ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → Ангел - хранитель - 2.

 

Ангел - хранитель - 2.

28 октября 2013 - Людмила Ойкина
article166418.jpg

Ангел - хранитель-2.  

 Я с сыном уезжаю к маме.

 «До лета, - так я сказала мужу». Молча, собираю вещи, понимаю, что так не должно быть, что это неправильно. Жду, что сейчас он скажет: « Не уезжай, любимая, мне будет очень плохо без вас. Я буду помогать тебе»,- но он молчит.

 Сильно болит горло, плачет сын, словно понимая, что родители расстаются, и он будет жить с одним из них. Мама, собирая сына, тоже плачет. Крупные слезы градом катятся по моему лицу.

 Не плачет, только муж. Ни один мускул не дрогнул на его лице.

 « Делайте, что хотите», - опять сказал он, зло, взглянув на мою маму.

Через час мы уже едем к маме. Как же трудно ехать четыре часа в поезде с полугодовалым малышом!

У меня опять температура. Ангел-хранитель убаюкивает меня, как маленькую.

- Поспи немножко,  твой сын в надежных руках. Все будет хорошо!

- Мы вернемся?

Ангел молчит, укрывая меня своим теплым крылом. Я проваливаюсь в тревожный сон. Вижу, как мама играет с внуком, как Ангел кладет мне на голову опять прохладное полотенце. Немного поспав, я просыпаюсь, почти здоровая. Мама уже собрала сына в дорогу.

Поезд останавливается. Нас уже ждет мой отец. Он бережно берет внука на руки, и несет его в машину. Мне кажется, что отец, почему-то на меня сердится.

 - Прости меня, папа! – говорю я ему, нежно целуя, в почему-то давно небритую щеку.

 - За что, дочка?

 - Что, вот так получилось.

- Не ошибается тот, кто ничего не делает! Поедем домой, дочка, - наконец-то, помягчал он.

- Вот, видишь, - шепчет мне Ангел-хранитель, - отец сказал, что ты едешь домой. Дома и стены помогают.

Больно кольнуло в груди, я уже стала считать своим домом, тот дом, из которого, только что уехала.

Я снова в отчем доме. Как же я давно здесь не была! Действительно: дома и стены помогают. Мое горло совсем прошло.

- Здравствуй, - говорю я своей подружке - старой ветле.  Она приветливо машет мне ветками.

- Здравствуйте, - говорю я односельчанам и прячу глаза: а вдруг начнут расспрашивать, что и как.

… Отец уже поставил мою бывшую детскую кроватку в моей спальне. Когда- то в ней спала я, теперь в ней будет спать мой сын. Он очень устал с дороги и мгновенно засыпает.

 Мы с мамой хлопочем с ужином. Где-то в подсознании у меня мелькает мысль: а кто теперь будет готовить завтраки и обеды мужу?

Жизнь налаживается. Малыш подрастает. Односельчанам я сказала, что я приехала к родителям на лето. Я посвежела, похорошела на родительских хлебах и на чистом деревенском воздухе. Часто с сыном гуляю на цветочной поляне, за околицей. Он  уже начинает ходить, лепечет:  «Мама, баба и … папа».

Папа наш звонит редко. Он целый месяц в Москве на курсах. Скоро новый учебный год. Домой не зовет. Я теперь уже и сама не знаю, где мой настоящий дом.

Еще год мы живем с сыном у моих родителей. Что   происходит с нашей семьей, и почему я с сыном живу у родителей, я сказала, только моей лучшей подруге Нине, строго наказав ей, ничего не говорить Николаю.

Сыну полтора года. Он уже бегает, говорит много слов и ждет папу.  Я постоянно напоминаю ему о нем. Люблю ли я мужа? Если честно, я и сама не знаю. Я натолкнулась на стену непонимания. Муж по-прежнему не зовет меня к себе, он тоже теперь живет у своей матери.

 В конце августа он неожиданно приезжает за нами.

Мои родители молчат. Я собираюсь в дорогу. Ангел-хранитель опять укоризненно качает головой, но, нехотя,  взмахнув крыльями, молча, летит за нами.

Сына устраиваем в ясли, я возвращаюсь на работу.

Ясли, работа, дом, - так теперь расписаны, почти все мои дни, кроме выходных. Я с надеждой жду, что муж теперь будет мне помогать по хозяйству, но все остается по-прежнему. Я валюсь с ног, но молчу, потому что хочу настоящего семейного тепла. Родителям пишу, что все у нас хорошо, что муж любит меня и сына.

Сама же я теперь хорошо знаю, что он не любит никого, кроме себя и переделать мне его не в силах.

Изливаю душу, только подруге по телефону. Ангел молчит, его я больше, почему-то, совсем не слышу и не вижу.

Все чаще и чаще я плачу от бессилья в подушку. Пытаюсь поговорить с мужем по душам, но он ничего не хочет слушать. У него совсем другой ритм жизни: работа, диван, рыбалка, охота.  Все чаще и чаще, еще и  выпивки с друзьями до глубокой ночи. У него нет, и никогда не было, никаких обязанностей перед семьей.

Я работаю еще и заместителем директора школы по учебной части. Так продолжается, почти год.

Сыну уже, почти три года.

 В последний день июня я уехала с отчетом по воспитательной работе в район. Сдав его, поспешила на автобусную  остановку, но рейсовый автобус, как говорится, ушел перед моим носом.  Звоню несколько раз мужу, его мобильный не отвечает. Десять километров иду пешком, как назло, ни одной попутной машины.

 Муж дома пьяный, сына из садика забрала свекровь.

- Ты, где была? Мерзавка, дрянь, я тебя сейчас убью! – он больно бьет меня по щеке, потом еще, еще, я падаю, он бьет ногой. Из носа льется кровь, я убегаю к свекрови лесом, чтобы никто меня не увидел избитой.  Слезы льются градом. Под глазами – синяки.

- Ангел-хранитель, помоги мне, пожалуйста, подскажи, что делать? Мне стыдно просить помощи у моих родителей, - шепчу я Ангелу.

Ангел молчит. Он, даже не качает укоризненно головой.

«Наверное, он улетел от меня, навсегда»,- говорю я сама себе.

Звонит телефон. Это подруга, может, она почувствовала мою беду, или Ангел-хранитель мой подсказал ей, что мне нужна помощь.

Я, плача, рассказываю ей все и спрашиваю: « Что же мне делать?».

 Связь прерывается, и ее телефон, сколько бы я не набирала ее номер, не отвечает.

Эту ночь я ночую у свекрови.  Она винит, как всегда при мне своего сына, а, когда меня нет, ему говорит все наоборот.

Утром я иду с сыном домой.  С сегодняшнего числа я    в отпуске. Мужа дома нет, в кухне на столе несколько пустых бутылок из-под водки, по всему видно, что он даже не ночевал дома.

Сажусь на краешек дивана и тупо смотрю перед собой.

- Что будем делать, сынок, опять поедем к бабушке? Но теперь уже навсегда – говорю я ему, гладя его по светлой головке.

 - Поедем к бабушке и дедушке, - радостно соглашается он, и в это время раздался звонок в дверь.

- Ну, что же ты, иди смелей,- шепчет мне, откуда ни возьмись, мой Ангел- хранитель.

Мое сердце сжимается, я боюсь встречи с мужем.

 - У него же есть свои ключи, - всплывает где-то далеко в подсознании.

 - Это не он. Иди и открой дверь, - уже почти  приказывает мне Ангел-хранитель.

На ватных ногах я иду к двери. Передо мной стоит Николай, держа в руках ключи от машины.

 - Я за тобой и за сыном.

Я молчу.

- Ну, что же ты молчишь, родная моя.

Слово »родная» звучит, как музыка. Как долго мне его никто не говорил!

- Куда же я с тобой поеду?

 - Домой, родная моя, домой.

- Там твой дом, там, смелей, - слышу я опять голос моего хранителя.

Николай целует мои щеки, губы, а слезы текут и текут из моих глаз. Увидев, что я плачу, громко заплакал и мой сын.

Решение пришло сразу. Наскоро собрав немного вещей, своих и сына, я обратилась в бегство.

В машине, увозящих нас домой, ехало четверо: за рулем - Николай (теперешний мой муж), на заднем сидении мы с сыном, а рядом с нами важно восседал мой хранитель, только никто, кроме меня его не видел.

- Это тебе Нина сказала? – спросила я у Николая.

Николай молчит.

Мне и самой понятно теперь, почему ее телефон не отвечает до сих пор.

… У каждого человека есть свой Ангел- хранитель, данный ему от рождения до самой смерти Богом. Берегите его, прислушивайтесь к его голосу, не повторяйте моих ошибок.

© Copyright: Людмила Ойкина, 2013

Регистрационный номер №0166418

от 28 октября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0166418 выдан для произведения:

Ангел - хранитель-2.  

 Я с сыном уезжаю к маме.

 «До лета, - так я сказала мужу». Молча, собираю вещи, понимаю, что так не должно быть, что это неправильно. Жду, что сейчас он скажет: « Не уезжай, любимая, мне будет очень плохо без вас. Я буду помогать тебе»,- но он молчит.

 Сильно болит горло, плачет сын, словно понимая, что родители расстаются, и он будет жить с одним из них. Мама, собирая сына, тоже плачет. Крупные слезы градом катятся по моему лицу.

 Не плачет, только муж. Ни один мускул не дрогнул на его лице.

 « Делайте, что хотите», - опять сказал он, зло, взглянув на мою маму.

Через час мы уже едем к маме. Как же трудно ехать четыре часа в поезде с полугодовалым малышом!

У меня опять температура. Ангел-хранитель убаюкивает меня, как маленькую.

- Поспи немножко,  твой сын в надежных руках. Все будет хорошо!

- Мы вернемся?

Ангел молчит, укрывая меня своим теплым крылом. Я проваливаюсь в тревожный сон. Вижу, как мама играет с внуком, как Ангел кладет мне на голову опять прохладное полотенце. Немного поспав, я просыпаюсь, почти здоровая. Мама уже собрала сына в дорогу.

Поезд останавливается. Нас уже ждет мой отец. Он бережно берет внука на руки, и несет его в машину. Мне кажется, что отец, почему-то на меня сердится.

 - Прости меня, папа! – говорю я ему, нежно целуя, в почему-то давно небритую щеку.

 - За что, дочка?

 - Что, вот так получилось.

- Не ошибается тот, кто ничего не делает! Поедем домой, дочка, - наконец-то, помягчал он.

- Вот, видишь, - шепчет мне Ангел-хранитель, - отец сказал, что ты едешь домой. Дома и стены помогают.

Больно кольнуло в груди, я уже стала считать своим домом, тот дом, из которого, только что уехала.

Я снова в отчем доме. Как же я давно здесь не была! Действительно: дома и стены помогают. Мое горло совсем прошло.

- Здравствуй, - говорю я своей подружке - старой ветле.  Она приветливо машет мне ветками.

- Здравствуйте, - говорю я односельчанам и прячу глаза: а вдруг начнут расспрашивать, что и как.

… Отец уже поставил мою бывшую детскую кроватку в моей спальне. Когда- то в ней спала я, теперь в ней будет спать мой сын. Он очень устал с дороги и мгновенно засыпает.

 Мы с мамой хлопочем с ужином. Где-то в подсознании у меня мелькает мысль: а кто теперь будет готовить завтраки и обеды мужу?

Жизнь налаживается. Малыш подрастает. Односельчанам я сказала, что я приехала к родителям на лето. Я посвежела, похорошела на родительских хлебах и на чистом деревенском воздухе. Часто с сыном гуляю на цветочной поляне, за околицей. Он  уже начинает ходить, лепечет:  «Мама, баба и … папа».

Папа наш звонит редко. Он целый месяц в Москве на курсах. Скоро новый учебный год. Домой не зовет. Я теперь уже и сама не знаю, где мой настоящий дом.

Еще год мы живем с сыном у моих родителей. Что   происходит с нашей семьей, и почему я с сыном живу у родителей, я сказала, только моей лучшей подруге Нине, строго наказав ей, ничего не говорить Николаю.

Сыну полтора года. Он уже бегает, говорит много слов и ждет папу.  Я постоянно напоминаю ему о нем. Люблю ли я мужа? Если честно, я и сама не знаю. Я натолкнулась на стену непонимания. Муж по-прежнему не зовет меня к себе, он тоже теперь живет у своей матери.

 В конце августа он неожиданно приезжает за нами.

Мои родители молчат. Я собираюсь в дорогу. Ангел-хранитель опять укоризненно качает головой, но, нехотя,  взмахнув крыльями, молча, летит за нами.

Сына устраиваем в ясли, я возвращаюсь на работу.

Ясли, работа, дом, - так теперь расписаны, почти все мои дни, кроме выходных. Я с надеждой жду, что муж теперь будет мне помогать по хозяйству, но все остается по-прежнему. Я валюсь с ног, но молчу, потому что хочу настоящего семейного тепла. Родителям пишу, что все у нас хорошо, что муж любит меня и сына.

Сама же я теперь хорошо знаю, что он не любит никого, кроме себя и переделать мне его не в силах.

Изливаю душу, только подруге по телефону. Ангел молчит, его я больше, почему-то, совсем не слышу и не вижу.

Все чаще и чаще я плачу от бессилья в подушку. Пытаюсь поговорить с мужем по душам, но он ничего не хочет слушать. У него совсем другой ритм жизни: работа, диван, рыбалка, охота.  Все чаще и чаще, еще и  выпивки с друзьями до глубокой ночи. У него нет, и никогда не было, никаких обязанностей перед семьей.

Я работаю еще и заместителем директора школы по учебной части. Так продолжается, почти год.

Сыну уже, почти три года.

 В последний день июня я уехала с отчетом по воспитательной работе в район. Сдав его, поспешила на автобусную  остановку, но рейсовый автобус, как говорится, ушел перед моим носом.  Звоню несколько раз мужу, его мобильный не отвечает. Десять километров иду пешком, как назло, ни одной попутной машины.

 Муж дома пьяный, сына из садика забрала свекровь.

- Ты, где была? Мерзавка, дрянь, я тебя сейчас убью! – он больно бьет меня по щеке, потом еще, еще, я падаю, он бьет ногой. Из носа льется кровь, я убегаю к свекрови лесом, чтобы никто меня не увидел избитой.  Слезы льются градом. Под глазами – синяки.

- Ангел-хранитель, помоги мне, пожалуйста, подскажи, что делать? Мне стыдно просить помощи у моих родителей, - шепчу я Ангелу.

Ангел молчит. Он, даже не качает укоризненно головой.

«Наверное, он улетел от меня, навсегда»,- говорю я сама себе.

Звонит телефон. Это подруга, может, она почувствовала мою беду, или Ангел-хранитель мой подсказал ей, что мне нужна помощь.

Я, плача, рассказываю ей все и спрашиваю: « Что же мне делать?».

 Связь прерывается, и ее телефон, сколько бы я не набирала ее номер, не отвечает.

Эту ночь я ночую у свекрови.  Она винит, как всегда при мне своего сына, а, когда меня нет, ему говорит все наоборот.

Утром я иду с сыном домой.  С сегодняшнего числа я    в отпуске. Мужа дома нет, в кухне на столе несколько пустых бутылок из-под водки, по всему видно, что он даже не ночевал дома.

Сажусь на краешек дивана и тупо смотрю перед собой.

- Что будем делать, сынок, опять поедем к бабушке? Но теперь уже навсегда – говорю я ему, гладя его по светлой головке.

 - Поедем к бабушке и дедушке, - радостно соглашается он, и в это время раздался звонок в дверь.

- Ну, что же ты, иди смелей,- шепчет мне, откуда ни возьмись, мой Ангел- хранитель.

Мое сердце сжимается, я боюсь встречи с мужем.

 - У него же есть свои ключи, - всплывает где-то далеко в подсознании.

 - Это не он. Иди и открой дверь, - уже почти  приказывает мне Ангел-хранитель.

На ватных ногах я иду к двери. Передо мной стоит Николай, держа в руках ключи от машины.

 - Я за тобой и за сыном.

Я молчу.

- Ну, что же ты молчишь, родная моя.

Слово »родная» звучит, как музыка. Как долго мне его никто не говорил!

- Куда же я с тобой поеду?

 - Домой, родная моя, домой.

- Там твой дом, там, смелей, - слышу я опять голос моего хранителя.

Николай целует мои щеки, губы, а слезы текут и текут из моих глаз. Увидев, что я плачу, громко заплакал и мой сын.

Решение пришло сразу. Наскоро собрав немного вещей, своих и сына, я обратилась в бегство.

В машине, увозящих нас домой, ехало четверо: за рулем - Николай (теперешний мой муж), на заднем сидении мы с сыном, а рядом с нами важно восседал мой хранитель, только никто, кроме меня его не видел.

- Это тебе Нина сказала? – спросила я у Николая.

Николай молчит.

Мне и самой понятно теперь, почему ее телефон не отвечает до сих пор.

… У каждого человека есть свой Ангел- хранитель, данный ему от рождения до самой смерти Богом. Берегите его, прислушивайтесь к его голосу, не повторяйте моих ошибок.

Рейтинг: +3 322 просмотра
Комментарии (7)
Анна Магасумова # 28 октября 2013 в 16:12 +2
Да, но мы порой не слышим разумных слов Ангела-хранителя и он окончательно замолкает... ura
Людмила Ойкина # 28 октября 2013 в 16:23 +1
Иногда чувства перебивают разум.
Лилия Вернер # 28 октября 2013 в 17:07 +1
Замечательно, что всё хорошо закончилось! Каждому бы такого ангела-хранителя... 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Ольга Кельчина # 29 октября 2013 в 21:31 +1
Людмила Ойкина # 30 октября 2013 в 09:58 0
Спасибо, Оля.
Ольга Корень # 9 ноября 2013 в 18:32 +1
КАК ЗДОРОВО! 9c054147d5a8ab5898d1159f9428261c
Людмила Ойкина # 9 ноября 2013 в 18:35 0
Спасибо за понимание. big_smiles_138