ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Тереза Кабаррюс

 

Тереза Кабаррюс

9 июня 2013 - Ирина Каденская
article141155.jpg

 

Франция, Бордо.
23 сентября 1793 года


- Что за мерзкий город этот Бордо... - пробурчал комиссар Национального Конвента Жан-Ламбер Тальен, открывая дверцу экипажа и делая шаг на мостовую.
"И полный контрреволюционеров, - мысленно добавил он. - Ну ничего, я наведу здесь порядок".

Моросил мелкий дождь, и уже совсем стемнело. Тальен с неприязнью посмотрел на трехэтажное здание гостиницы из серого камня, где пока ему предстояло остановиться. Гостиницы он терпеть не мог.
"Ну ничего, - подумал Тальен, беря в руку саквояж. - Это ненадолго. Скоро я буду жить в красивом особняке, их здесь немало. Как и их хозяев, заслуживающих смерти".

Он слегка улыбнулся от этой мысли и опять повернулся в сторону экипажа, где все еще копошился его секретарь.

- Матье! Долго ты там! - заорал Тальен, не любивший ждать.
- Уже иду, гражданин Тальен. Уже иду... - испуганно проговорил секретарь. Он захлопнул дверцу экипажа и подошел к Тальену, таща в руках еще один здоровенный саквояж с вещами.
Комиссар Национального Конвента собирался жить в Бордо несколько месяцев.

***

- Матье, завтра с утра ты расклеишь эти объявления на всех главных зданиях города - на ратуше, соборе и прочих. Понятно? - Тальен помахал перед носом Матье листами бумаги с крупно напечатанным на них текстом.

Комиссар Конвента сидел в комнате перед горящим камином и потягивал вино прямо из горлышка большой пузатой бутылки.

- Да, гражданин Тальен, конечно. Всё будет сделано. - Матье взял из рук своего начальника бумаги и пробежал глазами по тексту.

Он был достаточно угрожающего содержания. Согласно приказу Тальена все люди, которые будут просить за своих арестованных близких, также будут объявлены "врагами республики", арестованы и осуждены.

- Не люблю все эти сопли и мольбы, - хмыкнул Тальен, делая глоток вина и вытягивая перед камином ноги. - Поэтому заранее предупреждаю. А контрреволюционеров здесь точно будет немало, то еще осиное гнездо.

***

На следующий день на главной площади Бордо была возведена гильотина, которую Тальен предусмотрительно привез с собой из Парижа. Она была в разобранном состоянии, и теперь жители города не без содрогания смотрели, как пара рабочих устанавливала на площади это страшное орудие. А уже вечером начались аресты.
Тальен не отличался щепетильностью и мягкосердечием. Хватали всех. Небольшая тюрьма города уже была переполнена, и для содержания заключенных приспособили здание местного банка, который уже больше года был закрыт. Головы полетели пачками. Тальен не церемонился с проведением какого-то правосудия.
"Виновен" - выносил он вердикт над очередной фамилией, и несчастный арестованный в тот же день отправлялся на эшафот.
"Мне нравится стук гильотины", - посмеивался Тальен.
Бывший типографский служащий, ничем не примечательный до революции, сейчас он стал одним из наиболее влиятельных... и жестоких людей. Наверное ничто так не опьяняет, как ощущение своей власти над другими жизнями. И чем сам человек ничтожнее, тем эта власть опьяняет его больше.

Конечно же, из неуютной гостиницы Тальен уже через пару дней перебрался в небольшой, но очень красивый особняк, принадлежавший очередному "врагу республики".
Хозяин особняка был казнен, а комиссар Национального Конвента очень неплохо расположился в его апартаментах.

Но, как выяснилось, кроме власти Тальен любил и золото. Несколько человек, набравшиеся смелости, все-таки решились просить за своих арестованных близких.
И Тальен освободил их за очень крупную сумму.
"А какая разница, все равно порой арестовывают и невиновных, - думал он. - А у меня нет времени подробно разбирать вину каждого".

Кроме золота и роскоши Тальен был весьма неравнодушен и к красивым женщинам.

***

- Гражданин Тальен, к вам посетительница, - дверь приоткрылась, и в комнату просунулась голова секретаря.
- Дьявол, - пробурчал Тальен. - Как они мне уже надоели.
- Она богата? - поинтересовался он у секретаря.
- По виду выглядит аристократкой. - кивнул Матье. - Молода и хороша собой. Тереза Кабаррюс де Фонтене.
- Знакомое имя... - Тальен задумчиво провел рукой по небритому подбородку. - Ладно, пусть заходит.

Женщина, осмелившаяся в то утро придти к жестокому комиссару Конвента и просить за свою арестованную подругу, действительно была хороша собой и молода.
Ей было только двадцать лет, но Тереза уже успела пять лет прожить, как замужняя женщина. Ее отец, испанский финансист Кабаррюс, был обеспокоен поведением дочери. С тринадцати лет рано созревшая девочка начала проявлять неподдельный интерес к мужчинам. Она была хороша собой - большие, темные миндалевидные глаза, роскошные черные волосы, красивая грудь, изящные грациозные движения и... бурный темперамент. Господин Кабаррюс начал подыскивать дочери подходящего жениха. Терезе не было и пятнадцати лет, когда она обвенчалась с молодым аристократом де Фонтене. Ему было двадцать шесть лет, он был обходителен, симпатичен и имел красивый дом в Париже. Туда и переехала Тереза. Но бурный темперамент мадам де Фонтене не мог удовлетвориться одним мужем. По всему Парижу стали ходить слухи о необычайной любезности молодой маркизы, которая не могла отказать практически ни одному мужчине. Маркиз де Фонтене немного огорчился поведением супруги, но вскоре довольно быстро утешился и также завел себе любовницу.

Наступившую вскоре революцию маркиз де Фонтене не принял абсолютно. Какое-то время они еще продолжали жить в Париже, но после падения правительства жирондистов и установления якобинской диктатуры, чета Фонтене с большими трудностями, но все-таки сумела уехать в Бордо. Там у них был небольшой дом.
Но и оставаться в Бордо, как и вообще в революционной Франции, маркиз де Фонтене не собирался. Через огромную взятку ему удалось достать паспорт и пересечь границу Франции. Одному. Темпераментная Тереза отказалась следовать вместе с ним. Мужа она не любила, а накануне у них произошла очередная крупная ссора.

- Я останусь в Бордо! - воскликнула молодая женщина. - И вообще, буду требовать развод.
- Это твое последнее слово? - вздохнул маркиз де Фонтене.
- Да, - вскинула голову Тереза.
- Что ж, хорошо... - неожиданно быстро согласился супруг. - Тогда я еду один.

И вскоре Тереза действительно получила развод. Она осталась в Бордо, живя в своем особняке и беспечно меняя любовников, пока вдруг не грянул гром среди относительно ясного неба. В их мирный город приехал кровожадный комиссар Конвента. А уже через две недели была арестована Луиза, близкая подруга Терезы де Фонтене.

Молодая женщина обладала решительным характером и... смелостью. Она уже была наслышана, что Тальен может освободить заключенного, но за огромную сумму.
Больших денежных средств у Терезы не было и поэтому она решила рассчитывать только на свою женскую привлекательность.
"Иногда выбирать не приходиться. Когда попадаешь в шторм, любое средство спасения хорошо", - думала она, собираясь на прием к комиссару и расчесывая перед зеркалом свои густые волнистые волосы. Затем, подняв их наверх и заколов жемчужными шпильками, Тереза внимательно осмотрела себя в зеркало. Выглядела она очень соблазнительно - белое платье с расшитым серебристой нитью корсетом подчеркивало ее красивую грудь и тонкую талию. На шее блестела нитка жемчуга.
На красивые ручки она надела полупрозрачные перчатки до локтя. Улыбнувшись своему отражению в зеркале, Тереза отправилась соблазнять комиссара Конвента.

Конечно же, как она поначалу и рассчитывала, Тальен изображал из себя строгую революционную непреклонность.
- Я думаю, ничем не смогу тебе помочь, гражданка, - буркнул он, едва подняв глаза на вошедшую в комнату красавицу.
- К тому же... - он поднял на нее глаза, и его взгляд остановился на кремовой атласной розочке, подчеркивающей глубокое декольте Терезы.

Возникла пауза...

- Так что же, господин комиссар? - соблазнительно улыбнувшись, спросила молодая женщина.

Тальен сглотнул и, встав из-за стола, подошел к окну.

- К тому же... - продолжил он, - разве ты не слышала, гражданка, что все, просящие за арестованных, также приравниваются к врагам республики?
Он подошел к ней и посмотрел на нее сверху вниз.

- Ой... - Тереза изящным движением поправила на шее нитку жемчуга и томно посмотрела на Тальена. - Я слышала... что-то такое... но ведь, гражданин комиссар, могут быть и ошибки? А за Луизу я ручаюсь.
- Ошибки, - ехидно усмехнулся комиссар Конвента.

Тереза кивнула и бросила на него еще один взгляд "на поражение" из-под своих длинных густых ресниц.

- Впрочем... - более тихо начал Тальен, - впрочем, я думаю, что смогу тебе помочь, гражданка.

Она почувствовала его руку на своей талии. Другая рука Тальена легла на ее грудь.

"Деловой разговор" они продолжили в постели, и Тереза, никогда не отличавшаяся особой моральной щепетильностью, не видела в этом большого греха. Ведь делала она это ради благого дела - спасения подруги.
Тальен действительно сдержал слово. На следующий день Луиза была освобождена, а Тереза Кабаррюс де Фонтене стала любовницей Тальена.

***

Нужно сказать, что делала все это она не без определенного удовольствия. Конечно, комиссара Конвента она не любила, но он был ей нужен - как гарантия ее неприкосновенности. Молодой красавице надоело постоянно дрожать за собственную жизнь.
Бордо жил впроголодь и был подавлен страхом и казнями. А эта парочка наслаждалась роскошью. Тальен буквально потерял голову, раньше у него еще не было такой великолепной женщины. А любой бриллиант, как говорится, требует красивой оправы. И комиссар Конвента стремился обеспечить своей любовнице красивую жизнь.
Постепенно, взятие золота за освобождение арестованных стало у Тальена хорошо отлаженным делом. Хитрая Тереза смекнула, что она-то не хуже, и наладила, как сейчас говорят, собственный независимый бизнес. В особнячок, где она жила, к ней теперь также приходили убитые горем родственники и близкие арестованных и, беря от них золото, драгоценности и красивые вещи, хитрая испанка кивала своей красивой головкой и обещала этим людям скорое освобождение их близких. Из Тальена она спокойно вила веревки. После очередной ночи бурной любви Тереза, ласково улыбаясь, подсовывала ему очередной бланк с фамилией несчастного, и Тальен подписывал его помилование, не глядя.
Возможно, Тереза неплохо грела бы свои белые ручки на всем этом и дальше. Но в один из дней, к ней пришла одна, еще не очень старая, но уже совершенно поседевшая просительница. У нее уже был казнен муж, а теперь схватили и сына. Женщина, вытирая платочком покрасневшие глаза, прошептала Терезе, что такой огромной суммы, которая нужна для освобождения сына, у нее нет. Нет и золота и дорогих вещей, все уже было конфисковано раньше.

Тереза Кабаррюс молча посмотрела на эту женщину, и что-то как-будто сжало ей сердце. Оказывается, она еще была способна испытывать сострадание.

- Ну, хорошо... - проговорила Тереза, дотрагиваясь до плеча несчастной женщины. - Не переживайте, я помогу вам так.

В ту же ночь, Тальен, разомлевший от ласк своей пылкой любовницы, снова не глядя подписал нужную бумагу.

После этого случая Тереза Кабаррюс де Фонтене помогала людям  совершенно безвозмездно. В общей сложности, за эти пять месяцев ее жизни с Тальеном в Бордо, она спасла от гильотины около тысячи человек.

А потом и вовсе случилось невиданное.

- Милый... - прошептала Тереза, когда после очередных бурных занятий любовью, они лежали на широкой кровати в особняке Терезы. - Милый, у меня к тебе одно предложение...
Она шаловливо провела пальчиком по щеке Тальена.
- И какое же? - улыбнулся комиссар Конвента, глядя на нее влюбленными глазами.
- А давай вообще разберем эту гильотину и уберем ее с площади? - проворковала молодая женщина, - ну её...

Несколько мгновений Тальен молчал. Тереза притихла, с тревогой размышляя, что, наверное, хватила через край.

- Ну, хорошо, любимая, - добродушно произнес Тальен. - Разве я могу тебе в чем-то отказать?
- Спасибо, милый, - шепнула ему Тереза. - И я тебе ни в чем не отказываю...
- А это мы сейчас проверим, - засмеялся Тальен, сжимая любовницу в объятиях.

***

Жители Бордо не могли поверить своим глазам, а затем их сердца переполнило ликование. Страшное орудие казни со сверкающим треугольным ножом, которое уже снесло столько голов, было разобрано. Отдельные деревянные части были аккуратно сложены на повозку и увезены.

Однако, странное изменение в поведении прежде кровожадного комиссара Тальена, дошло и до Парижа. Правительство, а прежде всего, неподкупный Максимилиан Робеспьер, были возмущены. Тальена обвинили в умеренности и срочно вызвали обратно в Париж.
Тереза Кабаррюс де Фонтене осталась в Бордо. Она чувствовала некую привязанность к Тальену, но никогда его не любила. Через пару дней после его отъезда в ее постели был уже другой любовник.

В Париже, бледный и заикающийся Тальен оправдывался перед Конвентом, объясняя причины своей умеренности. Впрочем, и без его объяснений, они были очевидны.
Робеспьер раздумывал, как добраться до ненавистной Мессалины, сбивающей с пути истинного прежде пламенных республиканцев. И вот, решение пришло.
Был издан декрет, согласно которому, все аристократы, проживающие в пограничных городах, были обязаны вернуться в Париж. Робеспьер мотивировал это опасностью возможных заговоров. На деле же все объяснялось гораздо проще - ему не терпелось снести голову " развратной самке", испортившей одного из лучших прежде республиканцев.

Итак, вскоре, повинуясь этому декрету, Терезе пришлось покинуть насиженный Бордо и вернуться в Париж. Ее арестовали еще на заставе, при въезде в город, и красавица Тереза была отправлена в тюрьму Ла Форс. Педантичный добродетельный Робеспьер довольно потирал руки, предвкушая расправу над шлюхой Кабаррюс.

Тальен, любивший Терезу, был страшно подавлен, узнав об ее аресте. Его настроение совсем не улучшила записка, которую Тереза написала в тюрьме и каким-то чудом ее удалось передать незадачливому любовнику.

"В тот день, когда меня повезут на гильотину", - прочитал Тальен. - "Не страх будет владеть мной, а  лишь презрение, что я принадлежала такому трусу, как вы."

Нужно сказать, что смелость никогда не была отличительным качеством Тальена. Ведь жестокость и смелость - разные вещи. Но, прочитав эти слова, столь унизительные для любого мужчины, Тальен неожиданно развил бурную деятельность.

Многие в Париже, да и во всей стране, уже были недовольны политикой Робеспьера. Но требовался толчок к решительным действиям. И в эти дни, пока Тереза находилась в тюрьме, Жан-Ламбер Тальен проводил активную подготовку к свержению Робеспьера. Он беседовал с нерешительными депутатами Конвента, убеждая их, что пора покончить с "кровавым диктатором". Что следующими в списке жертв будут их фамилии. Что дальше терпеть этот террор невозможно.
И вот, 26-го июля 1794-го года или 9-го термидора II-го года республики, единой и неделимой, именно Тальен вскочил на трибуну Конвента после неудачного выступления Робеспьера, которому тогда не дали говорить.

- Долой тирана! - закричал Тальен, выхватывая кинжал и пафосно потрясая им перед собой. - Его надо объявить вне закона! Иначе я сам, лично, воткну в него этот нож!

Тальена поддержал одобрительный шум голосов. В эти дни судьба Робеспьера и его ближайших соратников была решена. Они были объявлены вне закона, чуть позже арестованы и их постигла участь многих и многих их жертв - смерть на гильотине на площади Революции.

***

Вскоре после падения Робеспьера двери тюрем раскрылись. Красавица Тереза Кабаррюс была освобождена вместе с многими и многими бывшими узниками.
Влюбленный в нее Тальен был счастлив, но темпераментной испанке он уже успел надоесть. Впрочем, это не помешало Терезе принять его предложение и выйти за Тальена замуж. Они жили в шикарном особняке на одной из самых богатых улиц Парижа. Тальен вошел в состав нового сформированного правительства - Директории, а Тереза Тальен стала одной из наиболее известных светских львиц. Ее величали даже Богородицей Термидора. Впрочем, замужество с Тальеном, не мешало менять этой "богородице" любовников, как перчатки. Через два года у них с Тальеном родилась дочь, которую назвали Термидорой. А еще через три года Тереза Тальен развелась с человеком, которого никогда не любила.

"Глупо было отказываться от любого шанса спасти свою жизнь в то страшное время", - так, с милой улыбкой отзывалась Тереза о своих отношениях с Тальеном.

После него у темпераментной испанки было еще множество любовников. А через пять лет она снова вышла замуж за своего поклонника дворянина де Карамана.
Но это уже совсем другая история.

Интересно, что в Бордо одна из улиц названа именем Терезы Кабаррюс. Ведь благодаря ей столько людей спаслись от смерти.
А какой ценой... история рассудит.

© Copyright: Ирина Каденская, 2013

Регистрационный номер №0141155

от 9 июня 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0141155 выдан для произведения:

Франция, Бордо.
23 сентября 1793 года


- Что за мерзкий город этот Бордо... - пробурчал комиссар Национального Конвента Жан-Ламбер Тальен, открывая дверцу экипажа и делая шаг на мостовую.
"И полный контрреволюционеров, - мысленно добавил он. - Ну ничего, я наведу здесь порядок".

Моросил мелкий дождь, и уже совсем стемнело. Тальен с неприязнью посмотрел на трехэтажное здание гостиницы из серого камня, где пока ему предстояло остановиться. Гостиницы он терпеть не мог.
"Ну ничего, - подумал Тальен, беря в руку саквояж. - Это ненадолго. Скоро я буду жить в красивом особняке, их здесь немало. Как и их хозяев, заслуживающих смерти".

Он слегка улыбнулся от этой мысли и опять повернулся в сторону экипажа, где все еще копошился его секретарь.

- Матье! Долго ты там! - заорал Тальен, не любивший ждать.
- Уже иду, гражданин Тальен. Уже иду... - испуганно проговорил секретарь. Он захлопнул дверцу экипажа и подошел к Тальену, таща в руках еще один здоровенный саквояж с вещами.
Комиссар Национального Конвента собирался жить в Бордо несколько месяцев.

***

- Матье, завтра с утра ты расклеишь эти объявления на всех главных зданиях города - на ратуше, соборе и прочих. Понятно? - Тальен помахал перед носом Матье листами бумаги с крупно напечатанным на них текстом.

Комиссар Конвента сидел в комнате перед горящим камином и потягивал вино прямо из горлышка большой пузатой бутылки.

- Да, гражданин Тальен, конечно. Всё будет сделано. - Матье взял из рук своего начальника бумаги и пробежал глазами по тексту.

Он был достаточно угрожающего содержания. Согласно приказу Тальена все люди, которые будут просить за своих арестованных близких, также будут объявлены "врагами республики", арестованы и осуждены.

- Не люблю все эти сопли и мольбы, - хмыкнул Тальен, делая глоток вина и вытягивая перед камином ноги. - Поэтому заранее предупреждаю. А контрреволюционеров здесь точно будет немало, то еще осиное гнездо.

***

На следующий день на главной площади Бордо была возведена гильотина, которую Тальен предусмотрительно привез с собой из Парижа. Она была в разобранном состоянии, и теперь жители города не без содрогания смотрели, как пара рабочих устанавливала на площади это страшное орудие. А уже вечером начались аресты.
Тальен не отличался щепетильностью и мягкосердечием. Хватали всех. Небольшая тюрьма города уже была переполнена, и для содержания заключенных приспособили здание местного банка, который уже больше года был закрыт. Головы полетели пачками. Тальен не церемонился с проведением какого-то правосудия.
"Виновен" - выносил он вердикт над очередной фамилией, и несчастный арестованный в тот же день отправлялся на эшафот.
"Мне нравится стук гильотины", - посмеивался Тальен.
Бывший типографский служащий, ничем не примечательный до революции, сейчас он стал одним из наиболее влиятельных... и жестоких людей. Наверное ничто так не опьяняет, как ощущение своей власти над другими жизнями. И чем сам человек ничтожнее, тем эта власть опьяняет его больше.

Конечно же, из неуютной гостиницы Тальен уже через пару дней перебрался в небольшой, но очень красивый особняк, принадлежавший очередному "врагу республики".
Хозяин особняка был казнен, а комиссар Национального Конвента очень неплохо расположился в его апартаментах.

Но, как выяснилось, кроме власти Тальен любил и золото. Несколько человек, набравшиеся смелости, все-таки решились просить за своих арестованных близких.
И Тальен освободил их за очень крупную сумму.
"А какая разница, все равно порой арестовывают и невиновных, - думал он. - А у меня нет времени подробно разбирать вину каждого".

Кроме золота и роскоши Тальен был весьма неравнодушен и к красивым женщинам.

***

- Гражданин Тальен, к вам посетительница, - дверь приоткрылась, и в комнату просунулась голова секретаря.
- Дьявол, - пробурчал Тальен. - Как они мне уже надоели.
- Она богата? - поинтересовался он у секретаря.
- По виду выглядит аристократкой. - кивнул Матье. - Молода и хороша собой. Тереза Кабаррюс де Фонтене.
- Знакомое имя... - Тальен задумчиво провел рукой по небритому подбородку. - Ладно, пусть заходит.

Женщина, осмелившаяся в то утро придти к жестокому комиссару Конвента и просить за свою арестованную подругу, действительно была хороша собой и молода.
Ей было только двадцать лет, но Тереза уже успела пять лет прожить, как замужняя женщина. Ее отец, испанский финансист Кабаррюс, был обеспокоен поведением дочери. С тринадцати лет рано созревшая девочка начала проявлять неподдельный интерес к мужчинам. Она была хороша собой - большие, темные миндалевидные глаза, роскошные черные волосы, красивая грудь, изящные грациозные движения и... бурный темперамент. Господин Кабаррюс начал подыскивать дочери подходящего жениха. Терезе не было и пятнадцати лет, когда она обвенчалась с молодым аристократом де Фонтене. Ему было двадцать шесть лет, он был обходителен, симпатичен и имел красивый дом в Париже. Туда и переехала Тереза. Но бурный темперамент мадам де Фонтене не мог удовлетвориться одним мужем. По всему Парижу стали ходить слухи о необычайной любезности молодой маркизы, которая не могла отказать практически ни одному мужчине. Маркиз де Фонтене немного огорчился поведением супруги, но вскоре довольно быстро утешился и также завел себе любовницу.

Наступившую вскоре революцию маркиз де Фонтене не принял абсолютно. Какое-то время они еще продолжали жить в Париже, но после падения правительства жирондистов и установления якобинской диктатуры, чета Фонтене с большими трудностями, но все-таки сумела уехать в Бордо. Там у них был небольшой дом.
Но и оставаться в Бордо, как и вообще в революционной Франции, маркиз де Фонтене не собирался. Через огромную взятку ему удалось достать паспорт и пересечь границу Франции. Одному. Темпераментная Тереза отказалась следовать вместе с ним. Мужа она не любила, а накануне у них произошла очередная крупная ссора.

- Я останусь в Бордо! - воскликнула молодая женщина. - И вообще, буду требовать развод.
- Это твое последнее слово? - вздохнул маркиз де Фонтене.
- Да, - вскинула голову Тереза.
- Что ж, хорошо... - неожиданно быстро согласился супруг. - Тогда я еду один.

И вскоре Тереза действительно получила развод. Она осталась в Бордо, живя в своем особняке и беспечно меняя любовников, пока вдруг не грянул гром среди относительно ясного неба. В их мирный город приехал кровожадный комиссар Конвента. А уже через две недели была арестована Луиза, близкая подруга Терезы де Фонтене.

Молодая женщина обладала решительным характером и... смелостью. Она уже была наслышана, что Тальен может освободить заключенного, но за огромную сумму.
Больших денежных средств у Терезы не было и поэтому она решила рассчитывать только на свою женскую привлекательность.
"Иногда выбирать не приходиться. Когда попадаешь в шторм, любое средство спасения хорошо", - думала она, собираясь на прием к комиссару и расчесывая перед зеркалом свои густые волнистые волосы. Затем, подняв их наверх и заколов жемчужными шпильками, Тереза внимательно осмотрела себя в зеркало. Выглядела она очень соблазнительно - белое платье с расшитым серебристой нитью корсетом подчеркивало ее красивую грудь и тонкую талию. На шее блестела нитка жемчуга.
На красивые ручки она надела полупрозрачные перчатки до локтя. Улыбнувшись своему отражению в зеркале, Тереза отправилась соблазнять комиссара Конвента.

Конечно же, как она поначалу и рассчитывала, Тальен изображал из себя строгую революционную непреклонность.
- Я думаю, ничем не смогу тебе помочь, гражданка, - буркнул он, едва подняв глаза на вошедшую в комнату красавицу.
- К тому же... - он поднял на нее глаза, и его взгляд остановился на кремовой атласной розочке, подчеркивающей глубокое декольте Терезы.

Возникла пауза...

- Так что же, господин комиссар? - соблазнительно улыбнувшись, спросила молодая женщина.

Тальен сглотнул и, встав из-за стола, подошел к окну.

- К тому же... - продолжил он, - разве ты не слышала, гражданка, что все, просящие за арестованных, также приравниваются к врагам республики?
Он подошел к ней и посмотрел на нее сверху вниз.

- Ой... - Тереза изящным движением поправила на шее нитку жемчуга и томно посмотрела на Тальена. - Я слышала... что-то такое... но ведь, гражданин комиссар, могут быть и ошибки? А за Луизу я ручаюсь.
- Ошибки, - ехидно усмехнулся комиссар Конвента.

Тереза кивнула и бросила на него еще один взгляд "на поражение" из-под своих длинных густых ресниц.

- Впрочем... - более тихо начал Тальен, - впрочем, я думаю, что смогу тебе помочь, гражданка.

Она почувствовала его руку на своей талии. Другая рука Тальена легла на ее грудь.

"Деловой разговор" они продолжили в постели, и Тереза, никогда не отличавшаяся особой моральной щепетильностью, не видела в этом большого греха. Ведь делала она это ради благого дела - спасения подруги.
Тальен действительно сдержал слово. На следующий день Луиза была освобождена, а Тереза Кабаррюс де Фонтене стала любовницей Тальена.

***

Нужно сказать, что делала все это она не без определенного удовольствия. Конечно, комиссара Конвента она не любила, но он был ей нужен - как гарантия ее неприкосновенности. Молодой красавице надоело постоянно дрожать за собственную жизнь.
Бордо жил впроголодь и был подавлен страхом и казнями. А эта парочка наслаждалась роскошью. Тальен буквально потерял голову, раньше у него еще не было такой великолепной женщины. А любой бриллиант, как говорится, требует красивой оправы. И комиссар Конвента стремился обеспечить своей любовнице красивую жизнь.
Постепенно, взятие золота за освобождение арестованных стало у Тальена хорошо отлаженным делом. Хитрая Тереза смекнула, что она-то не хуже, и наладила, как сейчас говорят, собственный независимый бизнес. В особнячок, где она жила, к ней теперь также приходили убитые горем родственники и близкие арестованных и, беря от них золото, драгоценности и красивые вещи, хитрая испанка кивала своей красивой головкой и обещала этим людям скорое освобождение их близких. Из Тальена она спокойно вила веревки. После очередной ночи бурной любви Тереза, ласково улыбаясь, подсовывала ему очередной бланк с фамилией несчастного, и Тальен подписывал его помилование, не глядя.
Возможно, Тереза неплохо грела бы свои белые ручки на всем этом и дальше. Но в один из дней, к ней пришла одна, еще не очень старая, но уже совершенно поседевшая просительница. У нее уже был казнен муж, а теперь схватили и сына. Женщина, вытирая платочком покрасневшие глаза, прошептала Терезе, что такой огромной суммы, которая нужна для освобождения сына, у нее нет. Нет и золота и дорогих вещей, все уже было конфисковано раньше.

Тереза Кабаррюс молча посмотрела на эту женщину, и что-то как-будто сжало ей сердце. Оказывается, она еще была способна испытывать сострадание.

- Ну, хорошо... - проговорила Тереза, дотрагиваясь до плеча несчастной женщины. - Не переживайте, я помогу вам так.

В ту же ночь, Тальен, разомлевший от ласк своей пылкой любовницы, снова не глядя подписал нужную бумагу.

После этого случая Тереза Кабаррюс де Фонтене помогала людям  совершенно безвозмездно. В общей сложности, за эти пять месяцев ее жизни с Тальеном в Бордо, она спасла от гильотины около тысячи человек.

А потом и вовсе случилось невиданное.

- Милый... - прошептала Тереза, когда после очередных бурных занятий любовью, они лежали на широкой кровати в особняке Терезы. - Милый, у меня к тебе одно предложение...
Она шаловливо провела пальчиком по щеке Тальена.
- И какое же? - улыбнулся комиссар Конвента, глядя на нее влюбленными глазами.
- А давай вообще разберем эту гильотину и уберем ее с площади? - проворковала молодая женщина, - ну её...

Несколько мгновений Тальен молчал. Тереза притихла, с тревогой размышляя, что, наверное, хватила через край.

- Ну, хорошо, любимая, - добродушно произнес Тальен. - Разве я могу тебе в чем-то отказать?
- Спасибо, милый, - шепнула ему Тереза. - И я тебе ни в чем не отказываю...
- А это мы сейчас проверим, - засмеялся Тальен, сжимая любовницу в объятиях.

***

Жители Бордо не могли поверить своим глазам, а затем их сердца переполнило ликование. Страшное орудие казни со сверкающим треугольным ножом, которое уже снесло столько голов, было разобрано. Отдельные деревянные части были аккуратно сложены на повозку и увезены.

Однако, странное изменение в поведении прежде кровожадного комиссара Тальена, дошло и до Парижа. Правительство, а прежде всего, неподкупный Максимилиан Робеспьер, были возмущены. Тальена обвинили в умеренности и срочно вызвали обратно в Париж.
Тереза Кабаррюс де Фонтене осталась в Бордо. Она чувствовала некую привязанность к Тальену, но никогда его не любила. Через пару дней после его отъезда в ее постели был уже другой любовник.

В Париже, бледный и заикающийся Тальен оправдывался перед Конвентом, объясняя причины своей умеренности. Впрочем, и без его объяснений, они были очевидны.
Робеспьер раздумывал, как добраться до ненавистной Мессалины, сбивающей с пути истинного прежде пламенных республиканцев. И вот, решение пришло.
Был издан декрет, согласно которому, все аристократы, проживающие в пограничных городах, были обязаны вернуться в Париж. Робеспьер мотивировал это опасностью возможных заговоров. На деле же все объяснялось гораздо проще - ему не терпелось снести голову " развратной самке", испортившей одного из лучших прежде республиканцев.

Итак, вскоре, повинуясь этому декрету, Терезе пришлось покинуть насиженный Бордо и вернуться в Париж. Ее арестовали еще на заставе, при въезде в город, и красавица Тереза была отправлена в тюрьму Ла Форс. Педантичный добродетельный Робеспьер довольно потирал руки, предвкушая расправу над шлюхой Кабаррюс.

Тальен, любивший Терезу, был страшно подавлен, узнав об ее аресте. Его настроение совсем не улучшила записка, которую Тереза написала в тюрьме и каким-то чудом ее удалось передать незадачливому любовнику.

"В тот день, когда меня повезут на гильотину", - прочитал Тальен. - "Не страх будет владеть мной, а  лишь презрение, что я принадлежала такому трусу, как вы."

Нужно сказать, что смелость никогда не была отличительным качеством Тальена. Ведь жестокость и смелость - разные вещи. Но, прочитав эти слова, столь унизительные для любого мужчины, Тальен неожиданно развил бурную деятельность.

Многие в Париже, да и во всей стране, уже были недовольны политикой Робеспьера. Но требовался толчок к решительным действиям. И в эти дни, пока Тереза находилась в тюрьме, Жан-Ламбер Тальен проводил активную подготовку к свержению Робеспьера. Он беседовал с нерешительными депутатами Конвента, убеждая их, что пора покончить с "кровавым диктатором". Что следующими в списке жертв будут их фамилии. Что дальше терпеть этот террор невозможно.
И вот, 26-го июля 1794-го года или 9-го термидора II-го года республики, единой и неделимой, именно Тальен вскочил на трибуну Конвента после неудачного выступления Робеспьера, которому тогда не дали говорить.

- Долой тирана! - закричал Тальен, выхватывая кинжал и пафосно потрясая им перед собой. - Его надо объявить вне закона! Иначе я сам, лично, воткну в него этот нож!

Тальена поддержал одобрительный шум голосов. В эти дни судьба Робеспьера и его ближайших соратников была решена. Они были объявлены вне закона, чуть позже арестованы и их постигла участь многих и многих их жертв - смерть на гильотине на площади Революции.

***

Вскоре после падения Робеспьера двери тюрем раскрылись. Красавица Тереза Кабаррюс была освобождена вместе с многими и многими бывшими узниками.
Влюбленный в нее Тальен был счастлив, но темпераментной испанке он уже успел надоесть. Впрочем, это не помешало Терезе принять его предложение и выйти за Тальена замуж. Они жили в шикарном особняке на одной из самых богатых улиц Парижа. Тальен вошел в состав нового сформированного правительства - Директории, а Тереза Тальен стала одной из наиболее известных светских львиц. Ее величали даже Богородицей Термидора. Впрочем, замужество с Тальеном, не мешало менять этой "богородице" любовников, как перчатки. Через два года у них с Тальеном родилась дочь, которую назвали Термидорой. А еще через три года Тереза Тальен развелась с человеком, которого никогда не любила.

"Глупо было отказываться от любого шанса спасти свою жизнь в то страшное время", - так, с милой улыбкой отзывалась Тереза о своих отношениях с Тальеном.

После него у темпераментной испанки было еще множество любовников. А через пять лет она снова вышла замуж за своего поклонника дворянина де Карамана.
Но это уже совсем другая история.

Интересно, что в Бордо одна из улиц названа именем Терезы Кабаррюс. Ведь благодаря ей столько людей спаслись от смерти.
А какой ценой... история рассудит.

Рейтинг: +1 339 просмотров
Комментарии (3)
Анна Магасумова # 3 июля 2013 в 19:23 0
Ирина, я в восхищении!
Такая интересная история! Браво!
Ирина Каденская # 3 июля 2013 в 20:18 0
Анна, спасибо большое!
Рада, что Вам понравилось 8ed46eaeebfbdaa9807323e5c8b8e6d9
Ирина Каденская # 3 июля 2013 в 20:36 0
Еще один портрет Терезы:


И Жан-Ламбер Тальен: