ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Во власти неба...

 

Во власти неба...

17 октября 2012 - Борисова Елена

 

  Мне с самого детства было жаль людей потому, что им не дано улететь в страну счастья и любви. А причина в том, что они не умеют летать, не умеют и не желают  этому научиться…
   
      Помню, я был еще совсем маленьким,  чуть  выше  розовощеких тюльпанов, что росли вдоль дорожек в нашем  саду.  Когда на меня ливнем обрушивались упреки родителей, я незаметно, словно призрак, исчезал  из дома.  Забирался на крышу пристройки, что подпирала наш забор в глубине двора, и пытался ухватиться за край какого-нибудь проплывающего мимо  облака, чтобы  вместе  с ним перенестись в ту далекую страну, которую я видел в своих снах, подальше от криков и упреков. Мне всегда казалось, что облака и птицы знают, где она, эта страна добра и любви. Там, должно быть, всегда солнечно и тепло, а  взрослые не размахивают, чуть что, ремнем, там на обед - только мороженое и конфеты, а из крана течет лимонад. Я был уверен, что облака и птицы летели именно туда…

     Но сколько я не подпрыгивал, мне никогда не удавалось дотянуться  до неба и ухватиться за что-нибудь: ни облака, ни птицы не брали   меня с собой. Было ужасно  обидно, что я не с ними, а так хотелось…И тогда я решил  научиться летать, чтобы отправиться  в страну счастья  своим ходом. Мне казалось, что это так легко...

      Я разбегался, махал руками изо всех сил так, как это делают птицы своими крыльями-, но оторваться от земли никак не получалось. Я целыми днями бегал и размахивал руками, а  вечерами, уставший, я не просто шел на зов мамы, а буквально полз  домой, словно уж.

     -Ну, что, сынок, набегался? Горе луковое! Не дозовешься тебя! – встречала меня мама.- Мой руки и иди ужинать.

      Но стоило мне,  пристроившись за большим, словно футбольное поле, столом, отхлебнуть  немного теплого сладковатого  молока,  как какая-то неведомая сила тут же  забирала меня  в сказочную сонную страну, где перед глазами  мелькали ватные медвежата, зайчата, тигрята. Они плыли по небу и  почему-то чирикали, ворковали, посвистывали  или издавали еще какие-то птичьи звуки. Они протягивали мне свои лапки, хвостики и ушки, чтобы я мог ухватиться и полететь с ними…

     Утром я находил себя в постели и не мог вспомнить, как там  оказался.  Вынырнув из постели, я опускал ноги на пол, как будто выбирался на берег из теплой морской пучины. Как зомби, плелся на кухню и ,как птичка, склевывал с тарелки манную кашу , а потом    убегал прочь из дома вглубь сада.
 
      Там я снова и снова   учился летать. Но видимо,  что-то делал не так… Взлететь не получалось, как я ни старался. Наверное, взлетная полоса была короткой, или я бегал медленно, или руками махал как-то не так…

      Я много думал, размышлял, почему у меня ничего не получается, почему вообще люди не умеют летать.  Наверное, им не хватало терпения научиться этому. Вот Павлик, мой старший брат, уже сколько лет ходит в школу, а все учится и учится грамоте и  всяким наукам. Может, чтобы научиться летать, тоже надо потратить годы.

      Мое решение не бросать тренировки было твердым. Я стал все больше и больше наблюдать за птицами.  Меня интересовало все: как они  разбегаются и взлетают, и, конечно же, как парят в воздухе.   Когда две-три птички собирались вместе и чирикали, я старался понять, о чем они говорят. Быть может, они делятся секретами, как правильно нужно взлетать, как дышать, чтобы быть легче воздуха… Но сколько бы я не подслушивал их разговоры,  сколько бы не подглядывал за ними, взлететь мне не удавалось…

      Так шли дни, недели месяцы и годы… Теперь я уже ходил в школу и был совсем взрослым. Я научился читать книжки и в одной из них нашел, как превратиться в птицу. Мне казалось, что я  понял, почему так долго у меня  ничего не получалось. Я смастерил себе крылья из картона, проволоки и настоящих птичьих перьев, которые собирал везде, где только мог.  Крылья легко надевались, словно ранец, надо было только просунуть  руки в  петли из бельевой веревки...

      Казалось, что теперь мои дела пойдут лучше, что вот теперь-то  небо покорится мне. Я перестал пытаться взлететь с земли , теперь я  забирался на горбатую крышу дома, разбегался там , подпрыгивал и , был уверен , что взмываю  в небо, изо всех размахивая моими чудо-крыльями. Мне   казалось, что это и есть полет. Но однажды   Павлик, который как-то увидел, чем я занимаюсь в глубине сада, сказал, что я падаю на мягкую садовую землю, как кирпич.  Он тогда уже заканчивал школу . Я никак не мог понять,  почему он  посмеивался надо мной, почему не верит, что у меня получается летать.   Но даже неверие брата не сломило меня,  и тренировки продолжились:

      -  Смейся, смейся!- думал я про себя.-  Настанет время, когда я буду летать высоко-высоко, вот тогда я буду смеяться …

      Время шло, а чем ему еще заниматься, кроме как идти. Оно ведь  больше ничего не умело.  Как и я, собственно, больше ничем другим, казалось, не занимался, кроме своих полетов. Это стало делом моей жизни, проглотило  меня целиком, разжевало и переварило. Я бредил полетами, я стал одержим. Теперь уже я сам закончил  школу. Теперь уже мои крылья были сделаны из поликарбонатных  легких пластин и чем-то напоминали скорее дельтаплан, чем просто крылья.  И прыгал я теперь  не с крыши пристройки или дома, как раньше, а с вершин настоящих гор, что веками заслоняли   наш город от бродячих, словно циркачи, ветров.

      Теперь мой полет мог длиться  несколько часов, я мог управлять своим новым  телом с крыльями, мог разговаривать на равных  с птицами и облаками, с солнцем, что было совсем близко, и с ветром, что напевал себе под нос  какие-то мелодии.  Я чувствовал, что  научился превращаться  в облако, растворяться  в птичьей  стае, что живущие в небе существа  стали принимать меня за своего. Они улыбались мне, здоровались, рассказывали, как прошел день, что у них новенького, кто в кого влюблен, иногда  жаловались  друг на друга. По сути, у них все было как у людей: они также любили и страдали, смеялись и плакали, рождались и умирали, они даже умели воевать, ненавидеть и мстить.  И однажды я понял, что зря потратил столько сил, набил столько шишек, мечтая попасть  в страну покоя, гармонии и счастья. Я стал седым, но так и не построил дома на земле, не стал человеком, как не свил гнезда и не стал настоящей птицей. Я понял: все, на что я потратил жизнь, было только детской мечтой, погоней за призраком счастья.

      И когда я понял все это,то сердце в груди   чуть не  разорвалось на мириады крошечных птичьих сердечек, а   крылья  за спиной  вдруг показались мне такими тяжелыми и огромными , что совсем было  заслонили солнце, и мир, вчера еще полный надежды,  погрузился  во мрак вечной ночи. Из моей груди вырвался какой-то не человеческий и не птичий крик. Это был крик отчаяния и безысходности…

      И тогда... я  разжал руки, отпустил перекладину, на которую опирался, развязал страховочный шнур и … отдал себя во власть неба…


16.10.2012

© Copyright: Борисова Елена, 2012

Регистрационный номер №0085070

от 17 октября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0085070 выдан для произведения:

Мне с самого детства было жаль людей потому, что они не могли улететь в страну счастья и любви. Не могли улететь потому, что не умели летать, не умели и не желали этому научиться…

Помню, я был еще совсем маленьким, не выше розовощеких тюльпанов, что росли вдоль дорожек в нашем саду. Когда на меня ливнем обрушивались упреки родителей, я незаметно, словно призрак, исчезал из дома. Забирался на крышу пристройки, что подпирала наш забор в глубине двора, и пытался ухватиться за край какого-нибудь проплывающего мимо облака, чтобы вместе с ним перенестись в ту далекую страну, которую я видел в своих снах, подальше от криков и упреков. Мне всегда казалось, что облака и птицы знают, где она, эта страна добра и любви. Там, должно быть, всегда солнечно и тепло, а взрослые не размахивают, чуть что, ремнем, там на обед - только мороженое и конфеты, а из крана течет лимонад. Я был уверен, что облака и птицы летели именно туда…
Но сколько я не подпрыгивал, мне никогда не удавалось дотянуться до неба и ухватиться за что-нибудь: ни облака, ни птицы не звали меня за собой. Мне было обидно, что я не с ними, а так хотелось…И тогда я решил сам научиться летать, чтобы отправиться страну своей мечты своим ходом. Мне казалось, что это так легко.
Я разбегался, махал руками изо всех сил так, как это делают птицы, но оторваться от земли никак не получалось. Я целыми днями бегал и размахивал руками, а вечерами, уставший, я не просто шел на зов мамы, а буквально полз домой, словно уж.
-Ну, что, Юрик, набегался? Горе луковое! Не дозовешься тебя! – встречала меня мама.- Мой руки и иди ужинать.
Но стоило мне, пристроившись за большим, словно футбольное поле, столом, отхлебнуть немного теплого молока, как какая-то неведомая сила тут же забирала меня в сказочную сонную страну, где перед глазами мелькали ватные медвежата, зайчата, тигрята. Они плыли по небу и почему-то чирикали, куковали или издавали еще какие-то птичьи звуки. Они протягивали мне свои лапки, хвостики и ушки, чтобы я мог ухватиться и полететь с ними…
Утром я находил себя в постели и не мог вспомнить, как там оказался. Я выныривал из постели, и опускал ноги на пол, как будто выбирался на берег из теплой морской пучины. Как зомби, плелся на кухню. Как птичка, склевывал с тарелки манную кашу и снова бежал вглубь сада.
Там я снова изо дня в день учился летать. Но видимо, что-то делал не так… Взлететь не получалось, как я ни старался. Наверное, взлетная полоса была короткой, или я бегал медленно, или руками махал как-то не так…
Я много думал, размышлял, почему у меня ничего не получается, почему вообще люди не умеют летать. Наверное, им не хватало терпения научиться этому. Вот Павлик, мой старший брат, уже сколько лет ходит в школу, а все учится и учится грамоте и всяким наукам. Может, чтобы научиться летать, тоже надо потратить годы.
Мое решение не бросать тренировки было твердым. Я стал все больше и больше наблюдать за птицами. Меня интересовало все: как они ходят или прыгают по земле, как разбегаются и взлетают, и, конечно же, как парят в воздухе. Когда две-три птички собирались вместе и чирикали, я старался понять, о чем они говорят. Быть может, они делятся секретами, как правильно нужно взлетать, как дышать, чтобы быть легче воздуха… Но сколько бы я не подслушивал их разговоры, сколько бы не подглядывал за ними, взлететь мне не удавалось…
Так шли дни, недели месяцы и годы… Теперь я уже ходил в школу и был совсем взрослым. Я научился читать книжки и в одной из них нашел, как превратиться в птицу. Я понял, почему у меня ничего не получалось. Я смастерил себе крылья из картона, проволоки и настоящих птичьих перьев, которые собирал везде, где только мог. Крылья легко надевались, словно ранец, надо было только просунуть руки в петли из бельевой веревки.
Казалось, что теперь мои дела пойдут лучше, что вот теперь-то небо покорится мне. Я перестал пытаться взлететь с земли , теперь я забирался на горбатую крышу дома, разбегался там , подпрыгивал и , был уверен , что взмываю в небо, изо всех размахивая моими чудо-крыльями. Мне казалось, что это и есть полет. Но однажды Павлик, который как-то увидел, чем я занимаюсь в глубине сада, сказал, что я падаю на мягкую садовую землю, как кирпич. Он тогда уже заканчивал школу . Я никак не мог понять, почему-то он посмеивался надо мной, почему не верил, что у меня получится. Но даже неверие брата не сломило меня, и тренировки продолжились:
- Смейся, смейся!- думал я про себя.- Настанет время, когда я полечу, вот тогда я буду смеяться …
Время шло, а чем ему еще заниматься, кроме как идти. Оно ведь больше ничего не умело. Как и я больше ничем другим, казалось, не занимался, кроме своих полетов. Это стало делом моей жизни, проглотило меня целиком, разжевало и переварило. Я бредил полетами, я стал одержим. Теперь уже я сам закончил школу. Теперь уже мои крылья были сделаны из поликарбонатных легких пластин и чем-то напоминали скорее дельтаплан, чем просто крылья. И прыгал я теперь не с крыши пристройки или дома, как раньше, а с вершин настоящих гор, что веками заслоняли наш город от бродячих, словно циркачи, ветров.
Теперь мой полет мог длиться несколько часов, я мог управлять своим новым телом, мог разговаривать на равных с птицами и облаками, с солнцем, что было совсем близко, и с ветром, что напевал себе под нос какие-то песенки. Я чувствовал, что научился превращаться в облако, растворяться в птичьей стае, что живущие в небе существа стали принимать меня за своего. Они улыбались мне, здоровались, рассказывали, как прошел день, что у них новенького, кто в кого влюблен, иногда жаловались друг на друга. По сути, у них все было как у людей: они так же любили и страдали, смеялись и плакали, рождались и умирали, они даже умели воевать, ненавидеть и мстить. И однажды я понял, что зря потратил столько сил, набил столько шишек, мечтая попасть в страну покоя, гармонии и счастья. Я стал седым, но так и не построил дома на земле, не стал человеком, как не свил гнезда и не стал настоящей птицей. Я понял: все, на что я потратил жизнь, было только детской мечтой, погоней за призраком счастья. А когда я понял все это, казалось, что сердце внутри разорвалось на мириады крошечных птичьих сердечек, что крылья за спиной стали такими огромными, что заслонили солнце, и мир, вчера еще полный надежды, погрузился во мрак вечной ночи. Из моей груди вырвался какой-то не человеческий и не птичий крик. Это был крик отчаяния и безысходности… И тогда я разжал руки, отпустил перекладину, на которую опирался, развязал страховочный шнур и … отдал себя во власть неба…

16.10.2012
 

Рейтинг: +4 289 просмотров
Комментарии (6)
Ирина Ковалёва # 18 октября 2012 в 12:07 0
Мы много летаем в детстве, во сне! Но хотелось бы и наяву! Рассказ понравился! Успехов!
Борисова Елена # 18 октября 2012 в 16:43 0
Чтобы летать наяву, надо приложить много усилий, как делал это герой моего рассказа...
Халейг - скальд # 1 июня 2014 в 00:32 0
Чтобы реально полететь,
Надо сильно захотеть !
Отречься от земных оков,
Сделав явь из детских снов.
Отдав себя во власть небес,
И улететь в страну чудес !
Борисова Елена # 1 июня 2014 в 08:48 +1
Все верно: нужно захотеть,
так захотеть, чтоб полететь!
Светлана Янова # 12 августа 2014 в 18:40 0
Елена, рассказ понравился.
Борисова Елена # 12 августа 2014 в 18:54 0
Светлана, спасибо!