ГлавнаяПрозаМалые формыМиниатюры → Акт творения

Акт творения

31 августа 2014 - Влад Галущенко
article236272.jpg
   На фоне созвездия Стрельца снова нарисовалась его дрожащая рука с кубком.
- Петро, ты где?
- Здесь я, Господи, справа,  глянь на Водолеев.
- Ты мне, Петро, это брось – Господи!  Это я на службе тебе Господи, а щас мы отдыхаем, расслабляемся. Чо не наливаешь?
- Может, хватит, Господи?  Ведь натворишь опять чо-нить, как в прошлый запой. Это ж надо было додуматься – обезьяну обрить с ног до головы!  Мерзнут они теперь, эти, как их ты там обозвал – людишки.
- Не твое анхарген… арнахрен… а, вот – архангельское дело!  Наливай еще и в кущи пойдем – к Евкам, мать их в качель!
- А вот тут ты неправ, Господи!  Нет у них матери, один ты у них, сиротами сделал ты их, обидел.
- Не твое арх… собачье дело!  И вообще – почему это ты до сих пор басом говоришь, на батьку рыкаешь? Негоже!  А вот мы тебе сейчас  – вжик!
- Господи – за что оскопил-то?  Одна у меня радость была – в кущах поевиться,  и той лишил!
- Это, чтобы ты от ангелов не отличался,  певчих моих. Наливай, говорю!  И – в кущи!
 
 Я с трудом доволок орущего пиратские песни старика до райских кущ.
 
- Петро, тпр-р-ру! Стоять!  Где мы?
- В раю, Господи. 
- А эти, как их, Евки где?  Хочу к Евкам!
- Так вот же, где  ты прошлый раз Адамовым ребром метку красную на фонаре оставил и над входом написал «Еваторий».  До сих пор ангелы в смущении – что бы это значило?
- Мне только это ведомо. Хотя… Правы они. Это я в подпитии в одной буковке обшибся.  Заходи, приглашаю!
- Нет, уж. Теперь я тут, на крылечке посторожу.
- Заходи. У меня сегодня эта – жилка творческая прорезалась, помогать будешь.
- Опять, Господи?  Опять брить кого надумал? Ты ж и так прошлый раз скольких перепортил: обезьян оголил,  мамонта под ноль пустил, хорошо льва не успел до конца добрить – заснул!
- Не, седня брить не буду. Седня у меня другое в задумках. Надоело мне у Адама ребра выдирать и Евок из них делать. Прям,  хожу,  как на работу.  Рви и лепи, рви и лепи. Тьфу!
- А как же иначе-то, Господи, людев размножать?
- Вот счас и придумаем – как!  
 
  Мы подошли к огромной кровати под балдахином, где очередная Евочка  играла с беленьким и пушистым  змеенышем.
 
- Петро?
- Га?
- Не гакай,  отгакался уже. Зови Адама.
 
  Я смотрел, как шатающийся Господь поставил перед собой  Адама и Еву, и долго их разглядывал. 
 
  Потом хмыкнул и вынул из скривившегося от боли мужика ребро.
- Слышь, Петро?
- Гы?
- Не гыкай,  как я там прошлый раз писал-то про акт творения?
- «И будет она плоть от плоти …»
- Стоп, хватит, молодец.  Вот это оставь, остальное – вычеркни.
- Что вычеркнуть, Господи?
- Меня, меня, дубина архенгельская, вычеркни из акта творения.
- Как это?
- А так, пусть сами теперь это – плоть от плоти, - дрожащей рукой Господь подвесил ребро Адаму между ног.
- И он сказал, что это – хорошо!  А то – рви и лепи, рви и лепи. Вот теперь пусть сами творят, что хотят,  а мы, Петро, пойдем с тобой  продолжать банкет. Я там недавно из райских яблочек пару бочек славной бражки замутил. Готова уже,  небось, а?    
 

© Copyright: Влад Галущенко, 2014

Регистрационный номер №0236272

от 31 августа 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0236272 выдан для произведения:    На фоне созвездия Стрельца снова нарисовалась его дрожащая рука с кубком.
- Петро, ты где?
- Здесь я, Господи, справа,  глянь на Водолеев.
- Ты мне, Петро, это брось – Господи!  Это я на службе тебе Господи, а щас мы отдыхаем, расслабляемся. Чо не наливаешь?
- Может, хватит, Господи?  Ведь натворишь опять чо-нить, как в прошлый запой. Это ж надо было додуматься – обезьяну обрить с ног до головы!  Мерзнут они теперь, эти, как их ты там обозвал – людишки.
- Не твое анхарген… арнахрен… а, вот – архангельское дело!  Наливай еще и в кущи пойдем – к Евкам, мать их в качель!
- А вот тут ты неправ, Господи!  Нет у них матери, один ты у них, сиротами сделал ты их, обидел.
- Не твое арх… собачье дело!  И вообще – почему это ты до сих пор басом говоришь, на батьку рыкаешь? Негоже!  А вот мы тебе сейчас  – вжик!
- Господи – за что оскопил-то?  Одна у меня радость была – в кущах поевиться,  и той лишил!
- Это, чтобы ты от ангелов не отличался,  певчих моих. Наливай, говорю!  И – в кущи!
 
 Я с трудом доволок орущего пиратские песни старика до райских кущ.
 
- Петро, тпр-р-ру! Стоять!  Где мы?
- В раю, Господи. 
- А эти, как их, Евки где?  Хочу к Евкам!
- Так вот же, где  ты прошлый раз Адамовым ребром метку красную на фонаре оставил и над входом написал «Еваторий».  До сих пор ангелы в смущении – что бы это значило?
- Мне только это ведомо. Хотя… Правы они. Это я в подпитии в одной буковке обшибся.  Заходи, приглашаю!
- Нет, уж. Теперь я тут, на крылечке посторожу.
- Заходи. У меня сегодня эта – жилка творческая прорезалась, помогать будешь.
- Опять, Господи?  Опять брить кого надумал? Ты ж и так прошлый раз скольких перепортил: обезьян оголил,  мамонта под ноль пустил, хорошо льва не успел до конца добрить – заснул!
- Не, седня брить не буду. Седня у меня другое в задумках. Надоело мне у Адама ребра выдирать и Евок из них делать. Прям,  хожу,  как на работу.  Рви и лепи, рви и лепи. Тьфу!
- А как же иначе-то, Господи, людев размножать?
- Вот счас и придумаем – как!  
 
  Мы подошли к огромной кровати под балдахином, где очередная Евочка  играла с беленьким и пушистым  змеенышем.
 
- Петро?
- Га?
- Не гакай,  отгакался уже. Зови Адама.
 
  Я смотрел, как шатающийся Господь поставил перед собой  Адама и Еву, и долго их разглядывал. 
 
  Потом хмыкнул и вынул из скривившегося от боли мужика ребро.
- Слышь, Петро?
- Гы?
- Не гыкай,  как я там прошлый раз писал-то про акт творения?
- «И будет она плоть от плоти …»
- Стоп, хватит, молодец.  Вот это оставь, остальное – вычеркни.
- Что вычеркнуть, Господи?
- Меня, меня, дубина архенгельская, вычеркни из акта творения.
- Как это?
- А так, пусть сами теперь это – плоть от плоти, - дрожащей рукой Господь подвесил ребро Адаму между ног.
- И он сказал, что это – хорошо!  А то – рви и лепи, рви и лепи. Вот теперь пусть сами творят, что хотят,  а мы, Петро, пойдем с тобой  продолжать банкет. Я там недавно из райских яблочек пару бочек славной бражки замутил. Готова уже,  небось, а?    
 
Рейтинг: 0 217 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 

Популярная проза за месяц
175
142
127
118
117
Кто она, Осень? 28 сентября 2017 (Тая Кузмина)
116
​ТАЙНА ОСЕНИ 29 сентября 2017 (Эльвира Ищенко)
106
101
101
98
97
97
95
94
93
91
90
89
86
85
84
83
81
80
77
77
75
61
52
50