Ведьма

Конфликт…
Нужен только конфликт.
Если нет противостояния - рассказывать  не о чем. И слушать не будут.
 
Расскажи-ка, о мужчине, что всю жизнь исполнял приказы начальства, был законопослушным, любил жену и детей и однажды тихонько помер - никого не утруждая своими страданиями.
Интересно?
 
То-то же!
 
А добрые люди конфликта хотят!
Да желательно такого, чтобы пыль столбом, визг, крики или… - Бог мой! – убийство!
Вот это, брат, история будет.
 
Потому-то и столь интересна жизнь в нашем пригороде, что  ругани тут хватает. Так, значит, развлекаются.
Случаются и убийства. Но, это разговор отдельный.


А мне вот вчера не спалось что-то.
И слонов посчитал, и повертелся с боку на бок – а не идет сон! И время уже к часу, а, ни в одном глазу!
Маясь с боку на бок по постели, я ненароком стал прислушиваться к тому, что происходит за окном. На дворе май, Ночь стоит теплая. И окно, и балкон -приоткрыты.
 
Тут, на третьем этаже, слышно все, что происходит на улице так, словно оно в соседней комнате творится.
А через дорогу – магазинчик,  место бойкое. Особенно в ночь с субботы на воскресенье. Торговля процветает. У крыльца – место сбора шпаны: пиво пьют, хохочут, иногда морды бьют.
Словом – культурно досуг отбывают.
Вчера как раз – суббота.
 
Окончательно сон сломала музыка. В автомобиле магнитолу включили.
Скоро сквозь децибелы стал доноситься гул недовольства. Молодежь  новый конфликт затевает.
- …. Да, ты знаешь!....
- Нет, погоди!...
- …а он…
- … да что ты мне тут…
Забавненько так обрывки фраз долетают.  Полеживаю – прислушиваюсь.
Звуки громче, компания, однако, к нашему дому перемещается. Я слух напряг сильнее, но все равно не понятно кто и за что радеет?
- … да я!...
- ……….
- Да мы! …
 
И вдруг всю болтовню перекрыл громкий, уверенный голос. Кажется не очень пьяный.
- Что ты мне здесь доказать пытаешься?! – Не закричал, громко заговорил мужчина.
- Да ты кто такой?
- Да мы…
- А чё?! – Послышалось многоголосие славной молодежи.
 
Я привстал.
Он сумасшедший. Противопоставлять себя этим  волчатам пьяным – самоубийство. Их всегда много и, я слышал, бьют  только сообща. Честно говоря, нормальный человек в субботу, как стемнеет, вообще на улицу нос показать боится.
 
- Молчать! – Осадил  шпану  смельчак. – Еще слово вякнешь, - обратился он к самому дерзкому, - и тебе конец!
Ты чего добиваешься?!
Хочешь, чтобы я сейчас тебе в ляжку вот этот нож воткнул?!
 
Повисла тишина. Предложение  сделано  самым уверенным тоном. Не сомневаюсь – воткнет.
 
- Ну?! Хочешь?! Так я это сделаю!
Воткнуть?!
- … нет… - слабо прозвучал ответ после небольшой паузы. Голос изменился. Дерзость пропала. Остальные молчат.
 
Я бросился к окну. Однако внизу – только черный колодец тьмы, который скрыл  участников драмы.
- То-то же! – Миролюбиво произнес храбрец.
На том и закончилось. Мужчина пошел своей дорогой, шпана – снова к  магазину хулиганить.
                                
                                  М-да, будь ты чуть менее уверен в себе, и утро  встретил бы в больнице.
Потому что с наступлением сумерек власть «на районе» принадлежит им.
 
С завистью посмотрел на жену. Сопит себе и ничего не слышит. Будить жалко.
Ладно, завтра расскажу.


Прокрался в кухню, налил чайку и, так же тихо – на балкон.
Это же блаженство – прохладной майской ночью на свежем воздухе чайком побаловать.
Вышел.
Отхлебнул.
 
Вызвездило. Рассыпались по небу сказочные звери: медведицы да козероги. Сопят, топчутся, на нас глядя. Не ночь – сказка.
 Луна набросала тайн по углам, блестит в зеркале реки – вертится, любуется.
Поднимаю глаза  к небу.


Дьявольщина!
Нежданная и резкая волна суеверного страха окатила с головы до пят.
Чу!
Что там мелькнуло меж звезд?
 
И брякнул же кто-то глупость несусветную!
Весь день я похохатывал.
А теперь вот - жутко чего-то…

Ведьма, говорят, летает над пригородом. И будто бы ее уже двое видали.


Ярко представил.
Стою на балконе, а сверху выглядывает она! Бр-р-р!
Затряс плечами: «Тьфу! Тьфу! Тьфу!»
 
Бах! Бах!
Звон битого стекла дробится по стенам, сыпется песком по темным окнам, вскидывается к звездам.


Снова молодежь развлекается. На этот раз - бросают бутылки вдоль дороги. Кто дальше?
Посуда гулко лопается, звенит.
Юноши довольно гыкают, развязно кривляются.
Их уже десятка полтора.
Одинокие прохожие жмутся к другой стороне улочки, стремятся незаметно прошмыгнуть: «Чур меня! Чур!»
 
Девушка возникла неожиданно.
Она уже стояла посреди  банды, когда я приметил ее.
 
- Кто это сделал? – Резко заговорила она. – Кто?
Пьяные сопляки обступили гостью полукругом и удивленно рассматривают.
А она - еще громче.
- Кто?!
- Че те надо? – Выдавил  один из ребят.
- Ты?! – Девица решительно шагнула к нему.
- Ну, и что?
- Как посмел? Ты решил, можешь бить моего брата?!
Ты?!  Недоделанный!
- Да  послушай! – Загомонили вокруг. - Он же сам виноват… Ты знаешь, что он сделал?...
-  А ты меня знаешь?! – Дева  сделал три шага в толпу.


Я зажмурился. Ей конец! Эти озверелые и одурманенные животные сейчас размажут отчаянную по асфальту!...


- Молчать!  - Снова зазвенел голос.
Я открыл глаза.
Жива! А те - отступили!
И поза и голос девушки страха не выдают. Стоит уверенно, пальцем тычет. Говорит, как гвозди вбивает. Что за сон, в самом деле?!
 
Я превратился в слух.
Дело невиданное!  Разнузданная клика, не знающая  предела своему хамству - второй раз за вечер оказывается посрамлена.
И кем теперь?! Девчонкой?!


Ей лет двадцать.
И почему же она не боится?
Может, училась с ними  в одной школе? Родственница кому-то?
Или – подруга того,  кого они трусят…


Да не все ли равно?!
А вот - девчонке, одной и ночью кинуться на толпу пьяных подонков! Тут дьявольщина какая-то!
Черт те что!
Заставила их пятиться – виданное ли дело?!


 
Между тем девушка произносит яркий, резкий, наполовину непонятный мне монолог. Много жаргона.
Говорит громко, уверенно! Диктует!
А неукротимые подонки терпеливо слушают, не пытаясь уже вставить хотя бы слово.
- Вы сейчас же уйдете отсюда! Прямо сейчас! – Крикнула она фальцетом и замолчала.


Пацаны нерешительно мнутся. Стыдно.
- Ну! – Угрожающе  рыкнула девушка. – Кругом! Марш!
Вурдалаки нехотя повернулись и побрели во тьму.


Я проводил их взглядом, вернулся – девушки уже не было.
Появилась ниоткуда, и скрылась в никуда.
Или… улетела?
 
 
Не врут, однако, про ведьму-то… .



 

© Copyright: Александр Александров, 2014

Регистрационный номер №0255427

от 26 ноября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0255427 выдан для произведения: Конфликт…
Нужен только конфликт.
Если нет противостояния - рассказывать  не о чем. И слушать не будут.
 
Расскажи-ка, о мужчине, что всю жизнь исполнял приказы начальства, был законопослушным, любил жену и детей и однажды тихонько помер - никого не утруждая своими страданиями.
Интересно?
 
То-то же!
 
А добрые люди конфликта хотят!
Да желательно такого, чтобы пыль столбом, визг, крики или… - Бог мой! – убийство!
Вот это, брат, история будет.
 
Потому-то и столь интересна жизнь в нашем пригороде, что  ругани тут хватает. Так, значит, развлекаются.
Случаются и убийства. Но, это разговор отдельный.


А мне вот вчера не спалось что-то.
И слонов посчитал, и повертелся с боку на бок – а не идет сон! И время уже к часу, а, ни в одном глазу!
Маясь с боку на бок по постели, я ненароком стал прислушиваться к тому, что происходит за окном. На дворе май, Ночь стоит теплая. И окно, и балкон -приоткрыты.
 
Тут, на третьем этаже, слышно все, что происходит на улице так, словно оно в соседней комнате творится.
А через дорогу – магазинчик,  место бойкое. Особенно в ночь с субботы на воскресенье. Торговля процветает. У крыльца – место сбора шпаны: пиво пьют, хохочут, иногда морды бьют.
Словом – культурно досуг отбывают.
Вчера как раз – суббота.
 
Окончательно сон сломала музыка. В автомобиле магнитолу включили.
Скоро сквозь децибелы стал доноситься гул недовольства. Молодежь  новый конфликт затевает.
- …. Да, ты знаешь!....
- Нет, погоди!...
- …а он…
- … да что ты мне тут…
Забавненько так обрывки фраз долетают.  Полеживаю – прислушиваюсь.
Звуки громче, компания, однако, к нашему дому перемещается. Я слух напряг сильнее, но все равно не понятно кто и за что радеет?
- … да я!...
- ……….
- Да мы! …
 
И вдруг всю болтовню перекрыл громкий, уверенный голос. Кажется не очень пьяный.
- Что ты мне здесь доказать пытаешься?! – Не закричал, громко заговорил мужчина.
- Да ты кто такой?
- Да мы…
- А чё?! – Послышалось многоголосие славной молодежи.
 
Я привстал.
Он сумасшедший. Противопоставлять себя этим  волчатам пьяным – самоубийство. Их всегда много и, я слышал, бьют  только сообща. Честно говоря, нормальный человек в субботу, как стемнеет, вообще на улицу нос показать боится.
 
- Молчать! – Осадил  шпану  смельчак. – Еще слово вякнешь, - обратился он к самому дерзкому, - и тебе конец!
Ты чего добиваешься?!
Хочешь, чтобы я сейчас тебе в ляжку вот этот нож воткнул?!
 
Повисла тишина. Предложение  сделано  самым уверенным тоном. Не сомневаюсь – воткнет.
 
- Ну?! Хочешь?! Так я это сделаю!
Воткнуть?!
- … нет… - слабо прозвучал ответ после небольшой паузы. Голос изменился. Дерзость пропала. Остальные молчат.
 
Я бросился к окну. Однако внизу – только черный колодец тьмы, который скрыл  участников драмы.
- То-то же! – Миролюбиво произнес храбрец.
На том и закончилось. Мужчина пошел своей дорогой, шпана – снова к  магазину хулиганить.
                                
                                  М-да, будь ты чуть менее уверен в себе, и утро  встретил бы в больнице.
Потому что с наступлением сумерек власть «на районе» принадлежит им.
 
С завистью посмотрел на жену. Сопит себе и ничего не слышит. Будить жалко.
Ладно, завтра расскажу.


Прокрался в кухню, налил чайку и, так же тихо – на балкон.
Это же блаженство – прохладной майской ночью на свежем воздухе чайком побаловать.
Вышел.
Отхлебнул.
 
Вызвездило. Рассыпались по небу сказочные звери: медведицы да козероги. Сопят, топчутся, на нас глядя. Не ночь – сказка.
 Луна набросала тайн по углам, блестит в зеркале реки – вертится, любуется.
Поднимаю глаза  к небу.


Дьявольщина!
Нежданная и резкая волна суеверного страха окатила с головы до пят.
Чу!
Что там мелькнуло меж звезд?
 
И брякнул же кто-то глупость несусветную!
Весь день я похохатывал.
А теперь вот - жутко чего-то…

Ведьма, говорят, летает над пригородом. И будто бы ее уже двое видали.


Ярко представил.
Стою на балконе, а сверху выглядывает она! Бр-р-р!
Затряс плечами: «Тьфу! Тьфу! Тьфу!»
 
Бах! Бах!
Звон битого стекла дробится по стенам, сыпется песком по темным окнам, вскидывается к звездам.


Снова молодежь развлекается. На этот раз - бросают бутылки вдоль дороги. Кто дальше?
Посуда гулко лопается, звенит.
Юноши довольно гыкают, развязно кривляются.
Их уже десятка полтора.
Одинокие прохожие жмутся к другой стороне улочки, стремятся незаметно прошмыгнуть: «Чур меня! Чур!»
 
Девушка возникла неожиданно.
Она уже стояла посреди  банды, когда я приметил ее.
 
- Кто это сделал? – Резко заговорила она. – Кто?
Пьяные сопляки обступили гостью полукругом и удивленно рассматривают.
А она - еще громче.
- Кто?!
- Че те надо? – Выдавил  один из ребят.
- Ты?! – Девица решительно шагнула к нему.
- Ну, и что?
- Как посмел? Ты решил, можешь бить моего брата?!
Ты?!  Недоделанный!
- Да  послушай! – Загомонили вокруг. - Он же сам виноват… Ты знаешь, что он сделал?...
-  А ты меня знаешь?! – Дева  сделал три шага в толпу.


Я зажмурился. Ей конец! Эти озверелые и одурманенные животные сейчас размажут отчаянную по асфальту!...


- Молчать!  - Снова зазвенел голос.
Я открыл глаза.
Жива! А те - отступили!
И поза и голос девушки страха не выдают. Стоит уверенно, пальцем тычет. Говорит, как гвозди вбивает. Что за сон, в самом деле?!
 
Я превратился в слух.
Дело невиданное!  Разнузданная клика, не знающая  предела своему хамству - второй раз за вечер оказывается посрамлена.
И кем теперь?! Девчонкой?!


Ей лет двадцать.
И почему же она не боится?
Может, училась с ними  в одной школе? Родственница кому-то?
Или – подруга того,  кого они трусят…


Да не все ли равно?!
А вот - девчонке, одной и ночью кинуться на толпу пьяных подонков! Тут дьявольщина какая-то!
Черт те что!
Заставила их пятиться – виданное ли дело?!


 
Между тем девушка произносит яркий, резкий, наполовину непонятный мне монолог. Много жаргона.
Говорит громко, уверенно! Диктует!
А неукротимые подонки терпеливо слушают, не пытаясь уже вставить хотя бы слово.
- Вы сейчас же уйдете отсюда! Прямо сейчас! – Крикнула она фальцетом и замолчала.


Пацаны нерешительно мнутся. Стыдно.
- Ну! – Угрожающе  рыкнула девушка. – Кругом! Марш!
Вурдалаки нехотя повернулись и побрели во тьму.


Я проводил их взглядом, вернулся – девушки уже не было.
Появилась ниоткуда, и скрылась в никуда.
Или… улетела?
 
 
Не врут, однако, про ведьму-то… .



 
Рейтинг: +1 153 просмотра
Комментарии (2)
Ивушка # 27 ноября 2014 в 17:58 0
Отличный рассказ.
Александр Александров # 27 ноября 2014 в 18:39 +1
040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6 Очень рад!
Спасибо!