The Desert Year

20 июля 2013 - © М ®

         Жара. Трудно вообразить, насколько жарко. Термометр услужливо показывает плюс сорок восемь в тени. Которой нет. Которую я сам создал на несколько мгновений. На днях решил испечь яйцо в песке — получилось, блин! Вкрутую! Скорее, чем на плите. Следующий вертолёт в пятницу. Или в среду? Календарь не имеет никакого значения. Здесь другое летоисчисление, другой век. Хиджра. Зной. Бархатистый песок ласково обволакивает хвалёные термосапоги, проникает через намотанную на лицо клетчатую «арафатку», через все застёжки, ширинки, утяжки, проёмы. Он везде. В волосах, в одежде, в обуви, в воде. Песок. Пятьсот километров идеального пляжа! Без лежаков, шезлонгов, зонтов. Без шоколадных девушек в бикини и парео. Без пляжного волейбола и мускулистых мачо. Без престарелых искательниц последних сексуальных приключений. Без тебя. Скоро начнётся сезон долгих ветров. По старинному законодательству, ещё бытующему в здешних местах, в этот период даже убийцы освобождались от наказания. Ибо Сезон выше всех человеческих страстей. Это — непреодолимое обстоятельство, это — форс-мажор, как оговаривают в контрактах. Это — Ветер! Сорок дней однообразно дующего Ветра. Сорок дней постоянного нервного напряжения. А что ты хотел? А кто тебя насильно гнал сюда? Ты сам выбрал этот путь. Деньги? Но как ты сможешь потратить эти разрисованные бумажки здесь? Воткнёшь карточку в бархан? Развеешь ассигнации по ветру? Бессмысленная жизнь, никчемные страсти. Здесь всё приобретает иное значение. Ты думаешь, что спасаешь мир, торча здесь, в забытой богом пустыне? Кому нужен такой мир, где ты не можешь подарить любимой букет? Что это за мир, когда вместо того, чтобы сказать ей то, что она так долго ждала, ты уныло лабаешь заюзанную клавиатуру? Мир ли то, что ты ворочаешься на койке в кондиционированном контейнере и постыло пересчитываешь дни на настенном календаре? Ежедневная бесцельная глажка ненужного выходного костюма — это твой мир? Опостылевший напарник, с которым уже вторую неделю обмениваешься лишь служебными словами — мир? На стене висит инструкция. Я помню её наизусть на трёх языках. «Военнослужащий Миротворческих сил ООН ...». Когда и где она пригодится? Одно развлечение — гитара. Я лениво беру её  в руки — сегодня мой день, сегодня лейтенант Брайан из Канады тихо лабает на виртуальном синтезаторе — и тихонько трогаю струны. Басовитый звук гаснет в шорохе полуденного ветра. Почему мне хочется петь на ином языке?

— Dark in the night...- начинаю я. Аккорды сначала не берутся, потом пальцы привычно отыскивают нужную позицию. Я — переученный левша. Я отлично рисую и стреляю левой, но вот с гитарой вечные нелады. 

— Bullet’s whistling all over the steppe, оnly wind’s humming up in the wires, оnly stars dimly twinkle... 

Только пули свистят по степи… Знаешь ли ты, Брайан из благополучной Канады, что такое степь? Это — полынный дух, это — топот табунов, это... 

— Какого времени песня? — неожиданно подаёт голос канадец. Мы не разговаривали уже поболее недели, поэтому было удивительно услышать человеческий голос.- Чечня, Афганистан?

— Дабл-ю дабл-ю ту — я вдруг искажаю смысл знакомого с детства понятия «Великая Отечественная» до принятого на Западе сокращения. Мы опять надолго замолкаем.

На мониторе наружного наблюдения появляется далёкая точка. Формально сегодня я — дежурный, поэтому мне положено выйти навстречу движущемуся объекту. Я наскоро напяливаю голубую каску, бронежилет, перчатки, портупею — мне не оплатят страховку, если ранение будет произведено с несоблюдением всех необходимых процедур — и, официально отрапортовав канадцу, что я выдвигаюсь в сторону предполагаемой угрозы, выхожу из кондиционированного рая в знойный ад. 

Караван далеко. Я успеваю выхлебать поллитровую бутылочку охлаждённой газировки — целый сорокафутовый реф-контейнер с водой к нашим услугам, хоть залейся — пока наконец из неясной точки не начинают вычленяться более- менее заметные фигуры.

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

© Copyright: © М ®, 2013

Регистрационный номер №0148244

от 20 июля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0148244 выдан для произведения:

         Жара. Трудно вообразить, насколько жарко. Термометр услужливо показывает плюс сорок восемь в тени. Которой нет. Которую я сам создал на несколько мгновений. На днях решил испечь яйцо в песке — получилось, блин! Вкрутую! Скорее, чем на плите. Следующий вертолёт в пятницу. Или в среду? Календарь не имеет никакого значения. Здесь другое летоисчисление, другой век. Хиджра. Зной. Бархатистый песок ласково обволакивает хвалёные термосапоги, проникает через намотанную на лицо клетчатую «арафатку», через все застёжки, ширинки, утяжки, проёмы. Он везде. В волосах, в одежде, в обуви, в воде. Песок. Пятьсот километров идеального пляжа! Без лежаков, шезлонгов, зонтов. Без шоколадных девушек в бикини и парео. Без пляжного волейбола и мускулистых мачо. Без престарелых искательниц последних сексуальных приключений. Без тебя. Скоро начнётся сезон долгих ветров. По старинному законодательству, ещё бытующему в здешних местах, в этот период даже убийцы освобождались от наказания. Ибо Сезон выше всех человеческих страстей. Это — непреодолимое обстоятельство, это — форс-мажор, как оговаривают в контрактах. Это — Ветер! Сорок дней однообразно дующего Ветра. Сорок дней постоянного нервного напряжения. А что ты хотел? А кто тебя насильно гнал сюда? Ты сам выбрал этот путь. Деньги? Но как ты сможешь потратить эти разрисованные бумажки здесь? Воткнёшь карточку в бархан? Развеешь ассигнации по ветру? Бессмысленная жизнь, никчемные страсти. Здесь всё приобретает иное значение. Ты думаешь, что спасаешь мир, торча здесь, в забытой богом пустыне? Кому нужен такой мир, где ты не можешь подарить любимой букет? Что это за мир, когда вместо того, чтобы сказать ей то, что она так долго ждала, ты уныло лабаешь заюзанную клавиатуру? Мир ли то, что ты ворочаешься на койке в кондиционированном контейнере и постыло пересчитываешь дни на настенном календаре? Ежедневная бесцельная глажка ненужного выходного костюма — это твой мир? Опостылевший напарник, с которым уже вторую неделю обмениваешься лишь служебными словами — мир? На стене висит инструкция. Я помню её наизусть на трёх языках. «Военнослужащий Миротворческих сил ООН ...». Когда и где она пригодится? Одно развлечение — гитара. Я лениво беру её  в руки — сегодня мой день, сегодня лейтенант Брайан из Канады тихо лабает на виртуальном синтезаторе — и тихонько трогаю струны. Басовитый звук гаснет в шорохе полуденного ветра. Почему мне хочется петь на ином языке?

— Dark in the night...- начинаю я. Аккорды сначала не берутся, потом пальцы привычно отыскивают нужную позицию. Я — переученный левша. Я отлично рисую и стреляю левой, но вот с гитарой вечные нелады. 

— Bullet’s whistling all over the steppe, оnly wind’s humming up in the wires, оnly stars dimly twinkle... 

Только пули свистят по степи… Знаешь ли ты, Брайан из благополучной Канады, что такое степь? Это — полынный дух, это — топот табунов, это... 

— Какого времени песня? — неожиданно подаёт голос канадец. Мы не разговаривали уже поболее недели, поэтому было удивительно услышать человеческий голос.- Чечня, Афганистан?

— Дабл-ю дабл-ю ту — я вдруг искажаю смысл знакомого с детства понятия «Великая Отечественная» до принятого на Западе сокращения. Мы опять надолго замолкаем.

На мониторе наружного наблюдения появляется далёкая точка. Формально сегодня я — дежурный, поэтому мне положено выйти навстречу движущемуся объекту. Я наскоро напяливаю голубую каску, бронежилет, перчатки, портупею — мне не оплатят страховку, если ранение будет произведено с несоблюдением всех необходимых процедур — и, официально отрапортовав канадцу, что я выдвигаюсь в сторону предполагаемой угрозы, выхожу из кондиционированного рая в знойный ад. 

Караван далеко. Я успеваю выхлебать поллитровую бутылочку охлаждённой газировки — целый сорокафутовый реф-контейнер с водой к нашим услугам, хоть залейся — пока наконец из неясной точки не начинают вычленяться более- менее заметные фигуры.

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Рейтинг: +1 237 просмотров
Комментарии (3)
Елена Бородина # 21 июля 2013 в 14:20 +1
Вообще-то, была настроена на продолжение лекции о настоящих поэтах...
Дорогой Мадали, вот что я хочу Вам сказать.
И очень серьезно.
Все Ваше творчество, безусловно, ярко, зримо, ощутимо; похоже на Вавилонское столпотворение, настолько разно по стилям и тематикам; всегда вызывает интерес в начале повествования и удовольствие от прочитанного в финале. Но!
Почему оно такое фрагментарное???
Почему после солидного и многозначительного: "Продолжение следует", его никогда не следует?
Это меня очень печалит.
© М ® # 23 июля 2013 в 16:47 +1
Очень опечален тем, что послужил причиной Вашей печали! И рад, что увидел в свой адрес такие проникновенные слова!
Насчёт продолжений... Впрынцыпе, почти всё у меня связано между собой несколькими невидимыми, но очень прочными нитями, да Вы их уже заметили, так что всё последующее и есть в какой-то мере продолжение или дополнение или даже преамбула к тому, что уже опубликовано. Надеюсь, внятно выразился...
Ещё раз благодарю за похвалу!
Елена Бородина # 23 июля 2013 в 17:27 +1
Настолько внятно выразились, я прям ахнула от ясности такой!
Конечно же, связывает. И нити не то, что невидимые - вполне зримые. Моложавые такие, генетиццки)))
Конечно же, во всех работах стоит сам Автор - в развевающемся на ветру плаще, с нахмуренными в творческом экстазе бровями и пронзительным взглядом, устремленным в кишащую голубями даль. Что видит он там? Мобыть, новые сюжеты для своих нетленных работ?!
Ну, как? Хорошо написала? И это только преамбула, заметьте.