ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Эти милые старые сказочки

Эти милые старые сказочки

article447952.jpg
 
   В детстве у меня была одна любимая книга – «Легенды и мифы Древней Греции». Я воспринимал её не как сказки, а как очередной том из серии «ЖЗЛ», очень популярной в то время. А уж глава о подвигах Геракла была выучена наизусть, и сам главный герой был для меня просто реальным человеком, который живёт где-то неподалёку и периодически вытворяет нечто интересное.

   Ну вот, вспоминая своего главного героя юности, я и решил сегодня в очередной раз попробовать совершить некий эпический подвиг, наподобие расчистки Авгиевых конюшен. Почему Геракл смог, а я не смогу? Нет, ему проще было, конечно, он ведь там только чистоту наводил, не более, да и вообще подошёл к делу с технической стороны довольно экономично – просто смыл всё из этих конюшен в ближайшую речку. Гринписовцев на него не было, загадил всё вокруг, да и был таков! 

   Ну ладно, это их дела, греческие, а я немного отвлёкся от своего подвига. Так вот, решил я в который раз произвести ревизию домашнего книжного фонда – выбросить накопившиеся за столетия не читаемые фолианты. Уж больно много места они занимают, все полки, шкафы, даже щёлки во всех комнатах забиты книгами! Жалко, естественно, но жить-то надо… 

   Начал я с «детской», благо там подбор книг более однородный. Вытащил в гостиную несколько десятков сборников всевозможных сказок, от чукотских с нанайскими до какого-то эпоса Островов Зелёного мыса – надо же, чего там только не было, оказывается! Сижу, просматриваю, кофе попиваю. Кот лежит рядышком, делает вид, что спит. Конечно же, начинаю что-то читать – без этого не обходится никогда. Тут мне в руки попадается старое академическое издание, этакий потёртый серо-зелёный кирпич, обложка которого гласит: «Настоящие не адаптированные тексты старинных сказок и преданий Северной и Западной Европы». Хе-хе, интересно, ну-ка, ну-ка, почитаем-ка…

   Только я собрался открыть этот огромный том, как в дверном проёме появилась знакомая дымка, из которой в комнату шагнул мой давний приятель, вавилонский инкуб Алука, со своим неизменным:

   - Привет, дружище!

   Но увидев, что конкретно я собираюсь читать, Алука сделал большие глаза, покачал головой и задумчиво произнёс:

   - Ох, не советую тебе читать это на ночь…Зачем тебе эти ночные кошмары? Берегинюшку не жалко, а? Кстати, где она прохлаждается? 

   - Да она опять кому-то помогать рванула, а с меня взяла слово, что буду сидеть дома. Вот и решил немного разгрести книжные завалы…

   - Ага, так мы одни? Это же другое дело! Хочешь старенький анекдот? Но совершенно к месту.

   - Давай, чего уж…

   - Лезет корова на дерево. Подлетает ворона: «Ты чего на дерево лезешь?». Корова ей: «Яблок хочу поесть». Ворона: «Но это же ёлка!»…

   Алука хитро посмотрел на меня, сделал плавный жест в воздухе и закончил:

   - «Так у меня с собой!»

   В руке у него уже тускло поблёскивала матовая и явно старая бутылка коньяка. Тут на инкуба можно положиться – вкус у него отменный, и он периодически приносит совершенно божественные напитки. Вот и сейчас по сургучу, которым бутылка была запечатана, почти стёртой рукописной этикетке и остаткам паутины, можно было понять, что этому коньяку не один десяток лет. Я вытащил рюмки, Алука сотворил небольшую закуску – даже про Гизмо не забыл, сделал и ему плошку сметаны. Разлили, пригубили – божественно! Тепло разлилось по телу, жить стало лучше, и явно веселей. Я опять бросил взгляд на книгу старинных сказок и мой друг, перехватив этот взгляд, широко улыбнулся:

   - Что, расхрабрился? Всё-таки решил изучить эти кошмарики?

   - Почему нет? Если это могли рассказывать на ночь детишкам, то мне уж и подавно можно читать!

   - Во-первых, в Средневековье никто детям сказки не рассказывал, это были забавные рассказы для взрослых. Ну а во-вторых, и нравы были совсем другие. Ты помнишь, какие у простого народа были развлечения! Казни да аутодафе на главной площади! А уж четвертование собирало толпы зевак… Этим людям и не такое в жизни приходилось видеть.

   - Хммм… Ты знаешь, а никчёмный ты психолог - теперь мне ещё больше захотелось почитать эти сказочки!

   Алука задумался, посмотрел на Гизмо, активно налегающего на сметанку, потом улыбнулся. Он явно придумал какую-то очередную свою шуточку…

   - Хорошо, а если я тебя познакомлю с кем-нибудь из авторов этих хорроров? Ты же понимаешь, это не проблема…

   - Не-не, я туда не потащусь. Грязь, вонь, болезни… И не уговаривай!

   - Что ты, дружище, зачем же такой экстрим без причины! Ладно, давай ещё по одной рюмочке, и я ненадолго исчезну…

   Спорить с Аликом бессмысленно, особенно когда он входит в раж от какой-нибудь своей идеи. Выпили ещё немного, закусили, и Алука растворился, произнеся «Ставь ещё пару рюмок…». Мне не жалко, как вы понимаете, вынул ещё посуду, подготовился к встрече гостей. Через несколько минут в комнату уже входил довольный инкуб, в сопровождении двух с интересом озирающихся господ среднего возраста. Судя по одежде, они принадлежали к учёному сословию средних веков, может чуть позже. 

   - Ну вот, я же говорил, что быстро смотаюсь! Не впервой… Позволь представить тебе знаменитых братьев Гримм. Вильгельм и Якоб к твоим услугам!

   Братья церемонно поклонились, внимательно разглядывая меня. Я постарался приосаниться и изобразить самый элегантный книксен, на который способен, что вызвало у учёных людей улыбку и немного сняло атмосферу настороженности. Один из братьев обратился ко мне со всем почтением:

   - Простите, досточтимый хозяин, но… Вы тоже чёрт?

   Алука хлопнул ладонью по колену и расхохотался, а Гизмо с удивлением посмотрел на братишек. Потом он задумчиво перевёл взгляд на меня, хмыкнул, и уже хотел что-то сказать, но тут вмешался мой приятель. Вовремя…

   - Ну что Вы, уважаемый Якоб, наш друг художник! А позвал я вас к нему в гости по очень простому поводу – я хочу, чтобы вы рассказали моему другу о сказках, которые вы перерабатывали. Он тут на ночь собрался почитать первоисточники…

   - Не надо!

   Надо же, они даже разговаривают хором! Теперь становится понятно, как они вдвоём писали свои творения… А Гриммы меж тем переглянулись, и один из них продолжил:

   - Понимаете ли, досточтимый хозяин, мы не уверены, что подобное чтиво подойдёт представителю современного поколения. Даже для нашего времени это было уже тяжеловато и жестковато – всеобщее просвещение дало свои плоды, поэтому-то мы и переписали многие старинные сюжеты, убрав самые ужасные моменты и некоторых персонажей. Потом они ещё несколько раз смягчались и теперь эти сказки можно спокойно читать детям.

   - Хорошо… А что из самых известных вы переделывали?

   - Да хотя бы «Спящую красавицу»!

   - А что там можно переделывать? Принц её не поцеловал? Или она не проснулась? Так тогда будет просто другая сказка.

   - Ну… вообще-то в оригинале никакого поцелуя не было. Там всё было по взрослому… Один король, который путешествовал в тех местах где отлёживалась наша красавица, наткнулся на неё случайно и… как бы это выразиться помягче… провёл с ней ночь. Обошёлся и без поцелуев! Но через девять месяцев, как водится, родились близнецы, которые, собственно, и разбудили нашу красавицу…  

   - Так-так-так… хорошо. А «Красная шапочка»?

   - Тут мы немного смягчили ситуацию и дописали конец. Ведь в оригинале волк не просто съедает бабушку, а готовит её на ужин, они вместе с внучкой съедают старушку, а потом заваливаются в постель. Где, после непродолжительных игр, всё и заканчивается очередным съедением. Мы же решили добавить охотников – всё-таки жалко девчушку, пусть ещё поживёт. Хоть и местами погрызанная и слегка переваренная…

   - О, да вы ещё и остряки! Ребята, а вот с «Золушкой» вы что-нибудь делали?

   - О, тут совсем по мелочи прошлись, ведь она со времён Древнего Египта не раз уже переделывалась. И Шарль Перро по ней прошёлся, и его ученица Мари-Катрин Де Онуа… А мы только не стали упоминать о том, что она прихлопнула свою родную матушку крышкой тяжеленного сундука, лишив её головы, да ещё не упомянули о фактах членовредительства сводных сестриц. Ведь одной она оттяпала пальцы на ноге, а второй пятку отрезала. В общем, повеселилась вволю! Отомстила…

   Алука улыбался, слушая мою беседу с германскими сказочниками, а кот сидел напряжённо, весь превратившись в слух. Он явно пытался что-то сказать, но не мог вклиниться в наш диалог. Наконец он улучил момент:

   - Эээ… А скажите, милейший, «Кот в сапогах» тоже ваше сочинение? И что вы там адаптировали? Были ли и там какие-нибудь страсти?

   Оба братца-сказочника резко повернулись к Гизмо, синхронно перекрестились, потом также одновременно повернулись ко мне. 

   - Это что сейчас было? Кто это спросил?

   Я уже собрался было ответить, но Гиз опять влез в разговор – ну не может он не быть в центре внимания, когда слава сама идёт к нему в руки. Как ему кажется… Он произнёс совершенно обиженным тоном:

   - А что такого я спросил? Неужели так сложно ответить, когда вас вежливо спрашивают? Эх, одно слово – немцы…

   И он, махнув лапой, демонстративно отвернулся, потом опять повернул голову, презрительно оглядел наших гостей с ног до головы, и окончательно отвернувшись, начал вылизываться, выражая спиной высшую степень презрения. Я поспешил успокоить сказочников.

   - Не обращайте внимания, господа, он всегда влезает в разговор, когда его не просят. Что делать, избалован с детства, считает, что ему всё можно…

   Кот фыркнул, спрыгнул с дивана, и гордо направился в сторону кухни к своему другу Василию, на ходу бросив в мою сторону нечто вроде «Это кто ещё из нас избалован! Да что бы ты вообще без меня делал…». Братья синхронно проводили его недоумённым и испуганным взглядом, потом опять перевели взгляд на меня. Кто-то из них, кажется Вильгельм, наконец прокашлявшись, тихо произнёс:

   - А инквизиция-то не так уж и не права была… Ещё и чёрный!

   Тут со стороны кухни раздался возглас кота «Нет, вы только подумайте – они ещё и расисты!». Сказочники совсем побелели, а Алука за их спинами веселился от души, еле сдерживаясь, чтобы не заржать в голос. Он плеснул в рюмки ещё коньячка, постучал по бутылке, всунул повернувшимся на звук братьям рюмки в руки. Те резко выпили и вроде бы их начало потихоньку отпускать. Можно было продолжать разговор…

   - Так, ребята, про кота вы так и не ответили, между прочим. В чём там загвоздка была?

   Братья автоматически кинули взгляд в сторону кухни, и один из них ответил, всё ещё находясь под впечатлением ссоры с Гизмо.

   - Нет-нет, мы тут даже не касались, это Перро. Нам и своих ужастиков хватало… 

   - А вот у меня ещё вопрос возник – вам все известные на то время сказки удалось адаптировать? Или что-то так и не получилось смягчить?

   - Конечно не все! Вот наткнулись мы на сказочку «Можжевеловое дерево». Сказка старая, довольно известная, но мы читаем и ни фига не понимаем. Представь себе сюжет – мальчик живёт с отцом и мачехой, (в любой старинной сказке есть мачеха), ворует у неё яблоки из сундука, что не делает ему чести, конечно, но мальчик проголодался, его можно понять! Злая, как водится, мачеха, подстерегла его за воровством и опять прихлопнула крышкой мальчонке голову. Какой-то популярный спорт у них был в то время – головы сундуками рубить… Разделала, потушила с капустой, сели ужинать. Но не всё так просто, ведь душа мальчика вселилась в крупную птицу и та сбросила на мачеху мельничный жернов. Точнёхонько на голову… В общем все умерли. Нет, бывало в жизни и не такое… но причём тут можжевеловое дерево, спрашивается? Плюнули и оставили в первозданном виде. В назидание… А «Безрукая девочка»? Руки-то ей уже не пришьёшь, сразу сюжет меняется кардинально. С «Гензелем и Гретель» долго возились, да так страшилкой и осталась… Или «Синяя борода». Тоже практически ничего не меняли, только подредактировали – уж больно она Якобу понравилась, он тогда как раз разводился…

   Якоб слегка поклонился с довольным видом, а Алука уже не смог сдержаться и расхохотался во весь голос. Веселился мой друг от души, до слёз, расплескав коньяк и даже не заметив этого. Уж не знаю, что его так развеселило, ведь сказки – дело серьёзное! Я уже собрался было провести с ним разъяснительную беседу, но услышал со стороны кухни милый голосок моей берегинюшки. Она что-то отвечала на причитания кота, успокаивала его и, судя по всему, гладила. Голос Гизмо становился тише, он уже переходил местами в мурчание, но какие-то претензии всё ещё высказывались, только слов было не разобрать. 

   Ну что же, теперь все дома, и скоро Лиз, успокоив обиженного кота, присоединится к нам. Братишки, увидев её явно перейдут со страшилок на стихи, будут расточать комплименты и налегать на коньячок, а потом Алик проводит знаменитых сказочников домой, в их суровое время…

   Ну а мы с моей милой хранительницей останемся дома, будем пить кофе и ждать новых гостей. Ведь многие вопросы всё ещё ждут своих ответов, да и многие сказки остались не рассказанными. И не написанными… Всё впереди!
 

© Copyright: Андрей Шеркунов, 2019

Регистрационный номер №0447952

от 24 мая 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0447952 выдан для произведения:
 
   В детстве у меня была одна любимая книга – «Легенды и мифы Древней Греции». Я воспринимал её не как сказки, а как очередной том из серии «ЖЗЛ», очень популярной в то время. А уж глава о подвигах Геракла была выучена наизусть, и сам главный герой был для меня просто реальным человеком, который живёт где-то неподалёку и периодически вытворяет нечто интересное.

   Ну вот, вспоминая своего главного героя юности, я и решил сегодня в очередной раз попробовать совершить некий эпический подвиг, наподобие расчистки Авгиевых конюшен. Почему Геракл смог, а я не смогу? Нет, ему проще было, конечно, он ведь там только чистоту наводил, не более, да и вообще подошёл к делу с технической стороны довольно экономично – просто смыл всё из этих конюшен в ближайшую речку. Гринписовцев на него не было, загадил всё вокруг, да и был таков! 

   Ну ладно, это их дела, греческие, а я немного отвлёкся от своего подвига. Так вот, решил я в который раз произвести ревизию домашнего книжного фонда – выбросить накопившиеся за столетия не читаемые фолианты. Уж больно много места они занимают, все полки, шкафы, даже щёлки во всех комнатах забиты книгами! Жалко, естественно, но жить-то надо… 

   Начал я с «детской», благо там подбор книг более однородный. Вытащил в гостиную несколько десятков сборников всевозможных сказок, от чукотских с нанайскими до какого-то эпоса Островов Зелёного мыса – надо же, чего там только не было, оказывается! Сижу, просматриваю, кофе попиваю. Кот лежит рядышком, делает вид, что спит. Конечно же, начинаю что-то читать – без этого не обходится никогда. Тут мне в руки попадается старое академическое издание, этакий потёртый серо-зелёный кирпич, обложка которого гласит: «Настоящие не адаптированные тексты старинных сказок и преданий Северной и Западной Европы». Хе-хе, интересно, ну-ка, ну-ка, почитаем-ка…

   Только я собрался открыть этот огромный том, как в дверном проёме появилась знакомая дымка, из которой в комнату шагнул мой давний приятель, вавилонский инкуб Алука, со своим неизменным:

   - Привет, дружище!

   Но увидев, что конкретно я собираюсь читать, Алука сделал большие глаза, покачал головой и задумчиво произнёс:

   - Ох, не советую тебе читать это на ночь…Зачем тебе эти ночные кошмары? Берегинюшку не жалко, а? Кстати, где она прохлаждается? 

   - Да она опять кому-то помогать рванула, а с меня взяла слово, что буду сидеть дома. Вот и решил немного разгрести книжные завалы…

   - Ага, так мы одни? Это же другое дело! Хочешь старенький анекдот? Но совершенно к месту.

   - Давай, чего уж…

   - Лезет корова на дерево. Подлетает ворона: «Ты чего на дерево лезешь?». Корова ей: «Яблок хочу поесть». Ворона: «Но это же ёлка!»…

   Алука хитро посмотрел на меня, сделал плавный жест в воздухе и закончил:

   - «Так у меня с собой!»

   В руке у него уже тускло поблёскивала матовая и явно старая бутылка коньяка. Тут на инкуба можно положиться – вкус у него отменный, и он периодически приносит совершенно божественные напитки. Вот и сейчас по сургучу, которым бутылка была запечатана, почти стёртой рукописной этикетке и остаткам паутины, можно было понять, что этому коньяку не один десяток лет. Я вытащил рюмки, Алука сотворил небольшую закуску – даже про Гизмо не забыл, сделал и ему плошку сметаны. Разлили, пригубили – божественно! Тепло разлилось по телу, жить стало лучше, и явно веселей. Я опять бросил взгляд на книгу старинных сказок и мой друг, перехватив этот взгляд, широко улыбнулся:

   - Что, расхрабрился? Всё-таки решил изучить эти кошмарики?

   - Почему нет? Если это могли рассказывать на ночь детишкам, то мне уж и подавно можно читать!

   - Во-первых, в Средневековье никто детям сказки не рассказывал, это были забавные рассказы для взрослых. Ну а во-вторых, и нравы были совсем другие. Ты помнишь, какие у простого народа были развлечения! Казни да аутодафе на главной площади! А уж четвертование собирало толпы зевак… Этим людям и не такое в жизни приходилось видеть.

   - Хммм… Ты знаешь, а никчёмный ты психолог - теперь мне ещё больше захотелось почитать эти сказочки!

   Алука задумался, посмотрел на Гизмо, активно налегающего на сметанку, потом улыбнулся. Он явно придумал какую-то очередную свою шуточку…

   - Хорошо, а если я тебя познакомлю с кем-нибудь из авторов этих хорроров? Ты же понимаешь, это не проблема…

   - Не-не, я туда не потащусь. Грязь, вонь, болезни… И не уговаривай!

   - Что ты, дружище, зачем же такой экстрим без причины! Ладно, давай ещё по одной рюмочке, и я ненадолго исчезну…

   Спорить с Аликом бессмысленно, особенно когда он входит в раж от какой-нибудь своей идеи. Выпили ещё немного, закусили, и Алука растворился, произнеся «Ставь ещё пару рюмок…». Мне не жалко, как вы понимаете, вынул ещё посуду, подготовился к встрече гостей. Через несколько минут в комнату уже входил довольный инкуб, в сопровождении двух с интересом озирающихся господ среднего возраста. Судя по одежде, они принадлежали к учёному сословию средних веков, может чуть позже. 

   - Ну вот, я же говорил, что быстро смотаюсь! Не впервой… Позволь представить тебе знаменитых братьев Гримм. Вильгельм и Якоб к твоим услугам!

   Братья церемонно поклонились, внимательно разглядывая меня. Я постарался приосаниться и изобразить самый элегантный книксен, на который способен, что вызвало у учёных людей улыбку и немного сняло атмосферу настороженности. Один из братьев обратился ко мне со всем почтением:

   - Простите, досточтимый хозяин, но… Вы тоже чёрт?

   Алука хлопнул ладонью по колену и расхохотался, а Гизмо с удивлением посмотрел на братишек. Потом он задумчиво перевёл взгляд на меня, хмыкнул, и уже хотел что-то сказать, но тут вмешался мой приятель. Вовремя…

   - Ну что Вы, уважаемый Якоб, наш друг художник! А позвал я вас к нему в гости по очень простому поводу – я хочу, чтобы вы рассказали моему другу о сказках, которые вы перерабатывали. Он тут на ночь собрался почитать первоисточники…

   - Не надо!

   Надо же, они даже разговаривают хором! Теперь становится понятно, как они вдвоём писали свои творения… А Гриммы меж тем переглянулись, и один из них продолжил:

   - Понимаете ли, досточтимый хозяин, мы не уверены, что подобное чтиво подойдёт представителю современного поколения. Даже для нашего времени это было уже тяжеловато и жестковато – всеобщее просвещение дало свои плоды, поэтому-то мы и переписали многие старинные сюжеты, убрав самые ужасные моменты и некоторых персонажей. Потом они ещё несколько раз смягчалось и теперь эти сказки можно спокойно читать детям.

   - Хорошо… А что из самых известных вы переделывали?

   - Да хотя бы «Спящую красавицу»!

   - А что там можно переделывать? Принц её не поцеловал? Или она не проснулась? Так тогда будет просто другая сказка.

   - Ну… вообще-то в оригинале никакого поцелуя не было. Там всё было по взрослому… Один король, который путешествовал в тех местах где отлёживалась наша красавица, наткнулся на неё случайно и… как бы это выразиться помягче… провёл с ней ночь. Обошёлся и без поцелуев! Но через девять месяцев, как водится, родились близнецы, которые, собственно, и разбудили нашу красавицу…  

   - Так-так-так… хорошо. А «Красная шапочка»?

   - Тут мы немного смягчили ситуацию и дописали конец. Ведь в оригинале волк не просто съедает бабушку, а готовит её на ужин, они вместе с внучкой съедают старушку, а потом заваливаются в постель. Где, после непродолжительных игр, всё и заканчивается очередным съедением. Мы же решили добавить охотников – всё-таки жалко девчушку, пусть ещё поживёт. Хоть и местами погрызанная и слегка переваренная…

   - О, да вы ещё и остряки! Ребята, а вот с «Золушкой» вы что-нибудь делали?

   - О, тут совсем по мелочи прошлись, ведь она со времён Древнего Египта не раз уже переделывалась. И Шарль Перро по ней прошёлся, и его ученица Мари-Катрин Де Онуа… А мы только не стали упоминать о том, что она прихлопнула свою родную матушку крышкой тяжеленного сундука, лишив её головы, да ещё не упомянули о фактах членовредительства сводных сестриц. Ведь одной она оттяпала пальцы на ноге, а второй пятку отрезала. В общем, повеселилась вволю! Отомстила…

   Алука улыбался, слушая мою беседу с германскими сказочниками, а кот сидел напряжённо, весь превратившись в слух. Он явно пытался что-то сказать, но не мог вклиниться в наш диалог. Наконец он улучил момент:

   - Эээ… А скажите, милейший, «Кот в сапогах» тоже ваше сочинение? И что вы там адаптировали? Были ли и там какие-нибудь страсти?

   Оба братца-сказочника резко повернулись к Гизмо, синхронно перекрестились, потом также одновременно повернулись ко мне. 

   - Это что сейчас было? Кто это спросил?

   Я уже собрался было ответить, но Гиз опять влез в разговор – ну не может он не быть в центре внимания, когда слава сама идёт к нему в руки. Как ему кажется… Он произнёс совершенно обиженным тоном:

   - А что такого я спросил? Неужели так сложно ответить, когда вас вежливо спрашивают? Эх, одно слово – немцы…

   И он, махнув лапой, демонстративно отвернулся, потом опять повернул голову, презрительно оглядел наших гостей с ног до головы, и окончательно отвернувшись, начал вылизываться, выражая спиной высшую степень презрения. Я поспешил успокоить сказочников.

   - Не обращайте внимания, господа, он всегда влезает в разговор, когда его не просят. Что делать, избалован с детства, считает, что ему всё можно…

   Кот фыркнул, спрыгнул с дивана, и гордо направился в сторону кухни к своему другу Василию, на ходу бросив в мою сторону нечто вроде «Это кто ещё из нас избалован! Да что бы ты вообще без меня делал…». Братья синхронно проводили его недоумённым и испуганным взглядом, потом опять перевели взгляд на меня. Кто-то из них, кажется Вильгельм, наконец прокашлявшись, тихо произнёс:

   - А инквизиция-то не так уж и не права была… Ещё и чёрный!

   Тут со стороны кухни раздался возглас кота «Нет, вы только подумайте – они ещё и расисты!». Сказочники совсем побелели, а Алука за их спинами веселился от души, еле сдерживаясь, чтобы не заржать в голос. Он плеснул в рюмки ещё коньячка, постучал по бутылке, всунул повернувшимся на звук братьям рюмки в руки. Те резко выпили и вроде бы их начало потихоньку отпускать. Можно было продолжать разговор…

   - Так, ребята, про кота вы так и не ответили, между прочим. В чём там загвоздка была?

   Братья автоматически кинули взгляд в сторону кухни, и один из них ответил, всё ещё находясь под впечатлением ссоры с Гизмо.

   - Нет-нет, мы тут даже не касались, это Перро. Нам и своих ужастиков хватало… 

   - А вот у меня ещё вопрос возник – вам все известные на то время сказки удалось адаптировать? Или что-то так и не получилось смягчить?

   - Конечно не все! Вот наткнулись мы на сказочку «Можжевеловое дерево». Сказка старая, довольно известная, но мы читаем и ни фига не понимаем. Представь себе сюжет – мальчик живёт с отцом и мачехой, (в любой старинной сказке есть мачеха), ворует у неё яблоки из сундука, что не делает ему чести, конечно, но мальчик проголодался, его можно понять! Злая, как водится, мачеха, подстерегла его за воровством и опять прихлопнула крышкой мальчонке голову. Какой-то популярный спорт у них был в то время – головы сундуками рубить… Разделала, потушила с капустой, сели ужинать. Но не всё так просто, ведь душа мальчика вселилась в крупную птицу и та сбросила на мачеху мельничный жернов. Точнёхонько на голову… В общем все умерли. Нет, бывало в жизни и не такое… но причём тут можжевеловое дерево, спрашивается? Плюнули и оставили в первозданном виде. В назидание… А «Безрукая девочка»? Руки-то ей уже не пришьёшь, сразу сюжет меняется кардинально. С «Гензелем и Гретель» долго возились, да так страшилкой и осталась… Или «Синяя борода». Тоже практически ничего не меняли, только подредактировали – уж больно она Якобу понравилась, он тогда как раз разводился…

   Якоб слегка поклонился с довольным видом, а Алука уже не смог сдержаться и расхохотался во весь голос. Веселился мой друг от души, до слёз, расплескав коньяк и даже не заметив этого. Уж не знаю, что его так развеселило, ведь сказки – дело серьёзное! Я уже собрался было провести с ним разъяснительную беседу, но услышал со стороны кухни милый голосок моей берегинюшки. Она что-то отвечала на причитания кота, успокаивала его и, судя по всему, гладила. Голос Гизмо становился тише, он уже переходил местами в мурчание, но какие-то претензии всё ещё высказывались, только слов было не разобрать. 

   Ну что же, теперь все дома, и скоро Лиз, успокоив обиженного кота, присоединится к нам. Братишки, увидев её явно перейдут со страшилок на стихи, будут расточать комплименты и налегать на коньячок, а потом Алик проводит знаменитых сказочников домой, в их суровое время…

   Ну а мы с моей милой хранительницей останемся дома, будем пить кофе и ждать новых гостей. Ведь многие вопросы всё ещё ждут своих ответов, да и многие сказки остались не рассказанными. И не написанными… Всё впереди!
 

 
Рейтинг: +3 90 просмотров
Комментарии (8)
Татьяна Белая # 24 мая 2019 в 11:38 +3
Очень занятная и остроумная вещь получилась у автора. Зашла случайно и совсем не пожалела. Творческих Вам успехов, Андрей! emotions-5
Андрей Шеркунов # 24 мая 2019 в 13:05 +2
Спасибо, Татьяна! И Вам того же и побольше! smayliki-prazdniki-34
Назения Вселенская # 24 мая 2019 в 13:06 +4
Да, многие сказки были адаптированы для детей.
Про спящую красавицу читала как-то оригинал сказки и про красную шапочку тоже.
Спасибо за интересное повествование с долей юмора, Андрей.
Хорошего настроение и весеннего тепла.
emotions-5
Андрей Шеркунов # 24 мая 2019 в 15:37 +2
Да, адаптировали, и не раз... Как-то зашёл в Дом книги за подарком для маленькой девочки и наткнулся на подарочное издание "Старые французские сказки". Полистал и купил "Незнайку" - не люблю, когда дети плачут...

И спасибо на добром слове!
30
Пронькина Татьяна # 24 мая 2019 в 20:37 +1
У меня тоже была книга "Мифы Древней Греции", которую я обожала...Может, благодаря ей и стала историком по образованию и в душе...Андрей, Ваш оригинальный подход к сказочной теме мне необычайно симпатичен. Читала с удовольствием и интересом. Спасибо. read-11
Андрей Шеркунов # 24 мая 2019 в 22:33 +2
Благодарю, Татьяна! Очень приятно, что Вам понравилось... Там у меня целая серия про чёрно-белую компанию, "Записки почётного святого" называется. Если интересно - почитайте, там рассказки на разные темы...

big_smiles_138
Пронькина Татьяна # 26 мая 2019 в 12:52 +1
Обязательно прочту, я люблю такие штуки. Спасибо, Андрей. elka
Андрей Шеркунов # 26 мая 2019 в 14:54 +1
Вот и славно! Надеюсь, что нам обоим будет приятно...
yesyes
Популярная проза за месяц
122
100
99
88
88
Ты говорил… 1 сентября 2019 (Жанна Зудрагс)
86
83
77
75
На селе 27 августа 2019 (Алексей Ананьев)
70
69
68
67
58
56
56
55
54
53
53
53
Прощай! 30 августа 2019 (Василий Акименко)
52
51
51
50
Глубинка 29 августа 2019 (Сергей Гридин)
50
45
41
40
37