Вера

20 октября 2019 - Зинаида Маркина
Вера

Мне было 23 года, когда я познакомилась с Верой Клюевой.
Хотелось стать самостоятельной, жить одной. И папа выменял мне комнату в небольшом двухэтажном доме. Он считался памятником архитектуры, но им никто не занимался.
Я была неопытным человеком в жизни, хотелось многому научиться. Только заехала в комнату с телефоном и маленькой прихожкой, которую я задумала обратить  в кухню, в дверь постучали.
- Можно?
- Конечно.
В комнату вошла миловидная полная женщина с огромными карими глазами:
- Вера, соседка, можно говорить мне «ты»,  - представилась она и прошла в комнату.
Я заметила, что она хромает. Почему, спросить было неудобно. Я глянула на ее ноги и поняла: они были абсолютно разные, одна обычная, а вторая очень худенькая.
- Я твоя соседка, у нас общий коридор и туалет на лестнице, а вот телефон…он твой, но, может, оставим, как есть, мы его запараллелили. Здесь жила сестра моего мужа.
- Я согласна. Мне это не мешает.
- Мы подслушивать не будем, муж вообще к телефону не подходит, если захочешь позвонить,  а я говорю, зайди и скажи мне, не стесняйся.
Через неделю я знала, что Вера старше меня на 15 лет, живет с мужем Виталием. В квартире у нее идеальная чистота и порядок, а комната метров 30. В ту пору с ней жил ее младший брат Леонид, только вернувшийся из армии.
На первых порах я часто обращалась к Вере, она никогда не отказывала мне в помощи. Узнала, что она из многодетной семьи, мать живет в Пермской области. Ее отец Александр Чазов погиб на фронте, потом мама выходила замуж еще раз и родила двух мальчиков – Леню и Гену, а от первого брака их осталось четверо, одна из сестер умерла. Вера была удивительно обаятельным человеком, вокруг нее вились не только родные, но и подруги. Особенно часто приходили к ней Шура, Надя, Зина и Зинина дочь Света. А Рита Аверкиева практически жила у нее и была ее ногами.
В доме у Веры всегда было весело, раздавались шутки, смех. В третьей комнате жил некровный родственник Вериного мужа Виталия Ивановича – Константин Сергеевич – одинокий интеллигент, пожилой, любитель рыбной ловли и знаток истории города. Но сейчас речь не о нем.
Можно сказать, что Верочка заменила мне мать, которую я потеряла в 17 лет. Мы жили восемнадцать лет одной семьей. Я могла зайти к ней в комнату, взять картошку для супа, а она могла сделать тоже самое. Такие мелочи друг другу мы не отдавали, но сообщали об этом. Вместе делили радости и горе. Мой отец ее очень уважал, а она его.
В нашей квартире первым женился Леня, я была на его свадьбе звукооператором в соседней  столовой. Через год была и моя свадьба.
Несмотря на то, что у Веры не было детей, он любила и привечала всех племянников. Моего сына любила, как родного, он отвечал ей тем же. Вера работала на «Виншампанькомбинате», им часто продавали первые помидоры и огурцы, Вера всегда выделяла дефициты для моего ребенка. Если она стряпала пельмени, то целая доска их доставалась нам. Когда мне не хватало денег до получки, делилась последней пятеркой, да и я поступала по отношению к ней также.
Она знала всех моих друзей. Если меня не было дома, зазывала их к себе и угощала. Она была слишком даже хлебосольная.
А однажды:
 - Знаешь, у Виталия рак, мне достанется. То за мамой ухаживала, теперь за ним придется, ничего, я сильная, справлюсь.
Через пару лет он умер, лишившись ноги.
Вера осталась одна.
Однажды подруга привела к Вере Павла. Вера влюбилась в него. Вскоре они расписались. Я была рада за нее, но…если бы не эти но. Павел заболел и умер.
Вера перестала кушать, похудела  в два раза. Почти не поднималась с постели, ничего не хотела. Депрессия. С этого момента она начала болеть и угасать. Сказала мне:
- Любила я Павла, очень, как никого. Я впервые почувствовала, что любима и люблю. Виталий ко мне нежности не проявлял, а Паша…
Перед смертью наш сосед Константин Сергеевич подарил нам с Верой свои старинные китайские тарелки, Вере -3 и мне -2.
- Когда меня не станет, будете вспоминать.
Когда я уезжала в Израиль, она отдала мне эти 3 тарелки и сказала:
- Теперь у тебя почти комплект, а я и так его помню
И мы вспоминали. Мы уже не жили в этой квартире, где жила Вера, когда решили уехать в Израиль. Вера огорчалась, но старалась помочь нам в распродаже имущества. Мы пытались помочь ей продуктами. Вокруг нее стали виться странные люди.
У нее стал жить мужчина-татарин Гриша или Раис моложе ее намного лет, он не любил работать, но любил домашнее хозяйство, а Вере стал помощником. Я думаю, что отношений у них никаких не было, просто помогали друг другу выживать. У Гриши была квартира, но он в ней не жил. Не обходилось без горячительного.
Вера ушла из жизни в 67 лет от рака, ей просто стало не для чего жить. Свою квартиру завещала племянникам.
Постскриптум: Год назад я была в Екатеринбурге. Мы с Леней, ее братом, пришли на Сибирское кладбище: к мужу и его родственникам. Дошли до могилы Веры. Она рядом с могилой ее первого мужа Виталия.
- Надо бы подправить могилки, подкрасить, - сказал Леня.
- И мои надо было бы.
Это дело будущего, а пока…
Такси везло нас в город, где были другие дела, другие люди. Но и этих, дорогих нам,  мы никогда не забудем.
окт 2019

© Copyright: Зинаида Маркина, 2019

Регистрационный номер №0459550

от 20 октября 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0459550 выдан для произведения: Вера

Мне было 23 года, когда я познакомилась с Верой Клюевой.
Хотелось стать самостоятельной, жить одной. И папа выменял мне комнату в небольшом двухэтажном доме. Он считался памятником архитектуры, но им никто не занимался.
Я была неопытным человеком в жизни, хотелось многому научиться. Только заехала в комнату с телефоном и маленькой прихожкой, которую я задумала обратить  в кухню, в дверь постучали.
- Можно?
- Конечно.
В комнату вошла миловидная полная женщина с огромными карими глазами:
- Вера, соседка, можно говорить мне «ты»,  - представилась она и прошла в комнату.
Я заметила, что она хромает. Почему, спросить было неудобно. Я глянула на ее ноги и поняла: они были абсолютно разные, одна обычная, а вторая очень худенькая.
- Я твоя соседка, у нас общий коридор и туалет на лестнице, а вот телефон…он твой, но, может, оставим, как есть, мы его запараллелили. Здесь жила сестра моего мужа.
- Я согласна. Мне это не мешает.
- Мы подслушивать не будем, муж вообще к телефону не подходит, если захочешь позвонить,  а я говорю, зайди и скажи мне, не стесняйся.
Через неделю я знала, что Вера старше меня на 15 лет, живет с мужем Виталием. В квартире у нее идеальная чистота и порядок, а комната метров 30. В ту пору с ней жил ее младший брат Леонид, только вернувшийся из армии.
На первых порах я часто обращалась к Вере, она никогда не отказывала мне в помощи. Узнала, что она из многодетной семьи, мать живет в Пермской области. Ее отец Александр Чазов погиб на фронте, потом мама выходила замуж еще раз и родила двух мальчиков – Леню и Гену, а от первого брака их осталось четверо, одна из сестер умерла. Вера была удивительно обаятельным человеком, вокруг нее вились не только родные, но и подруги. Особенно часто приходили к ней Шура, Надя, Зина и Зинина дочь Света. А Рита Аверкиева практически жила у нее и была ее ногами.
В доме у Веры всегда было весело, раздавались шутки, смех. В третьей комнате жил некровный родственник Вериного мужа Виталия Ивановича – Константин Сергеевич – одинокий интеллигент, пожилой, любитель рыбной ловли и знаток истории города. Но сейчас речь не о нем.
Можно сказать, что Верочка заменила мне мать, которую я потеряла в 17 лет. Мы жили восемнадцать лет одной семьей. Я могла зайти к ней в комнату, взять картошку для супа, а она могла сделать тоже самое. Такие мелочи друг другу мы не отдавали, но сообщали об этом. Вместе делили радости и горе. Мой отец ее очень уважал, а она его.
В нашей квартире первым женился Леня, я была на его свадьбе звукооператором в соседней  столовой. Через год была и моя свадьба.
Несмотря на то, что у Веры не было детей, он любила и привечала всех племянников. Моего сына любила, как родного, он отвечал ей тем же. Вера работала на «Виншампанькомбинате», им часто продавали первые помидоры и огурцы, Вера всегда выделяла дефициты для моего ребенка. Если она стряпала пельмени, то целая доска их доставалась нам. Когда мне не хватало денег до получки, делилась последней пятеркой, да и я поступала по отношению к ней также.
Она знала всех моих друзей. Если меня не было дома, зазывала их к себе и угощала. Она была слишком даже хлебосольная.
А однажды:
 - Знаешь, у Виталия рак, мне достанется. То за мамой ухаживала, теперь за ним придется, ничего, я сильная, справлюсь.
Через пару лет он умер, лишившись ноги.
Вера осталась одна.
Однажды подруга привела к Вере Павла. Вера влюбилась в него. Вскоре они расписались. Я была рада за нее, но…если бы не эти но. Павел заболел и умер.
Вера перестала кушать, похудела  в два раза. Почти не поднималась с постели, ничего не хотела. Депрессия. С этого момента она начала болеть и угасать. Сказала мне:
- Любила я Павла, очень, как никого. Я впервые почувствовала, что любима и люблю. Виталий ко мне нежности не проявлял, а Паша…
Перед смертью наш сосед Константин Сергеевич подарил нам с Верой свои старинные китайские тарелки, Вере -3 и мне -2.
- Когда меня не станет, будете вспоминать.
Когда я уезжала в Израиль, она отдала мне эти 3 тарелки и сказала:
- Теперь у тебя почти комплект, а я и так его помню
И мы вспоминали. Мы уже не жили в этой квартире, где жила Вера, когда решили уехать в Израиль. Вера огорчалась, но старалась помочь нам в распродаже имущества. Мы пытались помочь ей продуктами. Вокруг нее стали виться странные люди.
У нее стал жить мужчина-татарин Гриша или Раис моложе ее намного лет, он не любил работать, но любил домашнее хозяйство, а Вере стал помощником. Я думаю, что отношений у них никаких не было, просто помогали друг другу выживать. У Гриши была квартира, но он в ней не жил. Не обходилось без горячительного.
Вера ушла из жизни в 67 лет от рака, ей просто стало не для чего жить. Свою квартиру завещала племянникам.
Постскриптум: Год назад я была в Екатеринбурге. Мы с Леней, ее братом, пришли на Сибирское кладбище: к мужу и его родственникам. Дошли до могилы Веры. Она рядом с могилой ее первого мужа Виталия.
- Надо бы подправить могилки, подкрасить, - сказал Леня.
- И мои надо было бы.
Это дело будущего, а пока…
Такси везло нас в город, где были другие дела, другие люди. Но и этих, дорогих нам,  мы никогда не забудем.
окт 2019
 
Рейтинг: 0 33 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
88
79
76
76
74
67
67
67
64
63
62
60
В октябре... 25 октября 2019 (Людмила Рулёва)
60
59
58
57
57
57
57
56
55
В НОЯБРЕ 9 ноября 2019 (Рената Юрьева)
55
54
53
50
50
47
43
Портрет 21 октября 2019 (Тая Кузмина)
42
40