Вулкан

14 мая 2012 - Игорь Ширяев
article48034.jpg
ВУЛКАН (история одной собаки)
 
Глава первая НАЧАЛО
 
На питомнике он был самым крупным щенком в помете. И естественно, что покупатели сразу положили на него глаз. Может быть причиной этого стал необычный для овчарок песочный цвет, может быть его шебутной характер. Он не казался шустрым, но всегда и везде оказывался первым. И вот его купили для мальчишки, по имени Эдик, в большой загородный дом. Мальчишка радовался и всю дорогу не выпускал свое песочное счастье. Он трещал без умолку: - Папа, а это настоящая пограничная собака? Он может нарушителей ловить? Отец, грузный и начинающий лысеть мужчина, отвечал односложно, а мальчишка все пытался получить более подробный ответ. Отец, наконец, высказался вполне определенно:
 - Нам, сынок, охранник в дом нужен, а не пограничная собака! Вот посадим его на цепь и
будет нам дом охранять!
На что сын ехидно заметил: - Папа, он же еще маленький! Как он будет дом охранять?
-Ничего, мы будем его хорошо кормить, и он быстро вырастет, главное, что бы он злой был!
-А зачем злой? Он же нас покусает! - не унимался сын.
-Что бы ворам всяким и хулиганам ходу в наш дом не было! - парировал отец.
Вот, наконец, скрипнули тормоза, и они остановились возле двухэтажного дома с большой, стеклянной верандой. Отец открыл калитку и они с сыном и щенком вошли во двор.
-Эй, мать! - закричал отец, - смотри, какого мы нам сторожа купили! -
На крыльцо вышла женщина в теплом махровом халате, с чуть одутловатым лицом, которое еще сохранило следы былой красоты, но фигура, видимо после родов, уже поплыла.
-Эдик! - неожиданно визгливым голосом закричала она - Отпусти немедленно собаку!
Он же тебя укусит!
Щенок на руках вздрогнул, прижал ушки и в первый раз в жизни попробовал зарычать.
-Вот видишь! Он уже рычит! Отпусти сейчас же! - кричала женщина.
-Рычит, это хорошо! - сказал отец – Значит, из него толк будет! - Он подошел к старой
собачьей будке, достал из кармана поводок и посадил на него испуганного щенка.
-Все, сын, давай за уроки и спать! - сказал отец
-Папа, а со щенком поиграть? Ты же обещал? - заныл Эдик.
-Видишь, мать не разрешает! Марш в дом! – отрезал отец.
И они все пошли в дом. Из распахнутой двери пахнуло разными вкусностями и у щенка заурчало в желудке. Но никто не вышел и не вынес ему поесть, только ближе к ночи, мужчина поставил пред конурой миску с водой. Щенок напился, и, свернувшись калачиком в холодной дощатой будке, уснул, беспокойно поскуливая во сне.
Утром, щенка разбудил шум работающей машины и едкий запах бензина, который неприятно щекотал ноздри, и хотелось чихать.
- Сын, поторопись, а то в школу опоздаем! – крикнул отец, садясь в машину. Эдик выскочил на крыльцо, дожевывая на ходу бутерброд, и метнулся к щенку. Быстро достав из портфеля второй бутерброд, и положил его у будки: - На, ешь! – и бегом бросился к машине. Отец опустил стекло в машине и прокричал стоящей на крыльце женщине:
- Мать, собаку не забудь накормить! – и, махнув на прощанье, дал по газам. Облачко выхлопных газов опять попало щенку в ноздри, и он смешно сморщив нос, чихнул три раза подряд. Осторожно понюхав бутерброд, пахло вкусно, и щенок, проглотил его, не жуя. Но есть все равно хотелось и щенок начал обследовать доступное длине поводка пространство, поминутно косясь на женщину на крыльце. Он ее не боялся, он еще не умел
бояться, но он ей почему-то не доверял. Поводок был не очень длинный, так, что дальше полутора метров от будки отойти не получилось, а в пределах досягаемости ничего интересного и съедобного не оказалось. И щенок улегся пред будкой, положив голову на лапы, стал слушать улицу.
На крыльцо вышла женщина с миской в руках. Она боязливо начала подходить к будке. Щенок навострил уши, и приоткрыл глаза. Из подходящей к нему миски сочился запах каши с мясом, лез в ноздри и заставлял желудок сжиматься в предвкушении вкусной еды. Щенок завилял хвостом и поднял голову. Женщина настороженно остановилась, не доходя до конуры совсем чуть-чуть. Щенок встал, потянулся, зевнул и яростно завилял хвостом, выражая тем самым свое желание поесть. Но женщину именно это и испугало, она просто панически боялась собак, любых. Она поставила миску там, где стояла и повернулась и с чувством выполненного долга направилась к дому.
Щенок рванулся к миске, но его резко и больно остановил поводок. Длины поводка, чтобы добраться до миски не хватало совсем чуть-чуть. Тогда щенок попробовал подобраться к миске ползком, но опять ничего не получилось. Еда была рядом, но достать до нее не было никакой возможности, а желудок настойчиво требовал пищи. Щенок попробовал поскулить, но эффект был совершенно обратный ожидаемому, женщина вместо того, что бы подойти и подвинуть миску, стала издавать резкие квакающие звуки, она смеялась, и так смеясь она ушла в дом. Тогда щенок решил попробовать на зуб брезентовый поводок, и после получаса упорного труда поводок превратился в лохматый комок ниток, а потом лопнул, и щенок рванулся к еде. Он жадно проглотил, то, что было в миске, тщательно вылизал дно и пошел обследовать двор…
Вечером приехал отец с Эдиком, щенок бросился к Эдику и облизал ему руки, а отец, увидев измочаленный поводок, поманил к себе щенка. Щенок, не ожидая подвоха, подошел. Отец ухватил его за шкирку, и влепил три звонких затрещины. Щенок заскулил от боли и обиды и попытался спрятаться в конуре, но отец держал крепко. Он достал новый поводок и снова пристегнул щенка. Щенок юркнул в конуру и прижался, к задней стенке оскалился и зарычал. – Вот так лучше будет! – проворчал отец и принес миски с едой и водой, но пока отец не ушел в дом щенок не решился поесть и попить.
А Эдик подошел к отцу и спросил: - Папа, а как мы его назовем? –
- А как бы тебе хотелось? – поинтересовался отец.
-Мне нравится Вулкан!-
-А, что! Хорошее имя и звучит грозно, и характер у него под стать! – согласился отец – Пусть будет Вулкан!
Вот так щенок получил свое имя.
 
 
 
Глава вторая БУДНИ
 
Вот уже полгода прошло с тех пор, как Вулкан получил имя. Он очень вырос, стал громадным и грозным псом. Он научился многому за это время, хозяин научил его понимать и выполнять разные команды. С Эдиком поиграть удавалось редко, но зато играли они самозабвенно и долго. И боролись в траве и бегали наперегонки. Но больше всего Вулкану нравилось, когда Эдик бросал палку куда-то далеко в траву и командовал "Апорт!" И Вулкан мчался как на крыльях, что бы скорее отыскать и принести маленькому хозяину палку. С женщиной Вулкан тоже поладил, когда она несла ему еду, он прятался в будке и не выходил оттуда, пока она не уходила. Женщина привыкла и перестала панически бояться. Вулкан быстро соображал и учился. Один день походил на другой как шпроты в банке. Вулкан уже привык, что все в доме решает хозяин, а женщина в основном готовит еду, Он так и не полюбил своего хозяина, но уважал.
Но вот как-то вначале зимы, вернее в конце ноября, когда только-только выпал снег и подморозило, в обычное время хозяин с Эдиком не вернулся и Вулкан ощутил какое-то беспокойство. Женщина тоже, по видимому, беспокоилась: она то, стояла у окна, то, выходила на крыльцо и пыталась звонить по телефону. Вскоре Вулкан понял, что что-то не так, его как будто током ударило: - Маленький хозяин, в беде!- он начал рваться, пытаясь порвать цепь, но она была слишком крепкая, тогда он отошел на всю длину цепи и стал пятиться, задом стараясь выскользнуть из ошейника, с восьмой или с десятой попытки ему это удалось. Вулкан с разбега перескочил калитку и побежал по дороге. Он бежал, держа нос по ветру, и вскоре в ноздри ударил острый запах гари. Пробежав еще немного Вулкан, увидел машину хозяина в кювете. Машина была смята, дверцы распахнуты. Из водительской двери свешивался на ремне безопасности хозяин, голова у него была в крови, и он не шевелился, а на заднем сидении в салоне лежал Эдик он тоже был в крови и тихо стонал. Вулкан бросился туда. Ухватив Эдика за брюки, он стал вытаскивать его из салона. Потом Вулкан оттащил Эдика поближе к дороге. Пес попытался вытащить и хозяина, но не пускал ремень безопасности. Вулкан долго грыз скользкий и крепкий материал и он, наконец, уступил. Тогда он стал тащить грузное тело хозяина из салона. Оно поддавалось с трудом, но Вулкан был упрямым и по сантиметру, но он дотащил своего хозяина к Эдику. Пес облизал хозяину лицо, и тот открыл глаза, попытался погладить собачью морду, но скривился от боли и снова потерял сознание. Мальчик тоже был без сознания.
Вулкан позволил себе отдышаться и соображал, что же делать дальше. Машины в это время ходили редко, и ждать можно было до рассвета, а время уходило. Тогда он что было сил, рванул к дому, чтобы объяснить суматошной женщине, где ее муж, но как это сделать он не знал и бежал наобум. Он снова перепрыгнул калитку и стал громко лаять, чего раньше почти никогда не делал. Женщина вышла на крыльцо и закричала: -Ах, ты негодник! А ну марш на место! Вот Николай вернется, он тебе задаст! -
А Вулкан подбегал к крыльцу и возвращался к калитке не переставая лаять, приглашая пойти за ним.
-Да замолчи, негодный пес!- визгливо кричала на него женщина - У меня от твоего лая голова разболелась!
К калитке подошел молодой человек, сын соседа Андрей. - Добрый вечер, Раиса Михайловна! Что это у вас сегодня с Вулканом?
-Здравствуй, Андрюша! Да вот совсем с ума сошел, лает и лает, и Николай с Эдиком куда-то запропастились! И телефоны не отвечают... Ты их не видел случайно? -
-Нет, не видел, Раиса Михайловна! - ответил Андрей, наблюдая за Вулканом - А ведь он вас куда-то зовет!
-А, да куда он может звать, за дохлой крысой? - устало сказала женщина и всхлипнула.
- А я, пожалуй, схожу с ним, посмотрю! - сказал Андрей, открывая калитку.
- Он же тебя покусает, Вулкан у нас чужих не любит и слушается только Колю!
-Ну, сейчас ему явно не до того, а там мы с ним, думаю, договоримся! Мы пошли, Раиса Михайловна!-
-Ну, удачи, Андрюша! Хоть от лая его отдохну!- сказала женщина и пошла в дом
Вулкан вышел из калитки и подошел к Андрею, обнюхал его и сел напротив. Андрей присел на корточки, как бы уравнивая себя с собакой, улыбнулся и сказал, глядя псу прямо в глаза: - Ну, давай, показывай, что там у тебя стряслось! -
Вулкан вскочил и побежал по дороге, Андрей двинулся за ним. Километра через два у поворота он увидел дым. И они с Вулканом побежали.
В кювете полыхала машина, а метрах в двадцати от нее лежали отец с сыном. Андрей пощупал у обоих пульс:
- Слава богу, живы! – Он достал телефон, и набрал номер скорой помощи – Алло, скорая? На повороте в Ракино авария, два пострадавших: взрослый и ребенок, оба без сознания! Через сколько подъедете? Жду!-
-Как же они без сознания оказались так далеко от машины?- подумал Андрей, - А ведь это Вулкан их вытащил! Вот пес молодчага!
Он снова сел перед Вулканом на корточки и сказал: - Да, ты просто герой, Вулкан! Спас своих хозяев! – и протянул руку, чтобы погладить, Вулкан недовольно заворчал и посмотрел Андрею в глаза, что уж он там увидел, но ворчать перестал и просто подошел к Андрею и улегся у его ног, признал.
Андрей позвонил Раисе Михайловне, она подошла одновременно со скорой помощью, увидев тела мужа и сына, ей стало плохо, так что врачам пришлось везти всю семью.
Андрей с Вулканом остались вдвоем.
– Ну, что геройский пес, придется тебя к себе брать! Пойдешь? – внимательно глядя на Вулкана, спросил Андрей. Вулкан, склонив голову, так же внимательно посмотрел на Андрея и согласно тявкнул. И они пошли в поселок. Хозяин с Эдиком пробыли в больнице почти полгода, травмы были серьезными, а Раиса Михайловна Вулкана забирать у Андрея и не собиралась.
А Вулкан с Андреем подошли друг к другу как ножны к сабле. И за полгода Вулкан понял, как скучно он жил у прежнего хозяина. С Андреем они ходили в долгие походы или просто гуляли по лесу. И Андрей всегда находил время, чтобы поиграть, позаниматься, да просто поговорить. Псу нравилось, когда Андрей с ним разговаривал, Вулкан внимательно слушал, склонив лобастую голову, и важно понимающе кивал в конце разговора. Андрею он поверил сразу и безоговорочно. Они понимали друг друга.
            А в конце мая Андрея призвали в армию, в погранвойска. Его отправляли на Дальний восток. И Вулкан поехал с ним: Не бросать же друга в трудную минуту! Так Вулкан узнал, что такое любовь и попал на границу.
 
 
Глава третья СЛУЖБА
 
Застава, куда прибыли Андрей с Вулканом, была не большой и от села в котором она находилась, ее скрывала зеленая шапка деревьев. Пока Андрея знакомили с личным составом, Вулкан терпеливо сидел, ждал и слушал. Но вот знакомство Андрея закончилось, и он подошел к Вулкану:
- Ну, что, Вулкан, теперь твоя очередь знакомиться! Пойдем друг к твоим коллегам! -
И они отправились на питомник. По дороге их нагнал командир отделения кинологов старшина Шарафутдинов. Но едва он приблизился к Андрею, Вулкан мгновенно подобрался и зарычал.
- Ого! Серьезный у тебя пес! - восхитился старшина, - Сейчас мы ему жилище определим! Чего он у тебя такой сердитый?
-Детство у него было не легкое - совершенно серьезно ответил Андрей - И людям, он не очень доверяет.
- Понятно, а с собаками он как? Поладит? -
- Ну, если задираться не будут - улыбнулся Андрей - А если будут, то я им не завидую!
- Уж таки не завидуешь? У нас тоже собачки неплохие! - обиделся старшина, открывая дверь на питомник. Едва они вошли, как к Вулкану бросился крупный кобель с разодранным ухом... Вулкан встретил его грудью, и противник отлетел и покатился по земле, подняться он уже не успел, Вулкан навис над ним с оскаленной пастью. Все собаки на питомнике мгновенно смолкли, урок был усвоен. Все поняли, пришел новый вожак спорить с которым, выходит себе дороже. А Вулкан стоял над противником и поглядывая на хозяина. Андрей подошел, погладил его лобастую голову и сказал: - Фу, Вулкан! Отпусти его, он все понял!
Вулкан нехотя отошел, а кобель, поджав хвост, потрусил к своему вожатому.
- Да, не ожидал я такой прыти от новичка! - выдохнул старшина - Мухтара в минуту обломать! Серьезный пес!
Вольеры для собак стояли пять в ряд и один отдельно. Вулкан подошел к нему и улегся у входа.
- Ну, у тебя и пес! Самостоятельный и место себе выбрал, и я так понимаю, что возражения не принимаются! - засмеялся старшина.
- Ему попробуй, возрази! - боязливо произнес вожатый Мухтара, - Он моего безбашенного в минуту уделал!
Служба Вулкану нравилась, он с удовольствием ходил в дозоры, лежал в секретах, бегал на тренировках по следовой подготовке. А Андрей был всегда рядом и характер у Вулкана стал немного, помягче, он уже не рычал на каждого, кто подходил к Андрею. Так незаметно пролетели два года. И вот как-то вечером после службы, Андрей пошел с Вулканом на следовую подготовку. Умный пес быстро распутал следы хитроумного старшины и, увидев фигуру в мешковатом стеганном дрескостюме, оглянулся на Андрея, прозвучало резкое: - Фас! – и через минуту старшина лежал подмятый могучим телом Вулкана.
-Фу, Вулкан! – скомандовал Андрей, и устало присел на кочку.
Сняв дрескостюм, старшина подошел к Андрею:
- Ты псу своему сказал уже? –
Андрей покачал головой: - Не могу, язык не поворачивается…
- Погуляй с ним, поговори, он ведь у тебя умница, поймет, должен, по крайней мере… Я на заставу, к ужину придете!
-Есть товарищ, старшина!-
Старшина ушел, а Вулкан подошел к Андрею и вопросительно посмотрел прямо в глаза, он уже почувствовал, что что-то не так...
Андрей обнял Вулкана и заплакал: - Вулкан, завтра я уезжаю, и не могу, тебя забрать с собой… Ты остаешься здесь… Ты уж, не буянь тут, ладно?.. - Андрей говорил медленно, с трудом подбирая слова, в горле стоял комок и душили слезы - Нового вожатого слушайся! А я … Я никогда не забуду тебя Вулкан… Ты мой самый близкий… и самый… надежный друг… Я… - Андрей не мог больше говорить, соленые слезы текли по его лицу, а Вулкан слизывал их своим горячим шершавым языком и тихо поскуливал. Потом они пришли на заставу, и Андрей отвел пса в питомник. Ранним утром Андрей уехал.
Вулкан тосковал, но тосковал, молча, он сделался угрюмым и не сговорчивым. Он слушался нового вожатого, ел без аппетита и как только приходил со службы, ложился в своем вольере и лежал, положив голову на лапы… Так в тоске, время тянулось удивительно медленно, каждый день для Вулкана был, как неделя, а неделя, как месяц. Но прошли еще два года, и Вулкана снова сменился вожатый, с ним Вулкан совсем не поладил, тот был не терпелив и жесток, а Вулкан этого не терпел, и его поменяли на Васю. Вася чем-то напомнил Вулкану Андрея и с ним у него наладился какой-то контакт. И сердце у Вулкана начало понемногу оттаивать. От службы он снова стал получать удовольствие, но довериться Васе полностью, как Андрею Вулкан так и не смог. А Вася не без труда, но сумел убрать из глаз Вулкана беспросветную тоску. Он много разговаривал с ним, играл, и Вулкан слушал и вспоминал Андрея.
А однажды в первых числах декабря ушел и Вася, он уехал, не попрощавшись, неожиданно. И Вулкан снова замкнулся и продолжал оставаться нелюдимым. Вожатый, молоденький мальчик первого года службы его откровенно побаивался, а Вулкан это чувствовал и еще больше отдалялся от людей. Он был уже зрелым псом, ему было шесть лет и по собачьим меркам его можно было считать пенсионером. На его счету было пять задержанных нарушителей. Но время без Андрея, прошло как бы мимо Вулкана. Ничего в его жизни не менялось, день проходил за днем, не принося никакой радости и удовольствия... Но появилась какая-то стабильность, Вулкан стал служить с одним и тем, же человеком, и в дозоре и на посту технического наблюдения и часовым границы. И Вулкан привык к нему. А однажды в дозоре, когда они присели отдохнуть, старому псу вдруг, мучительно захотелось, чтобы его погладили, но молодого вожатого он презирал за трусость, а к человеку тянуло неудержимо, тем более, что он дружил с Васей. И тогда Вулкан решился он подошел к человеку, и осторожно взяв зубами за руку, подкинул ее, и подставил свою голову…
Человек улыбнулся и погладил голову Вулкана, а еще почесал за ушами и пес сел рядом и положил голову ему на колени… Этим человеком был я…
 
  
Глава четвертая НАРУШИТЕЛЬ
 
Зима выдалась на удивление суровая. Она была совсем не такая, как дома. До февраля снега почти не было, а мороз за сорок. Шальной ветер гонял, пыль вперемежку с крохами снега, бросал в лицо, и песок противно скрипел на зубах.
Мы шли на свой пост технического наблюдения, прикрываясь от ветра. Хотя помогала это мало, здесь и ветер был не такой, спрятаться от него можно было только в помещении, потому что он казалось дул со всех сторон сразу. Вот, наконец, и скворечник нашего ПТНа. Развернули антенну станции и служба началась. Я за радиолокационной станцией, а вожатый с Вулканом внизу, на пронизывающем ветру.
Дощатые стенки плохо спасали от мороза, но укрывали от вездесущего здешнего ветра. Старенький электронагреватель, в просторечии "козел" справиться с морозом не мог, но его раскаленные тэны создавали видимость тепла. Часа через два вожатый поднялся погреться, а Вулкан остался для охраны. Я пялился в квадратный экран, где ходила взад-вперед мерцающая, зеленая полоса курсора, и вдруг выброс на курсоре, небольшой, но явный признак того, что кто-то идет, для машины он был маловат, да и звук в наушниках был бы другой. Я прислушался, в наушниках послышался хрумкающий звук идущего по снегу человека. Выброс на курсоре медленно, но верно двигался в сторону нашего берега.
- Серега, ну-ка, глянь в сторону стыка с соседней заставой! - попросил я вожатого - Похоже, к нам кто-то в гости собрался!-
Сергей приник к окулярам прибора ночного видения: - Ведь действительно, идет кто-то! Вот сам посмотри! -
Я взглянул в прибор и в мерцающем зеленоватом свете прибора увидел, как к нашему берегу приближается человек, который то и дело фонариком подсвечивал себе дорогу.
Я связался с дежурным по заставе: - В сторону нашей территории, по льду движется человек с фонариком! Разрешите произвести задержание! -
Через минуту, дежурный перезвонил и сказал: - Задержание отставить, к вам едет начальник заставы, ваша задача наблюдать и корректировать действия тревожной группы!
-Есть наблюдать и корректировать! -
Нарушитель шел уверенно и спокойно, но вдруг он замер у самого нашего берега. Послышался шум идущей машины, и из-за поворота сверкнули фары. Нарушитель сторожко повертел головой, и вдруг, резко развернувшись, побежал, что было силы в обратную сторону. Когда начальник подъехал, нарушитель уже был на сопредельной территории.
-Сбежал, нарушитель, товарищ капитан! - доложил я начальнику - только фары увидел и сбежал!
-Вот, черт! - выругался начальник - А я уже коменданту доложил, будет мне утром нагоняй по первое число!
Но нагоняй случился гораздо раньше, минут через пятнадцать, когда подъехал комендант.
-Товарищ, полковник, разрешите...-
-Отставить, капитан! - оборвал его комендант - Прошляпил нарушителя!
Ну-ка, старший наряда, поехали со мной, поглядим, где он там ходил! Я сел в машину и мы поехали.
-Где-то здесь, товарищ полковник! - сказал я, указывая на кусты у небольшого леска.
-Ну, пойдем, посмотрим! - и полковник, кряхтя, вылез из Уазика. Мы дошли до реки и сразу увидели следы нарушителя на жиденьком снежном покрове, они были хорошо видны.
-Вот, подлец, всего пару метров не дошел! - проворчал комендант, - ну получит у меня ваш капитан!
Потом нас сменили, и мы поехали отсыпаться. Застава гудела, надо же: нарушителя не поймали.
А через неделю, история повторилась и именно в мою службу, с точностью до минуты. Но в этот раз, нам разрешили идти на задержание. Мы с вожатым выдвинулись параллельно друг другу, он с Вулканом вдоль кромки берега, чтобы отсечь нарушителя от границы, а вдоль кромки леса, чтобы встретить его при выходе к системе. У кустов я залег и стал ждать. Тишина стояла оглушительная, но вот где-то, громко, как пистолетный выстрел хрустнула ветка.
-Идет, родимый! - подумал я и покрепче сжал автомат. Вот из кустов показалась фигура нарушителя в масхалате. Он был небольшого роста, какой-то кругленький весь, но двигался, удивительно ловко и плавно, ни одного лишнего движения.
- Как же он ветку-то задел? - удивился я и закричал, перекрывая завывание ветра: - Чжан чжу! Шоу шан! (Стой! Руки вверх!)
Нарушитель, на мгновение замер и медленно повернулся в мою сторону, лица у него не было, только шапочка с прорезями для глаз и рта. Он поднял руки, а потом резко подпрыгнул и в грудь мне словно ударили кувалдой, из нее разом выскочил весь воздух, в глазах потемнело, и я разевал рот, как рыба, выброшенная на сушу, в тщетных попытках втянуть в себя немного морозного воздуха. Потом последовал еще удар, и я упал, сознание померкло. Нарушитель хотел было продолжить движение, но его остановил окрик вожатого: - Стой, зараза! Стреляю на поражение! – нарушитель резко присел надо мной и тут прямо у моего уха раздался хлопок выстрела, вожатый вскрикнул и повалился в кусты. От хлопка я очнулся и попытался покрепче ухватить нарушителя. Он извернулся, сверкнула сталь ножа, я прикрылся рукой…
И тут в нашу борьбу злой как демон ночи ворвался старый и мудрый Вулкан, он прыгнул нарушителю на спину и сжал челюсти на шее. Нарушитель стал падать на меня, и я с трудом отполз в сторону. Нарушитель лежал не шевелясь, только хрипло дышал. Любое его движение и Вулкан сломал бы ему шею. Вулкан так и держал его, пока я связывал ему руки и ноги.
Я дал команду: - Вулкан, фу! – и пес нехотя отпустил врага. –Охраняй! – я подбежал к вожатому: -Серега, ты, как? Живой? –
-В плечо ранил, сука! – прошипел Серега, бледный от потери крови.
- Давай перевяжу! Я перевязывал Сергея, а пленник что-то ворчал по-китайски, зло, поглядывая на нависшего над ним Вулкана.
Я по рации вызвал заставу и доложил: - Огурец в банке!-
Минут через пять приехала тревожная группа и увезла нарушителя, а за нами приехал сам комендант. Он, снова кряхтя, вылез из машины и, глядя на нас, сказал: - Молодцы – погранцы! Как вы оба, в порядке?-
-Я в порядке, товарищ полковник, а вот Серегу у меня ранили! А молодец у меня вот сидит! - и показал на Вулкана – Если бы не он, положил бы нас нарушитель!
- Ладно, разберемся! – покашливая от морозного воздуха, произнес комендант – Давайте в машину!
На заставе нас с Вулканом ждал торжественный ужин, а Серегу увезли в санчасть. А после ужина мы сидели с Вулканом в курилке, я чесал у него за ушами и гладил большую лобастую голову и приговаривал: - Вулкан, ты мой! Спас ты нас сегодня! И меня и Серегу! Вулканушка! - Пес сидел, прикрыв глаза от удовольствия, и довольно скалил зубы. А потом наклонил голову и как-то по-человечески на меня посмотрел и издал странный полускул полурык, словно говоря: -Да, ладно, ведь мы же друзья! –
Одинокая слеза покатилась у меня по щеке, а Вулкан, взял и слизнул ее своим горячим шершавым языком…
  
Глава пятая ВУЛКАН
 
Вот и закончилась учебка. Отбеганы все положенные кроссы, пройдена, наконец, комплексная полоса пограничника, сданы все зачеты, а главное принята присяга. Откормлены все комары Кирги, пауты и даже ненасытная и жадная до крови мошка. Теплым августовским днем на стареньком ПАЗике мы часа четыре тряслись по пыльной дороге, нас везли на заставу.
Вот и застава, теперь начнется уже самая настоящая пограничная служба. Знакомство с личным составом, торжественный ужин. А наутро нам показывают участок заставы: вышки, систему, КСП, все почти как в кино, только все реально и можно потрогать руками.
Отбой, и, кажется, что только закрыл глаза, как резко запищала сирена и прозвучала команда: "Застава в ружье!" Суета, мельтешение трусов, маек, гимнастерок и через две минуты застава стоит уже одетая и построенная. Начальник ставит задачу: «Оружие сдать и выходить строиться!» Минутное столпотворение в оружейке, и вот застава уже стоит на плацу. Оказывается тревога не учебная, а самая, что ни наесть настоящая, Амур вышел из берегов и грозит затопить погранпредставительский дом.
Нас вывозят на границу, и мы всю ночь напролет преграждаем путь разыгравшейся стихии, насыпаем песок в мешки, таскаем их и укладываем, перекрывая доступ воде. К утру никто не чувствует ни рук, ни ног. И все кто не на службе, падают по койкам и мгновенно засыпают. Скрюченные пальцы, удается распрямить только к подъему. Выходим на крыльцо, а там все как в песне, кругом вода. Вся территория заставы залита водой. Старшина откуда-то пригнал лодку, и она качается на воде, привязанная прямо к крыльцу. Выходит наряд, садится в лодку и погреб на службу. Потом когда вода, наконец, спала, работы тоже оказалось непочатый край, чистить колючку системы, на которой чего только не было и тряпки и огурцы с помидорами и еще много всякого разного. Короче осень пролетела незаметно. Я подружился со многими ребятами, но больше всех с кинологом Васей, который уже в декабре увольнялся и уезжал. Так вот у Васи была самая, пожалуй, грозная собака на заставе. Это был огромный пес, песочного окраса, который никого кроме своего Василия не признавал, и к нему было страшно подходить, даже когда он в наморднике и на цепи. Вся застава его откровенно боялась. Звали пса Вулкан, и характер его вполне отвечал такому имени. Но вот Вася уволился и уехал домой, а Вулкан остался службу нести.
И вот так распорядилось судьба, но стали мы с Вулканом попадать на службу вместе. Он с новым вожатым и я, то в дозор, то на пост наблюдения. И вот однажды в дозоре присели мы отдохнуть, ко мне подошел Вулкан и я замер, зная его совсем непростой характер. Вулкан как-то осторожно взял зубами мою ладонь подкинул ее и подставил свою большую лобастую голову. Ладонь легла на голову, а Вулкан внимательно посмотрел мне в глаза, и в них была какая-то тоска, что ли. И он явно просил, нет скорее даже, требовал, чтобы я его погладил.
-Что с тобой, дружок? – удивился я, но руку не убрал и осторожно погладил. Вулкан прикрыл глаза и довольно заворчал, я осторожно почесал ему за ушами, а он сунул мне голову подмышку. От этого знака высшего собачьего доверия мне стало жарко.
Мы встали и пошли дальше, Вулкан шел рядом у моей левой ноги безо всякой команды сам по себе. На окрики вожатого он не реагировал. Вот так он сам меня выбрал.
            С тех пор командир отделения кинологов, регулярно уговаривал меня перейти к ним в отделение, мол, все равно собака никого не слушает, кроме тебя. А мы с Вулканом стали друзьями просто не разлей вода. И эта дружба, была настоящей мужской. Мы с ним друг друга уважали и понимали. Когда ходили дозором мы могли с ним подурачиться, поиграть, побороться. Вулкан радовался этой дружбе, как щенок, хотя по собачьим меркам он был без пяти минут пенсионер. Вожатый понуро, брел за нами, зная, что говорить, что либо, бесполезно, да и не безопасно, Вулкан мгновенно улавливал агрессивные нотки в голосе и вставал на защиту.
            Служили мы с ним и ночью, и я был уверен, что ко мне и напарнику никто не подойдет не замеченным, ни враг, ни начальство с проверкой. Он здорово умел пугать, возникал, как привидение из ниоткуда и абсолютно молча, без лая и рыка, и когда противник его видел, то замирал сразу и даже дышал через раз.
            Так продолжалась моя служба, а самым близким другом у меня был Вулкан, все свободное врем, которого впрочем, было совсем не много. Мы были с ним вместе. И вот как-то после зимних учений, где пришлось несколько часов простоять на морозе, я заболел, и меня увезли в санчасть с воспалением легких. И почти полтора месяца я провалялся в санчасти. Я лежал на провалившейся койке, и, глядя в серый потолок думал,
Как там у меня Вулкан, с тоски, наверное, с ума сходит. Как ему было плохо, я представлял, мне было не лучше и вот, наконец, меня отправили, обратно, на заставу. Я приехал и бегом на собачник, но Вулкана там не оказалось, и в душу закралась какая-то тревога. Я пытался себя успокоить, на службе, наверно, но беспокойство становилось все сильнее и сильнее. А за ужином сосед по койке мне рассказал, что случилось. Оказывается, пока я был в санчасти, молодой вожатый Вулкана, здорово повздорил с одним сержантом, и дело дошло, чуть ли не до драки. А драка и граница две вещи несовместные, сами понимаете. Ну и начальство разрешило ситуацию по-своему, быстро и как им казалось безболезненно. Молодого вожатого вместе с Вулканом отправили служить на соседнюю заставу. А я попал туда с оказией еще через месяц.
            И сразу бросился к тамошним кинологам. - Где Вулкан? – спросил я у парнишки, с которым вместе был в учебке. Он долго молчал, уткнув глаза в пол, а потом сказал:
-Сдох твой Вулкан! –
- Как сдох? Почему? Он ведь был здоровой собакой?
- С тоски, сдох – пояснил парень – повернулся мордой в сторону вашей заставы, лег, не ел и не пил, только выл.
Мне стало не по себе, я представил громадного Вулкана, такого преданного и ощутил, как ему было тоскливо, и прямо увидел его полные отчаянья глаза. Слезы закапали сами собой.
– Где его похоронили? – спросил я.
- У второго столба справа от ворот на границу – почему-то испуганно ответил парнишка.
Видимо я был действительно страшен, на скулах играли желваки, я до хруста и боли сжал кулаки, пытаясь остановить слезы. Я, молча, повернулся и пошел на кухню, выпросил у повара мосол и двинулся к могиле Вулкана. На неприметный холмик положил кость и прошептал: - Вулкан я тебя помню….- 
Уу-уу-уу, донес до меня ветер протяжный собачий вой, как будто Вулкан меня услышал и говорил: « Спасибо за дружбу!»
Прошло уже четверть века с тех пор, а вспоминаю своего Вулкана…
 
10.11.10

© Copyright: Игорь Ширяев, 2012

Регистрационный номер №0048034

от 14 мая 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0048034 выдан для произведения:
ВУЛКАН (история одной собаки)
 
Глава первая НАЧАЛО
 
На питомнике он был самым крупным щенком в помете. И естественно, что покупатели сразу положили на него глаз. Может быть причиной этого стал необычный для овчарок песочный цвет, может быть его шебутной характер. Он не казался шустрым, но всегда и везде оказывался первым. И вот его купили для мальчишки, по имени Эдик, в большой загородный дом. Мальчишка радовался и всю дорогу не выпускал свое песочное счастье. Он трещал без умолку: - Папа, а это настоящая пограничная собака? Он может нарушителей ловить? Отец, грузный и начинающий лысеть мужчина, отвечал односложно, а мальчишка все пытался получить более подробный ответ. Отец, наконец, высказался вполне определенно:
 - Нам, сынок, охранник в дом нужен, а не пограничная собака! Вот посадим его на цепь и
будет нам дом охранять!
На что сын ехидно заметил: - Папа, он же еще маленький! Как он будет дом охранять?
-Ничего, мы будем его хорошо кормить, и он быстро вырастет, главное, что бы он злой был!
-А зачем злой? Он же нас покусает! - не унимался сын.
-Что бы ворам всяким и хулиганам ходу в наш дом не было! - парировал отец.
Вот, наконец, скрипнули тормоза, и они остановились возле двухэтажного дома с большой, стеклянной верандой. Отец открыл калитку и они с сыном и щенком вошли во двор.
-Эй, мать! - закричал отец, - смотри, какого мы нам сторожа купили! -
На крыльцо вышла женщина в теплом махровом халате, с чуть одутловатым лицом, которое еще сохранило следы былой красоты, но фигура, видимо после родов, уже поплыла.
-Эдик! - неожиданно визгливым голосом закричала она - Отпусти немедленно собаку!
Он же тебя укусит!
Щенок на руках вздрогнул, прижал ушки и в первый раз в жизни попробовал зарычать.
-Вот видишь! Он уже рычит! Отпусти сейчас же! - кричала женщина.
-Рычит, это хорошо! - сказал отец – Значит, из него толк будет! - Он подошел к старой
собачьей будке, достал из кармана поводок и посадил на него испуганного щенка.
-Все, сын, давай за уроки и спать! - сказал отец
-Папа, а со щенком поиграть? Ты же обещал? - заныл Эдик.
-Видишь, мать не разрешает! Марш в дом! – отрезал отец.
И они все пошли в дом. Из распахнутой двери пахнуло разными вкусностями и у щенка заурчало в желудке. Но никто не вышел и не вынес ему поесть, только ближе к ночи, мужчина поставил пред конурой миску с водой. Щенок напился, и, свернувшись калачиком в холодной дощатой будке, уснул, беспокойно поскуливая во сне.
Утром, щенка разбудил шум работающей машины и едкий запах бензина, который неприятно щекотал ноздри, и хотелось чихать.
- Сын, поторопись, а то в школу опоздаем! – крикнул отец, садясь в машину. Эдик выскочил на крыльцо, дожевывая на ходу бутерброд, и метнулся к щенку. Быстро достав из портфеля второй бутерброд, и положил его у будки: - На, ешь! – и бегом бросился к машине. Отец опустил стекло в машине и прокричал стоящей на крыльце женщине:
- Мать, собаку не забудь накормить! – и, махнув на прощанье, дал по газам. Облачко выхлопных газов опять попало щенку в ноздри, и он смешно сморщив нос, чихнул три раза подряд. Осторожно понюхав бутерброд, пахло вкусно, и щенок, проглотил его, не жуя. Но есть все равно хотелось и щенок начал обследовать доступное длине поводка пространство, поминутно косясь на женщину на крыльце. Он ее не боялся, он еще не умел
бояться, но он ей почему-то не доверял. Поводок был не очень длинный, так, что дальше полутора метров от будки отойти не получилось, а в пределах досягаемости ничего интересного и съедобного не оказалось. И щенок улегся пред будкой, положив голову на лапы, стал слушать улицу.
На крыльцо вышла женщина с миской в руках. Она боязливо начала подходить к будке. Щенок навострил уши, и приоткрыл глаза. Из подходящей к нему миски сочился запах каши с мясом, лез в ноздри и заставлял желудок сжиматься в предвкушении вкусной еды. Щенок завилял хвостом и поднял голову. Женщина настороженно остановилась, не доходя до конуры совсем чуть-чуть. Щенок встал, потянулся, зевнул и яростно завилял хвостом, выражая тем самым свое желание поесть. Но женщину именно это и испугало, она просто панически боялась собак, любых. Она поставила миску там, где стояла и повернулась и с чувством выполненного долга направилась к дому.
Щенок рванулся к миске, но его резко и больно остановил поводок. Длины поводка, чтобы добраться до миски не хватало совсем чуть-чуть. Тогда щенок попробовал подобраться к миске ползком, но опять ничего не получилось. Еда была рядом, но достать до нее не было никакой возможности, а желудок настойчиво требовал пищи. Щенок попробовал поскулить, но эффект был совершенно обратный ожидаемому, женщина вместо того, что бы подойти и подвинуть миску, стала издавать резкие квакающие звуки, она смеялась, и так смеясь она ушла в дом. Тогда щенок решил попробовать на зуб брезентовый поводок, и после получаса упорного труда поводок превратился в лохматый комок ниток, а потом лопнул, и щенок рванулся к еде. Он жадно проглотил, то, что было в миске, тщательно вылизал дно и пошел обследовать двор…
Вечером приехал отец с Эдиком, щенок бросился к Эдику и облизал ему руки, а отец, увидев измочаленный поводок, поманил к себе щенка. Щенок, не ожидая подвоха, подошел. Отец ухватил его за шкирку, и влепил три звонких затрещины. Щенок заскулил от боли и обиды и попытался спрятаться в конуре, но отец держал крепко. Он достал новый поводок и снова пристегнул щенка. Щенок юркнул в конуру и прижался, к задней стенке оскалился и зарычал. – Вот так лучше будет! – проворчал отец и принес миски с едой и водой, но пока отец не ушел в дом щенок не решился поесть и попить.
А Эдик подошел к отцу и спросил: - Папа, а как мы его назовем? –
- А как бы тебе хотелось? – поинтересовался отец.
-Мне нравится Вулкан!-
-А, что! Хорошее имя и звучит грозно, и характер у него под стать! – согласился отец – Пусть будет Вулкан!
Вот так щенок получил свое имя.
 
 
 
Глава вторая БУДНИ
 
Вот уже полгода прошло с тех пор, как Вулкан получил имя. Он очень вырос, стал громадным и грозным псом. Он научился многому за это время, хозяин научил его понимать и выполнять разные команды. С Эдиком поиграть удавалось редко, но зато играли они самозабвенно и долго. И боролись в траве и бегали наперегонки. Но больше всего Вулкану нравилось, когда Эдик бросал палку куда-то далеко в траву и командовал "Апорт!" И Вулкан мчался как на крыльях, что бы скорее отыскать и принести маленькому хозяину палку. С женщиной Вулкан тоже поладил, когда она несла ему еду, он прятался в будке и не выходил оттуда, пока она не уходила. Женщина привыкла и перестала панически бояться. Вулкан быстро соображал и учился. Один день походил на другой как шпроты в банке. Вулкан уже привык, что все в доме решает хозяин, а женщина в основном готовит еду, Он так и не полюбил своего хозяина, но уважал.
Но вот как-то вначале зимы, вернее в конце ноября, когда только-только выпал снег и подморозило, в обычное время хозяин с Эдиком не вернулся и Вулкан ощутил какое-то беспокойство. Женщина тоже, по видимому, беспокоилась: она то, стояла у окна, то, выходила на крыльцо и пыталась звонить по телефону. Вскоре Вулкан понял, что что-то не так, его как будто током ударило: - Маленький хозяин, в беде!- он начал рваться, пытаясь порвать цепь, но она была слишком крепкая, тогда он отошел на всю длину цепи и стал пятиться, задом стараясь выскользнуть из ошейника, с восьмой или с десятой попытки ему это удалось. Вулкан с разбега перескочил калитку и побежал по дороге. Он бежал, держа нос по ветру, и вскоре в ноздри ударил острый запах гари. Пробежав еще немного Вулкан, увидел машину хозяина в кювете. Машина была смята, дверцы распахнуты. Из водительской двери свешивался на ремне безопасности хозяин, голова у него была в крови, и он не шевелился, а на заднем сидении в салоне лежал Эдик он тоже был в крови и тихо стонал. Вулкан бросился туда. Ухватив Эдика за брюки, он стал вытаскивать его из салона. Потом Вулкан оттащил Эдика поближе к дороге. Пес попытался вытащить и хозяина, но не пускал ремень безопасности. Вулкан долго грыз скользкий и крепкий материал и он, наконец, уступил. Тогда он стал тащить грузное тело хозяина из салона. Оно поддавалось с трудом, но Вулкан был упрямым и по сантиметру, но он дотащил своего хозяина к Эдику. Пес облизал хозяину лицо, и тот открыл глаза, попытался погладить собачью морду, но скривился от боли и снова потерял сознание. Мальчик тоже был без сознания.
Вулкан позволил себе отдышаться и соображал, что же делать дальше. Машины в это время ходили редко, и ждать можно было до рассвета, а время уходило. Тогда он что было сил, рванул к дому, чтобы объяснить суматошной женщине, где ее муж, но как это сделать он не знал и бежал наобум. Он снова перепрыгнул калитку и стал громко лаять, чего раньше почти никогда не делал. Женщина вышла на крыльцо и закричала: -Ах, ты негодник! А ну марш на место! Вот Николай вернется, он тебе задаст! -
А Вулкан подбегал к крыльцу и возвращался к калитке не переставая лаять, приглашая пойти за ним.
-Да замолчи, негодный пес!- визгливо кричала на него женщина - У меня от твоего лая голова разболелась!
К калитке подошел молодой человек, сын соседа Андрей. - Добрый вечер, Раиса Михайловна! Что это у вас сегодня с Вулканом?
-Здравствуй, Андрюша! Да вот совсем с ума сошел, лает и лает, и Николай с Эдиком куда-то запропастились! И телефоны не отвечают... Ты их не видел случайно? -
-Нет, не видел, Раиса Михайловна! - ответил Андрей, наблюдая за Вулканом - А ведь он вас куда-то зовет!
-А, да куда он может звать, за дохлой крысой? - устало сказала женщина и всхлипнула.
- А я, пожалуй, схожу с ним, посмотрю! - сказал Андрей, открывая калитку.
- Он же тебя покусает, Вулкан у нас чужих не любит и слушается только Колю!
-Ну, сейчас ему явно не до того, а там мы с ним, думаю, договоримся! Мы пошли, Раиса Михайловна!-
-Ну, удачи, Андрюша! Хоть от лая его отдохну!- сказала женщина и пошла в дом
Вулкан вышел из калитки и подошел к Андрею, обнюхал его и сел напротив. Андрей присел на корточки, как бы уравнивая себя с собакой, улыбнулся и сказал, глядя псу прямо в глаза: - Ну, давай, показывай, что там у тебя стряслось! -
Вулкан вскочил и побежал по дороге, Андрей двинулся за ним. Километра через два у поворота он увидел дым. И они с Вулканом побежали.
В кювете полыхала машина, а метрах в двадцати от нее лежали отец с сыном. Андрей пощупал у обоих пульс:
- Слава богу, живы! – Он достал телефон, и набрал номер скорой помощи – Алло, скорая? На повороте в Ракино авария, два пострадавших: взрослый и ребенок, оба без сознания! Через сколько подъедете? Жду!-
-Как же они без сознания оказались так далеко от машины?- подумал Андрей, - А ведь это Вулкан их вытащил! Вот пес молодчага!
Он снова сел перед Вулканом на корточки и сказал: - Да, ты просто герой, Вулкан! Спас своих хозяев! – и протянул руку, чтобы погладить, Вулкан недовольно заворчал и посмотрел Андрею в глаза, что уж он там увидел, но ворчать перестал и просто подошел к Андрею и улегся у его ног, признал.
Андрей позвонил Раисе Михайловне, она подошла одновременно со скорой помощью, увидев тела мужа и сына, ей стало плохо, так что врачам пришлось везти всю семью.
Андрей с Вулканом остались вдвоем.
– Ну, что геройский пес, придется тебя к себе брать! Пойдешь? – внимательно глядя на Вулкана, спросил Андрей. Вулкан, склонив голову, так же внимательно посмотрел на Андрея и согласно тявкнул. И они пошли в поселок. Хозяин с Эдиком пробыли в больнице почти полгода, травмы были серьезными, а Раиса Михайловна Вулкана забирать у Андрея и не собиралась.
А Вулкан с Андреем подошли друг к другу как ножны к сабле. И за полгода Вулкан понял, как скучно он жил у прежнего хозяина. С Андреем они ходили в долгие походы или просто гуляли по лесу. И Андрей всегда находил время, чтобы поиграть, позаниматься, да просто поговорить. Псу нравилось, когда Андрей с ним разговаривал, Вулкан внимательно слушал, склонив лобастую голову, и важно понимающе кивал в конце разговора. Андрею он поверил сразу и безоговорочно. Они понимали друг друга.
            А в конце мая Андрея призвали в армию, в погранвойска. Его отправляли на Дальний восток. И Вулкан поехал с ним: Не бросать же друга в трудную минуту! Так Вулкан узнал, что такое любовь и попал на границу.
 
 
Глава третья СЛУЖБА
 
Застава, куда прибыли Андрей с Вулканом, была не большой и от села в котором она находилась, ее скрывала зеленая шапка деревьев. Пока Андрея знакомили с личным составом, Вулкан терпеливо сидел, ждал и слушал. Но вот знакомство Андрея закончилось, и он подошел к Вулкану:
- Ну, что, Вулкан, теперь твоя очередь знакомиться! Пойдем друг к твоим коллегам! -
И они отправились на питомник. По дороге их нагнал командир отделения кинологов старшина Шарафутдинов. Но едва он приблизился к Андрею, Вулкан мгновенно подобрался и зарычал.
- Ого! Серьезный у тебя пес! - восхитился старшина, - Сейчас мы ему жилище определим! Чего он у тебя такой сердитый?
-Детство у него было не легкое - совершенно серьезно ответил Андрей - И людям, он не очень доверяет.
- Понятно, а с собаками он как? Поладит? -
- Ну, если задираться не будут - улыбнулся Андрей - А если будут, то я им не завидую!
- Уж таки не завидуешь? У нас тоже собачки неплохие! - обиделся старшина, открывая дверь на питомник. Едва они вошли, как к Вулкану бросился крупный кобель с разодранным ухом... Вулкан встретил его грудью, и противник отлетел и покатился по земле, подняться он уже не успел, Вулкан навис над ним с оскаленной пастью. Все собаки на питомнике мгновенно смолкли, урок был усвоен. Все поняли, пришел новый вожак спорить с которым, выходит себе дороже. А Вулкан стоял над противником и поглядывая на хозяина. Андрей подошел, погладил его лобастую голову и сказал: - Фу, Вулкан! Отпусти его, он все понял!
Вулкан нехотя отошел, а кобель, поджав хвост, потрусил к своему вожатому.
- Да, не ожидал я такой прыти от новичка! - выдохнул старшина - Мухтара в минуту обломать! Серьезный пес!
Вольеры для собак стояли пять в ряд и один отдельно. Вулкан подошел к нему и улегся у входа.
- Ну, у тебя и пес! Самостоятельный и место себе выбрал, и я так понимаю, что возражения не принимаются! - засмеялся старшина.
- Ему попробуй, возрази! - боязливо произнес вожатый Мухтара, - Он моего безбашенного в минуту уделал!
Служба Вулкану нравилась, он с удовольствием ходил в дозоры, лежал в секретах, бегал на тренировках по следовой подготовке. А Андрей был всегда рядом и характер у Вулкана стал немного, помягче, он уже не рычал на каждого, кто подходил к Андрею. Так незаметно пролетели два года. И вот как-то вечером после службы, Андрей пошел с Вулканом на следовую подготовку. Умный пес быстро распутал следы хитроумного старшины и, увидев фигуру в мешковатом стеганном дрескостюме, оглянулся на Андрея, прозвучало резкое: - Фас! – и через минуту старшина лежал подмятый могучим телом Вулкана.
-Фу, Вулкан! – скомандовал Андрей, и устало присел на кочку.
Сняв дрескостюм, старшина подошел к Андрею:
- Ты псу своему сказал уже? –
Андрей покачал головой: - Не могу, язык не поворачивается…
- Погуляй с ним, поговори, он ведь у тебя умница, поймет, должен, по крайней мере… Я на заставу, к ужину придете!
-Есть товарищ, старшина!-
Старшина ушел, а Вулкан подошел к Андрею и вопросительно посмотрел прямо в глаза, он уже почувствовал, что что-то не так...
Андрей обнял Вулкана и заплакал: - Вулкан, завтра я уезжаю, и не могу, тебя забрать с собой… Ты остаешься здесь… Ты уж, не буянь тут, ладно?.. - Андрей говорил медленно, с трудом подбирая слова, в горле стоял комок и душили слезы - Нового вожатого слушайся! А я … Я никогда не забуду тебя Вулкан… Ты мой самый близкий… и самый… надежный друг… Я… - Андрей не мог больше говорить, соленые слезы текли по его лицу, а Вулкан слизывал их своим горячим шершавым языком и тихо поскуливал. Потом они пришли на заставу, и Андрей отвел пса в питомник. Ранним утром Андрей уехал.
Вулкан тосковал, но тосковал, молча, он сделался угрюмым и не сговорчивым. Он слушался нового вожатого, ел без аппетита и как только приходил со службы, ложился в своем вольере и лежал, положив голову на лапы… Так в тоске, время тянулось удивительно медленно, каждый день для Вулкана был, как неделя, а неделя, как месяц. Но прошли еще два года, и Вулкана снова сменился вожатый, с ним Вулкан совсем не поладил, тот был не терпелив и жесток, а Вулкан этого не терпел, и его поменяли на Васю. Вася чем-то напомнил Вулкану Андрея и с ним у него наладился какой-то контакт. И сердце у Вулкана начало понемногу оттаивать. От службы он снова стал получать удовольствие, но довериться Васе полностью, как Андрею Вулкан так и не смог. А Вася не без труда, но сумел убрать из глаз Вулкана беспросветную тоску. Он много разговаривал с ним, играл, и Вулкан слушал и вспоминал Андрея.
А однажды в первых числах декабря ушел и Вася, он уехал, не попрощавшись, неожиданно. И Вулкан снова замкнулся и продолжал оставаться нелюдимым. Вожатый, молоденький мальчик первого года службы его откровенно побаивался, а Вулкан это чувствовал и еще больше отдалялся от людей. Он был уже зрелым псом, ему было шесть лет и по собачьим меркам его можно было считать пенсионером. На его счету было пять задержанных нарушителей. Но время без Андрея, прошло как бы мимо Вулкана. Ничего в его жизни не менялось, день проходил за днем, не принося никакой радости и удовольствия... Но появилась какая-то стабильность, Вулкан стал служить с одним и тем, же человеком, и в дозоре и на посту технического наблюдения и часовым границы. И Вулкан привык к нему. А однажды в дозоре, когда они присели отдохнуть, старому псу вдруг, мучительно захотелось, чтобы его погладили, но молодого вожатого он презирал за трусость, а к человеку тянуло неудержимо, тем более, что он дружил с Васей. И тогда Вулкан решился он подошел к человеку, и осторожно взяв зубами за руку, подкинул ее, и подставил свою голову…
Человек улыбнулся и погладил голову Вулкана, а еще почесал за ушами и пес сел рядом и положил голову ему на колени… Этим человеком был я…
 
  
Глава четвертая НАРУШИТЕЛЬ
 
Зима выдалась на удивление суровая. Она была совсем не такая, как дома. До февраля снега почти не было, а мороз за сорок. Шальной ветер гонял, пыль вперемежку с крохами снега, бросал в лицо, и песок противно скрипел на зубах.
Мы шли на свой пост технического наблюдения, прикрываясь от ветра. Хотя помогала это мало, здесь и ветер был не такой, спрятаться от него можно было только в помещении, потому что он казалось дул со всех сторон сразу. Вот, наконец, и скворечник нашего ПТНа. Развернули антенну станции и служба началась. Я за радиолокационной станцией, а вожатый с Вулканом внизу, на пронизывающем ветру.
Дощатые стенки плохо спасали от мороза, но укрывали от вездесущего здешнего ветра. Старенький электронагреватель, в просторечии "козел" справиться с морозом не мог, но его раскаленные тэны создавали видимость тепла. Часа через два вожатый поднялся погреться, а Вулкан остался для охраны. Я пялился в квадратный экран, где ходила взад-вперед мерцающая, зеленая полоса курсора, и вдруг выброс на курсоре, небольшой, но явный признак того, что кто-то идет, для машины он был маловат, да и звук в наушниках был бы другой. Я прислушался, в наушниках послышался хрумкающий звук идущего по снегу человека. Выброс на курсоре медленно, но верно двигался в сторону нашего берега.
- Серега, ну-ка, глянь в сторону стыка с соседней заставой! - попросил я вожатого - Похоже, к нам кто-то в гости собрался!-
Сергей приник к окулярам прибора ночного видения: - Ведь действительно, идет кто-то! Вот сам посмотри! -
Я взглянул в прибор и в мерцающем зеленоватом свете прибора увидел, как к нашему берегу приближается человек, который то и дело фонариком подсвечивал себе дорогу.
Я связался с дежурным по заставе: - В сторону нашей территории, по льду движется человек с фонариком! Разрешите произвести задержание! -
Через минуту, дежурный перезвонил и сказал: - Задержание отставить, к вам едет начальник заставы, ваша задача наблюдать и корректировать действия тревожной группы!
-Есть наблюдать и корректировать! -
Нарушитель шел уверенно и спокойно, но вдруг он замер у самого нашего берега. Послышался шум идущей машины, и из-за поворота сверкнули фары. Нарушитель сторожко повертел головой, и вдруг, резко развернувшись, побежал, что было силы в обратную сторону. Когда начальник подъехал, нарушитель уже был на сопредельной территории.
-Сбежал, нарушитель, товарищ капитан! - доложил я начальнику - только фары увидел и сбежал!
-Вот, черт! - выругался начальник - А я уже коменданту доложил, будет мне утром нагоняй по первое число!
Но нагоняй случился гораздо раньше, минут через пятнадцать, когда подъехал комендант.
-Товарищ, полковник, разрешите...-
-Отставить, капитан! - оборвал его комендант - Прошляпил нарушителя!
Ну-ка, старший наряда, поехали со мной, поглядим, где он там ходил! Я сел в машину и мы поехали.
-Где-то здесь, товарищ полковник! - сказал я, указывая на кусты у небольшого леска.
-Ну, пойдем, посмотрим! - и полковник, кряхтя, вылез из Уазика. Мы дошли до реки и сразу увидели следы нарушителя на жиденьком снежном покрове, они были хорошо видны.
-Вот, подлец, всего пару метров не дошел! - проворчал комендант, - ну получит у меня ваш капитан!
Потом нас сменили, и мы поехали отсыпаться. Застава гудела, надо же: нарушителя не поймали.
А через неделю, история повторилась и именно в мою службу, с точностью до минуты. Но в этот раз, нам разрешили идти на задержание. Мы с вожатым выдвинулись параллельно друг другу, он с Вулканом вдоль кромки берега, чтобы отсечь нарушителя от границы, а вдоль кромки леса, чтобы встретить его при выходе к системе. У кустов я залег и стал ждать. Тишина стояла оглушительная, но вот где-то, громко, как пистолетный выстрел хрустнула ветка.
-Идет, родимый! - подумал я и покрепче сжал автомат. Вот из кустов показалась фигура нарушителя в масхалате. Он был небольшого роста, какой-то кругленький весь, но двигался, удивительно ловко и плавно, ни одного лишнего движения.
- Как же он ветку-то задел? - удивился я и закричал, перекрывая завывание ветра: - Чжан чжу! Шоу шан! (Стой! Руки вверх!)
Нарушитель, на мгновение замер и медленно повернулся в мою сторону, лица у него не было, только шапочка с прорезями для глаз и рта. Он поднял руки, а потом резко подпрыгнул и в грудь мне словно ударили кувалдой, из нее разом выскочил весь воздух, в глазах потемнело, и я разевал рот, как рыба, выброшенная на сушу, в тщетных попытках втянуть в себя немного морозного воздуха. Потом последовал еще удар, и я упал, сознание померкло. Нарушитель хотел было продолжить движение, но его остановил окрик вожатого: - Стой, зараза! Стреляю на поражение! – нарушитель резко присел надо мной и тут прямо у моего уха раздался хлопок выстрела, вожатый вскрикнул и повалился в кусты. От хлопка я очнулся и попытался покрепче ухватить нарушителя. Он извернулся, сверкнула сталь ножа, я прикрылся рукой…
И тут в нашу борьбу злой как демон ночи ворвался старый и мудрый Вулкан, он прыгнул нарушителю на спину и сжал челюсти на шее. Нарушитель стал падать на меня, и я с трудом отполз в сторону. Нарушитель лежал не шевелясь, только хрипло дышал. Любое его движение и Вулкан сломал бы ему шею. Вулкан так и держал его, пока я связывал ему руки и ноги.
Я дал команду: - Вулкан, фу! – и пес нехотя отпустил врага. –Охраняй! – я подбежал к вожатому: -Серега, ты, как? Живой? –
-В плечо ранил, сука! – прошипел Серега, бледный от потери крови.
- Давай перевяжу! Я перевязывал Сергея, а пленник что-то ворчал по-китайски, зло, поглядывая на нависшего над ним Вулкана.
Я по рации вызвал заставу и доложил: - Огурец в банке!-
Минут через пять приехала тревожная группа и увезла нарушителя, а за нами приехал сам комендант. Он, снова кряхтя, вылез из машины и, глядя на нас, сказал: - Молодцы – погранцы! Как вы оба, в порядке?-
-Я в порядке, товарищ полковник, а вот Серегу у меня ранили! А молодец у меня вот сидит! - и показал на Вулкана – Если бы не он, положил бы нас нарушитель!
- Ладно, разберемся! – покашливая от морозного воздуха, произнес комендант – Давайте в машину!
На заставе нас с Вулканом ждал торжественный ужин, а Серегу увезли в санчасть. А после ужина мы сидели с Вулканом в курилке, я чесал у него за ушами и гладил большую лобастую голову и приговаривал: - Вулкан, ты мой! Спас ты нас сегодня! И меня и Серегу! Вулканушка! - Пес сидел, прикрыв глаза от удовольствия, и довольно скалил зубы. А потом наклонил голову и как-то по-человечески на меня посмотрел и издал странный полускул полурык, словно говоря: -Да, ладно, ведь мы же друзья! –
Одинокая слеза покатилась у меня по щеке, а Вулкан, взял и слизнул ее своим горячим шершавым языком…
  
Глава пятая ВУЛКАН
 
Вот и закончилась учебка. Отбеганы все положенные кроссы, пройдена, наконец, комплексная полоса пограничника, сданы все зачеты, а главное принята присяга. Откормлены все комары Кирги, пауты и даже ненасытная и жадная до крови мошка. Теплым августовским днем на стареньком ПАЗике мы часа четыре тряслись по пыльной дороге, нас везли на заставу.
Вот и застава, теперь начнется уже самая настоящая пограничная служба. Знакомство с личным составом, торжественный ужин. А наутро нам показывают участок заставы: вышки, систему, КСП, все почти как в кино, только все реально и можно потрогать руками.
Отбой, и, кажется, что только закрыл глаза, как резко запищала сирена и прозвучала команда: "Застава в ружье!" Суета, мельтешение трусов, маек, гимнастерок и через две минуты застава стоит уже одетая и построенная. Начальник ставит задачу: «Оружие сдать и выходить строиться!» Минутное столпотворение в оружейке, и вот застава уже стоит на плацу. Оказывается тревога не учебная, а самая, что ни наесть настоящая, Амур вышел из берегов и грозит затопить погранпредставительский дом.
Нас вывозят на границу, и мы всю ночь напролет преграждаем путь разыгравшейся стихии, насыпаем песок в мешки, таскаем их и укладываем, перекрывая доступ воде. К утру никто не чувствует ни рук, ни ног. И все кто не на службе, падают по койкам и мгновенно засыпают. Скрюченные пальцы, удается распрямить только к подъему. Выходим на крыльцо, а там все как в песне, кругом вода. Вся территория заставы залита водой. Старшина откуда-то пригнал лодку, и она качается на воде, привязанная прямо к крыльцу. Выходит наряд, садится в лодку и погреб на службу. Потом когда вода, наконец, спала, работы тоже оказалось непочатый край, чистить колючку системы, на которой чего только не было и тряпки и огурцы с помидорами и еще много всякого разного. Короче осень пролетела незаметно. Я подружился со многими ребятами, но больше всех с кинологом Васей, который уже в декабре увольнялся и уезжал. Так вот у Васи была самая, пожалуй, грозная собака на заставе. Это был огромный пес, песочного окраса, который никого кроме своего Василия не признавал, и к нему было страшно подходить, даже когда он в наморднике и на цепи. Вся застава его откровенно боялась. Звали пса Вулкан, и характер его вполне отвечал такому имени. Но вот Вася уволился и уехал домой, а Вулкан остался службу нести.
И вот так распорядилось судьба, но стали мы с Вулканом попадать на службу вместе. Он с новым вожатым и я, то в дозор, то на пост наблюдения. И вот однажды в дозоре присели мы отдохнуть, ко мне подошел Вулкан и я замер, зная его совсем непростой характер. Вулкан как-то осторожно взял зубами мою ладонь подкинул ее и подставил свою большую лобастую голову. Ладонь легла на голову, а Вулкан внимательно посмотрел мне в глаза, и в них была какая-то тоска, что ли. И он явно просил, нет скорее даже, требовал, чтобы я его погладил.
-Что с тобой, дружок? – удивился я, но руку не убрал и осторожно погладил. Вулкан прикрыл глаза и довольно заворчал, я осторожно почесал ему за ушами, а он сунул мне голову подмышку. От этого знака высшего собачьего доверия мне стало жарко.
Мы встали и пошли дальше, Вулкан шел рядом у моей левой ноги безо всякой команды сам по себе. На окрики вожатого он не реагировал. Вот так он сам меня выбрал.
            С тех пор командир отделения кинологов, регулярно уговаривал меня перейти к ним в отделение, мол, все равно собака никого не слушает, кроме тебя. А мы с Вулканом стали друзьями просто не разлей вода. И эта дружба, была настоящей мужской. Мы с ним друг друга уважали и понимали. Когда ходили дозором мы могли с ним подурачиться, поиграть, побороться. Вулкан радовался этой дружбе, как щенок, хотя по собачьим меркам он был без пяти минут пенсионер. Вожатый понуро, брел за нами, зная, что говорить, что либо, бесполезно, да и не безопасно, Вулкан мгновенно улавливал агрессивные нотки в голосе и вставал на защиту.
            Служили мы с ним и ночью, и я был уверен, что ко мне и напарнику никто не подойдет не замеченным, ни враг, ни начальство с проверкой. Он здорово умел пугать, возникал, как привидение из ниоткуда и абсолютно молча, без лая и рыка, и когда противник его видел, то замирал сразу и даже дышал через раз.
            Так продолжалась моя служба, а самым близким другом у меня был Вулкан, все свободное врем, которого впрочем, было совсем не много. Мы были с ним вместе. И вот как-то после зимних учений, где пришлось несколько часов простоять на морозе, я заболел, и меня увезли в санчасть с воспалением легких. И почти полтора месяца я провалялся в санчасти. Я лежал на провалившейся койке, и, глядя в серый потолок думал,
Как там у меня Вулкан, с тоски, наверное, с ума сходит. Как ему было плохо, я представлял, мне было не лучше и вот, наконец, меня отправили, обратно, на заставу. Я приехал и бегом на собачник, но Вулкана там не оказалось, и в душу закралась какая-то тревога. Я пытался себя успокоить, на службе, наверно, но беспокойство становилось все сильнее и сильнее. А за ужином сосед по койке мне рассказал, что случилось. Оказывается, пока я был в санчасти, молодой вожатый Вулкана, здорово повздорил с одним сержантом, и дело дошло, чуть ли не до драки. А драка и граница две вещи несовместные, сами понимаете. Ну и начальство разрешило ситуацию по-своему, быстро и как им казалось безболезненно. Молодого вожатого вместе с Вулканом отправили служить на соседнюю заставу. А я попал туда с оказией еще через месяц.
            И сразу бросился к тамошним кинологам. - Где Вулкан? – спросил я у парнишки, с которым вместе был в учебке. Он долго молчал, уткнув глаза в пол, а потом сказал:
-Сдох твой Вулкан! –
- Как сдох? Почему? Он ведь был здоровой собакой?
- С тоски, сдох – пояснил парень – повернулся мордой в сторону вашей заставы, лег, не ел и не пил, только выл.
Мне стало не по себе, я представил громадного Вулкана, такого преданного и ощутил, как ему было тоскливо, и прямо увидел его полные отчаянья глаза. Слезы закапали сами собой.
– Где его похоронили? – спросил я.
- У второго столба справа от ворот на границу – почему-то испуганно ответил парнишка.
Видимо я был действительно страшен, на скулах играли желваки, я до хруста и боли сжал кулаки, пытаясь остановить слезы. Я, молча, повернулся и пошел на кухню, выпросил у повара мосол и двинулся к могиле Вулкана. На неприметный холмик положил кость и прошептал: - Вулкан я тебя помню….- 
Уу-уу-уу, донес до меня ветер протяжный собачий вой, как будто Вулкан меня услышал и говорил: « Спасибо за дружбу!»
Прошло уже четверть века с тех пор, а вспоминаю своего Вулкана…
 
10.11.10
Рейтинг: +2 772 просмотра
Комментарии (2)
Татьяна # 14 мая 2012 в 16:46 0
Прочитала "на одном дыхании"... со слезами на глазах. Спасибо! buket7
Игорь Ширяев # 14 мая 2012 в 18:03 0
Спасибо огромное! flower