ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Её забыть невозможно

Её забыть невозможно

20 октября 2019 - Зинаида Маркина
Её забыть невозможно

Светлой Памяти Сары (Светланы Дмитриевны) Фейман

Ноябрь 2011 года. Я перенесла тяжелую операцию. Как жить дальше? Мои друзья позаботились о том, чтобы у меня была метапелет (соцработник). Мне позвонили из конторы и сообщили:
- К вам придет метапелет, зовут ее Светлана, очень хороший человек.
Хороший человек оказался высокой стройной женщиной, примерно моего возраста. Удивила ее одежда: юбка, кофта с длинным рукавом, шляпа. Мне она явно пришлась не по душе.
Женщина улыбнулась и просто сказала:
- Меня зовут Сара, что будем делать?  И давай на «ты», хорошо, мы одного возраста.
- Почему Сара, мне обещали Светлану.
- По документам я Светлана, но я верующая и взяла себе имя Сара. Так звали мамину подругу. Они были хирургами на фронте. Тетя Сара спасла маму от смерти во время бомбежки.
Сара оказалась замечательным человеком. Я очень задыхалась, а она уговаривала меня ходить. И мы ходили. От скамейки к скамейке. Она мне рассказывала о себе, а я слушала.
Родители Сары  были фронтовиками, как и мой отец, папа у нее - русский. Взрослые два сына от первого брака. Проживала она в Костроме, городе льна, вот и ходила в льняной одежде. Обожала своего внука Янчика, говорила, что он похож на моего внука. Нынешний муж по субъективным причинам ехать с ней в Израиль отказался, а ее сыновья здесь, так что другого выхода она не видела.
В Петах-Тикве она организовала группу международной женской организации «Кешер», проводила занятия. Я не увлекалась еврейской историей, у каждого - свои увлечения. Но она смогла и меня затащить туда, где мне удалось стать одной из активных посетительниц этого коллектива.
Сара так интересно рассказывала, проводила игры по теме, что я забывала, что мне это не интересно. Меня она завлекла тем, что позволяла читать в  «Кешере» мои стихи. Их внимательно слушали.
После операции Сара мне готовила капусту на сковородке, да так, что нелюбимый продукт стал любимым. Впоследствии, как я не пыталась, такую капусту не освоила.
А жизнь, между тем, шла своим чередом. Младший сын Сары женился, родилась девочка. Пришлось Саре переехать к ним на север Израиля. Появилась возможность там же получить хостель. Но ее организация в Петах-Тикве работала, как часы.
Проработав у меня метапелет 3 месяца, она стала для меня подругой.
Только одно меня смущало: никогда она у меня ничего, кроме чая, не ела и не пила. Это было ясно. Религиозным можно есть только кошерные продукты, а не купленные в русских магазинах.
Прошло несколько лет. У нее были свои проблемы, у меня свои, мы о них рассказывали друг другу, делились новостями. Сара не была полной, но все время хотела похудеть.
Однажды при встрече она мне сообщила, как бы между прочим:
- У меня рак кишечника. Лечение предстоит длительное.
Я ответила:
- У многих теперь рак, но это не приговор.
Я верила в ее выздоровление, да и она сама не верила в плохой исход.
Жуткие боли, тяжелые процедуры – все она выдерживала мужественно. Почувствовала себя лучше.
- Знаешь, в Кострому хочу съездить, соскучилась по городу, по друзьям. Дел там полно.
Врачи не были склонны отпускать ее в поездку, она не послушалась.
От всех волнений и страданий она очень похудела, около 30 килограммов.
- Всю жизнь пыталась похудеть, - пошутила она, - А тут просто идеальный вес.
- Не идеальный, а маленький для тебя.
- Зато мне легко ходить…..

Это была наша последняя, оказывается, встреча. Она пришла ко мне с коробкой печенья для диабетиков и попросила меня согреть чайник. У меня была уха. Я уговорила ее съесть тарелочку ухи. Она ела с аппетитом, вкусно! Потом сказала:
- Мне хотят продолжить делать химиотерапию, а я не хочу.
- Что поделаешь, делай через не хочу. Мы пили чай с ее печеньем, и это было не совсем нормально, ведь о кошерности печенья не было сказано.
Я молчала и слушала ее:
- Ты знаешь, у нас грядет семидесятилетие: у меня, тебя и Розы. Давай втроем в ноябре отметим это в кафе.
- С удовольствием.
Не пришлось.
26 октября она ушла из жизни, а мы не знали. Сообщили только через 2 недели, что она похоронена на горе Мирон. На похоронах нас никого не было, нам не сообщили, да мы бы и не успели. В Израиле хоронят в день смерти.
Говорят: незаменимых людей нет. Есть! Не верьте. И одна из них – Сара Фейман.

Спи спокойно, Сарочка! Но знай, нам тебя так не хватает.
2019 октябрь

 

© Copyright: Зинаида Маркина, 2019

Регистрационный номер №0459549

от 20 октября 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0459549 выдан для произведения: Её забыть невозможно

Светлой Памяти Сары (Светланы Дмитриевны) Фейман

Ноябрь 2011 года. Я перенесла тяжелую операцию. Как жить дальше? Мои друзья позаботились о том, чтобы у меня была метапелет (соцработник). Мне позвонили из конторы и сообщили:
- К вам придет метапелет, зовут ее Светлана, очень хороший человек.
Хороший человек оказался высокой стройной женщиной, примерно моего возраста. Удивила ее одежда: юбка, кофта с длинным рукавом, шляпа. Мне она явно пришлась не по душе.
Женщина улыбнулась и просто сказала:
- Меня зовут Сара, что будем делать?  И давай на «ты», хорошо, мы одного возраста.
- Почему Сара, мне обещали Светлану.
- По документам я Светлана, но я верующая и взяла себе имя Сара. Так звали мамину подругу. Они были хирургами на фронте. Тетя Сара спасла маму от смерти во время бомбежки.
Сара оказалась замечательным человеком. Я очень задыхалась, а она уговаривала меня ходить. И мы ходили. От скамейки к скамейке. Она мне рассказывала о себе, а я слушала.
Родители Сары  были фронтовиками, как и мой отец, папа у нее - русский. Взрослые два сына от первого брака. Проживала она в Костроме, городе льна, вот и ходила в льняной одежде. Обожала своего внука Янчика, говорила, что он похож на моего внука. Нынешний муж по субъективным причинам ехать с ней в Израиль отказался, а ее сыновья здесь, так что другого выхода она не видела.
В Петах-Тикве она организовала группу международной женской организации «Кешер», проводила занятия. Я не увлекалась еврейской историей, у каждого - свои увлечения. Но она смогла и меня затащить туда, где мне удалось стать одной из активных посетительниц этого коллектива.
Сара так интересно рассказывала, проводила игры по теме, что я забывала, что мне это не интересно. Меня она завлекла тем, что позволяла читать в  «Кешере» мои стихи. Их внимательно слушали.
После операции Сара мне готовила капусту на сковородке, да так, что нелюбимый продукт стал любимым. Впоследствии, как я не пыталась, такую капусту не освоила.
А жизнь, между тем, шла своим чередом. Младший сын Сары женился, родилась девочка. Пришлось Саре переехать к ним на север Израиля. Появилась возможность там же получить хостель. Но ее организация в Петах-Тикве работала, как часы.
Проработав у меня метапелет 3 месяца, она стала для меня подругой.
Только одно меня смущало: никогда она у меня ничего, кроме чая, не ела и не пила. Это было ясно. Религиозным можно есть только кошерные продукты, а не купленные в русских магазинах.
Прошло несколько лет. У нее были свои проблемы, у меня свои, мы о них рассказывали друг другу, делились новостями. Сара не была полной, но все время хотела похудеть.
Однажды при встрече она мне сообщила, как бы между прочим:
- У меня рак кишечника. Лечение предстоит длительное.
Я ответила:
- У многих теперь рак, но это не приговор.
Я верила в ее выздоровление, да и она сама не верила в плохой исход.
Жуткие боли, тяжелые процедуры – все она выдерживала мужественно. Почувствовала себя лучше.
- Знаешь, в Кострому хочу съездить, соскучилась по городу, по друзьям. Дел там полно.
Врачи не были склонны отпускать ее в поездку, она не послушалась.
От всех волнений и страданий она очень похудела, около 30 килограммов.
- Всю жизнь пыталась похудеть, - пошутила она, - А тут просто идеальный вес.
- Не идеальный, а маленький для тебя.
- Зато мне легко ходить…..

Это была наша последняя, оказывается, встреча. Она пришла ко мне с коробкой печенья для диабетиков и попросила меня согреть чайник. У меня была уха. Я уговорила ее съесть тарелочку ухи. Она ела с аппетитом, вкусно! Потом сказала:
- Мне хотят продолжить делать химиотерапию, а я не хочу.
- Что поделаешь, делай через не хочу. Мы пили чай с ее печеньем, и это было не совсем нормально, ведь о кошерности печенья не было сказано.
Я молчала и слушала ее:
- Ты знаешь, у нас грядет семидесятилетие: у меня, тебя и Розы. Давай втроем в ноябре отметим это в кафе.
- С удовольствием.
Не пришлось.
26 октября она ушла из жизни, а мы не знали. Сообщили только через 2 недели, что она похоронена на горе Мирон. На похоронах нас никого не было, нам не сообщили, да мы бы и не успели. В Израиле хоронят в день смерти.
Говорят: незаменимых людей нет. Есть! Не верьте. И одна из них – Сара Фейман.

Спи спокойно, Сарочка! Но знай, нам тебя так не хватает.
2019 октябрь

 
 
Рейтинг: 0 22 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
88
79
76
76
74
67
67
67
64
63
62
60
В октябре... 25 октября 2019 (Людмила Рулёва)
60
59
58
57
57
57
57
56
55
В НОЯБРЕ 9 ноября 2019 (Рената Юрьева)
55
54
53
50
50
47
43
Портрет 21 октября 2019 (Тая Кузмина)
42
40