Болезнь

21 марта 2014 - Вадим Ионов

«Мы не справились с эпохою,

Потому что всё нам…. всё равно»

Александр Градский

 

                                                      Болезнь

 

 

Почему мне многое стало… всё равно?! Не от того ли, что я и впрямь не справился с эпохою, или же настолько обожрался ложью, что вижу её даже в сурдопереводах, при выключенном звуке телевизора?

 

А может быть я просто болен? И мне надобно ставить градусник? И ставить его в рот, чтобы я молчал, боясь откусить ему нос, и проглотить весёлые шарики ртути? Может быть, может быть…

 

Докторам моим - тем, что слывут самыми дотошными и почитаемыми, помочь мне в моих напастях край как тяжело, а скорее всего и невозможно, так как они сами барахтаются вместе со мной в одной луже. А со школяров, какой спрос…

 

Берегиня же моя, при всём том, выглядит эдакой дореволюционной бабёнкой, что по праздникам кутаясь в цветастый платок, придерживая его концы у горла, качает головой, вытягивая морщинистые губы, приговаривает: «Ой! Да как же так, милок?! Господь с тобой! Иисусе сохрани!»

 

Самому Иисусе не до того. Он сидит в приёмной Академии Наук и ждёт вызова Главного, дискутировать по поводу праведности теории торсионных полей.

 

И всё бы в этой истории закончилось достаточно прозаично, и я бы смирился. И сидя у комелька, колол бы топориком звонкие лучины, на всю свою оставшуюся жизнь, подслеповато глядя на их изящество, если бы ко мне не занесло одну развесёлую барышню из созвездия Ориона.

 

Не то, чтобы я кинулся ставить чайник и услаждать стол мармеладом и козинаками. Нет. Просто открыл дверь и сказал: «Входите».

Когда же она всё же уселась за стол, я, разливая по чашкам свой любимый «бергамотовый», спросил,

- Как Вам долетелось?

- Спасибо. Всё хорошо. А можно задать Вам несколько вопросов?

Я промямлил, - Ну…, - и отхлебнул бодрого напитка.

 

Она достала блокнот, открыла его на чистой странице, и спросила,

- Скажите, пожалуйста, а как Вам живётся на вашей планете?

- Да, ничего себе так живётся…

- Удивительно! Скажите, а в чём смысл вашего существования?

- Да живём себе помаленьку…

- Удивительно! А кто правит Вашим миром?

- Да правят пару пауков – Ротшильды-Рокфеллеры… Кровососы…

- Удивительно! А поясните, в чём же их сила?

- В деньгах их сила, в деньгах!

- Удивительно! А кто же дал им эти самые деньги?

- Да мы и дали! Мы их сами и попридумали…

- Удивительно! А Вам не кажется, что при всём многообразии и величие мироздания, Вы как-то уж чрезмерно возгордились? Мы, да мы… Нам, да нам…

- Нет, - пробурчал я, - Не, кажется…

- Удивительно! – восхитилась она, и, закрыв свой блокнот, сияя орионовскими глазами, задала свой последний вопрос,

 

- А Вы никогда не задумывались, почему же  Вы не справились с Вашей, в общем-то, такой не слишком сложной и достаточно гладкой эпохою…

- Мы не справились с эпохою, потому что потому! Поняла! Коза ты галактическая…

 

Последняя фраза прозвучала видимо слишком громко, и я уже слыша гулкие шаги санитаров, сунул в рот градусник, и замахал на тётку-Берегиню в цветастом платке,

- Да иди уже ты отсюда! Иди! Какой я тебе на хрен милок…

 

 

© Copyright: Вадим Ионов, 2014

Регистрационный номер №0202699

от 21 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0202699 выдан для произведения:

«Мы не справились с эпохою,

Потому что всё нам…. всё равно»

Александр Градский

 

                                                      Болезнь

 

 

Почему мне многое стало… всё равно?! Не от того ли, что я и впрямь не справился с эпохою, или же настолько обожрался ложью, что вижу её даже в сурдопереводах, при выключенном звуке телевизора?

 

А может быть я просто болен? И мне надобно ставить градусник? И ставить его в рот, чтобы я молчал, боясь откусить ему нос, и проглотить весёлые шарики ртути? Может быть, может быть…

 

Докторам моим - тем, что слывут самыми дотошными и почитаемыми, помочь мне в моих напастях край как тяжело, а скорее всего и невозможно, так как они сами барахтаются вместе со мной в одной луже. А со школяров, какой спрос…

 

Берегиня же моя, при всём том, выглядит эдакой дореволюционной бабёнкой, что по праздникам кутаясь в цветастый платок, придерживая его концы у горла, качает головой, вытягивая морщинистые губы, приговаривает: «Ой! Да как же так, милок?! Господь с тобой! Иисусе сохрани!»

 

Самому Иисусе не до того. Он сидит в приёмной Академии Наук и ждёт вызова Главного, дискутировать по поводу праведности теории торсионных полей.

 

И всё бы в этой истории закончилось достаточно прозаично, и я бы смирился. И сидя у комелька, колол бы топориком звонкие лучины, на всю свою оставшуюся жизнь, подслеповато глядя на их изящество, если бы ко мне не занесло одну развесёлую барышню из созвездия Ориона.

 

Не то, чтобы я кинулся ставить чайник и услаждать стол мармеладом и козинаками. Нет. Просто открыл дверь и сказал: «Входите».

Когда же она всё же уселась за стол, я, разливая по чашкам свой любимый «бергамотовый», спросил,

- Как Вам долетелось?

- Спасибо. Всё хорошо. А можно задать Вам несколько вопросов?

Я промямлил, - Ну…, - и отхлебнул бодрого напитка.

 

Она достала блокнот, открыла его на чистой странице, и спросила,

- Скажите, пожалуйста, а как Вам живётся на вашей планете?

- Да, ничего себе так живётся…

- Удивительно! Скажите, а в чём смысл вашего существования?

- Да живём себе помаленьку…

- Удивительно! А кто правит Вашим миром?

- Да правят пару пауков – Ротшильды-Рокфеллеры… Кровососы…

- Удивительно! А поясните, в чём же их сила?

- В деньгах их сила, в деньгах!

- Удивительно! А кто же дал им эти самые деньги?

- Да мы и дали! Мы их сами и попридумали…

- Удивительно! А Вам не кажется, что при всём многообразии и величие мироздания, Вы как-то уж чрезмерно возгордились? Мы, да мы… Нам, да нам…

- Нет, - пробурчал я, - Не, кажется…

- Удивительно! – восхитилась она, и, закрыв свой блокнот, сияя орионовскими глазами, задала свой последний вопрос,

 

- А Вы никогда не задумывались, почему же  Вы не справились с Вашей, в общем-то, такой не слишком сложной и достаточно гладкой эпохою…

- Мы не справились с эпохою, потому что потому! Поняла! Коза ты галактическая…

 

Последняя фраза прозвучала видимо слишком громко, и я уже слыша гулкие шаги санитаров, сунул в рот градусник, и замахал на тётку-Берегиню в цветастом платке,

- Да иди уже ты отсюда! Иди! Какой я тебе на хрен милок…

 

 

Рейтинг: +2 155 просмотров
Комментарии (2)
Влад Устимов # 24 марта 2014 в 15:20 0
Класс!
Марина Попенова # 24 марта 2014 в 17:06 0