ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Жизнь прекрасна

Жизнь прекрасна

22 декабря 2016 - Николай Загумёнов
        Если начистоту, то надо прямо сказать: в сравнении с собратьями, я не так умна, как хотелось бы, у меня нет каких-то особых дарований, да и привлекательная внешность обошла меня стороной.

        В общем, я - элементарная посредственность. Но иногда, когда я удобно устроившись где-нибудь в углу перехода, положив голову на лапы, и в моем взгляде угадывается интерес к прохожим, тогда нет-нет да, кто-нибудь, улыбнувшись, бросит мне мимоходом: "Смотри, какая прелестная мордашка, и такой умный взгляд!"

        В таких случаях, я принимаю комплимент без излишних эмоций. Во мне нет ни зазнайства, ни зависти. А чувство достоинства я мучительно оберегаю. И когда грубо меня гонят мальчишки, дворник или пьяница, я не скандалю, не огрызаюсь, Боже упаси! Я давно усвоила одну собачью мудрость: среди вашего брата тоже есть, как бы это мягко сказать, - идиоты, и количество их не убывает, даже среди интеллигентов, вы уж простите меня за такое наблюдение...

        Да.., но я отвлеклась... Так вот, я говорю, что жутко люблю подсматривать за вами. Я давно для себя отметила такую вещь; чем человек бедней, тем он сердобольней к нам.

        Моя подруга Жулька - рыженькая милашка, моложе меня, так она к любому бежит, кто бы не поманил. Я говорю ей: "Глупая, отчего ты такая доверчивая, нельзя верить всем подряд. Приглядись сначала, а то ведь опять, как уже было, и не раз - поманят, поиграют и выгонят. "Нет, - отвечает она, - Хочу испытать всю полноту жизни, чтобы потом не терзали сожаления!» Как знать, возможно, она и права...

        Но иногда, скажу вам откровенно, навалится, невесть откуда, такая тоска, и так захочется ласки и тепла, сытости и разных там побрякушек, что посмотришь на иную хозяйку и думаешь: "Черт возьми, да чем же я хуже твоей блондинки с бантом и ошейником в стразах? Да и ума у нее, пожалуй, ни на грош, и глаза пустые, как стекляшки." И тут же одумаюсь - "Да гори оно все огнем!" Променять свободу на унижение и теплый диван... Нет, не знаю как вы, а я, ни за что... Но опять же, если честно, то я не очень понимаю, что мне делать с этой свободой?

       Знаете, я умею жить без стаи, без этих драк и шума, вы же видели, когда собирается стая, то обязательно тянет на что-нибудь дурное, с грызней и лаем... Ну, что вы!.. Конечно, у меня есть друзья, но надо научиться жить иногда в одиночестве, это дает возможность задуматься, отвлечься от суеты. То ли дело, заберешься под лестницу в подъезде и думай, сколько угодно, если не прогонят.

       Что? Вы спрашиваете, есть ли у меня дружок? Да... То есть, был когда-то. Хм... был, этакая импозантная внешность, дерзкий ум и, надо признать, не без таланта. Но вот однажды под осень, прошел слух, что его отлови и увезли. Вам ли не знать, как это бывает... Естественно, долго переживала и, представьте себе, весной вдруг вижу его с ухоженной блондинкой в сквере. Не знаю, сколько я тогда дней пролежала в подвале, никого не хотелось видеть, и такая боль под лопаткой, что...

        Грустно все это. Что я вам рассказываю, вы и сами знаете о разочаровании и предательстве. Если бы не Жулька, не знаю, что было бы. Я отощала, постарела, потускнел мой взгляд, в голове пустота, в душе холод - зима и только. Но, не будем о грустном...

        Порой, когда на дворе холодно и сыро, когда меня преследует тревожная ночь, я стараюсь думать о приятном, и о том, что нас роднит с вами. Я, также как и вы, испытываю боль и радость, обиду и разочарование. Мне нужно хотя бы чуточку вашего тепла и ласки, и я отвечу вам любовью и преданностью.

         В такой момент мне всегда хочется радостно громко лаять: "Жизнь прекрасна!" и я от восторга тихо повизгиваю, чтобы никого не разбудить.
       
 

© Copyright: Николай Загумёнов, 2016

Регистрационный номер №0367892

от 22 декабря 2016

[Скрыть] Регистрационный номер 0367892 выдан для произведения:         Если начистоту, то надо прямо сказать: в сравнении с собратьями, я не так умна, как хотелось бы, у меня нет каких-то особых дарований, да и привлекательная внешность обошла меня стороной.

        В общем, я - элементарная посредственность. Но иногда, когда я удобно устроившись где-нибудь в углу перехода, положив голову на лапы, и в моем взгляде угадывается интерес к прохожим, тогда нет-нет да, кто-нибудь, улыбнувшись, бросит мне мимоходом: "Смотри, какая прелестная мордашка, и такой умный взгляд!"

        В таких случаях, я принимаю комплимент без излишних эмоций. Во мне нет ни зазнайства, ни зависти. А чувство достоинства я мучительно оберегаю. И когда грубо меня гонят мальчишки, дворник или пьяница, я не скандалю, не огрызаюсь, Боже упаси! Я давно усвоила одну собачью мудрость: среди вашего брата тоже есть, как бы это мягко сказать, - идиоты, и количество их не убывает, даже среди интеллигентов, вы уж простите меня за такое наблюдение...

        Да.., но я отвлеклась... Так вот, я говорю, что жутко люблю подсматривать за вами. Я давно для себя отметила такую вещь; чем человек бедней, тем он сердобольней к нам.

        Моя подруга Жулька - рыженькая милашка, моложе меня, так она к любому бежит, кто бы не поманил. Я говорю ей: "Глупая, отчего ты такая доверчивая, нельзя верить всем подряд. Приглядись сначала, а то ведь опять, как уже было, и не раз - поманят, поиграют и выгонят. "Нет, - отвечает она, - Хочу испытать всю полноту жизни, чтобы потом не терзали сожаления!» Как знать, возможно, она и права...

        Но иногда, скажу вам откровенно, навалится, невесть откуда, такая тоска, и так захочется ласки и тепла, сытости и разных там побрякушек, что посмотришь на иную хозяйку и думаешь: "Черт возьми, да чем же я хуже твоей блондинки с бантом и ошейником в стразах? Да и ума у нее, пожалуй, ни на грош, и глаза пустые, как стекляшки." И тут же одумаюсь - "Да гори оно все огнем!" Променять свободу на унижение и теплый диван... Нет, не знаю как вы, а я, ни за что... Но опять же, если честно, то я не очень понимаю, что мне делать с этой свободой?

       Знаете, я умею жить без стаи, без этих драк и шума, вы же видели, когда собирается стая, то обязательно тянет на что-нибудь дурное, с грызней и лаем... Ну, что вы!.. Конечно, у меня есть друзья, но надо научиться жить иногда в одиночестве, это дает возможность задуматься, отвлечься от суеты. То ли дело, заберешься под лестницу в подъезде и думай, сколько угодно, если не прогонят.

       Что? Вы спрашиваете, есть ли у меня дружок? Да... То есть, был когда-то. Хм... был, этакая импозантная внешность, дерзкий ум и, надо признать, не без таланта. Но вот однажды под осень, прошел слух, что его отлови и увезли. Вам ли не знать, как это бывает... Естественно, долго переживала и, представьте себе, весной вдруг вижу его с ухоженной блондинкой в сквере. Не знаю, сколько я тогда дней пролежала в подвале, никого не хотелось видеть, и такая боль под лопаткой, что...

        Грустно все это. Что я вам рассказываю, вы и сами знаете о разочаровании и предательстве. Если бы не Жулька, не знаю, что было бы. Я отощала, постарела, потускнел мой взгляд, в голове пустота, в душе холод - зима и только. Но, не будем о грустном...

        Порой, когда на дворе холодно и сыро, когда меня преследует тревожная ночь, я стараюсь думать о приятном, и о том, что нас роднит с вами. Я, также как и вы, испытываю боль и радость, обиду и разочарование. Мне нужно хотя бы чуточку вашего тепла и ласки, и я отвечу вам любовью и преданностью.

         В такой момент мне всегда хочется радостно громко лаять: "Жизнь прекрасна!" и я от восторга тихо повизгиваю, чтобы никого не разбудить.
       
 
Рейтинг: +1 190 просмотров
Комментарии (2)
Татьяна Петухова # 25 марта 2017 в 00:16 0
спасибо,Николай, с удовольствием читаю Ваши славные рассказы, еще бы шифр покрупнее,было бы хорошо!
Спасибо за предложенье дружбы, мне приятно,будем теперь общаться!

Николай Загумёнов # 25 марта 2017 в 00:59 0
Татьяна, к сожалению не знаю Вашего отчества, огромное Вас спасибо за внимание к моим опусам. Посылаю Вам в благодарность маленький рассказик "Ожидание радости".
С уважением, Ник.

От резкого визга тормозов за окном я очнулся... Ещё лёжа спросонья, пытаясь нанизать на нить нового дня всё, что мне предстояло с утра, как тут же вспомнил, споткнувшись о самое важное и волнующее - твой приезд. И это событие разом затмило всё остальное, сделав прочее мелочным и никчёмным.

Мы давно не виделись. Последняя наша встреча закончилась ссорой, от которой я до сих пор испытываю, словно изжогу, - раскаяние. Я не знаю почему полюбил тебя, и люблю уже давно, но тебе этого всегда было мало... Ты была взбалмошной, диковатой, жила в каком-то отсутствии человеческой улыбки. Я никогда этого не мог понять, и поражался твоему неумению посмотреть на себя со стороны. Ты всегда была убеждена, что тебе все под силу: лишения, невзгоды... Была готова, невзирая ни на что, пройти мимо той, пусть слабой, зыбкой будущей человеческой надежды, не выразив милосердия - этого главного правила жизни.

Накануне я не выдержал и позвонил тебе первым. Ты обещала приехать сегодня днем. Если честно, то я не верил, что ты приедешь, а если приедешь, то мы снова поссоримся... Твой голос был далеким и тревожным.

В просвете широкого окна, в лёгкой утренней дымке было видно как над темными крышами занимался рассвет. Открыв окно, на меня пахнуло такой свежестью, что закружилась голова, и, опустившись в кресло, я заметил, как нервно вздрогнула занавеска от сквозняка и тихо вздохнула дверь... "Неужели у них тоже есть душа?" - как-то странно, подумалось мне.

А знаешь ли, что нигде как утром в метро, можно увидеть лица с написанной судьбой. Я хочу рассказать тебе всё, что довелось увидеть мне за эти несколько дней, что я провел в этом большом незнакомом городе. Здесь, как никогда, я настолько беззаботен и благодушен, что позволяю себе любоваться лицами прохожих, слушать, смотреть просто так, из любопытства, и при этом испытываю какое-то необъяснимое удовольствие.

Как-то вечером я наблюдал за молодой женщиной, лет тридцати с небольшим. По ее лицу, я прочел такое вольное, нежное, необузданное настроение с его тайной и всей прелестью жизни, будто нашелся какой-то новый интерес, полный радости и блаженства. Мне показалось, что она кого-то ждала, медленно прогуливаясь взад и вперед недалеко от кафе. И вот тут, представляешь, самое интересное: мужчина средних лет, солидный, пройдя мимо неё, дважды обернувшись вернулся, и о чем-то заговорил с ней. В этот момент, веришь нет, моё сердце сжалось такой нежностью, какой я не испытывал, пожалуй, никогда... Через пару минут они неторопливо скрылись за поворотом.

А на днях в метро, женщина бросилась под поезд... Ужас и, в то же время, какая-то дикая, нелепая дьявольская игра судьбы - говорят, что долго перед этим говорила по телефону, даже улыбалась... Что-то вроде - прелюдии смерти и только...

Быть может, всё это я хочу рассказать тебе для того, чтобы ещё полней уверить себя в том, что я совершенно счастлив, несмотря на свою захолустную жизнь безнадёжного неудачника, моё смехотворное неумение сделать что-либо дельное... Но когда я, блуждая по пустынным улицам старой части города, по узким пареулкам, по берегу вдоль тихой реки, где зелёные водоросли словно русалочьи космы медленно колышатся в течении вод, где в просвете между домами так таинственно и прелестно вспыхнет золочёная маковка крохотной церквушки, где вдруг увижу, словно бабочка порхнёт улыбка на лице блаженной, вслед осенив меня крестом... То веришь, тогда я не в силах скрыть своего жгучего ощущения, что владеет мной, будто я в постоянном ожидании этого необъяснимого счастья.

Я ждал тебя, но ты не приехала. Надеялся... Представлял себе, как вдруг ты тихо подойдешь сзади и закроешь руками мне глаза. Казалось, вот-вот и я увижу тебя, с запрокинутой за спину шляпой, размашистую легкую твою походку, и блеск удивительных глаз... Я ждал тебя сегодня, как никогда. Господи, как мне хотелось тебя видеть.
Сделалось прохладно. Поплыли тяжелые облака начался дождь, все вокруг пришло в движение, запестрели зонты, и было бы чудо, если б ты теперь появилась. Я поспешил укрыться.

В метро было людно, душно, без конца мелькали усталые лица и, я совсем не заметил, как передо мной возле двери вагона появилась карлица. Коротконогая, с крохотным, старым лицом, в какой-то заношенной хламиде подпоясанной бичовкой, привалившись на мешок с барахлом, она маленькими, грязными пальчиками аккуратно перебирала в своей ладошке мелочь. Я смотрел не отрываясь, меня поразила та отчужденность с какой она жила в сию минуту. За все время она ни разу не подняла взгляда, не оглянулась по сторонам, словно вокруг никого не было. И тут, когда её губы сложились в слабую улыбку, я почувствовал ту радость, которую искал в тебе, и не только, а во всем, что вокруг меня. Я понял, что жизнь вовсе не стремление выжить во что бы то ни стало, а мерцающая радость, милосердное волнение во всем, что так щедро окружает нас.

Возможно, ты изумишься, не сказав ни слова, а только удивленно подняв бровь, как я услышу, исполненный безмолвия твой вопрос: "Что с тобой?.. О чем ты, что за блажь!?" - и я, растерянно, пожав плечами, тебе только робко улыбнусь... Да-да, вероятно, ты права - я слаб, суетлив, возможно глуп, но за всем этим мне ясно слышится, - что хорошо, и ради чего надо жить...

Не знаю, смогу ли я объяснить тебе, что все, о чем я хочу рассказать, - все увиденное и услышанное мной, с таким живым невольным участием, когда-нибудь в будущем, станет моим неизбежным воспоминанием, и я чувствую, как моя жизнь, словно часовая пружина постепенно сворачивается в память.
 

 

Популярная проза за месяц
129
120
106
100
95
Подруги 11 ноября 2017 (Татьяна Петухова)
94
93
93
92
91
86
81
76
73
71
70
69
Тёщин сон 3 ноября 2017 (Тая Кузмина)
66
УЧИТЕЛЬ 24 октября 2017 (Николина ОзернАя)
63
63
62
60
59
Предзимье 31 октября 2017 (Виктор Лидин)
59
59
57
56
45
43
38