ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Жизнь Ивана Леонидовича и нелепая смерть его

 

Жизнь Ивана Леонидовича и нелепая смерть его

5 декабря 2014 - Илья Анацкий
                Начало.
    Эта история расскажет Вам вкратце о жизни некого Борисова Ивана Леонидовича. Начну я писать о нём так: Целый день он, впрочем, как обычно, ничего не делал. То достанет книжку о философии древних племён, то уберёт её, перелистнув всего лишь 2-3 страницы. То включит компьютер на 5-7 минут, то выключит его, потянувшись за философией…
   Такое времяпрепровождение было для него обычным делом, вернее, обычным ничегонеделанием. Усталость ото всего и скука ко всему, -- вот отчаянный девиз его потускневшей жизни. Впрочем, когда-то всё было совсем иначе:
                           Детство  Ивана Леонидовича.
-- Бабущка, почитай мне эту книщку. Бабущка, ну почитай.
-- Хорошо, Ванечка. Давай почитаю. « В некотором царстве, в некотором государстве…» 
   Ребёнок тут же оживлялся, ловя каждое произносимое бабушкой слово и доводя его до ума и сердца. Всё происходящее, как то: крики детворы на улице,  пение птичек за окном, тиканье часов, -- он уже не слышал. Ничто более не занимало его мыслей и чувств, кроме устремления своего развивающегося интеллекта и своей сверхчувствительной души к повествуемому автором рассказу, который так щедро  выливался через небезучастный к развитию ребёнка красивый бабушкин голос.
   Время шло: полчаса, час, полтора, -- и бабушка уже уставала читать, но Ваня с той же сосредоточенностью, что и в первые 10 минут чтения, внимательно слушал произведение и не давал даже намёка на усталость или нежелание продолжать своё умственное развитие. Наконец, бабушка сдавалась:
-- Ванюша, остальное дочитаем завтра.
-- Ну, бабуль, позяста, почитай!
-- На сегодня хватит.
   Нередко Ванечка плакал после этого насильственного прекращения интеллектуального становления личности будущего Ивана Леонидовича.
   Он уходил в свою комнату и играл в его любимую игру: Доктор Айболит.
   Так продолжалось долгими вечерами в возрасте, когда сам мальчик ещё не умел читать. А к пяти годам Ванюша уже научился читать самостоятельно. И, движимый жаждой знаний часами мог сидеть за книжкой, познавая окружающий его прекрасный и таинственный мир.
   Вечерами с работы домой приходили родители, и счастье Вани становилось безмерным. Он целовал маму, просился на руки к папе и был очень рад всему, что происходило дома. 
                               В школе.
   Кто это так радостно и весело шагает по направлению к школе с ранцем за плечами и букетом цветов в руках? Правильно, конечно же,  это первоклассник Ванечка, полный воодушевления и энтузиазма и жаждущий всего нового и интересного, а тем более получения новых знаний, новых впечатлений и новых открытий, полных неизведанного и загадочного, стремительного  и желанного. 
   Думаю, читателю итак понятно, что учился Ваня блестяще. Так что, дорогой друг, позволь рассказать тебе дальнейшую историю Ваниной жизни без подробностей о его школьных успехах и отличиях.
                                 Институт.
   Это сейчас институт стал неотъемлемой частью жизни каждого небедного человека, переходящего во взрослую жизнь и получающего в качестве ободряющего  поощрения диплом. Дипломы пишут все, от мала до велика, от неуча до будущего профессора. Раньше картина была иной. Многие не брезговали техникумами. А сейчас даже словА техникум и училище уходят из обиходного употребления их в небытие. Согласитесь, ведь круче же звучит слово колледж, не правда ли? Хотя совсем не важно, что по уровню предлагаемого ими образования они часто не тянут и на училище. Но кому это надо? Дипломированным специалистам? Им меньше всего.
   В общем, Ваня окончил политехнический институт. Способности мальчика  были универсальными.  Умения решать суперсложные задачи и разбираться в электронике отнюдь не мешали ему и не портили его вкуса к литературе, живописи и музыке. Он всегда зачитывался классической русской литературой и нередко не успевал решить все заданные на дом задачи по математике потому, что дочитывал или перечитывал очередное  произведение Пушкина, Гоголя или другого замечательного русского классика. Политехнический же ВУЗ он выбрал затем, чтобы разбираться на профессиональном уровне во всё быстрее и быстрее развивающихся технологиях  производства электронного оборудования. Почему же он не стал, например, филологом? Всё очень просто. Это напрочь отбило бы его любовь ко всякого рода изысканным и утонченным произведениям искусства! Потому что чрезмерное изучение творений высокого искусства, по его глубочайшему убеждению, начисто убивает  глубокое живое впечатление от прочитанного, увиденного или услышанного…
                                 Работа.
   Работа отнимала много времени. Рабочий день длился-длился и длился. Иван Леонидович не курил, а его коллеги часто выходили из кабинета с целью «подымить», «дунуть» или, как называл это Иван Леонидович, «отравиться». Они чаще отвлекались от работы, чем Иван Леонидович. Но едва ли выигрывали в этом плане, потому что вреда для здоровья получали намного больше.  А результативность их проектов оставляла желать много лучшего по причине гораздо меньшей концентрации сил и сосредоточенности на работе. В итоге они довольствовались лишь более частым пребыванием на относительно свежем воздухе и отдыхом, который получали затуманенные от табачного дыма мозги.
   Коллеги Ивана Леонидовича постоянно удивлялись его высочайшей трудоспособности, активности и, вместе с тем, отсутствием суетливости в работе. Всегда сосредоточенный, спокойный он молча делал своё дело, лишь иногда поправляя очки большим пальцем левой руки.
                              Перемена настроения.
   Лень – это причина всех наших бед и несостоявшихся свершений. Не дай Бог пойти у неё на поводу! Как там у классика: «Не позволяй душе лениться…»,--  и, чуть далее: «коль дать ей вздумаешь поблажку, освобождая от работ, она последнюю рубашку с тебя без жалости сорвёт!». Это закон нашей жизни! Это ответ и решение всех наболевших проблем! 
   Так вот. Иван Леонидович в один прекрасный, а, вернее, ужасный момент своей жизни стал безмерно предаваться лени. Он возлюбил её всем существом.  А она, в свою очередь, благодарно и взаимно полюбила его и стала оберегать  от работы,  труда и  житейских хлопот. Она обволакивала его своей негой и праздностью, качала в гамаке безделия, обдувала опахалом отсутствия понуждения себя на всякое доброе дело. Как результат, наш Иван Леонидович превратился в Обломова.  Поначалу, он ещё немного читал, а позднее обленился до того, что перестал лишний раз доставать книгу с полки, если для этого нужно было подставить стул и встать на него. Потом ведь надо было его еще убрать!  «Ой! Какой ужас! Я лучше полежу»,  -- так решал для себя Иван Леонидович и постепенно деградировал, становясь похожим на некогда осуждаемого им Илью Ильича.
                               Возвращение к началу.
   Так вот. С чего я там начал? Ах, да! В общем, Иван Леонидович долёживал очередной час своего впустую проходившего времени. Но! Пора обедать. И эта пора заставила его переместить свою ногу с кровати на пол и надеть на неё мягкий тапок. Кряхтя и охая, Иван Леонидович стал стаскивать своё много килограммовое тело с постели и, держась правой рукой за поясницу, пошаркал в сторону кухни. Там его ждала огромная курица, запеченная в духовке и выставленная на покрытый пыльной скатертью дубовый стол. «Ну, здравствуй, радость моя!» -- так он мысленно поприветствовал свой обед и стал мыть руки. « Там, за белой горой, за рекою, сквозь чёрные тучи» -- стал напевать себе под нос Иван Леонидович любимую песню своей бабушки, -- «проплывала луна в свете ярких одежд свою жизнь».  
   Иван Леонидович приступил к трапезе, начав жадно поглощать куриное мясо. Но, проглотив несколько кусков его, он поперхнулся и упал замертво.
                                  Финал.
   Вот так печально и закончу я, дорогой читатель, свой рассказ о жизни Ивана Леонидовича. Сам до ужаса не люблю историй с плохим концом, но… жизнь – штука суровая. И часто она заставляет нас принимать её такой, какая она есть, нравится нам это или нет. Спешу откланяться и остаюсь вашим самым преданным покорным слугой.  Ну,  всё. Пока.

    
   

© Copyright: Илья Анацкий, 2014

Регистрационный номер №0257468

от 5 декабря 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0257468 выдан для произведения:                 Начало.
    Эта история расскажет Вам вкратце о жизни некого Борисова Ивана Леонидовича. Начну я писать о нём так: Целый день он, впрочем, как обычно, ничего не делал. То достанет книжку о философии древних племён, то уберёт её, перелистнув всего лишь 2-3 страницы. То включит компьютер на 5-7 минут, то выключит его, потянувшись за философией…
   Такое времяпрепровождение было для него обычным делом, вернее, обычным ничегонеделанием. Усталость ото всего и скука ко всему, -- вот отчаянный девиз его потускневшей жизни. Впрочем, когда-то всё было совсем иначе:
                           Детство  Ивана Леонидовича.
-- Бабущка, почитай мне эту книщку. Бабущка, ну почитай.
-- Хорошо, Ванечка. Давай почитаю. « В некотором царстве, в некотором государстве…» 
   Ребёнок тут же оживлялся, ловя каждое произносимое бабушкой слово и доводя его до ума и сердца. Всё происходящее, как то: крики детворы на улице,  пение птичек за окном, тиканье часов, -- он уже не слышал. Ничто более не занимало его мыслей и чувств, кроме устремления своего развивающегося интеллекта и своей сверхчувствительной души к повествуемому автором рассказу, который так щедро  выливался через небезучастный к развитию ребёнка красивый бабушкин голос.
   Время шло: полчаса, час, полтора, -- и бабушка уже уставала читать, но Ваня с той же сосредоточенностью, что и в первые 10 минут чтения, внимательно слушал произведение и не давал даже намёка на усталость или нежелание продолжать своё умственное развитие. Наконец, бабушка сдавалась:
-- Ванюша, остальное дочитаем завтра.
-- Ну, бабуль, позяста, почитай!
-- На сегодня хватит.
   Нередко Ванечка плакал после этого насильственного прекращения интеллектуального становления личности будущего Ивана Леонидовича.
   Он уходил в свою комнату и играл в его любимую игру: Доктор Айболит.
   Так продолжалось долгими вечерами в возрасте, когда сам мальчик ещё не умел читать. А к пяти годам Ванюша уже научился читать самостоятельно. И, движимый жаждой знаний часами мог сидеть за книжкой, познавая окружающий его прекрасный и таинственный мир.
   Вечерами с работы домой приходили родители, и счастье Вани становилось безмерным. Он целовал маму, просился на руки к папе и был очень рад всему, что происходило дома. 
                               В школе.
   Кто это так радостно и весело шагает по направлению к школе с ранцем за плечами и букетом цветов в руках? Правильно, конечно же,  это первоклассник Ванечка, полный воодушевления и энтузиазма и жаждущий всего нового и интересного, а тем более получения новых знаний, новых впечатлений и новых открытий, полных неизведанного и загадочного, стремительного  и желанного. 
   Думаю, читателю итак понятно, что учился Ваня блестяще. Так что, дорогой друг, позволь рассказать тебе дальнейшую историю Ваниной жизни без подробностей о его школьных успехах и отличиях.
                                 Институт.
   Это сейчас институт стал неотъемлемой частью жизни каждого небедного человека, переходящего во взрослую жизнь и получающего в качестве ободряющего  поощрения диплом. Дипломы пишут все, от мала до велика, от неуча до будущего профессора. Раньше картина была иной. Многие не брезговали техникумами. А сейчас даже словА техникум и училище уходят из обиходного употребления их в небытие. Согласитесь, ведь круче же звучит слово колледж, не правда ли? Хотя совсем не важно, что по уровню предлагаемого ими образования они часто не тянут и на училище. Но кому это надо? Дипломированным специалистам? Им меньше всего.
   В общем, Ваня окончил политехнический институт. Способности мальчика  были универсальными.  Умения решать суперсложные задачи и разбираться в электронике отнюдь не мешали ему и не портили его вкуса к литературе, живописи и музыке. Он всегда зачитывался классической русской литературой и нередко не успевал решить все заданные на дом задачи по математике потому, что дочитывал или перечитывал очередное  произведение Пушкина, Гоголя или другого замечательного русского классика. Политехнический же ВУЗ он выбрал затем, чтобы разбираться на профессиональном уровне во всё быстрее и быстрее развивающихся технологиях  производства электронного оборудования. Почему же он не стал, например, филологом? Всё очень просто. Это напрочь отбило бы его любовь ко всякого рода изысканным и утонченным произведениям искусства! Потому что чрезмерное изучение творений высокого искусства, по его глубочайшему убеждению, начисто убивает  глубокое живое впечатление от прочитанного, увиденного или услышанного…
                                 Работа.
   Работа отнимала много времени. Рабочий день длился-длился и длился. Иван Леонидович не курил, а его коллеги часто выходили из кабинета с целью «подымить», «дунуть» или, как называл это Иван Леонидович, «отравиться». Они чаще отвлекались от работы, чем Иван Леонидович. Но едва ли выигрывали в этом плане, потому что вреда для здоровья получали намного больше.  А результативность их проектов оставляла желать много лучшего по причине гораздо меньшей концентрации сил и сосредоточенности на работе. В итоге они довольствовались лишь более частым пребыванием на относительно свежем воздухе и отдыхом, который получали затуманенные от табачного дыма мозги.
   Коллеги Ивана Леонидовича постоянно удивлялись его высочайшей трудоспособности, активности и, вместе с тем, отсутствием суетливости в работе. Всегда сосредоточенный, спокойный он молча делал своё дело, лишь иногда поправляя очки большим пальцем левой руки.
                              Перемена настроения.
   Лень – это причина всех наших бед и несостоявшихся свершений. Не дай Бог пойти у неё на поводу! Как там у классика: «Не позволяй душе лениться…»,--  и, чуть далее: «коль дать ей вздумаешь поблажку, освобождая от работ, она последнюю рубашку с тебя без жалости сорвёт!». Это закон нашей жизни! Это ответ и решение всех наболевших проблем! 
   Так вот. Иван Леонидович в один прекрасный, а, вернее, ужасный момент своей жизни стал безмерно предаваться лени. Он возлюбил её всем существом.  А она, в свою очередь, благодарно и взаимно полюбила его и стала оберегать  от работы,  труда и  житейских хлопот. Она обволакивала его своей негой и праздностью, качала в гамаке безделия, обдувала опахалом отсутствия понуждения себя на всякое доброе дело. Как результат, наш Иван Леонидович превратился в Обломова.  Поначалу, он ещё немного читал, а позднее обленился до того, что перестал лишний раз доставать книгу с полки, если для этого нужно было подставить стул и встать на него. Потом ведь надо было его еще убрать!  «Ой! Какой ужас! Я лучше полежу»,  -- так решал для себя Иван Леонидович и постепенно деградировал, становясь похожим на некогда осуждаемого им Илью Ильича.
                               Возвращение к началу.
   Так вот. С чего я там начал? Ах, да! В общем, Иван Леонидович долёживал очередной час своего впустую проходившего времени. Но! Пора обедать. И эта пора заставила его переместить свою ногу с кровати на пол и надеть на неё мягкий тапок. Кряхтя и охая, Иван Леонидович стал стаскивать своё много килограммовое тело с постели и, держась правой рукой за поясницу, пошаркал в сторону кухни. Там его ждала огромная курица, запеченная в духовке и выставленная на покрытый пыльной скатертью дубовый стол. «Ну, здравствуй, радость моя!» -- так он мысленно поприветствовал свой обед и стал мыть руки. « Там, за белой горой, за рекою, сквозь чёрные тучи» -- стал напевать себе под нос Иван Леонидович любимую песню своей бабушки, -- «проплывала луна в свете ярких одежд свою жизнь».  
   Иван Леонидович приступил к трапезе, начав жадно поглощать куриное мясо. Но, проглотив несколько кусков его, он поперхнулся и упал замертво.
                                  Финал.
   Вот так печально и закончу я, дорогой читатель, свой рассказ о жизни Ивана Леонидовича. Сам до ужаса не люблю историй с плохим концом, но… жизнь – штука суровая. И часто она заставляет нас принимать её такой, какая она есть, нравится нам это или нет. Спешу откланяться и остаюсь вашим самым преданным покорным слугой.  Ну,  всё. Пока.

    
   
Рейтинг: +1 169 просмотров
Комментарии (1)
Дмитрий Криушов # 25 декабря 2014 в 23:02 0
Что значит - "пока"? Лениться пошёл? smile