тысяч всего в кассе было… Восемь всего, представляешь?!

   -А что им, наркошам?.. Лишь бы на дозу… Совести ни на грош…

   -Не, ну ты представляешь?- за восемь тысяч!.. Я понимаю: тысяч сто бы было!.. А то- за восемь!..

   Все согласились с суммой и скорбно и понимающе кивнули.

© Copyright: Владимир Потапов, 2012

Регистрационный номер №0019671

от 27 января 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0019671 выдан для произведения:

                               или   РЕФЛЕКСИЯ СОВЕСТИ.

 

 

   -А ну, пошел отсюда на хрен!- Лизка аж покраснела от злости. –Права качать вздумал!.. Ишь ты! Сейчас охранника крикну- мигом из магазина  вылетишь!- Она сгребла с прилавка пустые разовые стаканчики. –Я вам еще налью после одиннадцати!.. Попросите у меня!.. Пошел вон отсюда!

   -Колян, ты чего, сдурел?.. мужики оттаскивали вяло сопротивляющегося Коляна в тамбур магазинчика. –Обидится- вообще не нальёт!

   -А чего она?.. По-человечески попросил: плесни без очереди, трубы горят… Чё      она?.. Корова!

   Лизка услышала.

   -Будет тебе «корова»!.. Будет! Ты у меня сейчас до ментовки договоришься! Вместе с дружками своими!..- прокричала она вслед ему через стоящих посетителей.

   -Девушка, мне «Докторской» триста грамм…

   Елизавета, «девушка» сорока шести лет, нервно откромсала колбасу, бросила на весы.

   -Нет, девушка, мне «ариантовскую»…

   Лиза сдержалась. Лишь процедила:

   -Говорите сразу… Что я, все «палки» резать буду?

   Взвесила, отпустила. Следующего… следующего… И попутно жаловалась напарнице из хлебо- булочного отдела.

   -Зальют шары- на все им наплевать. Очередь стоит- нет! Лезут, рожы наглые!.. Этот Колька!.. Уж сколько раз охрана выводила! Нажрется- опять море по колено! Вот я им больше налью!- показала она ухоженную наманикюренную дулю с двумя золотыми колечками.

   Лизавета лукавила.

   Во-первых: охранник, субтильный Вовчик, приходил лишь к девяти вечера. А округа пила круглосуточно.  Поэтому она и сама порой взашей выталкивала особо неадекватных алкашей, благо, габариты ее позволяли это делать без особых затруднений. В основном же, «разливочный»  контингент сам старался не доводить до конфликтной ситуации: бывали случаи- не наливала Лизавета ни в какую! В обидке была! А другая разливочная- у черта на куличках! Не дотянуть… Поэтому мужики особо не ерепенились и Лизу уважали.

   А во- вторых: основной навар у Лизки был именно с этих несчастных алкашей. Алкаши знали и про недолив, и про то, что она бодяжит спиртное чаем, водой и еще хрен ее знает чем.  Но понимающе молчали. Не обеднеем… Ей-то тоже чем-то жить надо!

   Очередь рассосалась. Магазинчик опустел. Лишь в холодном просторном тамбуре до сих пор о чем-то шумела ушедшая подвыпившая компания.

   И только было «девушки» собрались перекурить в подсобке, как леший опять принес посетителей.

   Зашла пара молодых парней. Огляделись, разделились и направились к продавцам.

   -Чего будете?- Лиза через плечо клиента посмотрела на вестибюль: что-то чересчур расшумелись ребята, стекло бы не выбили… И не сразу поняла, что сказал клиент. –Не поняла...

   -Руки, сука, на стол положи.

   На нее смотрел ствол черного пистолета.

   Елизавета никогда наяву не видела оружия, но поняла всем своим нутром: оружие настоящее! И что этот придурок говорит серьезно. И может пульнуть!

   Она как-то разом взмокла, и даже сама почувствовала, как от нее резко и отталкивающе пахнет.

   Лиза положила руки на прилавок. Скосилась на напарницу. Сонька стояла, бледная, как мел, и все никак не могла отстегнуть сережки. А напротив ее стоял второй из вошедших парней и терпеливо ждал.

   -Кассу открой. И деньги в пакет…,- сказал Лизкин визави. –Кнопку тронешь- убью!

   Господи! Она и забыла  про «тревожную» кнопку! Какая, твою мать, кнопка?! Кнопка… Не выстрелил бы с испугу, дурак!

   Лизавета открыла кассу. И в это время, хлопнув входной дверью, в магазин ввалился Колян: прерванный спор докончить.

   Парень с пистолетом вздрогнул, но не оглянулся. Лишь остекленевшие, как у пупса, глаза без эмоций, пристально следили за продавщицей.

   -Быстрее!- негромко скомандовал он.

   Колян подошел к прилавку, толкнул, пошатнувшись, парня.

   -Прости, братан.- И- Лизавете: -Чего ты завыёживалась? Я тебя чего, за бесплатно просил?.. Я у тебя, курва, один раз в жизни попросил!..- Он значительно поднял указательный палец и убедительно оглянулся на парня, ища поддержки. И опять пошатнулся, едва успев ухватиться за стойку. –Один раз!..

   -Отойди,- все так же негромко сказал ему парень.

   -Чего ты?! Правда!.. Один раз в жизни попросил!- Колян даже схватил его за куртку у плеча. –А она, понимаешь… От, сука!

   За ними уже с интересом наблюдал тот, второй, из хлебо-булочного. А Сонька, Лизкина напарница, судорожно запихивала в рот колечко с левого безымянного пальца.

   Парень с пистолетом слегка обернулся к Коляну и нажал курок.

   Громко хлопнул выстрел. Пистолет быстро переместился на продавщицу.

   -Не ори,- опять негромко сказал парень. Но в звенящей после выстрела тишине  это прозвучало криком.

   Колян, закатив глаза, сползал на пол, и рука его все скребла ладошкой по прилавку, силясь за что-нибудь уцепиться. Сонька и второй парень, не отрываясь, смотрели и смотрели на эту руку. И все молчали.

   -Господи, стыдно как!.. Ну, и вонища от меня!..  Колян, а?.. Алкаш такой безобидный… Не забыл бы Мишка внука из садика забрать… Ну, и вонища!..

   Лизка оцепенела. Тупо глядела на черную дырочку  пистолета и не могла пошевелиться.

   -…не забыл бы про внука…

   А потом рефлекторно ударила по «тревожной» кнопке. И выстрела не слышала.

 

                                                 .     .     .

 

   -Вот это Колян!- с восхищением произнес мужик и замотал головой, скривился: водка была явно паленая, отдавала ацетоном.

   -А я те чё говорил? Вот такой был! Видал, как он этому, с пистолетом, вмазал?.. Лей, лей, краев, что ли, не видишь?.. Во, нормалек!  Если б тот без пистоля был- хрен бы ушел!.. Против Коляна не попрешь! Ну, земля ему пухом!

   Выпили. Закусили хлебом с солью. Задымили.

   -А эта-то, курица… Чего сунулась? Мужики разбираются- чего соваться?..

   -А кто ее знает…

   Мужики тогда, из тамбура, вообще ничего не видели. И выстрела не слышали: шумно было, спорили о чем-то. Потому-то и не видели, как Колян в магазин «слинял». Их от спора только парни и оторвали: выбежали, как наскипидаренные, расхлебенив настежь дверь. Да через мгновение Сонька страшно закричала.

   Поэтому и фантазировали сейчас. А начали фантазировать под водочку- и в самом деле казалось, что так и произошло все…

   -Да-а, двоих, как с куста, положил… За что- про что- хрен её маму знает… Сонька говорит: восемь тысяч всего в кассе было… Восемь всего, представляешь?!

   -А что им, наркошам?.. Лишь бы на дозу… Совести ни на грош…

   -Не, ну ты представляешь?- за восемь тысяч!.. Я понимаю: тысяч сто бы было!.. А то- за восемь!..

   Все согласились с суммой и скорбно и понимающе кивнули.

Рейтинг: +2 302 просмотра
Комментарии (8)
Дарья Мороз # 27 января 2012 в 10:20 +1
Сонька пускала струями дым, прислонивщись радикулитом к косяку. Соловелыми от слёз глазами равнодушно смотрела, как размазывается табачное облако по тамбуру.
- Талоны на молоко должны выдавать за вредность... - подумала она, закатив глаза и снова жадно затянулась.
Владимир Потапов # 27 января 2012 в 11:34 0
Не совсем понял... Вернее- совсем не понял. mmm
Алла Рыженко # 30 января 2012 в 22:08 +1
Дарья видимо предложила свой вариант окончания рассказа... Но думаю, и без него хорошо. Ни прибавить ни отнять. Как и все у Вас, Володя!
Владимир Потапов # 31 января 2012 в 08:27 0
Может быть... Но я точно знал лишь про колечко, которое она прятала во рту, про выстрелы и про ее крик... Плясал от этого. А ведь у ее прилавка тоже "тревожная" кнопка была...
0 # 9 февраля 2012 в 23:31 0
Мне нравится, когда автор меня с первой строчки в оборот берёт. Вещь однако)))
Владимир, уважаемый, а ведь Дарья верно продолжила. В вашем стиле. Мыслю опять же логически. Если пускать вторую продавщицу фоном, то незачем ей имя присваивать. Мужики-то в тамбуре - без имён, наркоманы - тоже. Потому что - они фон основной темы. Тогда Сонька - не у дел, по-моему, стоит рекогносцировку произвести и дать Соньке слово.
Есть у детективщиков такое: когда пропускаешь в пересказе реальных событий какую-то деталь, то всё остальное сыпится. Потому как без этой детали ситуация бы не произошла. Кнопку-то Дарья нажала тревожную. Хорошо, если я нажала не больную/ой мозоль)))
Владимир Потапов # 10 февраля 2012 в 12:48 +1
Нет, Екатерина, не согласен я с Вами. А заодно и с Чеховым. Потому что не каждое ружье выстреливает. И не в каждом слове надо искать глубинный смысл: антуражно может пройти и "продавщица", и "напарница Сонька", и т.д. Т.е. и молчащее ружье может о чем-то "сказать", не выстрелив. А дать "Соньке слово"... Она же уже все сказала, запихивая втихаря золото себе в рот. Это Лизка- дура про золото свое как-то забыла. Внуки да муж... Да кнопка на подкорке...
0 # 10 февраля 2012 в 14:32 0
Убедили. Приятно соглашаться с доводами умного автора.
Владимир Потапов # 10 февраля 2012 в 15:13 +1
А если б Вы знали, как мне приятно!