ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Зверек по имени Хорек

Зверек по имени Хорек

8 июня 2017 - Владимир Юрков
Зверек по имени Хорек

В квартире № 19 на нашей лестничной площадке жила Валентина, с сыном Сашей, которую иначе как Валька не называли, и на то были основательные причины. Отца у Сашки не было, хотя не знаю ─ не было ли его вообще, или он был и ушел, или же был да сел. Сама Валька, была довольно некрасивой ─ невысокая, худенькая, вся какая-то угловатая, если не сказать ─ скособоченная. До сих пор не пойму - или она так скверно одевалась, или действительно имела какой-то физический недостаток. Если сравнивать ее с каким-то животным, то только свороной. Какая-то неопрятная, растрепанная, черная - и цвет кожи смуглый и одежда вся темная… такие неприятные женщины встречаются, в основном, среди цыганок. Какой она была нации ─ не знаю. Голос у нее был хрипловатым, как будто бы прокуренный, хотя она, как я видел - никогда не курила. А лицо - скорее неприятным, чем некрасивым. К тому же она любила выпить, но делала это так аккуратно, что только протяжный разговор и масляные глаза выдавали этот факт. Работала она на какой-то низкой должности, по-моему,уборщицей.

Но все вышесказанное не мешало ей заниматься проституцией. Она водила мужчин, от винного магазина, с улицы, черт знает где она их подбирала, но они шли к ней и платили ей деньги. Диву даешься ─ либо мужики были настолько пьяны, что она им казалась красавицей? А может их жены были еще хуже и гаже? Либо она владела чем-то, что для большинства женщин недоступно. Загадка!

Моя мать, которая была в сто раз симпатичней и абсолютно одинокой, очень сильно дулась на Вальку, называя ее за глаза «шлюхой», «дрянью» и «проституткой», до самой старости сохранив порезрительно-брезгливое отношение к ней. Я оправдываю ее поведение. С ума сойдешь от зависти, когда из двух женщин, одного возраста, мужчины предпочитают некрасивую, симпатичную же, обходя, как могилу, стороной.

Вот есть понятия «ведьма», «колдунья», «чаровница» - женщина способная приворожить любого мужчину к себе. Что лежит в основе их силы? Для меня, в общем-то, уже прожившего всю жизнь - до сих пор тайна. Я и сам, однажды, попал под «ведьмино» влияние. Невысокая, нехуденькая, с коротенькими полными ножками, миниатюрной грудью, она приковала меня своим гортанным тихим голосом, таинственной улыбкой, волосами цвета вороного крыла и еще-еще чем-то неуловимым, непонятным, мистическим, что заставило меня забыть о всех остальных женщинах на земле. Вначале мне казалось, что в основе ее «колдовства» лежит сугубо поведение, манера обращения, но, за прошедшие тридцать лет раздумий, я поменял свое мнение. Было много женщин, манеры которых были милей, обращение - нежней, поведение - краше, но они так не захватывали мое сердце...

Ну я отвлекся... возвращаюсь...

Факт остается фактом ─ к Вальке была походня, поэтому в средствах, ни она, ни Сашка обижены не были. И это тоже злило мою мать, которая, несмотря на неплохие алименты, почему-то никак не могла свести концы с концами. К тому же вокруг Вальки вертелось очень много молодых парней (и это понятно ─ кто им, кроме нее, даст), даже школьников, и это, в конце концов, сгубило Валькин промысел. За одним восьмиклассником принеслась мать, устроила драку с Валькой, кричала, визжала, поносила ее на чем свет стоит. Потом была милиция, суд, и с Вальки взяли подписку о том, что проституцией она заниматься не будет. Посадить ее, слава богу, не посадили, поскольку у нее на иждивении находился дошкольник Сашка.

Никогда не понимал таких матерей. Им, что, было бы приятней, если бы их сын дрочил в кулачок или гасил возбуждение водкой?

Хотя, для бедных семей, а таких в нашем районе было подавляющее большинство, кулачок был намного выгодней!

Короче - Валька осталась без денег. Но ее разум не позволял жить бедно. Он переключилась на торговлю сигаретами для школьников, которым курево в ларьке не продавали. Причем она продавала их поштучно, добиваясь 150% выгоды. За два года перед своей смертью, она уверяла, что продавала сигареты и мне. Но это - ложь. Мы всегда покупали у ветерана войны, сидевшего на заборчике слева от табачного киоска. Еще она гнала самогон, что чувствовалось по характерному сивушному запаху, исходящему из ее квартиры и приторговывала водкой, когда, выживший из ума, Брежнев «по Заветам Ильича!»1, утвердил продажу водки с 11 до 19 часов.

Снова к Вальке началась походня. Но теперь иного рода - из отбросов общества - пьянчужки, пьяницы и пропойцы сновали по нашей лестнице вверх-вниз каждый день. Самый пик приходился на утро перед работой и, в особенности, на 19-20 часов ─ время после закрытия винных отделов. Некоторые приходившие не зналинужной квартиры, другие, настолько были пьяны, что не могли прочесть номер и все стучали в первую попавшуюся дверь и требовали тетю Валю. А вот, к сожалению, первой попавшейся была именно наша дверь.Поэтому несколько лет вся эта мразь не давала нам покоя, а потом - затихла. Видимо, хорошо прознав дорожку к выпивке, в наши двери уже, и не звонили, и не стучали. Хотя разок-другой в год, иногда ночью, нас поднимали с просьбой, либо водки, либо тети Вали.

Вот в такой обстановке протекало детство Сашки, естественно, что он не выделялся, ни красотой, ни силой, ни умом. Лицо его, худое, вытянутое, с заостренным носом, действительно напоминало морду какого-то грызуна. Но свое прозвище «Хорек» он получил не поэтому. Случилось нам с Сашкой играть рядом с какими-то ребятами постарше, которых, видимо, наши крики и возня раздражали и они решили прогнать нас в другую песочницу. Я, конечно же, сразу убежал, а Сашка, по своей тупости и заторможенности, остался. Они начали над ним издеваться, толкали, махали кулаками перед носом щелкали по лбу, дергали за уши, а он, потеряв со страху разум, поэтому стоял и не двигался с места. Ребята говорили ему – «беги, а то бить будем», но Сашка продолжал стоять, в немом оцепенении. Им стало смешно, что он такой трус и дурак, и кто-то из них вдруг гаркнул – «во, харя какая, дурацкая!»

И с той поры «Харя» прилипла к Сашке. Понеслось ─ «харя», да «харя», «харя», да «харя». Сашка привык и не обижался. А мы, понемногу, позабыли его настоящее имя, причем настолько, что уже будучи двадцатилетним, я как-то, встретив его на лестнице, начал: «Привет...» и заткнулся, поскольку никак не мог вспомнить, как его зовут. Он помог мне, добавив: «Харя». Я рассмеялся, но, на самом деле, мне было не до смеха.

Не помню, как и когда «харя» превратилась в «хорька», но после третьего класса его звали уже однозначно – «Хорек». Видимо произносить «хорек» было намного проще, чем «харя», особенно когда на бегу горланишь во все горло.

Когда я учился в пятом классе, у Вальки появился муж, которому мы дали кличку «Бобиксдох», поскольку он несколько раз в окно выбрасывал Валькину собаку по кличке «Бобик». На четвертый или пятый раз Бобик сдох и вонял под окнами дня два. Помню знаменательный момент, когда они возвращались из ЗАГСа. Что было надето на женихе ─ не помню, зато Валентина была во всем великолепии ─ даже в белом платье. Будучи значительно моложе ее, «Бобиксдох», пил неумеренно, то, что называется «до упаду», причем этот «упад» былвсамоделишный. Ежедневно «Бобиксдох», поднимаясь домой по лестнице, падал сразу же, как только она заканчивалась, то есть у нашей двери. Получалось, что чужой алкоголик спал на нашем коврике, как комнатная собачонка. Бороться с ним было невозможно. Никакие увещевания не помогали и приходилось попросту ногами расталкивать «Бобиксдоха» чтобы он переполз к своей двери. В самых затруднительных случаях помогалагорячая или холодная вода. Несколько раз он меня раздражал настолько, что мне хотелось облить его кислотой, на долгую память, но глядя на его наивно-спящее лицо доброго идиота, я никак не мог этого совершить.

Совесть что ли мучила?

Алкоголь понемногу разрушал психику «Бобиксдоха» ─ он становился все злее и злее ─ участились скандалы, драки, в которых доставалось не только Вальке, но и Сашке. Не раз я видел его сидящим на лестнице, в то время как из их квартиры раздавались крики Вальки и «Бобиксдоха». Бедный Сашка! Слава богу, через какое-то время «Бобиксдох» исчез навсегда ─ вернулся к своей матери, где через три-четыре года, с перепоя, умер.

Конечно, живя в таком бедламе, нельзя вырасти нормальным человеком, что показал и Сашка, мало-помалу, начавши в старших классах пить, опускаясь все ниже и ниже. Последний проблеск человечности в нем произошел лет в 18, когда он неожиданно женился.

Почему неожиданно, да потому, что я никогда не видел его с девчонками. Где он ее нашел ─ не знаю и насколько же она была дура, что пошла за него замуж или же ей просто требовалось выйти замуж? Кто знает? Помню шумную свадьбу, Сашку в черном, похоронном, костюме, удивительно трезвого, невесту его невысокую, худенькую, всю в белом ─ слишком милую и симпатичную для такого урода, как Сашка, гостей, гомонящих на лестнице. Все они были незнакомы мне. Наших ребят на свадьбу не пригласили! Даже меня - соседа напротив. Сашка был какой-то странный в тот день, будто бы обухом ударенный и даже не назвал мне имя своей невесты. Так она и осталась в моей памяти безымянной. Я не знаю, что их связывало ─ в общем, меньше месяца они прожили вместе и Сашка возвратился обратно в родительскую квартиру. Ни Вальку, ни самого Сашку, я об этой дурацкой свадьбе и жене никогда не расспрашивал. Стеснялся.

Вернувшись домой, Сашка, наверное с горя, начал пить по-черному. Ходил «вертуном», нигде не работал, целыми днями слоняясь по двору. Продолжая традиции «Бобиксдоха», стал не доходя до своей квартиры, валиться нам на коврик или падать ниже этажами, засыпая на лестничных площадках. Короче, ─ началась обычная простонародная жизнь! Мать носилась с ним, как курица с яйцом ─ обмывала и обстирывала его так тщательно, что нельзя было встретить Сашку в грязных брюках или рубашке.

Время шло, Сашка продолжал пить, неоднократно падал с лестницы, несколько раз ввязывался в пьяные драки и, от многочисленных ударов по голове, у него образовалась опухоль мозга. Но, как говорится, «доброй свинье все впрок», поэтому он не умер и даже хуже не стал. Дурацкую его голову распилили, вынули лишнее и опять залепили. Несколько месяцев, а может и больше года, он ходил с перевязанной головой, потом со швом во всю башку, И потихоньку все это зажило без каких-либо осложнений, но…

потихоньку он допился до чертиков. Как то Валька пришла к моей матери и сказала, что Сашка какой-то странный, а скорую помощь она боится вызвать, поскольку он пьян и его могут забрать в вытрезвитель. Но Сашка разбуянился и скорую пришлось вызвать. Его лечили. Лечили долго. Не знаю как это случилось, но Хорек бросил пить. Помню результат ─ трезвый Хорек! Вначале это было непривычно и даже дико. Я думал, что это ненадолго и он вскоре вернется к прежнему образу жизни, но время шло, а Сашка не пил. Потом он купил машину, стал ездить, бомбил, разбил одну машину ─ купил другую, потом женился и больше я его лично не встречал, но по слухам, он регулярно приезжает к матери и привозит ей продукты.

Я и Валентина лето 2015 года

 

Хорек с матерью жил в двухкомнатной квартире, но занимали они в ней всего одну, большую, комнату, в другой же комнате жила вначале какая-то гаденькая старушонка по кличке «желтая шапочка». А, когда она умерла, там поселился какой-то мужчина - выпивоха лет сорока с лишком. Кем он доводился «желтой шапочке» я не знаю? Долго там он не задержался - не прошло и года, как он умер.

Умер весьма неожиданно, загадочно и поучительно.

Его сгубил сердечный приступ. Сильно выпив, он свалился на кровать лицом на подушку, в комнате было сильно накурено, окно и форточка - закрыты. От недостатка кислорода сердце не выдержало ─ разорвалось. В общем-то, ординарный случай, если бы...

за два часа до этого, Валька вместе с Хорьком демонстративно прогуливались возле дома, ни на минуту, не исчезая из вида. И это при том, что даже, когда Харя был совсем маленьким, Валька с ним так долго не гуляла. Потом, уже вечером, они вместе (!) пришли домой и обнаружили, что их сосед мертв.

Менты констатировали естественную смерть, да и нужно было им копаться во всем этом грязном белье. С другой стороны, после того, как Вальке запретили заниматься проституцией, он устроилась работать сначала санитаркой, а потом (на пенсии) - уборщицей, куда бы вы думали??? В госпиталь МВД, что стоит до сих пор на перекрестке улиц Народного Ополчения и Берзарина.

Теперь ей досталась вся квартира целиком.

И вот еще интересный факт – у Вальки, пока Сашка находился в непрекращающемся запое, была собака Дина, черной масти, по-моему, с самого рождения старая и драная, как сама Валька. Вместе они представляли неописуемое зрелище, настолько были похожи их повадки и внешность.

Перед новым 2017 годом Валентина все-таки умерла, как умирают многие пожилые люди - от бронхита и, последующего за ним, воспаления легких.

1  Когда прикладывали юбилейный рубль, где Ленин с протянутой рукой, к циферблату часов, то получалось, что его рука указывает на цифру 11. 

© Copyright: Владимир Юрков, 2017

Регистрационный номер №0387622

от 8 июня 2017

[Скрыть] Регистрационный номер 0387622 выдан для произведения: Зверек по имени Хорек

В квартире № 19 на нашей лестничной площадке жила Валентина, с сыном Сашей, которую иначе как Валька не называли, и на то были основательные причины. Отца у Сашки не было, хотя не знаю ─ не было ли его вообще, или он был и ушел, или же был да сел. Сама Валька, была довольно некрасивой ─ невысокая, худенькая, вся какая-то угловатая, если не сказать ─ скособоченная. До сих пор не пойму - или она так скверно одевалась, или действительно имела какой-то физический недостаток. Если сравнивать ее с каким-то животным, то только свороной. Какая-то неопрятная, растрепанная, черная - и цвет кожи смуглый и одежда вся темная… такие неприятные женщины встречаются, в основном, среди цыганок. Какой она была нации ─ не знаю. Голос у нее был хрипловатым, как будто бы прокуренный, хотя она, как я видел - никогда не курила. А лицо - скорее неприятным, чем некрасивым. К тому же она любила выпить, но делала это так аккуратно, что только протяжный разговор и масляные глаза выдавали этот факт. Работала она на какой-то низкой должности, по-моему,уборщицей.

Но все вышесказанное не мешало ей заниматься проституцией. Она водила мужчин, от винного магазина, с улицы, черт знает где она их подбирала, но они шли к ней и платили ей деньги. Диву даешься ─ либо мужики были настолько пьяны, что она им казалась красавицей? А может их жены были еще хуже и гаже? Либо она владела чем-то, что для большинства женщин недоступно. Загадка!

Моя мать, которая была в сто раз симпатичней и абсолютно одинокой, очень сильно дулась на Вальку, называя ее за глаза «шлюхой», «дрянью» и «проституткой», до самой старости сохранив порезрительно-брезгливое отношение к ней. Я оправдываю ее поведение. С ума сойдешь от зависти, когда из двух женщин, одного возраста, мужчины предпочитают некрасивую, симпатичную же, обходя, как могилу, стороной.

Вот есть понятия «ведьма», «колдунья», «чаровница» - женщина способная приворожить любого мужчину к себе. Что лежит в основе их силы? Для меня, в общем-то, уже прожившего всю жизнь - до сих пор тайна. Я и сам, однажды, попал под «ведьмино» влияние. Невысокая, нехуденькая, с коротенькими полными ножками, миниатюрной грудью, она приковала меня своим гортанным тихим голосом, таинственной улыбкой, волосами цвета вороного крыла и еще-еще чем-то неуловимым, непонятным, мистическим, что заставило меня забыть о всех остальных женщинах на земле. Вначале мне казалось, что в основе ее «колдовства» лежит сугубо поведение, манера обращения, но, за прошедшие тридцать лет раздумий, я поменял свое мнение. Было много женщин, манеры которых были милей, обращение - нежней, поведение - краше, но они так не захватывали мое сердце...

Ну я отвлекся... возвращаюсь...

Факт остается фактом ─ к Вальке была походня, поэтому в средствах, ни она, ни Сашка обижены не были. И это тоже злило мою мать, которая, несмотря на неплохие алименты, почему-то никак не могла свести концы с концами. К тому же вокруг Вальки вертелось очень много молодых парней (и это понятно ─ кто им, кроме нее, даст), даже школьников, и это, в конце концов, сгубило Валькин промысел. За одним восьмиклассником принеслась мать, устроила драку с Валькой, кричала, визжала, поносила ее на чем свет стоит. Потом была милиция, суд, и с Вальки взяли подписку о том, что проституцией она заниматься не будет. Посадить ее, слава богу, не посадили, поскольку у нее на иждивении находился дошкольник Сашка.

Никогда не понимал таких матерей. Им, что, было бы приятней, если бы их сын дрочил в кулачок или гасил возбуждение водкой?

Хотя, для бедных семей, а таких в нашем районе было подавляющее большинство, кулачок был намного выгодней!

Короче - Валька осталась без денег. Но ее разум не позволял жить бедно. Он переключилась на торговлю сигаретами для школьников, которым курево в ларьке не продавали. Причем она продавала их поштучно, добиваясь 150% выгоды. За два года перед своей смертью, она уверяла, что продавала сигареты и мне. Но это - ложь. Мы всегда покупали у ветерана войны, сидевшего на заборчике слева от табачного киоска. Еще она гнала самогон, что чувствовалось по характерному сивушному запаху, исходящему из ее квартиры и приторговывала водкой, когда, выживший из ума, Брежнев «по Заветам Ильича!»1, утвердил продажу водки с 11 до 19 часов.

Снова к Вальке началась походня. Но теперь иного рода - из отбросов общества - пьянчужки, пьяницы и пропойцы сновали по нашей лестнице вверх-вниз каждый день. Самый пик приходился на утро перед работой и, в особенности, на 19-20 часов ─ время после закрытия винных отделов. Некоторые приходившие не зналинужной квартиры, другие, настолько были пьяны, что не могли прочесть номер и все стучали в первую попавшуюся дверь и требовали тетю Валю. А вот, к сожалению, первой попавшейся была именно наша дверь.Поэтому несколько лет вся эта мразь не давала нам покоя, а потом - затихла. Видимо, хорошо прознав дорожку к выпивке, в наши двери уже, и не звонили, и не стучали. Хотя разок-другой в год, иногда ночью, нас поднимали с просьбой, либо водки, либо тети Вали.

Вот в такой обстановке протекало детство Сашки, естественно, что он не выделялся, ни красотой, ни силой, ни умом. Лицо его, худое, вытянутое, с заостренным носом, действительно напоминало морду какого-то грызуна. Но свое прозвище «Хорек» он получил не поэтому. Случилось нам с Сашкой играть рядом с какими-то ребятами постарше, которых, видимо, наши крики и возня раздражали и они решили прогнать нас в другую песочницу. Я, конечно же, сразу убежал, а Сашка, по своей тупости и заторможенности, остался. Они начали над ним издеваться, толкали, махали кулаками перед носом щелкали по лбу, дергали за уши, а он, потеряв со страху разум, поэтому стоял и не двигался с места. Ребята говорили ему – «беги, а то бить будем», но Сашка продолжал стоять, в немом оцепенении. Им стало смешно, что он такой трус и дурак, и кто-то из них вдруг гаркнул – «во, харя какая, дурацкая!»

И с той поры «Харя» прилипла к Сашке. Понеслось ─ «харя», да «харя», «харя», да «харя». Сашка привык и не обижался. А мы, понемногу, позабыли его настоящее имя, причем настолько, что уже будучи двадцатилетним, я как-то, встретив его на лестнице, начал: «Привет...» и заткнулся, поскольку никак не мог вспомнить, как его зовут. Он помог мне, добавив: «Харя». Я рассмеялся, но, на самом деле, мне было не до смеха.

Не помню, как и когда «харя» превратилась в «хорька», но после третьего класса его звали уже однозначно – «Хорек». Видимо произносить «хорек» было намного проще, чем «харя», особенно когда на бегу горланишь во все горло.

Когда я учился в пятом классе, у Вальки появился муж, которому мы дали кличку «Бобиксдох», поскольку он несколько раз в окно выбрасывал Валькину собаку по кличке «Бобик». На четвертый или пятый раз Бобик сдох и вонял под окнами дня два. Помню знаменательный момент, когда они возвращались из ЗАГСа. Что было надето на женихе ─ не помню, зато Валентина была во всем великолепии ─ даже в белом платье. Будучи значительно моложе ее, «Бобиксдох», пил неумеренно, то, что называется «до упаду», причем этот «упад» былвсамоделишный. Ежедневно «Бобиксдох», поднимаясь домой по лестнице, падал сразу же, как только она заканчивалась, то есть у нашей двери. Получалось, что чужой алкоголик спал на нашем коврике, как комнатная собачонка. Бороться с ним было невозможно. Никакие увещевания не помогали и приходилось попросту ногами расталкивать «Бобиксдоха» чтобы он переполз к своей двери. В самых затруднительных случаях помогалагорячая или холодная вода. Несколько раз он меня раздражал настолько, что мне хотелось облить его кислотой, на долгую память, но глядя на его наивно-спящее лицо доброго идиота, я никак не мог этого совершить.

Совесть что ли мучила?

Алкоголь понемногу разрушал психику «Бобиксдоха» ─ он становился все злее и злее ─ участились скандалы, драки, в которых доставалось не только Вальке, но и Сашке. Не раз я видел его сидящим на лестнице, в то время как из их квартиры раздавались крики Вальки и «Бобиксдоха». Бедный Сашка! Слава богу, через какое-то время «Бобиксдох» исчез навсегда ─ вернулся к своей матери, где через три-четыре года, с перепоя, умер.

Конечно, живя в таком бедламе, нельзя вырасти нормальным человеком, что показал и Сашка, мало-помалу, начавши в старших классах пить, опускаясь все ниже и ниже. Последний проблеск человечности в нем произошел лет в 18, когда он неожиданно женился.

Почему неожиданно, да потому, что я никогда не видел его с девчонками. Где он ее нашел ─ не знаю и насколько же она была дура, что пошла за него замуж или же ей просто требовалось выйти замуж? Кто знает? Помню шумную свадьбу, Сашку в черном, похоронном, костюме, удивительно трезвого, невесту его невысокую, худенькую, всю в белом ─ слишком милую и симпатичную для такого урода, как Сашка, гостей, гомонящих на лестнице. Все они были незнакомы мне. Наших ребят на свадьбу не пригласили! Даже меня - соседа напротив. Сашка был какой-то странный в тот день, будто бы обухом ударенный и даже не назвал мне имя своей невесты. Так она и осталась в моей памяти безымянной. Я не знаю, что их связывало ─ в общем, меньше месяца они прожили вместе и Сашка возвратился обратно в родительскую квартиру. Ни Вальку, ни самого Сашку, я об этой дурацкой свадьбе и жене никогда не расспрашивал. Стеснялся.

Вернувшись домой, Сашка, наверное с горя, начал пить по-черному. Ходил «вертуном», нигде не работал, целыми днями слоняясь по двору. Продолжая традиции «Бобиксдоха», стал не доходя до своей квартиры, валиться нам на коврик или падать ниже этажами, засыпая на лестничных площадках. Короче, ─ началась обычная простонародная жизнь! Мать носилась с ним, как курица с яйцом ─ обмывала и обстирывала его так тщательно, что нельзя было встретить Сашку в грязных брюках или рубашке.

Время шло, Сашка продолжал пить, неоднократно падал с лестницы, несколько раз ввязывался в пьяные драки и, от многочисленных ударов по голове, у него образовалась опухоль мозга. Но, как говорится, «доброй свинье все впрок», поэтому он не умер и даже хуже не стал. Дурацкую его голову распилили, вынули лишнее и опять залепили. Несколько месяцев, а может и больше года, он ходил с перевязанной головой, потом со швом во всю башку, И потихоньку все это зажило без каких-либо осложнений, но…

потихоньку он допился до чертиков. Как то Валька пришла к моей матери и сказала, что Сашка какой-то странный, а скорую помощь она боится вызвать, поскольку он пьян и его могут забрать в вытрезвитель. Но Сашка разбуянился и скорую пришлось вызвать. Его лечили. Лечили долго. Не знаю как это случилось, но Хорек бросил пить. Помню результат ─ трезвый Хорек! Вначале это было непривычно и даже дико. Я думал, что это ненадолго и он вскоре вернется к прежнему образу жизни, но время шло, а Сашка не пил. Потом он купил машину, стал ездить, бомбил, разбил одну машину ─ купил другую, потом женился и больше я его лично не встречал, но по слухам, он регулярно приезжает к матери и привозит ей продукты.

Я и Валентина лето 2015 года

 

Хорек с матерью жил в двухкомнатной квартире, но занимали они в ней всего одну, большую, комнату, в другой же комнате жила вначале какая-то гаденькая старушонка по кличке «желтая шапочка». А, когда она умерла, там поселился какой-то мужчина - выпивоха лет сорока с лишком. Кем он доводился «желтой шапочке» я не знаю? Долго там он не задержался - не прошло и года, как он умер.

Умер весьма неожиданно, загадочно и поучительно.

Его сгубил сердечный приступ. Сильно выпив, он свалился на кровать лицом на подушку, в комнате было сильно накурено, окно и форточка - закрыты. От недостатка кислорода сердце не выдержало ─ разорвалось. В общем-то, ординарный случай, если бы...

за два часа до этого, Валька вместе с Хорьком демонстративно прогуливались возле дома, ни на минуту, не исчезая из вида. И это при том, что даже, когда Харя был совсем маленьким, Валька с ним так долго не гуляла. Потом, уже вечером, они вместе (!) пришли домой и обнаружили, что их сосед мертв.

Менты констатировали естественную смерть, да и нужно было им копаться во всем этом грязном белье. С другой стороны, после того, как Вальке запретили заниматься проституцией, он устроилась работать сначала санитаркой, а потом (на пенсии) - уборщицей, куда бы вы думали??? В госпиталь МВД, что стоит до сих пор на перекрестке улиц Народного Ополчения и Берзарина.

Теперь ей досталась вся квартира целиком.

И вот еще интересный факт – у Вальки, пока Сашка находился в непрекращающемся запое, была собака Дина, черной масти, по-моему, с самого рождения старая и драная, как сама Валька. Вместе они представляли неописуемое зрелище, настолько были похожи их повадки и внешность.

Перед новым 2017 годом Валентина все-таки умерла, как умирают многие пожилые люди - от бронхита и, последующего за ним, воспаления легких.

1  Когда прикладывали юбилейный рубль, где Ленин с протянутой рукой, к циферблату часов, то получалось, что его рука указывает на цифру 11. 
 
Рейтинг: 0 226 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!