ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → ВНЕШТОРГ И ЕГО ЛЮДИ - рассказ

 

ВНЕШТОРГ И ЕГО ЛЮДИ - рассказ

11 ноября 2013 - юрий елистратов
article168918.jpg

Время моей жизни во Внешторге

 

 

 

 

В доперестроечные времена в Министерстве внешней торговли СССР (коротко Внешторг)  существовали две мощные организации партийная и комсомольская.

 

Все личные вопросы каждого конкретного чиновника Министерства и внешнеторговых объединений , входивших в эту мощнейшую структуру, допущенную торговать с западными фирмами , способствуя росту экономики страны, решались в парткоме и комитете ВЛКСМ.

 

Личные вопросы включали абсолютно все для конкретного сотрудника. Диапазон интересов этих структур был широчайшим: от   вопросов профессионального роста , продвижения по службе, до моральных сторон и, в особенности, сексуальная жизнь коллектива во всех ее проявлениях.

 

Особое место в этих вопросах было отведено Парткому и комитету ВЛКСМ. Провинившийся, подвергался персональному разбору проступка, на заседаниях этих грозных структур. Решения , выносимые ими,  имели фатальное значение для карьеры и тяжелым грузом тащились за человеком все его годы работы в системе Внешторга.

 

Для того , чтобы охватить все эти вопросы существовала особая система сбора информации на каждую личность . Это делалось настолько профессионально, что человек не замечал, что он находится под колпаком внимательных глаз и ушей , которые все видели и слышали,

 

Слежка была тотальной и ее не останавливали ни чины , ни звания. Эти обстоятельства были на руку некоторым людям, которые с успехом применяли шантаж для достижения своих целей. Особенно грешили этим женщины.

 

Жены приструнивали мужей заявлениями в Партком , добиваясь при этом обратного. После такого заявления и общественного разбора, на мужа вешали ярлычок неблагонадежного и на некоторое время, а иногда навсегда лишали доверия , а значит и карьеры.

 

Жена этого человека потом долго горевала о своем поступке , но бывало поздно.

 

Женщины , которые были в поиске достойного мужа,  старались затащить в свою постель, как правило, несколько престарелого, но допущенного к «пирогу» кандидата.

 

Если это им удавалось то, в зависимости от умственных данных и подленького характера особы, начинались угрозы -  или оповестить общественность об аморальности происшедшего, или поменять жену на эту самую кандидатку.

 

Если мужик давал «слабину» и организовывал бракоразводный процесс, то начинала ерепениться его жена. Кончалось это «персональным делом» в Парткоме.

 

Разбором персональных дел, все вовлеченные , а за ними и весь коллектив Внешторга, занимались с большим удовольствием. Особенно интересовали подробности. Как в песне у Высокого – «А из толпы кричат – давай подробности!».

 

 И если герой разборок был фигурой заметной , с тем большим удовольствием подробности обсуждались в курилках.

 

 «Героини» – то же были в центре внимания. Вокруг них образовывался некий вакуум брезгливости. Ну переспали , но зачем об этом громко сообщать всем, требовать что-то?

 

С одной такой героиней  мне довелось, как кадровику, «прорабатывать» возможность перевода ее подальше от соблазняемого ею Председателя объединения . Ей в то время было 35 , а ему  за 50.

 

 Предмет её внимания, возглавлял внешнеторговое объединение. Вот на него и положила глаз инокорреспондентка  его объединения .

 

 Девица в разговоре со мной очень решительно заявила , что этот мужчина ее последняя надежда выйти замуж и она будет стоять до любого конца.

 

«Конец» для нее оказался вполне благополучным. Она таки стала женой , вскорости родила девочку , и вместе с   теперь уже мужем, уехала в Скандинавскую страну где он стал работать Торгпредом.

 

В эту страну я ездил (вовремя их пребывания) в командировку и даже встречался с этой женщиной. Хорошо , что она меня не узнала. В целом оба производили впечатление вполне счастливой пары.

 

Видимо для этого случая  специфической встречи мужчины с женщиной , все окончилось вполне благополучно , но при чем здесь был Партком?

 

Система слежения была очень гибкой и ненавязчивой. Человек порой ее и не замечал. Он ходил на работу, разговаривал, шутил, высказывал свое мнение , входил в какие-то группы по интересам , иногда в этих группах весело проводил время вне работы, затевал любовные интрижки.

 

Все ему сходило с рук до тех пор , пока он  не выделялся в группе. Так как имел суждения вписывающиеся в общие догмы тогдашнего общества, умеренно выпивал и имел любовные интрижки без громких последствий.

 

Но стоило ему чуть высунуться из общей массы -  когда-то выпить лишнего, что-то высказать супротив общепризнанных ценностей общества, а еще того хуже, сексуальная партнерша ненароком начинала требовать для себя не оговоренных заранее привилегий, все это немедленно становилось предметом записи в тайное личное досье.

 

Громкие персональные разборы на Парткоме, касались в основном двух вопросов: пьянства и жалоб любовниц или обиженных жен. Многотысячный коллектив с  удовольствием обсуждал  все эти случаи , а на мужчину - героя смотрели с нескрываемым сочувствием и  никогда с осуждением. Вокруг героя скандала, образовывался вакуум в глазах у начальства и развитие его карьеры немедленно тормозилась.

 

Ходил анекдот. Один из сотрудников возвращается из-за границы. В дороге у него украли шубу. Он обратился в милицию и написал заявление об этом досадном случае. Шубу милиция не нашла. Вскоре он про шубу забыл, но на работе у него что-то разладилось, и в том числе, его перестали направлять в загранкомандировки.

 

 Прошло несколько лет и ничего не понимающий человек, спрашивает кадровика, а что случилось с его карьерой? Тот глубокомысленно раскрыл его личное дело. Долго и внимательно перелистывал, а затем говорит - Да вроде ничего особенного вы не совершили, только вот на вашей анкете карандашом написано «шуба». А что у вас было с шубой?

 

Смешно , правда? А ведь человек только из-за одной записи карандашом был лишен доверия и, неким образом, без вины пострадал. Этот анекдотичный случай характеризовал обстановку в коллективе и боязнь каждого его члена попасть в какую-нибудь историю.

 

Коллектив был разделен на группы. В первую входили члены партии. Партбилет давал возможность отламывать самые вкусные куски от пирога возможностей Внешторга.

 

Другая группа объединяла молодежь комсомольского возраста, которая паслась этажом ниже и отламывала куски от пирога значительно меньшего размера.

 

Эта молодежь готовилась получить партбилет и примкнуть к верхнему этажу.

 

Третья группа состояла из не членов партии - в основном это была женская часть коллектива . Они находились в самом низу и ловили крошки падавшие вниз с этих этажей.

 

В этих группах выделялись люди, которые каким то образом могли выделиться  из общей массы. Для этого существовало масса возможностей , которые многие достаточно энергичные члены группы легко использовали.

 

 

Такие люди становились лицами облаченными особым доверием начальства. О дальнейшей их карьере можно было не беспокоится.

 

Я попал в эту гущу взаимоотношений совершенно зеленым и не информированным о правилах их игр. Правда к этому времени у меня уже был приличный жизненный опыт, который я получил и на венной службе на флоте, и работая на авиационной фирме, и работая в Госкомитете над проектом запуска космического спутника Метеор.

 

 Во Внешторг я попал по протекции парня с которым я работал в авиационном КБ. Он уже проработал во внешней торговле пару лет. Провернул несколько очень серьезных дел с закупкой уникального оборудования для электронной промышленности.

 

Это оборудование американцы нам не хотели продавать сами и запрещали это другим. Для контроля за «не продавать советским» создали даже разветвленную мировую сеть контроля КОКОМ.

 

Работала эта организация достаточно эффективно и заподозренные в сотрудничестве с СССР страны, они достаточно ощутимо «наказывали».

 

Так например, наказали Швецию за продажу запрещенных к экспорту в СССР вычислительных машин для аэродромных систем управления полетами аэродромов Москвы и Сочи.

 

Сделали они это так. Перестали поставлять электронные компоненты шведским фирмам и чуть было не остановили экономику страны, напичканную электроникой.

 

«Обдурить» КОКОМ было трудно, но можно! Торговый люд ради денег, возил запрещенный товар три раза вокруг земного шара, чтобы скрыть следы , и продать нам потом в три дорога.

 

 Ряд таких успешных проектов  сделали моего знакомого ценным работником. Поэтому его рекомендация открыла для меня путь в это заведение.

 

Через месяц после начала работы мне удалось удачно раскрыть свои способности . Я, не искушенный в международных делах человек , был командирован  закрыть конфликт между венгерской фирмой и руководством одного завода на Украине.

 

Неожиданно для себя, мне это удалось сделать в лучшем виде. Помогло военно-морское училище, где нас учили решать человеческие вопросы с моряками.

 

Оказалось  что венгры, украинцы и моряки если с ними правильно разговаривать, вполне могут опять подружиться и перестать скандалить.

 

Это испытание окончательно убедило мое новое начальство , что я кадр вполне достойный работать во внешнеторговом объединении .

 

 А дальше на этой волне я был вознесен на выборный пост комсомольского секретаря нового для меня коллектива. Возраст мой к тому времени был уже совсем не комсомольский, но существовали какие-то хитрые разъяснения комсомольского ЦК , что это препятствие вполне преодолимо.

 

Дальше больше. Я познакомился с секретарем Комитета ВЛКСМ всего Внешторга, которому я как то приглянулся и начал получать от него задания по комсомольской работе.

Видимо я с ними справлялся неплохо и был негласно переведен в «перспективные».

 

Постепенно я стал понимать принципы , по которым все люди в Министерстве внешней торговли и входящих в него внешнеторговых объединениях, таможнях, представительствах в союзных республиках и торгпредствах за границей ,  объединялись и существовали.

 

Весь огромный коллектив в 35 000 человек негласно и самостоятельно разбивался на группы, по взаимным симпатиям, привязанностям, и интересам.

 

Одних объединяли какие-то совместные планы, других – совместные застолья, третьих – взаимные симпатии, семейные отношения и т.д. Члены группы всячески поддерживали друг друга, в основном , по рабочим вопросам, иногда даже дружили семьями  и совместными усилиями помогали друг другу делать карьеру.

 

Во главе группы стоял негласный лидер, который  объединял членов группы, регулировал взаимоотношения, выступал арбитром в спорах. Как правило это был человек имеющий определенный вес в сложнейшей иерархии построения отношений в Минвнешторге.

 

Групповые интересы имели огромное значение в принятии руководством, кадровых решений в отношении конкретного персоналия.

 

Всякие передвижения, наказание провинившегося, принятия решений по разбору каких то событий, обязательно заставляли конкретную группу включаться, добиваясь для своих людей принятия благоприятного решения.

 

 Каждый член группы имел связи с представителями других групп, в нужных случаях привлекал их авторитет и влияние, для достижения конкретной цели для «своих».

 

Весь этот клубок взаимных интересов, человеческих  взаимосвязей, был не виден со стороны, но был понятен внутри огромного коллектива. Знало об этом и руководство Министерства.

 

  Прежде чем предпринять какие то шаги по конкретному человеку, обязательно выяснялись все возможные будущие последствия  вторжения в групповые интересы.

 

Особняком от этих групп стояли родственники «великих». Сюда относились родители занимавшие видные посты в ЦК КПСС, Совмине, Госплане, КГБ , ЦК  профсоюзов и т.д.

 

Они стояли в стороне , не принятые в коллективе. Они в этом и не нуждались , так как всяческие блага сыпались на них как из рога изобилия и без этого.

 

В дальнейшем, жизненный опыт научил меня, что блага надо зарабатывать, а то что сыпется само не ценится и только портит человека.

 

Так и случилось с сыном Генерального секретаря партии Юрой Брежневым , который почти мгновенно прошел всю лестницу карьеры от самого низа до заместителя министра Внешторга с одновременным присвоением  воинского звания генерал майора.

 

Такая лихая карьера его сломала и он вскорости спился, а затем его просто убрали на пенсию с глаз долой.

 

Его судьба с точностью повторила судьбу сына Сталина - Василия.

 

Приблизившись к верхушке комсомольского начальства, я начал понимать групповые интересы окружения, в которое я был принят. 

 

Через год , к моему большому удивлению, я получил предложение перейти в управление кадров Министерства, в котором как шутили «решалось все», для конкретного человека.

 

Работа в этом управлении давала много возможностей помочь «своим» . Тут и выяснилось , что комитет комсомола из управления кадров просили дать кандидатуру для такой  важной партийной работы , как работа с людьми , и комсомольские руководители, порекомендовал меня.

 

 Это назначение надо было понимать , как включение в группу , концентрировавшейся вокруг комсомольского вожака. Вскоре я помогал кого-то куда-то устроить, кого-то вывести из-под удара , тем самым я попал в самый центр этой самой неформальной группы и стал ее активным членом.

 

Надо отдать справедливость - комсомольское руководство,  людей в эту группу  отбирали очень тщательно. Люди были умные, по-своему талантливые, общительные  и дружные.

 

Работа в Управлении кадров в дальнейшем определила мою «успешность» в последующие 25 лет работы в этом учреждении.

 

Прочитав этот рассказ, читателю будут понятны трудности исполнения решений Президента и Правительства, внутри «вязкой группы» чиновничьих интересов Страны.

 

Каждая структура, управления экономикой страны, в той или иной мере, похожа на описанное выше.

 

Добавьте сюда нынешнее мздоимство, кражу информации, лень, равнодушие, а  иногда и глубоко скрытое предательство, и вам будет понятны трудности подъема экономики страны «с колен».

 

Мне представляется на собственном опыте, что партийный и комсомольский контроль в СССР, помогал поддерживать строгую дисциплину в экономике и обществе.

 

Из сказанного, должны быть понятны усилия Президента в работе по созданию нынешних партийных структур в обществе. .

 

Создано

Юрий Елистратов

Москва

11 ноября 2013 г.   

 

 

 

 

 

 

© Copyright: юрий елистратов, 2013

Регистрационный номер №0168918

от 11 ноября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0168918 выдан для произведения:

Время моей жизни во Внешторге

 

 

 

 

В доперестроечные времена в Министерстве внешней торговли СССР (коротко Внешторг)  существовали две мощные организации партийная и комсомольская.

 

Все личные вопросы каждого конкретного чиновника Министерства и внешнеторговых объединений , входивших в эту мощнейшую структуру, допущенную торговать с западными фирмами , способствуя росту экономики страны, решались в парткоме и комитете ВЛКСМ.

 

Личные вопросы включали абсолютно все для конкретного сотрудника. Диапазон интересов этих структур был широчайшим: от   вопросов профессионального роста , продвижения по службе, до моральных сторон и, в особенности, сексуальная жизнь коллектива во всех ее проявлениях.

 

Особое место в этих вопросах было отведено Парткому и комитету ВЛКСМ. Провинившийся, подвергался персональному разбору проступка, на заседаниях этих грозных структур. Решения , выносимые ими,  имели фатальное значение для карьеры и тяжелым грузом тащились за человеком все его годы работы в системе Внешторга.

 

Для того , чтобы охватить все эти вопросы существовала особая система сбора информации на каждую личность . Это делалось настолько профессионально, что человек не замечал, что он находится под колпаком внимательных глаз и ушей , которые все видели и слышали,

 

Слежка была тотальной и ее не останавливали ни чины , ни звания. Эти обстоятельства были на руку некоторым людям, которые с успехом применяли шантаж для достижения своих целей. Особенно грешили этим женщины.

 

Жены приструнивали мужей заявлениями в Партком , добиваясь при этом обратного. После такого заявления и общественного разбора, на мужа вешали ярлычок неблагонадежного и на некоторое время, а иногда навсегда лишали доверия , а значит и карьеры.

 

Жена этого человека потом долго горевала о своем поступке , но бывало поздно.

 

Женщины , которые были в поиске достойного мужа,  старались затащить в свою постель, как правило, несколько престарелого, но допущенного к «пирогу» кандидата.

 

Если это им удавалось то, в зависимости от умственных данных и подленького характера особы, начинались угрозы -  или оповестить общественность об аморальности происшедшего, или поменять жену на эту самую кандидатку.

 

Если мужик давал «слабину» и организовывал бракоразводный процесс, то начинала ерепениться его жена. Кончалось это «персональным делом» в Парткоме.

 

Разбором персональных дел, все вовлеченные , а за ними и весь коллектив Внешторга, занимались с большим удовольствием. Особенно интересовали подробности. Как в песне у Высокого – «А из толпы кричат – давай подробности!».

 

 И если герой разборок был фигурой заметной , с тем большим удовольствием подробности обсуждались в курилках.

 

 «Героини» – то же были в центре внимания. Вокруг них образовывался некий вакуум брезгливости. Ну переспали , но зачем об этом громко сообщать всем, требовать что-то?

 

С одной такой героиней  мне довелось, как кадровику, «прорабатывать» возможность перевода ее подальше от соблазняемого ею Председателя объединения . Ей в то время было 35 , а ему  за 50.

 

 Предмет её внимания, возглавлял внешнеторговое объединение. Вот на него и положила глаз инокорреспондентка  его объединения .

 

 Девица в разговоре со мной очень решительно заявила , что этот мужчина ее последняя надежда выйти замуж и она будет стоять до любого конца.

 

«Конец» для нее оказался вполне благополучным. Она таки стала женой , вскорости родила девочку , и вместе с   теперь уже мужем, уехала в Скандинавскую страну где он стал работать Торгпредом.

 

В эту страну я ездил (вовремя их пребывания) в командировку и даже встречался с этой женщиной. Хорошо , что она меня не узнала. В целом оба производили впечатление вполне счастливой пары.

 

Видимо для этого случая  специфической встречи мужчины с женщиной , все окончилось вполне благополучно , но при чем здесь был Партком?

 

Система слежения была очень гибкой и ненавязчивой. Человек порой ее и не замечал. Он ходил на работу, разговаривал, шутил, высказывал свое мнение , входил в какие-то группы по интересам , иногда в этих группах весело проводил время вне работы, затевал любовные интрижки.

 

Все ему сходило с рук до тех пор , пока он  не выделялся в группе. Так как имел суждения вписывающиеся в общие догмы тогдашнего общества, умеренно выпивал и имел любовные интрижки без громких последствий.

 

Но стоило ему чуть высунуться из общей массы -  когда-то выпить лишнего, что-то высказать супротив общепризнанных ценностей общества, а еще того хуже, сексуальная партнерша ненароком начинала требовать для себя не оговоренных заранее привилегий, все это немедленно становилось предметом записи в тайное личное досье.

 

Громкие персональные разборы на Парткоме, касались в основном двух вопросов: пьянства и жалоб любовниц или обиженных жен. Многотысячный коллектив с  удовольствием обсуждал  все эти случаи , а на мужчину - героя смотрели с нескрываемым сочувствием и  никогда с осуждением. Вокруг героя скандала, образовывался вакуум в глазах у начальства и развитие его карьеры немедленно тормозилась.

 

Ходил анекдот. Один из сотрудников возвращается из-за границы. В дороге у него украли шубу. Он обратился в милицию и написал заявление об этом досадном случае. Шубу милиция не нашла. Вскоре он про шубу забыл, но на работе у него что-то разладилось, и в том числе, его перестали направлять в загранкомандировки.

 

 Прошло несколько лет и ничего не понимающий человек, спрашивает кадровика, а что случилось с его карьерой? Тот глубокомысленно раскрыл его личное дело. Долго и внимательно перелистывал, а затем говорит - Да вроде ничего особенного вы не совершили, только вот на вашей анкете карандашом написано «шуба». А что у вас было с шубой?

 

Смешно , правда? А ведь человек только из-за одной записи карандашом был лишен доверия и, неким образом, без вины пострадал. Этот анекдотичный случай характеризовал обстановку в коллективе и боязнь каждого его члена попасть в какую-нибудь историю.

 

Коллектив был разделен на группы. В первую входили члены партии. Партбилет давал возможность отламывать самые вкусные куски от пирога возможностей Внешторга.

 

Другая группа объединяла молодежь комсомольского возраста, которая паслась этажом ниже и отламывала куски от пирога значительно меньшего размера.

 

Эта молодежь готовилась получить партбилет и примкнуть к верхнему этажу.

 

Третья группа состояла из не членов партии - в основном это была женская часть коллектива . Они находились в самом низу и ловили крошки падавшие вниз с этих этажей.

 

В этих группах выделялись люди, которые каким то образом могли выделиться  из общей массы. Для этого существовало масса возможностей , которые многие достаточно энергичные члены группы легко использовали.

 

 

Такие люди становились лицами облаченными особым доверием начальства. О дальнейшей их карьере можно было не беспокоится.

 

Я попал в эту гущу взаимоотношений совершенно зеленым и не информированным о правилах их игр. Правда к этому времени у меня уже был приличный жизненный опыт, который я получил и на венной службе на флоте, и работая на авиационной фирме, и работая в Госкомитете над проектом запуска космического спутника Метеор.

 

 Во Внешторг я попал по протекции парня с которым я работал в авиационном КБ. Он уже проработал во внешней торговле пару лет. Провернул несколько очень серьезных дел с закупкой уникального оборудования для электронной промышленности.

 

Это оборудование американцы нам не хотели продавать сами и запрещали это другим. Для контроля за «не продавать советским» создали даже разветвленную мировую сеть контроля КОКОМ.

 

Работала эта организация достаточно эффективно и заподозренные в сотрудничестве с СССР страны, они достаточно ощутимо «наказывали».

 

Так например, наказали Швецию за продажу запрещенных к экспорту в СССР вычислительных машин для аэродромных систем управления полетами аэродромов Москвы и Сочи.

 

Сделали они это так. Перестали поставлять электронные компоненты шведским фирмам и чуть было не остановили экономику страны, напичканную электроникой.

 

«Обдурить» КОКОМ было трудно, но можно! Торговый люд ради денег, возил запрещенный товар три раза вокруг земного шара, чтобы скрыть следы , и продать нам потом в три дорога.

 

 Ряд таких успешных проектов  сделали моего знакомого ценным работником. Поэтому его рекомендация открыла для меня путь в это заведение.

 

Через месяц после начала работы мне удалось удачно раскрыть свои способности . Я, не искушенный в международных делах человек , был командирован  закрыть конфликт между венгерской фирмой и руководством одного завода на Украине.

 

Неожиданно для себя, мне это удалось сделать в лучшем виде. Помогло военно-морское училище, где нас учили решать человеческие вопросы с моряками.

 

Оказалось  что венгры, украинцы и моряки если с ними правильно разговаривать, вполне могут опять подружиться и перестать скандалить.

 

Это испытание окончательно убедило мое новое начальство , что я кадр вполне достойный работать во внешнеторговом объединении .

 

 А дальше на этой волне я был вознесен на выборный пост комсомольского секретаря нового для меня коллектива. Возраст мой к тому времени был уже совсем не комсомольский, но существовали какие-то хитрые разъяснения комсомольского ЦК , что это препятствие вполне преодолимо.

 

Дальше больше. Я познакомился с секретарем Комитета ВЛКСМ всего Внешторга, которому я как то приглянулся и начал получать от него задания по комсомольской работе.

Видимо я с ними справлялся неплохо и был негласно переведен в «перспективные».

 

Постепенно я стал понимать принципы , по которым все люди в Министерстве внешней торговли и входящих в него внешнеторговых объединениях, таможнях, представительствах в союзных республиках и торгпредствах за границей ,  объединялись и существовали.

 

Весь огромный коллектив в 35 000 человек негласно и самостоятельно разбивался на группы, по взаимным симпатиям, привязанностям, и интересам.

 

Одних объединяли какие-то совместные планы, других – совместные застолья, третьих – взаимные симпатии, семейные отношения и т.д. Члены группы всячески поддерживали друг друга, в основном , по рабочим вопросам, иногда даже дружили семьями  и совместными усилиями помогали друг другу делать карьеру.

 

Во главе группы стоял негласный лидер, который  объединял членов группы, регулировал взаимоотношения, выступал арбитром в спорах. Как правило это был человек имеющий определенный вес в сложнейшей иерархии построения отношений в Минвнешторге.

 

Групповые интересы имели огромное значение в принятии руководством, кадровых решений в отношении конкретного персоналия.

 

Всякие передвижения, наказание провинившегося, принятия решений по разбору каких то событий, обязательно заставляли конкретную группу включаться, добиваясь для своих людей принятия благоприятного решения.

 

 Каждый член группы имел связи с представителями других групп, в нужных случаях привлекал их авторитет и влияние, для достижения конкретной цели для «своих».

 

Весь этот клубок взаимных интересов, человеческих  взаимосвязей, был не виден со стороны, но был понятен внутри огромного коллектива. Знало об этом и руководство Министерства.

 

  Прежде чем предпринять какие то шаги по конкретному человеку, обязательно выяснялись все возможные будущие последствия  вторжения в групповые интересы.

 

Особняком от этих групп стояли родственники «великих». Сюда относились родители занимавшие видные посты в ЦК КПСС, Совмине, Госплане, КГБ , ЦК  профсоюзов и т.д.

 

Они стояли в стороне , не принятые в коллективе. Они в этом и не нуждались , так как всяческие блага сыпались на них как из рога изобилия и без этого.

 

В дальнейшем, жизненный опыт научил меня, что блага надо зарабатывать, а то что сыпется само не ценится и только портит человека.

 

Так и случилось с сыном Генерального секретаря партии Юрой Брежневым , который почти мгновенно прошел всю лестницу карьеры от самого низа до заместителя министра Внешторга с одновременным присвоением  воинского звания генерал майора.

 

Такая лихая карьера его сломала и он вскорости спился, а затем его просто убрали на пенсию с глаз долой.

 

Его судьба с точностью повторила судьбу сына Сталина - Василия.

 

Приблизившись к верхушке комсомольского начальства, я начал понимать групповые интересы окружения, в которое я был принят. 

 

Через год , к моему большому удивлению, я получил предложение перейти в управление кадров Министерства, в котором как шутили «решалось все», для конкретного человека.

 

Работа в этом управлении давала много возможностей помочь «своим» . Тут и выяснилось , что комитет комсомола из управления кадров просили дать кандидатуру для такой  важной партийной работы , как работа с людьми , и комсомольские руководители, порекомендовал меня.

 

 Это назначение надо было понимать , как включение в группу , концентрировавшейся вокруг комсомольского вожака. Вскоре я помогал кого-то куда-то устроить, кого-то вывести из-под удара , тем самым я попал в самый центр этой самой неформальной группы и стал ее активным членом.

 

Надо отдать справедливость - комсомольское руководство,  людей в эту группу  отбирали очень тщательно. Люди были умные, по-своему талантливые, общительные  и дружные.

 

Работа в Управлении кадров в дальнейшем определила мою «успешность» в последующие 25 лет работы в этом учреждении.

 

Прочитав этот рассказ, читателю будут понятны трудности исполнения решений Президента и Правительства, внутри «вязкой группы» чиновничьих интересов Страны.

 

Каждая структура, управления экономикой страны, в той или иной мере, похожа на описанное выше.

 

Добавьте сюда нынешнее мздоимство, кражу информации, лень, равнодушие, а  иногда и глубоко скрытое предательство, и вам будет понятны трудности подъема экономики страны «с колен».

 

Мне представляется на собственном опыте, что партийный и комсомольский контроль в СССР, помогал поддерживать строгую дисциплину в экономике и обществе.

 

Из сказанного, должны быть понятны усилия Президента в работе по созданию нынешних партийных структур в обществе. .

 

Создано

Юрий Елистратов

Москва

11 ноября 2013 г.   

 

 

 

 

 

 

Рейтинг: 0 818 просмотров
Комментарии (2)
Татьяна Стафеева # 14 ноября 2013 в 07:13 0
Юрий, здравствуйте!
Ваш рассказ понравился, мой дядя жил с женой, мягко говоря,
стервозной женщиной, мучился, пока сын не женился. Хотел уйти
из семьи, жена побежала в партком, его вызвали, проработали,
как следует, как-так, коммунист, начальник цеха, и семью бросает.
Вернулся... А ведь абсурд в чистом виде!
Цитата: " В дальнейшем, жизненный опыт научил меня, что блага надо зарабатывать, а то что сыпется само не ценится и только портит человека." - очень верно сказано!
040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e
юрий елистратов # 14 ноября 2013 в 12:52 0
Танечка - спасибо за комментарий.
ВЫ правы - жёны иногда совершают опрометчивые
поступки, но....именно за это мы их и
любим, жалеем! "Что же ты дурёха наделала!
Вспоминая прожитое, отмечу, что в стране
была ДИСЦИПЛИНА! Именно она и позволяла
поднимать экономику и жить БЕДНОВАТО,но
без трёпки нерв, как сейчас.
Как добивались этой дисциплины - вопрос
спорный, но письма в Парткомы, судя по вашему
дяде - оказался для жены эффективным.
Посмотрите сколько сейчас разводов?
Жалко брошенных жён!
625530bdc4096c98467b2e0537a7c9cd