Танго сна

2 января 2013 - ВЛАДИМИР РОМАНОВ
article106485.jpg


 


 

 

«Бежим же отсюда, где нет ничего;

 

где ничтожно все, что видится великолепным;

 

где даже тот, кто считает себя чем-то,

 

на самом деле ничем не является

 

и вообще не существует».

 

Амвросий

 

- Смерть источает холод и ужас, как цветок – аромат. Смерть приходит ко всему, что есть во вселенной. Она никогда не забывает ни о чём. У неё есть дело к каждому человеку, животному и неодушевлённому предмету. Люди привыкли представлять смерть старушкой, носящей косу в руках, но кто на самом деле отнимает жизнь, нам не ведомо. Вот смотри, сейчас начало зимы. Смерть приходила к каждому листику в нашей роще. Разве может успеть один ангел прийти ко всем листьям, умирающим в конце осени? Нет, смерть это не старуха, в ней столько силы, сколько во всем мире нет.

- А как тогда узнать что такое смерть?

- Познавший жизнь, сможет познать и смерть! Точнее познавший жизнь, сам захочет смерти, чтобы дать возможность другим узнать как жизнь прекрасна. Только это чувство присуща немногим. Большинство же хватается за все, дабы удержаться за жизнь. Но все в мире устроено так, что с жизнью никто не хочет расставаться. Даже те, кто желают умереть, думают о том, что сегодня они умрут, завтра их похоронят, а после они воскреснут и снова продолжат жить. Но так не бывает. Бывает совсем наоборот. Вот смотри, сейчас вечер. Солнце уходит за горизонт. Наступает ночь. Так происходит миллиарды лет, казалось бы ничего не может быть удивительного ни в солнечном восходе ни в закате. А человек всю жизнь восхищается ими и каждый день замечает, что не бывает одинаковых зорь. Каждый день не похож на предыдущие, даже тени от Солнца разные.

- Да, я это и сам замечал. Но все же смерть существует. Она ведь всемогущая! Она ведь приходит за всеми и ни о ком не забывает.

- Ты думаешь у нее есть память? У смерти нет ничего. Она просто идёт следом за жизнью. Ее черёд такой, следовать за жизнью, а если жизни не будет, и смерть перестанет существовать. Всё это простое заключение бытия вселенной. Жизнь зарождается и тут же появляется смерть, начиная бой. Поначалу жизнь одолевает смерть, а после жизненные силы иссякают и смерть побеждает. Просто жизнь бывает короткой, а бывает длинной. У облаков жизнь короткая, а у звезды длинная, но ведь и облако умирает и звезда взрывается, или затухает. Здесь все зависит от времени, отведенного всем.

Вот наша роща, ей ведь много лет, но она жива! Хотя сменилось уже три поколения деревьев на моем веку, а сколько выросло деревьев до меня, а сколько будет после нас? Так же и люди. Человечество живёт уже довольно долго, но ведь оно постоянно обновляется. Одни люди умирают, другие рождаются. Даже мы вот с тобою сидим и не видим друг друга. На дворе ночь, зима, всюду лежит войлок сырых листьев и по правде говоря я не вижу не то что тебя, я не вижу ничего кроме вон той звезды на востоке.

- Это не звезда, это Марс, планета Марс.

- Надо же, столько лет прожил, а так и не узнал, где на небе находится ближайшая наша соседка. Марс такой красный, даже свет его отличен от всего, что там блестит вверху.

 Старик повернулся к парню, но в кромешной темноте, не увидел ничего. Зрение давно уже было слабым, а сейчас не было с собою даже очков. Он встал и попрощавшись с парнем ушел. Но через минуту подошёл обратно:

- Мы вот с тобою поговорили о вечном, а о сегодняшнем ни слова не сказали друг другу. Ты не собираешься уходить, значит, решил ночевать у нас. Пойдём, я отведу тебя в комнату, где сможешь ты переночевать.

Парень молча поднялся, взял рюкзак, лежащий возле него, пошёл за стариком по длинному коридору, в котором пахло ладаном и плавящимся парафином. Горело несколько электрических ламп, но все же здесь было не ярко. Старик шёл бодро. Он что-то говорил тихо, но парень не мог расслушать слова. Потом старец повернулся лицом к гостю и указал правой рукой на дверь:

- Здесь есть одна свободная кровать, где ты сможешь спать. Но помни одно, еще до зари тебя разбудят, потому что в монастыре перед зарёю начинается служба. Ты на сколько дней у нас хочешь остаться?

Парень ничего не ответил, пожав нерешительно плечами.

- Дня два, три может быть. Просто мне нужно подумать, побыть одному... а там видно будет... я заплачу вам за то, что буду здесь.

- Платить не надо, поможешь работой. Нам нужны крепкие мужские руки – надеюсь, ты так же хорошо работаешь, как и задаёшь вопросы, - усмехнулся старик, отходя от двери.

Парень открыл дверь, вошел в маленькую комнату, где были трое мужчин. Они все лежали на разных кроватях, укрытые старыми, советскими покрывалами.

- Доброй ночи, - сказал вошедший парень.

- Доброй, - ответили ему незнакомые мужчины.

- Меня Миша зовут...

- Ложись, Миша, завтра поговорим, а сейчас спать хочется... да закрой дверь, а то при свете сон сгоняешь,– ответил ему один из мужчин.

Парень подошёл к кровати и сел на нее. Он не стал раздеваться, только на ощупь нашел подушку и покрывало. Он лег и уставился в потолок. Спать он сильно хотел, но боялся. Даже здесь за стенами святого монастыря было страшно спать. Он слушал, как дышат трое мужчин, как где-то за окном загудел ветер и ничего больше. Парень лежал, стараясь не думать ни о чем. Он все время вспоминал, как каждую ночь к нему приходит во сне смерть. Монах был прав, она не выглядела как старуха с косою, одетая в большой бесформенный балахон. Во сне смерть приходила в новомодном костюме проститутки. На ней были длинные черные колготки, блестящее черное нижнее бельё, черные перчатки, в руках плётка и холодный взгляд, настолько холодный, от которого нельзя было оторваться. Ты смотришь в глаза смерти и видишь то, что было с тобою за всю жизнь. А смерть соблазняет тебя, то своими потрясающе красивыми ножками, то наклониться перед тобою, оголяя груди и ты теряешься. Мозг отключается и из тебя вырывается вулкан мужской стихии. Тебя тянет к этой женщине, как железо к магниту, как пыль по ветру. Не престало ведь мужчине отказывать женщинам в их желании. Миша встал с кровати. Он боялся опять спать. Несколько ночей к ряду смерть приходит к нему во сне и соблазняет, а все нутро его сопротивляется этому, и пока ему удавалось проснуться и избежать поцелуя смерти. Он истощал весь, пропало и настроение и аппетит и желание жить так, без сна и отдыха.

- Ты чего не спишь? Если нет сна, тогда лежи не шевелясь. Железные кровати скрепят, дай нам отдохнуть! – сказал опять один из лежащих мужчин.

Миша лег снова на спину и опять начал смотреть в потолок. Было уже не так темно. Взошла полная луна. Она осветила стены, где были изображены несколько икон. Миша не смог разглядеть их, поскольку было достаточно темно. Он повернулся на правый бок и все же уснул.

Всюду были слышны выстрелы. Они разносились то далеко, то очень близко, и чувствовалась земля во рту, от них. очень сильно пахло горящим железом. Этот запах забивал все. Миша посмотрел в небо, а там горела звезда, она приближалась к нему очень быстро, что невозможно было понять как эта маленькая искорка стала перед ним огромной светящейся болванкой, через долю секунды. Огонь врезался в него, попав в грудь. Сильная боль вспыхнула во всём теле и парень отключился. Очнулся он от прикосновения головой о что-то очень мягкое и приятное. Он запрокинул немного назад голову и увидел над собою спину медсестры, его голова касалась женских ягодиц. Позади шла тоже мед сестра. Она улыбнулась парню, заметив что он очнулся и что-то сказала идущей впереди коллеге. После чего они остановили носилки и одели маску на лицо парню. Стало очень легко дышать и он вновь отключился. Потом он пришел в себя и увидел что находится в операционной. Здесь бегал врач и несколько ассистентов. Он почувствовал что не может шевелить руками и ногами и поглядев на них, понял, что они привязаны. Врач спросил у него что-то и парень ответил, но и сам не понял что. Снова на лицо положили маску и опять стало очень комфортно. Необыкновенная невесомость была в теле. Парень лежал не думая ни о чем. Он стал как дым, понимающимся к небу. Серыми струями он тянулся в воздухе, переплетаясь, изворачиваясь, будто действительно стал дымом, или туманом. Потом Миша почувствовал, что он отрывается от собственного тела. Он смотрел на самого себя со стороны. Тело больше не принадлежало ему. Оно осталось внизу, лежать мёртвым грузом, а он сам поднимался, мимо врача и нескольких медсестёр. Они резали что-то, зашивали и латали дырки на его теле, как на порванной ткани. Ему не хотелось смотреть на операцию. Он поднимался все выше и выше. И парень стал ощущать, что видит он не только глазами, а видит мир вокруг себя на все 360 градусов. Вся его сущность видит мир, только совсем иначе, чем видит его человеческий взгляд. Он понимал, что находится у него за спиной, под ногами, сбоку, хотя не было уже никаких конечностей и частей тела. Это была только память того что когда-то все это существовало в нем. Теперь же он чувствовал только невесомость, такую легкую, такую необыкновенную, что казалось что смерть прекраснее жизни, но только он подумал о смерти, как его затянуло в тело, как пылесос проглатывает целлофановый пакет. Парень не смог понять ка это произошло, только что он парил над своим телом как вот в это мгновение он очутился с собственном теле, он пошевелил пальцами и снова провалился. Теперь он падал сквозь нижние этажи здания и сквозь земную твердь. Было чудовищно тяжело. Снова парень потерял контроль над собою, снова он видел вокруг себя на все 360 градусов, только он теперь падал и пролетал через какой-то узкий коридор в земле. Здесь было сыро, темно и воздух был затхлым, как в глубоких подвалах, в которых нет вентиляции. Затем он попал в какой-то очень большой холл, где пахло горящим углём. Было жарко и хотелось пить. Страх обвеивал парня в чудовищные объятия, опутывая его тьмой мироздания. Здесь было так темно, что сразу стало понятно это Тьма, которая была до появления Света. Тьма кружила вокруг него невидимой птицей, и её оперенье было соткано из различных перьев, которые были иссиня-чёрные. Томный страх душил парня и он ужаснулся такой смерти. И только мысль о смерти возникла в душе, как он снова попал в своё тело. Он открыл глаза и увидел возле себя женщину. Она сидела рядом с ним и гладила его руку. Кем была эта женщина, Миша не знал, он попытался спросить у нее, кто же она такая, но не смог пошевелить языком. Всё тело онемело, только ее магнетический взгляд притягивал его взор. Он снова почувствовал, что рядом с ним находится смерть. Женщина смотрела на него, а сама тянулась к его лицу, дабы поцеловать, шепча, что он похож на её сына, и что она хочет пожалеть его, помочь избежать мук и гибели. Миша угадал эту женщину. Эта была его соседка, умершая десять лет назад не далеко от его родной деревни. Женщина утонула в омуте.

- Нет! – что было силы, закричал Миша.

Он соскочил с кровати и встал на ноги. Вокруг было темно, лишь один из мужчин включил фонарик и направил его луч на парня.

- Что ты такой неугомонный? Бесы небось тревожат тебя?

Миша молча махнул головой и снова лёг. Сон сняло как рукой. Он лежал, вспоминая сон. Ночь от ночи они становились страшнее. Он твёрдо решил, что будет теперь спать днём, а по ночам бодрствовать. Сейчас же он хотел дождаться утра, чтобы сбежать отсюда. Он чувствовал как время почти не движется.

- Парень, послушай. Сон плохой ведь сниться от уставшей натуры, души. А хорошие сны сняться когда человек очистился. Как живется человеку, то и спится ему. Ты небось лежишь и думаешь, что нужно утром сбежать отсюда. Я тоже в первую ночь так же думал, а вот сегодняшняя уже четвёртая моя ночь здесь. И чем дольше нахожусь здесь, тем дольше хочется.

- Мне смерть снится уже несколько дней. Она подходит ко мне и пытается поцеловать, а в этот момент я просыпаюсь. Она приходила уже в виде проститутки, матери, девушки, учительницы. Мне на самом деле страшно. – почему Миша это сказал незнакомому мужчине он не знал. Может быть утром бы он и не промолвил ни одного слова о своих снах, но время после кошмара влияет на человека очень сильно.

- Спи спокойно. Сон смерти брат. Уснул — помер, проснулся – ожил. Ляг да усни; встань да будь здоров! Выспишься — помолодеешь. Утром поговорим.

Миша не спал до утра и когда за дверьми запели какое-то песнопение, он первым соскочил с кровати и подошёл к окну. Он смотрел, как мужчины просыпаются, одеваются. Они ничего не говорили, просто посмотрели на него так, будто знают его уже не один десяток лет.

- Пойдем, умоемся. – сказал снова тот голос, который разговаривал ночью. – меня Димой зовут.- Парень посмотрел на мужчину. Его небритое лицо было очень уставшим, но взгляд был очень чист. Мужчина смотрел таким ярким взглядом, глаза блестели ярким огнём рассвета. Мише хотелось расспросить его о том, что его привело сюда, но тот опередил его – я пришёл сюда чтобы исцелили меня от пьянства. Не могу я сам побороть в себе тяги к спиртному. Нет больше мочи пить, и бросить я тоже не могу. Нет жизни ни мне, ни родным и смерти нет мне. Пробовал несколько раз покончить с собою, но всегда люди мешали. Первый раз повесил верёвку на сук во дворе, натёр ее хозяйственным мылом, залез на дерево, просунул голову в петлю и прыгнул. Какое же было моё разочарование когда я увидел в полёте что ветка подпилена накануне вечером внуком. Я упал на землю и ветка ударила мне по голове. Второй раз я прыгнул под колёса грузовика. И тут тоже не повезло, как я считал тогда, водитель был первоклассным шофёром. Он смог объехать меня, не задев ни одним колесом. Потом он вышел из машины, да как дал мне, чтобы я ходил дальше от трассы. Как же было приятно, когда он бил меня, как же мне было противно то что я жив, то что не могу вот так как он владеть самим собою. Как я ненавидел сам себя. Третий раз был летом, я напился и прыгнул с моста в реку. Но и там люди спасли меня. Они подбежали и быстро вызвали скорую помощь. Врачи поставили меня на ноги за два месяца. Потом ко мне стали приходить менты. Каждый день приходили, осведомлялись здоровьем, проверяли меня на всяких детекторах, привозили психологов, пробовали гипнотизировать меня. Но знаешь русского человека не берет ничего, когда он выпил ни одну флягу спирта.

- Вы не стесняетесь говорить о таком совершенно постороннему человеку? – спросил Миша.

- Нет. Сюда люди приходят не просто так. Это как последняя инстанция перед смертью. Я вот тоже три ночи еле пережил. Кто ко мне только не приходил! А я все стоял и молился. Молился так, мало кто из здешних, как мне казалось раньше. я думал что в монастырях люди только и делают что молятся, но увы я ошибался. Здесь столько работы, что ее никогда не переделаешь, если будешь надеяться только на свои силы. А вот вчера я смог прикоснуться к Богу. Нет, не подумай что я буду тебе демонстрировать свою религиозность или доказывать что моя вера глубока. Нет во мне ни того ни другого на тот момент времени! Просто я почувствовал, как являюсь частью вселенной, при чём очень важной частичкой, без которой весь мир не может быть завершённым!

Миша огляделся. Они вышли во двор и подошли к колодцу. Он был полон. Дмитрий разделся до трусов и попросил вылить на него ведро ледяной водой. Миша засомневался, стоит ли обливать, но мужчина посмотрел на парня и спросил почему тот не обливает его. Миша набрал воды и вылил на мужчину. Тот покраснел и от него пошёл пар.

- Хорошо-то как! – протянул мужчина. Он предложил и парню умыться таким же образом. Миша сомневался ровно секунду, и согласился. Холодная вода скрыла все чувства. Она пробудила весь организм и все негативные мысли исчезли.

- Спасибо, Дмитрий.

- На здоровье, брат. Теперь мы пойдем позавтракаем и отправимся копать землю. Нужно докопать траншею под фундамент часовни и начать делать опалубку. Миша пошел следом за мужчиной.

День пролетел очень быстро. Но силы покинули парня еще быстрее. Он не привык физически работать. Последние годы он работал продавцов в магазине бытовой техники.

Вечером поужинав, снова мужчины собрались в комнате. Парень еще днём познакомился с другими мужчинами живущими в этой же комнате, посему вечером они разговаривали друг с другом как родные люди.

Одного из мужчин звали Пётр, другого же Иван. Пётр начал говорить о себе первым

- Я попал сюда потому что нет силы жить дальше после гибели жены и троих дочерей. Я заработал этой весной и летом денег и купил четыре билета на Чёрное море. Сам же решил пока не будет жены и дочерей сделать ремонт в квартире. Семью отправил на юг, а сам вернулся домой. Первые дни жена звонила мне, рассказывая как же интересно там. Они ездят по экскурсиям, отдыхают, в общем проводят очень интересную программу, а потом звонки прекратились. Телефоны и жены и дочерей молчали. Я дозвонился до гостиницы, но там оказалось что моя семья пропала без вести и что они не могут третий день связаться со мною. Меня попросили приехать к ним я вылетел ближайшим авиарейсом. Там мне сказали, что жена и дочери сами отправились в горы, а там прошёл сель после дождя и их не могут найти. Меня отвезли на место селя, там действительно было страшно. Огромная часть горы сошла в ущелье, подмяв под себя половину посёлка. Люди разгребали землю, грязь, камни, огромные валуны, деревья, но не могли добраться до домов. Сель сошел большой. Он покрыл посёлок шести метровым слоем грязи. Я до сих пор не нашёл свою семью. Официально они считаются пропавшими без вести. Я распространял объявления куда только можно, но никто ничего не знает и главное никто ничем не может помочь. Люди остались погребёнными землёю, а найти их не могу. Мне предлагали местные строители чтобы я оплачивал их работу, но где мне взять миллионы для этого?

Мужчина заплакал. Он носил в себе эту боль долго, и здесь, попадая в общество, где каждый уже не мог носить свою беду в себе, дал слабинку. Он плакал, как малое дитя, плакал искренне, не ожидая что ему скажут сочувствующее слово. Он просто понимал чего стоит молчание остальных мужчин в этот момент.

После этого монолога, Иван долго не говорил ничего, поскольку тяжело было начинать рассказ о себе после услышанного.

- Говори пожалуйста Ваня, - попросил Дмитрий. Он сказал, что сюда люди приходят выговорится, что там в мирской жизни люди давно разучились говорить по душам, тем более мужчины, которым в наше время приходится быть и хорошими любовниками и хорошими добытчиками денег и хорошими отцами, и добротными врагами для тех, кого приятно именовать меньшинствами.

На последний тезис Иван очень обозлился, но старался скрыть это, но это не получилось.

- Сразу хочу сказать вам, что я голубой, так называют нас те которых принято именовать натуралы. – может Иван ждал, что на него сейчас все посмотрят, или скажут что-то, и он сделал небольшую паузу, а после продолжил. - Мне 42 года. Да вот так вышло это. Понял я что у меня не та ориентация в армии, когда я ясно осознал, что меня привлекают не девочки. Я долго скрывал это, старался больше общаться с девушками, искал себе спутницу жизни, но так и не нашёл её. А в какой-то момент я начал ощущать брезгливость к женщинам и перестал общаться с ними. Вам конечно этого всем не понять, но это внутренняя потребность, это далеко не веяние моды. Быть гомосексуалистом далеко не счастье, это огромная трагедия. Тяжело найти себе спутника жизни. Даже если находишь его, все равно ты в какой-то момент понимаешь что кроме удовольствия быть рядом с любимым человеком должно быть нечто большее. Хочется детей, а их не родишь без женщины, а ни одна женщина не отдаст выношенного под сердцем ребёнка чужим мужчинам. Вот поэтому я здесь. Я хочу начать жизнь заново. Я хочу отыскать себе женщину и  создать семью.

- А чему ты сможешь научить своего сына, если тот появится на свет? – спросил Пётр. Он внимательно смотрел на Ивана. В его взгляде была обреченная тоска по семье, и горел огонь презрения к такого рода мужчинам.

- У меня два высших образования, по первой профессии я инженер, по второй преподаватель физкультуры.

- Я конечно не в праве тебя судить, но пойми правильно, как-то с тобой в одной комнате спать не очень то приятно.

- Я все понимаю... но ты вот спал три ночи, не зная обо мне этого, и ничего же страшного не произошло.

- Ничего...

- Вот так и будет, тем более я завтра поговорю с настоятелем ещё раз и уйду, я почти уже исправил себя. – Иван лёг на кровать, отвернулся к стене и замолчал.

- Ну а ты как сюда попал, мой юный друг? – спросил Пётр.

- У меня все проще и при этом страшнее вашего,,, - Пётр оживился, - Страшнее не значит ужаснее или больнее. Просто во сне за мною ходит смерть. Можно конечно отнестись к этому со смехом, но вот не получается. Неделю не нахожу себе места. Все уже обдумал, все уже испробовал, но так и приходит ко мне каждую ночь смерть.

- Серьёзно, однако... – подытожил Иван. – все мы сюда пришли не от хорошей жизни... только вот я вам сейчас рассказал о своей беде и мне стало легче, как камень с плеч скинул. Нет не сопли я тут пускаю, просто я думал, буду гореть от стыда перед вами, ан нет. Я не стыжусь то кем я являюсь, впервые в жизни. Может быть надо было и родителям об этом сказать, только умерли они, так и не дождавшись внуков. Я за это постоянно попрошу прощения у Бога.

- Да ты не у Бога проси прощения, а сам заслужи его! Ты сокрыл от родителей правду, это ведь обман. Хотя тяжело признаться родителям в том, что ты не можешь завести ребёнка из-за иного влечения.

- Тяжело – протянул Иван. Он не оборачивался лицом к остальным мужчинам. Он так же и продолжал лежать лицом к стене.

- Иван, а как вы поняли что вы гей? – спросил Миша. Ему стало любопытно это. Он почувствовал как на него посмотрел с недоверием Пётр, который наградил молодого человека тяжёлым взглядом, от которого у Миши пробежали мурашки по телу.

- Я об этом не хочу рассказывать.. просто была молодость, а мало у кого в это время в голове порядок.

- Это верно. – сказал Петр. – Давайте спать, а то утром опять рано вставать.

Утром всегда вставать, а вот поговорить никак не получается, - тихо произнёс Дмитрий.

- Ну выйдите в коридор и говорите там, хоть до зари. Я устал и спасть хочу. – Пётр тоже лег на свою кровать и отвернулся к стене. Он явно не желал здесь больше находиться.

- Да не всем здесь под силу находиться, мне тоже. Только не время уходить отсюда в таком гневе. Не для этого я пришёл сюда.

- Я вот тоже думал посижу здесь, подумаю, а мы тут пашем как рабы на галерах.

- Миша, ты поработаешь и поймёшь, что думать можно при работе и при отдыхе. Встань и пойди поговори с настоятелем. Думаю он будет не против узнать причину твоего прихода.

После сказанных Петром слов, парень вышел в коридор и пошёл прямо по коридору. Днём он уже узнал, где находится кабинет настоятеля. Он подошёл к двери и постучал. После разрешения он вошел внутрь. Здесь посреди комнаты стоял письменный стол, два шкафа с огромным количеством книг в хороших, красивых твёрдых переплётах. Несколько больших икон украшали стены. На полу лежал желтый палас. Было очень тихо. Священник что-то писал. Он поднял взгляд на парня и привстал, руками показывая на стул, чтобы гость сел.

- Чтоже тебя молодой человек привело к нам? - высоким, грудным голосом спросил настоятель.

Парень подумал что он хорошо поет, раз даже при разговоре его голос льётся как ручей.

- Понимаете, ко мне во сне приходит смерть и все время соблазняет, пытаясь поцеловать. Она приходит в разных обличиях, то в образе родной матери, то не родной, то женщины вольного поведения, то учительницы, а то и вовсе в виде чего-то необъяснимого. Я боюсь засыпать, как только начинаю видеть что-то во сне, понимаю что это все закончится одной и той же концовкой. Это продолжается уже неделю, а то и больше.

- А что привело к этим снам?

- Нет, ничего не обычного не было. Даже не смотрел никакого ужастика, или не читал никакой мистической истории. Стараюсь держаться от всего этого отдаленно.

- Да, удивительно слышать об этом от молодого человека. Сейчас ведь все это в свободном доступе, как принято говорить нынче в шаговой доступности. А ты сторонишься... вот и как же тебе помочь... мы же не врачи, отказывать не имеем права! Завтра не ходи с мужиками на стройку. Я думаю, тебя отправлю в нашу библиотеку. Там есть одна книга, ты её почитай, а вечером расскажешь о своих мыслях, которые придут во время прочтения. Понимаешь, приходящая во сне смерть - это твоя тревога. То что ты не смог победить в себе с детства. Это страхи, думаю тут нет места пресловутым бесам, которыми так любят пугать людей. Вообще порою удивляюсь как всех православных людей сейчас ругают якобы у нас законсервелые средневековые представления о мире. Ну это мои мысли вслух, - настоятель встал со стула и обойдя стол, остановился рядом с парнем. – Пойми, я не хочу тебе говорить о твоём грехе, о твоём безбожном отношении к миру, я не имею права судить тебя, поскольку ничего не знаю о тебе. И даже если узнаю, то все равно моё мнение не ухудшится. Врут все люди, когда говорят что начинают относиться к людям хуже, узнав что-то о них худое. Нет, это люди сами себя перестают на какой-то момент любить меньше, потому что разочаровались в том, кому привыкли доверять. Может быть конечно, и отношение к другому человеку ухудшается, но все равно человек устроен так, что во всём, что его окружает, видит он самого себя. Только нужно помнить одно. Кто добро творит, того Бог благословит. Доброму человеку и чужая болезнь к сердцу. А вот тяжело стать добрым человеком. Хотя ставши таковым, врятле захочешь быть иным. Так что жду тебя завтра утром у себя в кабинете.

Миша встал и отправился спать. Он снова не хотел попадать в лапы, ставшего коварным, сна. Он вошёл в комнату тихо, лег на кровать и задумался о приятном, о детских прогулках, о первой влюблённости, о советских мультфильмах. Парень с детства вспоминал любимый мультсериал !Ну погоди», дабы с мыслями о волке и зайце забыться, и отвести в строну тревогу, как половодье от людей. Потихоньку его мысли отогнали мрачный настрой. Он успокоившись уснул.

- Давай залезем на эту крышу? – чей-то голос прозвучал очень громко в тишине. Парень огляделся и увидел своего старшего брата.

- Нет, я боюсь, нас ругать будут.

- Трус! Не бойся, сегодня у тебя день рождения! Никто тебя ругать не будет! Я полез, а ты стой тут, трус ты!

Мальчик смотрел как его старший брат вскарабкивается до акации вверх, дабы с неё потом перешагнуть на крутую шиферную крышу. Он сделал своё дело очень быстро и помахал брату рукой, презрительно улыбаясь сверху. Миша разозлился и вскоре тоже залез на крышу. Это был дом в деревне у их бабушки. Они ходили по шиферу, смотрели на окрестности и ругались на проходящих соседских девушек. Но тут подул сильный ветер, оба мальчика оказались на земле. Миша смотрел опять на свое тело со стороны. Только он не видел его чётко. Все что было, рядом казалось кто-то накрыл полиэтиленовым пакетом. Полное равнодушие царило в глазах близких людей, сбежавшихся на крик неведомо откуда взявшихся соседок. Миша видел как родная мать стояла и просто смотрела на тела детей. Отец курил и глядел в другую сторону. А родственники и друзья просто продолжали бегать и веселиться. Миша заплакал. Он так громко плакал, что в ушах зазвенело. Мальчик подбежал к матери, обнял её, но она не пошевелилась, продолжая смотреть на лежащее тело, которое до сих пор не мог он рассмотреть. Потом тело погрузили мед работники в катафалку и увезли куда-то. Не объяснимая сила потянула парня следом за машиной. Он бежал по дороге, едва поспевая за машиной, а потом увидел тот же коридор, в котором был уже недавно. Снова были те же медсёстры, что везли его на каталке. Они остановились над окном в которое светило Солнце. Лучи освещали это место. Парень подошёл к кровати и понял, что открывает глаза, лежа на ней. Он внимательно посмотрел на спинку кровати, где только что стоял, но там не было ничего. Лишь какую-то долю секунды была серая тень, растворившаяся в солнечном свете. Парень осмотрелся. Никого не было рядом. Он позвал маму, но никто не подошёл. Миша ждал молча и через несколько минут к нему подбежала старушка. Она схватила мальчика за руку и потянула за собою. В ней было столько силы, что она могла бы утянуть стоящий грузовик. Мальчик не касался земли ногами. Старушка же бежала с такой скоростью, что он не понимал где же находится. Вроде только был больничный коридор, теперь перед глазами уже вырос лес, или роща какая-то очень заросшая, а после стало очень темно и душно.

- Вот я тебя и похитила! – сказала старуха. – Ты говоришь, что не старуха я с косою, а посмотри, в каких обличиях я к тебе приходила, ты все время успевал проснуться, а сегодня не сможешь! Пойми, глупыш, от смерти никто не уходит, рождаясь человек всю жизнь направляется ко мне. У меня нет причин чтобы тебя забрать раньше, но с тобой много хлопот.

- Отпустите меня! – сказал жалобно мальчик. – Я ведь прожил всего 6 лет. Неужели вы не понимаете, что жизнь моя не должна закончится, едва начавшись?

Старуха наклонилась к нему. Ее измождённое лицо выражало бесконечные века усталости. Она ехидно улыбнулась и выпрямилась. Тут же в её руках появилась книга, где она что-то читала и шептала.

- Да, тебе ещё жить достаточно долго. Только кто-то из великих сказал: «За честное обхожденье всегда получишь почтенье». Где оно, это почтение? Когда я его заслужу? И когда перестанут меня бояться? «Начинаючи дело, о конце размышляй», так гласит народная молва. Только вот люди не желают об этом думать. Ты подумай над этим мальчик и захочется ли тебе заводить семью и рожать детей на свет! Хотя с другой стороны, дерево ценят по плодам, человека по делам. А что ты сделал за прожитые годы – тут старуха снова оживилась. Она схватила парня за грудки и начала трепать со всей силой. В её взгляде вспыхнуло пламя. Языки огня вырывались из зрачков. Становилось страшно. В старухе просыпался вулкан. Она врывался наружу громким, хриплым криком.- Отвечай, что ты сделал в жизни? Отвечай, не молчи! Я кому сказала? Что я за тобой как влюблённая девка бегаю из ночи в ночь! Порешу я тебя сейчас, и дело с концом! Отвечай, не молчи!

Мальчик онемел. Он смотрел в глаза старухи и не мог пошевелиться. В ней было столько злости, сколько во всем фашизме нет. Даже небо нахмурилось, источая молнии и гром. Он дрожал, как замёрший ягнёнок, на его глазах появились слёзы. Старуха продолжала трепать его с той же богатырской силой, с какою планета трясётся во время подземных толчков.

Тут парень открыл глаза и понял, что это опять был сон. Покрывало и подушка были мокрыми от его пота. в комнате было тихо. Убывающая Луна светила в окно. Миша решил снова не спать до утра. Это наваждение не столько страшило его, сколько надоело. Он попытался вспомнить свой сон, и сопоставить его с предыдущими. Да, смерть гоняется за ним и с каждым разом она становится злее. Миша подумал, что может быть так над ним потешается судьба. Может быть она тоже как смерть, живой персонаж нашей жизни? Может быть судьба, как снайпер стреляет нашими жизнями по мишеням. Кто-то попадает, кто-то промахивается и поэтому каждый человек проживает свою жизнь иначе, чем окружающие его люди. Судьба ведь не собака, палкой не отмахнёшься от нее. Она ведь тебя поджидает в самых не приметных местах и как огреет своим изворотом, что потом долго приходишь в себя. А она лежит где-то за гранью нашего видимого мира и хохочет над тобою, гордясь своим остроумием: «Миша, мой друг, - подумал парень про себя, - О чем ты думаешь? Что за бред ты несешь. Лучше уж спи, чем гонять на яву себя такими  умозаключениями. Ты наверное скоро в психушке окажешься...»

Он опять стал вспоминать что-то из собственного детства, но ничего не лезло в голову. Зато в мозгу крутились слова этой злобной старухи, что она очень устала, что в ней зашкаливают эмоции и что ей надоело бегать за ним из сна в сон. И теперь парень решил, что хочет задать вопрос ей, зачем она бегает за ним, какие цели преследует. Но тут же усмехнулся и подумал, что ночью в голову лезет всякая чепуха.

Утро подкрадывалось неспешно, ложащимся туманом за окном. Сизая пелена закрывала выпавший снег, но запах первого дыхания зимы наполнял весь монастырь. Луна немного просвечивалась сквозь туман, склонившись к западу, предвещая скорый рассвет. Парень лежал стараясь не спать. Но сон все же одолевал его.

Миша слышал как встают мужчины. Они разбудили его, но он передал им слова настоятеля, что не будет сегодня работать с ними, а отправится в библиотеку, для решения его проблемы. Дмитрий удивился каким он изощрённым путём идёт к Богу и присел рядом с парнем.

Дождавшись когда из комнаты выйдут остальные, он начал говорить о своей жизни:

- Миша, я ведь не простой алкоголик. На самом деле я был священником, но только об этом я не говорю никому. Даже настоятелю не сказал. Мне по простоту стыдно. Я понимаю, что нельзя утаивать, но все же я не могу признаться в этом, потому что слишком много давал наставления другим людям, а сам свернул с верного пути и теперь вот расплачиваюсь за сделанные мною ошибки. А человек со сломленным внутренним стержнем не имеет права указывать дорогу идущим. Ведь к цели движется даже тот, кто преодолевает путь ползком. Под лежачий камень вода не течёт. А коль польётся, то может снести его далеко от родных берегов. Вот так и меня унесло. Знаешь, когда человек растёт вверх, то он замечает, видит этот рост. Но когда катится вниз, то он не видит, что портится. Вот и я вначале держал себя в жёстких рукавицах, а потом немного дал слабинку... прошло не так много времени и я оказался под забором. В прямом смысле, я проснулся под забором, одетый в православной священнической рясе. Мне было очень стыдно и я в тот же день протрезвел и ушел из церкви. Я не пил несколько дней, все думал, как такое могло произойти со мною, а потом я запил. И с тех пор не прекращал. Моя жена уехала вместе с детьми и я не знаю где они. Я пил от горя, от тоски, но больше всего от ненависти к самому себе. Тяжело было пить, но в тройне тяжелее бросить. Когда ты теряешь всё, что было, чего добивался с трудом, ты остаёшься в гулкой, бескрайней пустоте. Тебя будто и вовсе нет на свете. Вся твоя жизнь сводится к тому, что ты убиваешь её, унижаешь свое человеческое достоинство и от этого еще сильнее ненавидишь самого себя. Нет предела дну! Ты вроде опускаешься в самый тёмный низ, но потом понимаешь, что снизу еще кто-то есть... вот так у меня пришли двадцать лет. Я решился прийти сюда и остаться здесь, конечно если мне настоятель позволит. Чуть позже мы с ним поговорим и я всё расскажу, только пока я не готов сейчас к этой беседе.

- Ну вот видите, у каждого человека такая сложная судьба, а понимаешь это только когда сидишь напротив человека и слушаешь его рассказ о своей жизни. А потом думаешь над тем, что у тебя еще ничего страшного не случилось. Твои родители живы, здоровы, они живут, ждут что их дети добьются большего, чем смогли они, что родят себе детей и станут счастливы от того что жизнь полна их смысла и радости жизни. Ведь жизнь по сути своей так легко ненавидеть, и так трудно полюбить. Спасибо вам за то что дали хороший пример для того чтобы не сделать много ошибок!

- Ты хороший человек, посему с тобою легко говорить о самом сокровенном. Поверь мой друг, далеко не с каждым можно поговорить даже о самых простых вещах. Позади меня много того, что я ценил и любил, только вот потерявши осознал, что без всего на свете может человек прожить, была бы в его сердце надежда. Я жил с надеждой. И любовь и вера были в коматозном состоянии. Они были покрыты льдом, а надежда меня тянула вперед. Она как красная, китайская нить Конфуция тянула меня и не давала покончить с собою. Поверь, не раз я видел смерть. Ни раз она смеялась мне в лицо. Ни раз пускала сигаретный дым в глаза. Ты вот говоришь, что она приходит к тебе во сне, а ко мне она подбиралась в живую. Нет, Миша, не подумай, что у тебя не такая серьёзная проблема в жизни, просто мы по-разному чувствуем все происходящее с нами. Жизнь сама ставит нас в такие условия, под словом жизнь я имею в виду отношение людей к другим людям, груз законов, норм, правил, сводов и прочего, прочего.

Парень глядел на мужчину. Он сидел немного сгорбившись, смотря прямо в глаза собеседнику. В этих глазах был один мрак жизни, словно теперь они ничего не увидят. Миша не мог смотреть на Дмитрия. Ему было жалко мужчину, но парень понимал, что он не уйдет от сюда до тех пор, пока не станет прежним. Это и спасало Мишу от долгих советов, которые Дмитрий уже и сам давал их себе. Помолчав, мужчины разошлись. Каждый из них думал о том, как помочь выбраться из запутанной ситуации другу. Только здесь они поняли, что друзьями становятся очень быстро, не проверяя на вшивость нового знакомого. Их сближало желание помочь себе и товарищу, который как и ты ползёт на свет из беспробудной темноты собственной западни. Миша подошел к кабинету настоятеля, постучал и после приглашения вошёл внутрь. Мужчина встал, поприветствовал парня и отвел в монастырскую библиотеку. Они шли по узким коридорам, то поднимались, а то и вовсе спускались несколько раз по каменным ступеням. Этот хитрый лабиринт запутал парня и он не мог понять в какой части монастыря он находится. Настоятель вошёл первым в библиотеку, а следом за ним и парень. Это был огромный зал, и всюду стояли книги. Их было очень много. Стоял терпкий запах библиотеки. Пахло книгами, стариной и хрупкостью, которой можно наслаждаться. Миша внимательно смотрел на полки, где были сложены сотни различных книг. Он медленно ходил над полками и вчитывался в название книг. Тут были и религиозные сочинения, художественная и научная литература, книги о других религиозных учениях и много сказок разных народов мира. Но его просмотр перебил настоятель. Он попросил парня подойти к нему и дал в руки одну книгу. Она называлась – «Сказ о том, как смерть приходит к людям». Автор не указывался, но настоятель сказал, что он и не известен. Поскольку многие священники стараются писать о том, что узнают на исповеди. По его словам, порою очень тяжело все услышанное носить в уме. Книга была набрана на стариной машинке XIX века. Настоятель сказал, что лучше всего читать ее сидя у окна, там очень красивый пейзаж, который будет радовать взор. Миша присел в мягкое советское кресло, которое было бережно отреставрировано в наше время. Мужчина оставил его в полном одиночестве, указав что на столе стоит графин с водою, а в обед за ним придут, дабы он не заблудился. Парень открыл первую страницу. Книга начиналась со слов: «Живые знают, что умрут, а мертвые ничего не знают, и уже нет им воздаяния, потому что и память о них предана забвению; И любовь их и ненависть их, и ревность их уже исчезли, и нет им более части вовеки ни в чем, что делается под солнцем»[1]. Парень посмотрел в окно. Первое что бросилось в глаза, он увидел что находится далеко от главного входа в монастырь. Сам комплекс был построен на вершине одного очень большого холма, снизу текла река, которая огибает холм почти по всей окружности и уходит прочь, впадая где-то через несколько десятков километров в Волгу. Там внизу уже лежал первый снег. Он покрывал всю землю белой, девственной махровой простыней. Прочитанное, никак не укладывалось в голове парня. Он привык к мысли, что мёртвые находятся либо в раю, либо в аду, а это высказывание напрочь перечёркивает эти догмы. Здесь говориться, что умершие уже не существуют вовсе. Их просто нет нигде во всей вселенной. Парню стало страшно. Эта мысль, как гильотина отрубила представление о загробной жизни. Он подумал, о своих снах, как о вратах в тот мир, о котором можно только догадываться, но следующая фраза опять: «Все, что может рука твоя делать, по силам делай; потому что в могиле, куда ты пойдешь, нет ни работы, ни размышления, ни знания, ни мудрости»[2]. «Я должен научиться управлять своими снами? Интересно, как?» – сорвалось с губ парня. Он вновь посмотрел на степь, там летело несколько ворон. Вильный ветер отгонял их от намеченного ими пути, но птицы всё равно преодолевали ветер и летели, то прижимаясь низко к земле, то взлетали выше. Дальше цитат из Библии не было. Рассказывал автор о своём пути по жизни, потом он начал повествовать о людских судьбах, порою очень комичных. а порою очень драматичных и героических. Миша зачитывался ими, в каждой изложенной истории он видел частичку самого себя, мотал на ус что-то, понимал как мог поступать раньше в своей жизни. Он очень удивился. что читая такую книгу воспоминаний чужого человека, жившего более полутора столетия назад, можно узнать в написанном и самого себя, увидеть свою жизнь со стороны. Лучше понимать окружающих людей и быть немного лучше, чем ты есть сейчас. Миша прочёл около пятидесяти историй, но не было ни в одной о том, что он вел какой-то спор со смертью. И парень решил, что у него такой случай уникален, но парень ошибся. Во второй главе он начал читать о тех людях, которые высказывали свои собственные встречи со смертью, в которым им удавалось избежать затвора судьбы. Парень зачитывался ими, и понимал, что с ним смерть еще играет в детские игры, приходя лишь во сне. К обеду Миша осилил третью часть книги

В обед за ним пришел молодой дьячок. Он помог выбраться во двор монастыря, где парень пообедал,

Он встретился и Иваном в комнате. Тот лежал после обеда на своей кровати. Вид у него был не свежий. Мужчина пожалился, что сильно болит желудок. Поскольку он не привык к тяжёлому труду в школе.

- Ты не думай, если у меня не традиционная ориентация, то я не...

- Я разве что-то говорил по этому поводу? – перебил Миша, - не дав договорить фразу Ивану. Тут мы все с отклонениями и ищем ответы на свой недохват. Так что всё понимаю. И Пётр все это прекрасно понимает, просто он не может до сих пор понять почему погибла именно его семья из миллионов других. Понимаешь, мы ведь живём и желаем, чтобы горе обошло нас стороной, и подчас не готовы к малейшим изменениям судьбы. А ведь жизнь меняется каждый день.

Иван поднялся. Он сел на кровати и смотрел очень внимательно на Мишу. Он совершенно не выглядел как женоподобный мужчина. Он был коренаст, лицо было очень мужественно. Длинная щетина очень аккуратно была подрезана, и выглядела достаточно стильно.

- Ты вот думаешь...

- Не надо говорить об этом в этих стенах.

- Да, ты прав. Просто действительно, просто я себя чувствую не комфортно... теперь вы знаете то обо мне то, о чём даже родственники не догадываются. Это очень тяжело. Но я должен справиться с этим и найти себе женщину, чего бы это мне не стоило. Понимаешь, первое время может быть будет тяжело, поскольку у нас будут одинаковая потребность в общении. А нужно будет исполнять это как настоящий натурал... – Иван немного помолчал. – может нужно взять женщину за деньги?

- Вы у меня спрашиваете? Я же откуда знаю, как вам хочется...

Иван опустил голову и тихо ответил:

- Не хочется, даже чувствую  как брезгую... вот как эту брезгливость побороть?

Миша пожал плечами. Они молча постояли и парень снова отправился в библиотеку. Парень шел, наслаждаясь постройкой, которой уже больше трёхсот лет. Каменные стены дышали стариной, в них еще был тот гордый дух средневековья, когда вера была искренней теперешней и когда люди были стойки как железные прутья. Сейчас люди тоже переносят все жизненные тяготы, только в наше время много всевозможных приспособлений помогают людям. Автомобили, стиральные, посудомоечные, машинки, утюги, целый индустриальный конвейер делает жизнь свободней. А человек делается все мелочнее и меркантильнее. Душа требует все больше, и вся человеческая жизнь превращается в рутину потребления. А стены монастыря не знают ничего из той современной жизни. Они помнят только боевой дух настоящих богатырей, умеющих глубоко верить в распятого Бога,  любить свою Родину - жену Всевышнего, и способные крепко держать меч в руке и считать им срубленные головы врага. Стены знают таких женщин, которые были способны молиться половину войны, тем самым спасти мужа, сына и отца от смерти. Они могли бы встать в один ряд с мужчинами и затаптывать пришлого врага, их душа была шире всей русской земли, эти женщины были настоящими дочерями свое Родины. Теперь таких мало, больше других, не знающих что такое доблесть и что такое любовь к мужчине, не за деньги, не за положение, а потому что мужчина просто глава семьи. Миша шёл думая об этом, и радовался, что стены не знают что же за ними происходит. Потом пришёл в библиотеку и сел в тоже самое кресло. До вечера он читал эту завораживающую книгу. Когда стемнело, Мише не хотелось зажигать свет. Он думал, что завтра дочитает книгу, но к нему подошёл настоятель и присел рядом, на другом кресле. Он внимательно рассмотрел парня, а затем спросил, как ему книга\.

- Потрясающая книга. Я столько понял из неё. Столько нашёл ответов на свои вопросы, благодарю вас!

- А много ли ты нашёл в ней кувшинов?

- Чего? – удивленно спросил парень. Он посмотрел на монаха, в его глаза. Но ничего не выдавало в них ни интереса, ни удивления, ни усталости.

- Там в тексте говориться о кувшинах...

Миша выглянул в окно. Там мерцало несколько звёзд. Он пытался вспомнить и тут его осенило. Он помнил, как один мужчина нёс кувшин с водою, но из-за засухи вода была на вес золота. Он услышал как босоногий мальчик просит выпить водицы. Мужчина оттолкнул его и тот упал на землю. прошёл он мимо этого сироты, не дав ему отпить водицы. Он принёс воду домой, но отпив её трое его детей умерло. Потому что эту воду продавал один купец, и чтобы выжить самому он выдавливал из гадюки капли яда и выливал их в продаваемую воду. Потом еще кувшин встречается в другой истории, где жена носила мужу на сенокос в кувшине молоко и как оно помогло ему избежать гибели от французской армии. Мужчина зашел в рощу испить молока во время жажды, а в этот момент на горизонте показались враги. Он присел к земле и сидел до самого вечера не шевелясь, пока вся французская армия прошла мимо. А дальше он побежал домой, собрал всех мужчин и рванулся на фронт. Затем третью историю вспомнил парень. В ней рассказывалось что огромный глиняный кувшин, с отрезанным горлышком служил купелью в маленькой деревенской церкви.

Настоятель улыбнулся:

- В книге описываются 18 кувшинов. Ты прочёл объём, в котором встречается 12. Люди читают книги и не запоминают больше половины из прочитанного! Люди выдирают из книги то что им близко, понятно, и не заставляет думать. Честно сказать, я сам такой, только когда книгу перечитываешь ни раз, тогда и понимаешь как читатель далёк от автора, пусть даже он эрудированней в несколько раз автора.

Ты много прочёл о смерти?

- Да все истории говорят о ней!

- Теперь ты должен побороть её в себе. Она может и проиграть эту борьбу, если ты будешь хотеть жить, любить жизнь и с благодарностью принимать все что посылает Господь. Все человеку по силам, когда в него верит Господь. Только трудно эту веру заработать. Поверь, то что ты прочел, поможет тебе в жизни... а остальное, ты должен сам додумать – настоятель взял в руку книгу и захлопнул её. далее там говорится о других историях, которые может быть тебе не понадобятся в жизни. А те что ты осилил, станут приходить на помощь в тот самый момент, когда ты в них будешь нуждаться.

Миша вернулся в комнату, где застал всех мужчин. Они ужинали. Он сел рядом с ними и рассказывал о том, какие истории ему довелось сегодня прочесть. Они внимательно слушали, а потом вносили свои комментарии. Этот живой многолог помог им забыть разные взгляды на жизнь, немного убавил их горечь от своих проблем и сделал их немного раскрепощённей и открытее ко всему миру. Чуть ли не до утра мужчины говорили обо всем на свете, а потом всё-таки уснули.

Снова во сне Миша почувствовал тяжесть. Он плыл под водой. Вокруг него было много рыб. Он опускался все ниже и ниже. Свет становился все слабее. Но потом парень увидел на дне этого водоёма большую пирамиду. Она была бетонной, залитой монолитным треугольником, торчащим вершиной в небо. Парень опустился к ее подножию и начал ходить вокруг этого великого строения. Он увидел дверной проход. Вошёл в него, но внутри ничего не было. Лишь пара огромных помещений была в ней. Но они были пусты. Стены не были выгранены древними письменами. Только залитый бетон и ничего иного. Парень оглянулся на какой-то шум. Сзади за ним шли толпы людей. Все они говорили о чём-то, шумели, кричали. От этого базара становилось страшно. А потом все стихло. Люди упали на землю вниз животами и опустили голову вниз. Сзади Мишу тоже кто-то ударил и уложил так же как и всех. Послышался цокот копыт о бетонный пол. Парень поднял голову и увидел как бледный всадник сидел на коне. Он ехидно улыбался, глядя на лежащий ниц народ, но когда он увидел, что Миша смотрит на него, он приказал поднять этого человека и отрубить ему голову. Его улыбка сошла с лица, как цветение при дожде. Стража схватила парня и подволокли к всаднику. Он что-то говорил, а потом громко закричал: - «Смерть». Тут же появилась эта женщина, которая сидела рядом с ним в реанимации и подбежала к нему. Она схватила парня за руку, но он проснулся и почувствовал, как его держит за руку Дмитрий.

- Миша, ты кричал. Тебе опять снилось тоже самое?

- Да... что с этим делать, я не знаю.

- Я тебе скажу... помяни всех усопших предков... думаю это поможет...

- Хорошо. Я сегодня же съежу за продуктами и привезу их как раз к началу службы. Парень оделся и вышел во двор. Уже было светло. Он завел свой автомобиль и поехал в город. Придя в магазин он накупил продуктов и расплачиваясь в очереди услышал, как молоденькая девушка грубила старику, которому не хватало 5 рублей для оплаты за купленные продукты. Она говорила с ним с таким пренебрежением, что хотелось ударить её.

- Дедушка, - спросил Миша, - А вы на войне воевали?

- Да, - ответил он.

- Тогда вы должны все продукты брать в любом магазине стран СНГ бесплатно и на любую сумму, а наш любимый президент обязан расплачиваться за это, да еще наказывать вот такой персонал, как данная девушка, и не просто выгонять с работы, так еще и ставить печать в трудовой книжке что она проф, непригодна.

- Молодой человек, что вы позволяете? – спросила продавщица.

Миша достал 50 рублей и подал ей.

- Сдачи не надо, может кому-то еще не хватит, с этих денег доложишь.

- Ты мне не тыкать! – закричала девушка. – я не шлюха с обочины!

- Пойдем, дедушка, я довезу вас куда вам нужно будет.

Парня всего колотило, но он сдержался и не опустился до скандала с продавцом. Он довёз старика до дома и вернулся в монастырь. Зайдя в храм во время службы, парень почувствовала себя очень тяжело. Все нутро противилось находиться здесь. Он облокотился о стену и продолжил наблюдать за службой. Особой потребности в вере Миша никогда не чувствовал. Был в церкви пару раз, когда хоронили бабушку и когда двоюродная сестра венчалась. Священник голосил песнопения и от его мощи поднимались волосы на голове. Ему вторил хор молодых парней, которые возвышали молитвы на третьей октаве. Своей выразительностью и профессионализмом они могли поспорить с лучшими хорами мира. Их голоса сплетались в единых глас, поднимающий слушателей до самых высокий небес. Миша не достоял всей службы. Он вышел во двор, где заревела настоящая русская метель. Она принесла снег и кружила им по двору, танцуя необычайное страстное танго. По двору шел какой-то паренёк, неся что-то в пакете. Миша отвернулся от него, чтобы не смущать идущего, но услышал как тот упал. Парень подошёл к упавшему и помог подняться на ноги. Миша увидел, что пакет этого парня порвался. Но гость не растерялся. Он быстро вынул из пакета принесённые продукты, а этот пакет выбросил. Он тут же взлетел. Он выкручивал красивые пируэты, крутился, перевёртывался, а потом падал на землю, словно отдохнуть и полежать. Но ветер подхватывал пакет и тот опять уносился ввысь. Парень удивился, как все-таки природа прекрасна. Благодаря пакету можно разглядеть ветряной поток. Миша вновь вошёл в храм, где уже заканчивалась служба. Несколько гостей монастыря уже собрались уйти, другие же стояли в такой благоговейном состоянии, что казалось свет проник в них, отразился и теперь они начнут сами светиться, как маленькие светлячки. Парень прошёл на своё место и опять облокотился о стену. Он помолился впервые в жизни и перекрестился. Потихоньку люди разошлись, в храме остался только он и персонал храма. Он продолжал стоять на том же самом месте, думая о себе, своей семье и снах. Что-то непонятное коснулось его души и парню стало лучше. Не поверил он в Бога той светлой верой, что живёт в людях. В его сердце только проник один луч света и он согрел душу лишь немного. Парень почувствовал что ему нужно вернуться в свою комнату и тут же он вышел с храма. Во дворе так же и гудела метель. Она занесла снегом весь двор, намела сугробов над оградами. И пусти её в помещения, так она и там бы все покрыла снегом. Миша вошёл в комнату. Было тихо. Здесь не было никого. Он лег. Тишина была звонкой. Будто еще не перестали гудеть колокола, а продолжали дрожать на ветру. Он встал и выглянул в окно. Посмотрев на колокола, парень так и не понял шевелятся они или же нет. Он снова лег и уснул. Отоспался парень только к вечеру. Было очень хорошо. Вся скованность ушла, усталость как рукой сняло. Миша поднялся на ноги, его пресыщала сила. Ему хотелось работать, но глядя на своих соседей он понял, что сейчас вечер и они очень уставшие.

Он вышел с комнаты и пошёл к настоятелю. Ему не терпелось рассказать, что днем ничего не снилось, но старик не смог его выслушать, поскольку вёл переговоры с кем-то в кабинете. Миша посидел в коридоре и вернулся обратно в комнату. Мужчины ужинали. Он сел вместе с ними и поев снова все разговорились. Каждый говорил о своей судьбе, о своих сомнениях, о планах на жизнь и как водится, любой разговор переходит на тему смерти.

 Переживший только что гибель своей семьи Пётр замолчал и просто слушал, как другие говорили об этом. А он как окованный этой стихией умолк и только его глаза выдавали ту боль что раскрыла в это мгновение крылья его души. Мужчина опустил голову и не встревал в разговор, но потом всё-таки не выдержал и снова сорвался на Ивана.

- Да ты хоть знаешь что такое боль от гибели родных? Ты хоть имеешь представление что такое любовь к самым близким? Ты даже только и умеешь что глотать мужские части тела! Ты не знаешь, что чувствует мужчина, у которого на руках новорожденный ребёнок. Ты ничего не знаешь в жизни! Ты и в армии не был! Таких оттуда гонят, как прокажённых! Ты не знаешь и смерть. И никто ее не знает до тех пор пока ни потеряют близких! А когда потеряют, молят  творца чтобы он помог забыть эти знания. Поэтому я и пришёл сюда. Обошёл я уже десяток психологов, побывал у экстрасенсов, но не помогли. Мне посоветовали прийти сюда. Люди говорят в монастырях умеют наставлять на путь к истине.

Иван повернулся к Петру. Он сидел на своей кровати:

- А ты не выплёскивай на меня всю свою желчь! Пойми, то каким я являюсь, это не счастье, но и не порок. Это просто билогическое отличие. Не тебе меня судить! У меня есть двое детей, только с ними я не общаюсь, потому что мать настроила их против меня. Знаешь, Пётр, никогда не думал, что нас судьба вот так свяжет, но только сам Бог дал мне право говорить с тобою. Моих детей воспитал ты! Двоих дочерей зачал я.  Они мои дочери, а ты их воспитал... вот видишь, как жизнь порою смеётся над нами.

Пётр соскочил со своей кровати и кинулся на Ивана. Он мигом ударил его по лицо огромным кулаком. У того хлынула кровь из носа и была разбита губа. Иван тут же дал сдачи налётчику и они сцепились, упав на пол. Миша и Дмитрий не сразу смогли их расцепить, но растащив по разным углам комнаты смогли угомонить дерущихся.

- Я не верю ни единому твоему слову. Ты решил ударить в самое сердце... – зарычал Пётр.

- Нет, Петя, не я решил. Я не хотел говорить тебе об этом, просто ты сам вынудил сказать всё это. Я люблю моих дочерей, но так уж вышло, что любимая женщина была замужем. А я не смог раньше побороть в себе тягу к однополым связям. Когда ты уезжал в командировки...

- Не продолжай! – крикнул Дмитрий.

- Дмитрий, нужно это сказать сегодня, иначе нельзя... просто если мы начали выяснять отношения, их нужно довести до разумного заключения. Он думает что ему одному больно, а мне каково ему не понять. Он фашист. А фашисты считают только себя людьми, остальные для них овощи!  А жена страдала от его подноготной. Она не решилась уйти ко мне только из-за боязни что он убьёт её, когда я не смогу защитить её. Так что Петя, знай, не все в жизни ты знаешь и умеешь лучше других.

Пётр снова кинулся на Ивана и они задрались, но в этот момент в комнату вбежали монахи и настоятель. Они быстро угомонили дерущихся:

- Вот вы и показали, что все ваши стремления найти в себе силы для изменения, ничтожны. Вы рабы своих амбиций. И вы пришли сюда не справится, не утешить свою боль, а просто пожалится что на вашу шкуру выпало значительно больше бед, чем на чью бы то ни было другую. Вы живете тут, а сами потихоньку начинаете не ненавидеть своих соседей. Всяк сам по себе дерево рубит. Вы думаете, что ваше горе самое тяжёлое, а у других нет понятия даже о том, что же вы перенесли на своих плечах. Мужчины, вы наверное забыли где именно вы находитесь. Если еще разок такое повторится, то я буду вынужден принять меры. Теперь вы ложитесь спать, а утром, обдумавши придите ко мне оба. Бери ношу по себе, чтобы не кряхтеть при ходьбе. Думаю, мы сможем решить вашу судьбу... но колоть друг друга в самое сердце могут только падали. И вы это очень демонстративно показали друг другу. Настоятель повернулся и вышел из комнаты.

Стало очень тихо. Каждый сидел на своей кровати и молчал. Никто нечего не говорил. Было очень тяжелое ощущение. Весь воздух был напичкан отрицательным зарядом.

Петр отвернулся к стене и начал засыпать...

- Петь, я не со зла сказал... прости... Не хотел и не сказал бы никогда, да только ты сам вывел...

- Я теперь это и сам понял... прости... но очень тяжело осознавать что какой-то голубой является биологическим отцом твоих детей.

Миша улыбнулся и погасил свет. После произошедшего здесь спать не хотелось, он просто лег и начал обдумывать ситуацию. Получился какой-то бразильский сериал, с драматичным концом. Говорить совершенно ничего не хотелось. К тому же разговоры сейчас бы были неуместны. Полночи Миша лежал, думая о своей жизни. Он вспоминал как так же в детстве сделал удар под дых бывшему лучшему другу, за то что у него сложились отношения с девушкой, в которую он был влюблён. Миша с грустью вспомнил, как было три драки и несколько серьёзных разговоров, которые ни к чему не приводили и он представил, что он мог и сам оказаться на месте Ивана и Петра. Парню стало страшно. Он не хотел так поступать, но делал всё аналогично. Теперь стало очень противно от своих поступков.

...Женский крик... страшный визг... лязг цепей... вспышка... летящие искры...  звон железа... сильный ветер... вспышка света... тишина... шум проезжающего поезда... свист... крик... вопль... крепкие объятия, из которых не вырваться... и все это произошло в сумеречном тумане. Этот калейдоскоп перестал вертеться так же неожиданно, как и начался.

Миша почувствовал как что-то наваливается на него и крепко прижимает к полу. Его руки зажаты в холодные, железные оковы. Парню становится очень страшно, он предчувствует что-то жуткое. Яркий свет ударяет молотом в глаза и глаза перестают видеть на короткий миг, после которого он замечает силуэт стройной женщины. Она наклоняется к его лицу и целует. От этого поцелуя становится плохо. Женщина вытягивает из него все силы становясь еще прекраснее.  А он не может оторваться. Вкус ее губ становится похож на нектар цветов. Женщина знает толк в поцелуях, она долго не отрывается, но когда всё-таки заканчивает свой поцелуй, парень жадно глотает воздух.. Он стал обессилен, словно проработал целый день на стройке.

 - Вот, ты всегда бежишь от меня, от своей жизни, только никогда не уйти от самого себя и смерти. Ты долго задавался вопросами, что такое смерть, так вот смотри, это я. Я твоя жизнь, я твоя смерть, и запомни, мы единое целое. Никогда нас не разделяй. Да, я как медаль с двумя сторонами, как зеркало, или как оборванный цветок. Скорее всего, последний пример самый точный. Цветок срывают и наслаждаются его красотою, а он постепенно умирает, а потом его выбрасывают. Вот так же и со мной, или с тобою, вернее со мною в тебе и в каждом другом живом или не живом существе. Люди придумали множество обрядов, веруют в них, дабы их потомки тоже следовали и прощались с жизнью близких с почтением. Только каково умершим после расставания с жизнью не ведомо никому. Я провожаю их и оставляю, за той чертой, через которую нет дороги назад.

- Зачем я тебе?

- Не перебивай, - женщина прислонилась своим пальцем к губам парня и он умолк, - Ты бегаешь от себя, и от меня... только не уйдёшь никогда. Пойдём, поиграем на колоколах, всегда любила их звуки.

Миша почувствовал лёгкость в своём теле, от него все отринуло. Он взял женщину за руку и. Они вышли из комнаты, прошли бесчисленные коридоры монастыря, вышли во двор, поднялись по лестнице часовни и встали под несколькими огромными колоколами. Парень удивлялся, как эта женщина с лёгкостью отворяет все двери. Тут наверху дул сильный холодный ветер. Он кружился на небольшой площадке, наносил снег и шатал колокола. Женщина взялась за тросы и начала играть. Она воспроизвела очень интересную мелодию. В ней были очень красивые переливы, музыка звучала как ручеёк, как ураган, как стаи перелётных птиц, в ней было все, что происходило в жизни Миши. Он вспоминал одну историю за другой. Парень вспомнил, как он гулял с друзьями по лесу. Было тогда ему лет десять. Дети гуляли, игрались и забрели далеко в глушь. Местные жители из покон веков обходили эти места стороной, а детям стало интересно, что же здесь было таинственного. Миша подошёл к омуту, в котором было много пузырьков. Они  поднимались на поверхность откуда-то из глубины. Много струек воздуха было в водоёме. Мальчику очень захотелось опустить руки и поймать эти пузырьки, почувствовать как воздух щекочет кожу, но едва он опустил руку в воду, как из глубины всплыл чёрный череп который был обмотал болотной тиной. Внутри него сидела лягушка. Мальчик закричал во весь голос и рванул от омута что было сил. Он не слышал ничего, ни криков друзей, ни пения птиц. Бежал он долго и остановился лишь на асфальтовой дороге, которая пролегала по среди леса. Миша присел и отдышался. Но едва мальчик пришел в себя от страха, как услышал сильный топот, словно огромный конь, или лось бежали по асфальту. Мальчик знал, что дикому лосю лучше не попадаться на глаза, поскольку он может затоптать. Он быстро сбежал с дороги и присел в кустах, надеясь на то, что этот топот принадлежит лошади, и кучер отвезет его домой. Но увиденное потрясло мальчика. Человек только в детстве может испытывать такие яркие эмоции. По дороге шёл мужчина ростом метров восемь – девять. Он был выше самых высоких сосен, был одет по старославянскому обычаю. Обут был в лапти. Его густая борода и длинные волосы были очень ухоженными. Мужчина шел, что-то напевая. Голос звучал так мощно, будто огромный тромбон был спрятал в горле великана. Миша прижался к земле боясь, что незнакомец заметит его. Мальчик испугался очень сильно, но великан прошёл мимо и скрылся далеко за лесом. Еще долго мальчик видел как его огромная косматая голова была видна выше деревьев. Затем он скрылся, но Миша продолжал сидеть на месте, не шевелясь. Лишь когда послышались сзади шаги Миша обернулся. Он увидел, что к нему подходят его друзья, которые искали мальчика везде. Он тут же выпалил то что видел только что, только мальчишки посмеялись и сказали ему, что у страха глаза велики. Друзья не поверили ему, потому что в такое трудно поверить на слово. Они вернулись к вечеру домой и сколько бы мальчик не пытался разъяснить друзьям и родным, что видел этого великана реально никто не поверил. Потом Миша и сам постарался забыть эту историю, стереть из своей памяти, и вот только когда звучала эта железная музыка, он вспомнил эту историю и десятки других. Они как алые зори загорались в памяти и радовали сердце. Парень вспомнил много деталей из жизни о которых уже давно позабыл.

А потом музыка затихла и вместе с нею прекратились воспоминания. Все затаилось, в какой-то очень тревожной, дрожащей тишине. Миша посмотрел на женщину и смог разглядеть ее под сиянием убывающей Луны. Она была одета в тяжелую черную мантию, свисающую с ее тоненьких плеч. Она была очень плотной, что даже на ветру практически не шевелилась. На голове был простой русский кокошник в форме стрелы. Женщина продолжила играть на колоколах, только мелодию она стала играть очень тяжелую и отчаянно - грустную.  Это была настоящая погребальная панихида, только главный герой играл ее сам по себе, без участия других лиц. Миша чувствовал, что он как тот сорванный цветок тихо увядает и становится никому не нужным. Женщина оторвалась от колоколов и снова поцеловала его. Ее поцелуй был на вкус очень терпким, теперь вкус ее губ был как древесная кора. Он закрыл глаза... перед глазами мелькали фонарные столбы... гул рвущегося железа... вой ветра... отголоски каких-то древних песен... бубен шамана... волчий визг... детский плач... потом все это утихло и парень упал на пол...

Утром его обнаружили звонари сонным на колокольне. Никто не знал как он мог пройти сквозь двое закрытых дверей на замки, а сам Миша не смог сказать как он попал сюда...

 

 

1-16 декабря 2012

 

 



[1] (Еккл. 9:5—6).

[2] (Еккл. 9:10).


© Copyright: ВЛАДИМИР РОМАНОВ, 2013

Регистрационный номер №0106485

от 2 января 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0106485 выдан для произведения:


 


 

 

«Бежим же отсюда, где нет ничего;

 

где ничтожно все, что видится великолепным;

 

где даже тот, кто считает себя чем-то,

 

на самом деле ничем не является

 

и вообще не существует».

 

Амвросий

 

- Смерть источает холод и ужас, как цветок – аромат. Смерть приходит ко всему, что есть во вселенной. Она никогда не забывает ни о чём. У неё есть дело к каждому человеку, животному и неодушевлённому предмету. Люди привыкли представлять смерть старушкой, носящей косу в руках, но кто на самом деле отнимает жизнь, нам не ведомо. Вот смотри, сейчас начало зимы. Смерть приходила к каждому листику в нашей роще. Разве может успеть один ангел прийти ко всем листьям, умирающим в конце осени? Нет, смерть это не старуха, в ней столько силы, сколько во всем мире нет.

- А как тогда узнать что такое смерть?

- Познавший жизнь, сможет познать и смерть! Точнее познавший жизнь, сам захочет смерти, чтобы дать возможность другим узнать как жизнь прекрасна. Только это чувство присуща немногим. Большинство же хватается за все, дабы удержаться за жизнь. Но все в мире устроено так, что с жизнью никто не хочет расставаться. Даже те, кто желают умереть, думают о том, что сегодня они умрут, завтра их похоронят, а после они воскреснут и снова продолжат жить. Но так не бывает. Бывает совсем наоборот. Вот смотри, сейчас вечер. Солнце уходит за горизонт. Наступает ночь. Так происходит миллиарды лет, казалось бы ничего не может быть удивительного ни в солнечном восходе ни в закате. А человек всю жизнь восхищается ими и каждый день замечает, что не бывает одинаковых зорь. Каждый день не похож на предыдущие, даже тени от Солнца разные.

- Да, я это и сам замечал. Но все же смерть существует. Она ведь всемогущая! Она ведь приходит за всеми и ни о ком не забывает.

- Ты думаешь у нее есть память? У смерти нет ничего. Она просто идёт следом за жизнью. Ее черёд такой, следовать за жизнью, а если жизни не будет, и смерть перестанет существовать. Всё это простое заключение бытия вселенной. Жизнь зарождается и тут же появляется смерть, начиная бой. Поначалу жизнь одолевает смерть, а после жизненные силы иссякают и смерть побеждает. Просто жизнь бывает короткой, а бывает длинной. У облаков жизнь короткая, а у звезды длинная, но ведь и облако умирает и звезда взрывается, или затухает. Здесь все зависит от времени, отведенного всем.

Вот наша роща, ей ведь много лет, но она жива! Хотя сменилось уже три поколения деревьев на моем веку, а сколько выросло деревьев до меня, а сколько будет после нас? Так же и люди. Человечество живёт уже довольно долго, но ведь оно постоянно обновляется. Одни люди умирают, другие рождаются. Даже мы вот с тобою сидим и не видим друг друга. На дворе ночь, зима, всюду лежит войлок сырых листьев и по правде говоря я не вижу не то что тебя, я не вижу ничего кроме вон той звезды на востоке.

- Это не звезда, это Марс, планета Марс.

- Надо же, столько лет прожил, а так и не узнал, где на небе находится ближайшая наша соседка. Марс такой красный, даже свет его отличен от всего, что там блестит вверху.

 Старик повернулся к парню, но в кромешной темноте, не увидел ничего. Зрение давно уже было слабым, а сейчас не было с собою даже очков. Он встал и попрощавшись с парнем ушел. Но через минуту подошёл обратно:

- Мы вот с тобою поговорили о вечном, а о сегодняшнем ни слова не сказали друг другу. Ты не собираешься уходить, значит, решил ночевать у нас. Пойдём, я отведу тебя в комнату, где сможешь ты переночевать.

Парень молча поднялся, взял рюкзак, лежащий возле него, пошёл за стариком по длинному коридору, в котором пахло ладаном и плавящимся парафином. Горело несколько электрических ламп, но все же здесь было не ярко. Старик шёл бодро. Он что-то говорил тихо, но парень не мог расслушать слова. Потом старец повернулся лицом к гостю и указал правой рукой на дверь:

- Здесь есть одна свободная кровать, где ты сможешь спать. Но помни одно, еще до зари тебя разбудят, потому что в монастыре перед зарёю начинается служба. Ты на сколько дней у нас хочешь остаться?

Парень ничего не ответил, пожав нерешительно плечами.

- Дня два, три может быть. Просто мне нужно подумать, побыть одному... а там видно будет... я заплачу вам за то, что буду здесь.

- Платить не надо, поможешь работой. Нам нужны крепкие мужские руки – надеюсь, ты так же хорошо работаешь, как и задаёшь вопросы, - усмехнулся старик, отходя от двери.

Парень открыл дверь, вошел в маленькую комнату, где были трое мужчин. Они все лежали на разных кроватях, укрытые старыми, советскими покрывалами.

- Доброй ночи, - сказал вошедший парень.

- Доброй, - ответили ему незнакомые мужчины.

- Меня Миша зовут...

- Ложись, Миша, завтра поговорим, а сейчас спать хочется... да закрой дверь, а то при свете сон сгоняешь,– ответил ему один из мужчин.

Парень подошёл к кровати и сел на нее. Он не стал раздеваться, только на ощупь нашел подушку и покрывало. Он лег и уставился в потолок. Спать он сильно хотел, но боялся. Даже здесь за стенами святого монастыря было страшно спать. Он слушал, как дышат трое мужчин, как где-то за окном гудел ветер и ничего больше. Парень лежал, стараясь не думать ни о чем. Он все время вспоминал, как каждую ночь к нему приходит во сне смерть. Монах был прав, она не выглядела как старуха с косою, одетая в большой бесформенный балахон. Во сне смерть приходила в новомодном костюме проститутки. На ней были длинные черные колготки, блестящее черное нижнее бельё, черные перчатки, в руках плётка и холодный взгляд, настолько холодный, от которого нельзя было оторваться. Ты смотришь в глаза смерти и видишь то, что было с тобою за всю жизнь. А смерть соблазняет тебя, то своими потрясающе красивыми ножками, то наклониться перед тобою, оголяя груди и ты теряешься, мозг отключается и из тебя вырывается вулкан мужской стихии. Тебя тянет к этой женщине, как железо к магниту, как пыль по ветру. Не престало ведь мужчине отказывать женщинам в их желании. Миша встал с кровати. Он боялся опять спать. Несколько ночей к ряду смерть приходит к нему во сне и соблазняет, а все нутро его сопротивляется этому, и пока ему удавалось проснуться и избежать поцелуя смерти. Он истощал весь, пропало и настроение и аппетит и желание жить так, без сна и отдыха.

- Ты чего не спишь? Если нет сна, тогда лежи не шевелясь. Железные кровати скрепят, дай нам отдохнуть! – сказал опять один из лежащих мужчин.

Миша лег снова на спину и опять начал смотреть в потолок. Было уже не так темно. Взошла полная луна. Она осветила стены, где были изображены несколько икон. Миша не смог разглядеть их, поскольку было достаточно темно. Он повернулся на правый бок и все же уснул.

Всюду были слышны выстрелы. Они разносились то далеко, то очень близко, и чувствовалась земля во рту, от них. очень сильно пахло горящим железом. Этот запах забивал все. Миша посмотрел в небо, а там горела звезда, она приближалась к нему очень быстро, что невозможно было понять как эта маленькая искорка стала перед ним огромной светящейся болванкой, через долю секунды. Огонь врезался в него, попав в грудь. Сильная боль вспыхнула во всём теле и парень отключился. Очнулся он от прикосновения головой о что-то очень мягкое и приятное. Он запрокинул немного назад голову и увидел над собою спину медсестры, его голова касалась женских ягодиц. Позади шла тоже мед сестра. Она улыбнулась парню, заметив что он очнулся и что-то сказала идущей впереди коллеге. После чего они остановили носилки и одели маску на лицо парню. Стало очень легко дышать и он вновь отключился. Потом он пришел в себя и увидел что находится в операционной. Здесь бегал врач и несколько ассистентов. Он почувствовал что не может шевелить руками и ногами и поглядев на них, понял, что они привязаны. Врач спросил у него что-то и парень ответил, но и сам не понял что. Снова на лицо положили маску и опять стало очень комфортно. Необыкновенная невесомость была в теле. Парень лежал не думая ни о чем. Он стал как дым, понимающимся к небу. Серыми струями он тянулся в воздухе, переплетаясь, изворачиваясь, будто действительно стал дымом, или туманом. Потом Миша почувствовал, что он отрывается от собственного тела, он смотрел на самого себя со стороны. Тело больше не принадлежало ему. Оно осталось внизу, лежать мёртвым грузом, а он сам поднимался, мимо врача и нескольких медсестёр. Они резали что-то, зашивали и латали дырки на его теле, как на порванной ткани. Ему не хотелось смотреть на операцию. Он поднимался все выше и выше. И парень стал ощущать, что видит он не только глазами, а видит мир вокруг себя на все 360 градусов. Вся его сущность видит мир. Он понимал, что находится у него за спиной, под ногами, сбоку, хотя не было уже никаких конечностей и частей тела. Это была только память того что когда-то все это существовало в нем. Теперь же он чувствовал только невесомость, такую легкую, такую необыкновенную, что казалось что смерть прекраснее жизни, но только он подумал о смерти, как его затянуло в тело, как пылесос проглатывает целлофановый пакет. Парень не смог понять ка это произошло, только что он парил над своим телом как вот в это мгновение он очутился с собственном теле, он пошевелил пальцами и снова провалился. Теперь он падал сквозь нижние этажи здания и сквозь земную твердь. Было чудовищно тяжело. Снова парень потерял контроль над собою, снова они видел вокруг себя на все 360 градусов, только он теперь падал и пролетал через какой-то узкий коридор в земле. Здесь было сыро, темно и воздух был затхлым, как в глубоких подвалах, в которых нет вентиляции. Затем он попал в какой-то очень большой холл, где пахло горящим углём. Было жарко и хотелось пить. Страх обвеивал парня в чудовищные объятия, опутывая его тьмой мироздания. Здесь было так темно, что сразу стало понятно это Тьма, которая была до появления Света. Тьма кружила вокруг него невидимой птицей, и её оперенье было соткано из различных перьев, которые были иссиня-чёрные. Томный страх душил парня и он ужаснулся такой смерти. И только мысль о смерти возникла в душе, как он снова попал в своё тело. Он открыл глаза и увидел возле себя женщину. Она сидела рядом с ним и гладила его руку. Кем была эта женщина, Миша не знал, он попытался спросить у нее, кто же она такая, но не смог пошевелить языком. Всё тело онемело, только ее магнетический взгляд притягивал его взор. Он снова почувствовал, что рядом с ним находится смерть. Женщина смотрела на него, а сама тянулась к его лицу, дабы поцеловать, шепча, что он похож на её сына, и что она хочет пожалеть его, помочь избежать мук и гибели. Миша угадал эту женщину. Эта была его соседка, умершая десять лет назад не далеко от его родной деревни. Женщина утонула в омуте.

- Нет! – что было силы закричал Миша.

Он соскочил с кровати и встал на ноги. Вокруг было темно, лишь один из мужчин включил фонарик и направил его луч на парня.

- Что ты такой неугомонный? Бесы небось тревожат тебя?

Миша молча махнул головой и снова лёг. Сон сняло как рукой. Он лежал, вспоминая сон. Ночь от ночи они становились страшнее. Он твёрдо решил, что будет теперь спать днём, а по ночам бодрствовать. Сейчас же он хотел дождаться утра, чтобы сбежать отсюда. Он чувствовал как время почти не движется.

- Миша, послушай. Сон плохой ведь сниться от уставшей натуры, души. А хорошие сны сняться когда человек очистился. Как живется человеку, то и спится ему. Ты небось лежишь и думаешь, что нужно утром сбежать отсюда. Я тоже в первую ночь так же думал, а вот сегодняшняя уже четвёртая моя ночь здесь. И чем дольше нахожусь здесь, тем дольше хочется.

- Мне смерть снится уже несколько дней. Она подходит ко мне и пытается поцеловать, а в этот момент я просыпаюсь. Она приходила уже в виде проститутки, матери, девушки, учительницы. Мне на самом деле страшно. – почему Миша это сказал незнакомому мужчине он не знал. Может быть утром бы он и не промолвил ни одного слова о своих снах, но время после кошмара влияет на человека очень сильно.

- Спи спокойно. Сон смерти брат. Уснул — помер, проснулся – ожил. Ляг да усни; встань да будь здоров! Выспишься — помолодеешь. Утром поговорим.

Миша не спал до утра и когда за дверьми запели какое-то песнопение, он первым соскочил с кровати и подошёл к окну. Он смотрел, как мужчины просыпаются, одеваются. Они ничего не говорили, просто посмотрели на него так, будто знают его уже не один десяток лет.

- Пойдем, умоемся. – сказал снова тот голос, который разговаривал ночью. – меня Димой зовут.- Парень посмотрел на мужчину. Его небритое лицо было очень уставшим, но взгляд был очень чист. Мужчина смотрел таким ярким взглядом, глаза блестели ярким огнём рассвета. Мише хотелось расспросить его о том, что его привело сюда, но тот опередил его – я пришёл сюда чтобы исцелили меня от пьянства. Не могу я сам побороть в себе тяги к спиртному. Нет больше мочи пить, и бросить я тоже не могу. Нет жизни ни мне, ни родным и смерти нет. Пробовал несколько раз покончить с собою, но всегда люди мешали. Первый раз повесил верёвку на сук во дворе, натёр ее хозяйственным мылом, залез на дерево просунул голову в петлю и прыгнул. Какое же было моё разочарование когда я увидел в полёте что ветка подпилена накануне вечером внуком. Я упал на землю и ветка ударила мне по голове. Второй раз я прыгнул под колёса грузовика. И тут тоже не повезло, как я считал тогда, водитель был первоклассным шофёром. Он смог объехать меня, не задев ни одним колесом. Потом он вышел из машины, да как дал мне, чтобы я ходил дальше от трассы. Как же было приятно, когда он бил меня, как же мне было противно то что я жив, то что не могу вот так как он владеть самим собою. Как я ненавидел сам себя. Третий раз был летом, я напился и прыгнул с моста в реку. Но и там люди спасли меня. Они подбежали и быстро вызвали скорую помощь. Врачи поставили меня на ноги за два месяца. Потом ко мне стали приходить менты. Каждый день приходили, осведомлялись здоровьем, проверяли меня на всяких детекторах, привозили психологов, пробовали гипнотизировать меня. Но знаешь русского человека не берет ничего, когда он выпил ни одну флягу спирта.

- Вы не стесняетесь говорить о таком совершенно постороннему человеку? – спросил Миша.

- Нет. Сюда люди приходят не просто так. Это как последняя инстанция перед смертью. Я вот тоже три ночи еле пережил. Кто ко мне только не приходил! А я все стоял и молился. Молился так, мало кто из здешних, как мне казалось раньше. я думал что в монастырях люди только и делают что молятся, но увы я ошибался. Здесь столько работы, что ее никогда не переделаешь, если будешь надеяться только на свои силы. А вот вчера я смог прикоснуться к Богу. Нет, не подумай что я буду тебе демонстрировать свою религиозность или доказывать что моя вера глубока. Нет во мне ни того ни другого на тот момент времени! Просто я почувствовал, как являюсь частью вселенной, при чём очень важной частичкой, без которой весь мир не может быть завершённым!

Миша огляделся. Они вышли во двор и подошли к колодцу. Он был полон. Дмитрий разделся до трусов и попросил вылить на него ведро ледяной водой. Миша засомневался, стоит ли обливать, но мужчина посмотрел на парня и спросил почему тот не обливает его. Миша набрал воды и вылил на мужчину. Тот покраснел и от него пошёл пар.

- Хорошо-то как! – протянул мужчина. Он предложил и парню умыться таким же образом. Миша сомневался ровно секунду, и согласился. Холодная вода скрыла все чувства. Она пробудила весь организм и все негативные мысли исчезли.

- Спасибо, Дмитрий.

- На здоровье, брат. Теперь мы пойдем позавтракаем и отправимся копать землю. Нужно докопать траншею под фундамент часовни и начать делать опалубку. Миша пошел следом за мужчиной.

День пролетел очень быстро. Но силы покинули парня еще быстрее. Он не привык физически работать. Последние годы он работал продавцов в магазине бытовой техники.

Вечером поужинав, снова мужчины собрались в комнате. Парень еще днём познакомился с другими мужчинами живущими в этой же комнате, посему вечером они разговаривали друг с другом как родные люди.

Одного из мужчин звали Пётр, другого же Иван. Пётр начал говорить о себе первым

- Я попал сюда потому что нет силы жить дальше после гибели жены и троих дочерей. Я заработал этой весной и летом денег и купил четыре билета на Чёрное море. Сам же решил пока не будет жены и дочерей сделать ремонт в квартире. Семью отправил на юг, а сам вернулся домой. Первые дни жена звонила мне, рассказывая как же интересно там. Они ездят по экскурсиям, отдыхают, в общем проводят очень интересную программу, а потом звонки прекратились. Телефоны и жены и дочерей молчали. Я дозвонился до гостиницы, но там оказалось что моя семья погибла и что они не могут третий день связаться со мною. Меня попросили приехать к ним я вылетел ближайшим авиарейсом. Там мне сказали, что жена и дочери сами отправились в горы, а там прошёл сель после дождя и их не могут найти. Меня отвезли на место селя, там действительно было страшно. Огромная часть горы сошла в ущелье, подмяв под себя половину посёлка. Люди разгребали землю, грязь, камни, огромные валуны, деревья, но не могли добраться до домов. Сель сошел большой. Он покрыл посёлок шести метровым слоем грязи. Я до сих пор не нашёл свою семью. Официально они считаются пропавшими без вести. Я распространял объявления куда только можно, но никто ничего не знает и главное никто ничем не может помочь. Люди остались погребёнными землёю, а найти их не могу. Мне предлагали местные строители чтобы я оплачивал их работу, но где мне взять миллионы для этого?

Мужчина заплакал. Он носил в себе эту боль долго, и здесь, попадая в общество, где каждый уже не мог носить свою беду в себе, дал слабинку. Он плакал, как малое дитя, плакал искренне, не ожидая что ему скажут сочувствующее слово. Он просто понимал чего стоит молчание остальных мужчин в этот момент.

После этого монолога, Иван долго не говорил ничего, поскольку тяжело было начинать рассказ о себе после услышанного.

- Говори пожалуйста Ваня, - попросил Дмитрий. Он сказал, что сюда люди приходят выговорится, что там в мирской жизни люди давно разучились говорить по душам, тем более мужчины, которым в наше время приходится быть и хорошими любовниками и хорошими добытчиками денег и хорошими отцами, и добротными врагами для тех, кого приятно именовать меньшинствами.

На последний тезис Иван очень обозлился, но старался скрыть это, но это не получилось.

- Сразу хочу сказать вам, что я голубой, так называют нас те которых принято именовать натуралы. – может Иван ждал, что на него сейчас все посмотрят, или скажут что-то, и он сделал небольшую паузу, а после продолжил. - Мне 42 года. Да вот так вышло это. Понял я что у меня не та ориентация в армии, когда я ясно осознал, что меня привлекают не девочки. Я долго скрывал это, старался больше общаться с девушками, искал себе спутницу жизни, но так и не нашёл её. А в какой-то момент я начал ощущать брезгливость к женщинам и перестал общаться с ними. Вам конечно этого всем не понять, но это внутренняя потребность, это далеко не веяние моды. Быть гомосексуалистом далеко не счастье, это огромная трагедия. Тяжело найти себе спутника жизни. Все равно даже если находишь его, ты в какой-то момент понимаешь что кроме удовольствия быть рядом с любимым человеком должно быть нечто большее. Хочется детей, а их не родишь без женщины, а ни одна женщина не отдаст выношенного под сердцем ребёнка чужим мужчинам. Вот поэтому я здесь. Я хочу начать жизнь заново. Я хочу отыскать себе женщину и  создать семью.

- А чему ты сможешь научить своего сына, если тот появится на свет? – спросил Пётр. Он внимательно смотрел на Ивана. В его взгляде была обреченная тоска по семье, и горел огонь презрения к такого рода мужчинам.

- У меня два высших образования, по первой профессии я инженер, по второй преподаватель физкультуры.

- Я конечно не в праве тебя судить, но пойми правильно, как-то с тобой в одной комнате спать не очень то приятно.

- Я все понимаю... но ты вот спал три ночи, не зная обо мне этого, и ничего же страшного не произошло.

- Ничего...

- Вот так и будет, тем более я завтра поговорю с настоятелем ещё раз и уйду, я почти уже исправил себя. – Иван лёг на кровать, отвернулся к стене и замолчал.

- Ну а ты как сюда попал, мой юный друг? – спросил Пётр.

- У меня все проще и при этом страшнее вашего,,, - Пётр оживился, - Страшнее не значит ужаснее или больнее. Просто во сне за мною ходит смерть. Можно конечно отнестись к этому со смехом, но вот не получается. Неделю не нахожу себе места. Все уже обдумал, все уже испробовал, но так и приходит ко мне каждую ночь смерть.

- Серьёзно, однако... – подытожил Иван. – все мы сюда пришли не от хорошей жизни... только вот я вам сейчас рассказал о своей беде и мне стало легче, как камень с плеч скинул. Нет не сопли я тут пускаю, просто я думал я буду гореть от стыда перед вами, ан нет. Я не стыжусь то кем я являюсь, впервые в жизни. Может быть надо было и родителям об этом сказать, только умерли они, так и не дождавшись внуков. Я за это постоянно попрошу прощения у Бога.

- Да ты не у Бога проси прощения, а сам заслужи его! Ты сокрыл от родителей правду, это ведь обман. Хотя тяжело признаться родителям в том, что ты не можешь завести ребёнка из-за иного влечения.

- Тяжело – протянул Иван. Он не оборачивался лицом к остальным мужчинам. Он так же и продолжал лежать лицом к стене.

- Иван, а как вы поняли что вы гей? – спросил Миша. Ему стало любопытно это. Он почувствовала как на него посмотрел с недоверием Пётр, который наградил молодого человека тяжёлым взглядом, от которого у Миши пробежали мурашки по телу.

- Я об этом не хочу рассказывать.. просто была молодость, а мало у кого в это время в голове порядок.

- Это верно. – сказал Петр. – Давайте спать, а то утром опять вставать.

Утром всегда вставать, а вот поговорить никак не получается, - тихо произнёс Дмитрий.

- Ну выйдите в коридор и говорите там, хоть до зари. Я устал и спасть хочу. – Пётр тоже лег на свою кровать и отвернулся к стене. Он явно не желал здесь больше находиться.

- Да не всем здесь под силу находиться, мне тоже. Только не время уходить отсюда в таком гневе. Не для этого я пришёл сюда.

- Я вот тоже думал посижу здесь, подумаю, а мы тут пашем как рабы на галерах.

- Миша, ты поработаешь и поймёшь, что думать можно при работе и при отдыхе. Встань и пойди поговори с настоятелем. Думаю он будет не против узнать причину твоего прихода.

После сказанных Петром слов, парень вышел в коридор и пошёл прямо по коридору. Днём он уже узнал где находится кабинет настоятеля. Он подошёл к двери и постучал. После разрешения он вошел внутрь. Здесь посреди комнаты стоял письменный стол, два шкафа с огромным количеством книг в хороших, красивых твёрдых переплётах. Несколько больших икон украшали стены. На полу лежал желтый палас. Было очень тихо. Священник что-то писал. Он поднял взгляд на парня и привстал, руками показывая на стул, чтобы гость сел.

- Чтоже тебя молодой человек привело к нам?- высоким, грудным голосом спросил настоятель.

Парень подумал что он хорошо поет, раз даже при разговоре его голос льётся как ручей.

- Понимаете, ко мне во сне приходит смерть и все время соблазняет, пытаясь поцеловать. Она приходит в разных обличиях, то в образе родной матери, то не родной, то женщины вольного поведения, то учительницы, а то и вовсе в виде чего-то необъяснимого. Я боюсь засыпать, как только начинаю видеть что-то во сне, понимаю что это все закончится одной и той же концовкой. Это продолжается уже неделю, а то и больше.

- А что привело к этим снам?

- Нет, ничего не обычного не было. Даже не смотрел никакого ужастика, или не слышал никакой мистической истории. Стараюсь держаться от всего этого отдаленно.

- Да, удивительно слышать об этом от молодого человека. Сейчас ведь все это в свободном доступе, как принято говорить нынче в шаговой доступности. А ты сторонишься... вот и как же тебе помочь... мы же не врачи, отказывать не имеем права! Завтра не ходи с мужиками на стройку. Я думаю, тебя отправлю в нашу библиотеку. Там есть одна книга, ты её почитай, а вечером расскажешь о своих мыслях, которые придут во время прочтения. Понимаешь, приходящая во сне смерть - это твоя тревога. То что ты не смог победить в себе с детства. Это страхи, думаю тут нет места пресловутым бесам, которыми так любят пугать людей. Вообще порою удивляюсь как всех православных людей сейчас ругают якобы у нас законсервелые средневековые представления о мире. Ну это мои мысли вслух,- настоятель встал со стула и обойдя стол, остановился рядом с парнем. – Пойми, я не хочу тебе говорить о твоём грехе, о твоём безбожном отношении к миру, я не имею права судить тебя, поскольку ничего не знаю о тебе. И даже если узнаю, то все равно моё мнение не ухудшится. Врут все люди, когда говорят что начинают относиться к людям хуже, узнав что-то о них худое. Нет, это люди сами себя перестают на какой-то момент любить меньше, потому что разочаровались в том, кому привыкли доверять. Может быть конечно, и отношение к другому человеку ухудшается, но все равно человек устроен так, что во всём, что его окружает, видит он самого себя. Только нужно помнить одно. Кто добро творит, того Бог благословит. Доброму человеку и чужая болезнь к сердцу. А вот тяжело стать добрым человеком. Хотя ставши таковым, врятле захочешь быть иным. Так что жду тебя завтра утром у себя в кабинете.

Миша встал и отправился спать. Он снова не хотел попадать в лапы, ставшего коварным, сна. Он вошёл в комнату тихо, лег на кровать и задумался о приятном, о детских прогулках, о первой влюблённости, о советских мультфильмах. Потихоньку его мысли отогнали мрачный настрой  он успокоившись уснул.

- Давай залезем на эту крышу?

- Нет, я боюсь, нас ругать будут.

- Трус! Не бойся, сегодня у тебя день рождения! Никто тебя ругать не будет! Я полез, а ты стой тут, трус ты!

Мальчик смотрел как его старший брат вскарабкивается до акации вверх, дабы с неё потом перешагнуть на крутую шиферную крышу. Он сделал своё дело очень быстро и помахал брату рукой, презрительно улыбаясь сверху. Миша разозлился и вскоре тоже залез на крышу. Это был дом в деревне у их бабушки. Они ходили по шиферу, смотрели на окрестности и ругались на проходящих соседских девушек. Но тут подул сильный ветер, оба мальчика оказались на земле. Миша смотрел опять на свое тело со стороны. Только он не видел его чётко. Все что было, рядом казалось кто-то накрыл полиэтиленовым пакетом. Полное равнодушие царило в глазах близких людей. Миша видел как родная мать стояла и просто смотрела на тела детей. Отец курил и глядел в другую сторону. А родственники и друзья просто продолжали бегать и веселиться. Миша заплакал. Он так громко плакал, что в ушах зазвенело. Он подбежал к матери, обнял её, но она не пошевелилась, продолжая смотреть на лежащее тело, которое до сих пор не мог он рассмотреть. Потом тело погрузили мед работники в катафалку и увезли куда-то. Не объяснимая сила потянула парня следом за машиной. Он бежал по дороге, едва поспевая за машиной, а потом увидел тот же коридор, в котором был уже недавно. Снова были те же медсёстры, что везли его на каталке. Они остановились над окном в которое светило Солнце. Лучи освещали это место. Парень подошёл к кровати и понял, что открывает глаза, лежа на кровати. Он внимательно посмотрел на спинку кровати, где только что стоял, но там не было ничего. Лишь какую-то долю секунды была серая тень, растворившаяся в солнечном свете. Парень осмотрелся. Никого не было рядом. Он позвал маму, но никто не подошёл. Миша ждал молча и через несколько минут к нему подбежала старушка. Она схватила мальчика за руку и потянула за собою. В ней было столько силы, что она могла бы утянуть стоящий грузовик. Мальчик не касался земли ногами. Старушка же бежала с такой скоростью, что он не понимал где же находится. Вроде только был больничный коридор, теперь перед глазами уже вырос лес, или роща какая-то очень заросшая, а после стало очень темно и душно.

- Вот я тебя и похитила! – сказала старуха. – Ты говоришь, что не старуха я с косою, а посмотри, в каких обличиях я к тебе приходила, ты все время успевал проснуться, а сегодня не сможешь! Пойми, глупыш, от смерти никто не уходит, рождаясь человек всю жизнь направляется ко мне. У меня нет причин чтобы тебя забрать раньше, но с тобой много хлопот.

- Отпустите меня! – сказал жалобно мальчик. – Я ведь прожил всего 6 лет. Неужели вы не понимаете, что жизнь моя не должна закончится, едва начавшись?

Старуха наклонилась к нему. Ее измождённое лицо выражало бесконечные века усталости. Она ехидно улыбнулась и выпрямилась. Тут же в её руках появилась книга, где она что-то читала и шептала.

- Да, тебе ещё жить достаточно долго. Только кто-то из великих сказал: «За честное обхожденье всегда получишь почтенье». Где оно, это почтение? Когда я его заслужу? И когда перестанут меня бояться? «Начинаючи дело, о конце размышляй», так гласит народная молва. Только вот люди не желают об этом думать. Ты подумай над этим мальчик и захочется ли тебе заводить семью и рожать детей на свет! Хотя с другой стороны, дерево ценят по плодам, человека по делам, а что ты сделал за прожитые годы – тут старуха снова оживилась. Она схватила парня за грудки и начала трепать со всей силой. В её взгляде вспыхнуло пламя. Языки огня вырывались из зрачков. Становилось страшного. В старухе просыпался вулкан. Она врывался на ружу громким криком.- Отвечай, что ты сделал в жизни? Отвечай, не молчи! Я кому сказала? Что я за тобой как влюблённая девка бегаю из ночи в ночь! Порешу я тебя сейчас, и дело с концом! Отвечай, не молчи!

Мальчик онемел. Он смотрел в глаза старухи не мог пошевелиться. В ней было столько злости, сколько во всем фашизме нет. Даже небо нахмурилось, источая молнии и гром. Он дрожал, как замёрший ягнёнок, на его глазах появились слёзы. Старуха продолжала трепать его с той же богатырской силой, с какою планета трясётся во время подземных толчков.

Тут парень открыл глаза и понял что это опять был сон. Покрывало и подушка были мокрыми от его пота. в комнате было тихо. Убывающая Луна светила в окно. Миша решил снова не спать до утра. Это наваждение не столько страшило его, сколько надоело. Он попытался вспомнить свой сон, и сопоставить его с предыдущими. Да, смерть гоняется за ним и с каждым разом она становится злее. Миша подумал, что может быть так над ним потешается судьба. Может быть она тоже как смерть, живой персонаж нашей жизни? Может быть судьба, как снайпер стреляет нашими жизнями по мишеням. Кто-то попадает, кто-то промахивается и поэтому каждый человек проживает свою жизнь иначе, чем окружающие его люди. Судьба ведь не собака, палкой не отмахнёшься от нее. Она ведь тебя поджидает в самых не приметных местах и как огреет своим изворотом, что потом долго приходишь в себя. А она лежит где-то за гранью нашего видимого мира и хохочет над тобою, гордясь своим остроумием: «Миша, мой друг, - подумал парень про себя, - О чем ты думаешь? Что за бред ты несешь. Лучше уж спи, чем гонять на яву себя такими  умозаключениями. Ты наверное скоро в психушке окажешься...»

Он опять стал вспоминать что-то из собственного детства, но ничего не лезло в голову. Зато в мозгу крутились слова этой злобной старухи, что она очень устала, что в ней зашкаливают эмоции и что ей надоело бегать за ним из сна в сон. И теперь парень решил, что хочет задать вопрос ей, зачем она бегает за ним, какие цели преследует. Но тут же усмехнулся и подумал, что ночью в голову лезет всякая чепуха.

Утро подкрадывалось неспешно ложащимся туманом за окном. Сизая пелена закрывала Луну и предвещало скорый рассвет. Парень лежал стараясь не спать. Но сон все же одолевал его.

Миша слышал как встают мужчины. Они разбудили его, но он передал им слова настоятеля, что не будет сегодня работать с ними, а отправится в библиотеку, для решения его проблемы. Дмитрий удивился каким он изощрённым путём идёт к Богу и присел рядом с парнем.

Дождавшись когда из комнаты выйдут остальные, он начал говорить о своей жизни:

- Миша, я ведь не простой алкоголик. На самом деле я был священником, но только об этом я не говорю никому. Даже настоятелю не сказал. Мне по простоту стыдно. Я понимаю, что нельзя утаивать, но все же я не могу признаться в этом, потому что слишком много давал наставления другим людям, а сам свернул с верного пути и теперь вот расплачиваюсь за сделанные мною ошибки. А человек со сломленным внутренним стержнем не имеет права указывать дорогу идущим. Ведь к цели движется даже тот, кто преодолевает путь ползком. Под лежачий камень вода не течёт. А коль польётся, то может снести его далеко от родных берегов. Вот так и меня унесло. Знаешь, когда человек растёт вверх, то он замечает, видит этот рост. Но когда катится вниз, то он не видит, что портится. Вот и я вначале держал себя в жёстких рукавицах, а потом немного дал слабинку... прошло не так много времени и я оказался под забором. В прямом смысле, я проснулся под забором, одетый в православной священнической рясе. Мне было очень стыдно и я в тот же день протрезвел и ушел из церкви. Я не пил несколько дней, все думал как такое могло произойти со мною, а потом я запил. И с тех пор не прекращал. Моя жена уехала вместе с детьми и я не знаю где они. Я пил от горя, от тоски, но больше всего от ненависти к самому себе. Тяжело было пить, но в тройне тяжелее бросить. Когда ты теряешь всё, что было, чего добивался с трудом, ты остаёшься в гулкой, бескрайней пустоте. Тебя будто и вовсе нет на свете. Вся твоя жизнь сводится к тому, что ты убиваешь её, унижаешь свое человеческое достоинство и от этого еще сильнее ненавидишь самого себя. Нет предела дну! Ты вроде опускаешься в самый тёмный низ, но потом понимаешь, что снизу еще кто-то есть... вот так у меня пришли двадцать лет. Я решился прийти сюда и остаться здесь, конечно если мне настоятель позволит. Чуть позже мы с ним поговорим и я всё расскажу, только пока я не готов сейчас к этой беседе.

- Ну вот видите, у каждого человека такая сложная судьба, а понимаешь это только когда сидишь напротив человека и слушаешь его рассказ о своей жизни. А потом думаешь над тем, что у тебя еще ничего страшного не случилось. Твои родители живы, здоровы, они живут, ждут что их дети добьются большего, чем смогли они, что родят себе детей и станут счастливы от того что жизнь полна их смысла и радости жизни. Ведь жизнь по сути своей так легко ненавидеть, и так трудно полюбить. Спасибо вам за то что дали хороший пример для того чтобы не сделать много ошибок!

- Ты хороший человек, посему с тобою легко говорить о самом сокровенном. Поверь мой друг, далеко не с каждым можно поговорить даже о самых простых вещах. Позади меня много того, что я ценил и любил, только вот потерявши осознал, что без всего на свете может человек прожить, была бы в его сердце надежда. Я жил с надеждой. И любовь и вера были в коматозном состоянии. Они были покрыты льдом, а надежда меня тянула вперед. Она как красная, китайская нить Конфуция тянула меня и не давала покончить с собою. Поверь, не раз я видел смерть. Ни раз она смеялась мне в лицо. Ни раз пускала сигаретный дым в глаза. Ты вот говоришь, что она приходит к тебе во сне, а ко мне она подбиралась в живую. Нет, Миша, не подумай, что у тебя не такая серьёзная проблема в жизни, просто мы по-разному чувствуем все происходящее с нами. Жизнь сама ставит нас в такие условия, под словом жизнь я имею в виду отношение людей к другим людям, груз законов, норм, правил, сводов и прочего, прочего.

Парень глядел на мужчину. Он сидел немного сгорбившись, смотря прямо в глаза собеседнику. В этих глазах был один мрак жизни, словно теперь они ничего не увидят. Миша не мог смотреть на Дмитрия. Ему было жалко мужчину, но парень понимал, что он не уйдет от сюда до тех пор, пока не станет прежним. Это и спасало Мишу от долгих советов, которые Дмитрий уже и сам давал их себе. Помолчав, мужчины разошлись. Каждый из них думал о том, как помочь выбраться из запутанной ситуации другу. Только здесь они поняли, что друзьями становятся очень быстро, не проверяя на вшивость нового знакомого. Их сближало желание помочь себе и товарищу, который как и ты ползёт на свет из беспробудной темноты собственной западни. Миша подошел к кабинету настоятеля, постучал и после приглашения вошёл внутрь. Мужчина встал, поприветствовал парня и отвел в монастырскую библиотеку. Они шли по узким коридорам, то поднимались, а то и вовсе спускались несколько раз по каменным ступеням. Этот хитрый лабиринт запутал парня и он не мог понять в какой части монастыря он находится. Настоятель вошёл первым в библиотеку, а следом за ним и парень. Это был огромный зал, и всюду стояли книги. Их было очень много. Стоял терпкий запах библиотеки. Пахло книгами, стариной и хрупкостью, которой можно наслаждаться. Миша внимательно смотрел на полки, где были сложены сотни различных книг. Он медленно ходил над полками и вчитывался в название книг. Тут были и религиозные сочинения, художественная и научная литература, книги о других религиозных учениях и много сказок разных народов мира. Но его просмотр перебил настоятель. Он попросил парня подойти к нему и дал в руки одну книгу. Она называлась – «Сказ о том, как смерть приходит к людям». Автор не указывался, но настоятель сказал, что он и не известен. Поскольку многие священники стараются писать о том, что узнают на исповеди. По его словам, порою очень тяжело все услышанное носить в уме. Книга была набрана на стариной машинке XIX века. Настоятель сказал, что лучше всего читать ее сидя у окна, там очень красивый пейзаж, который будет радовать взор. Миша присел в мягкое советское кресло, которое было бережно отреставрировано в наше время. Мужчина оставил его в полном одиночестве, указав что на столе стоит графин с водою, а в обед за ним придут, дабы он не заблудился. Парень открыл первую страницу. Книга начиналась со слов: «Живые знают, что умрут, а мертвые ничего не знают, и уже нет им воздаяния, потому что и память о них предана забвению; И любовь их и ненависть их, и ревность их уже исчезли, и нет им более части вовеки ни в чем, что делается под солнцем»[1]. Парень посмотрел в окно. Первое что бросилось в глаза, он увидел что находится далеко от главного входа в монастырь. Сам комплекс был построен на вершине одного очень большого холма, снизу текла река, которая огибает холм почти по всей окружности и уходит прочь. Впадая где-то через несколько десятков километров в Волгу. Там внизу уже лежал первый снег. Он покрывал всю землю белой девственной махровой простыней. Прочитанное, никак не укладывалось в голове парня. Он привык к мысли, что мёртвые находятся либо в раю, либо в аду, а это высказывание напрочь перечёркивает эти догмы. Здесь говориться, что умершие уже не существуют вовсе. Их просто нет нигде во всей вселенной. Парню стало страшно. Эта мысль, как гильотина отрубила представление о загробной жизни. Он подумал, о своих снах, как о вратах в тот мир, о котором можно только догадываться, но следующая фраза опять: «Все, что может рука твоя делать, по силам делай; потому что в могиле, куда ты пойдешь, нет ни работы, ни размышления, ни знания, ни мудрости»[2]. «Я должен научиться управлять своими снами? Интересно, как?» – сорвалось с губ парня. Он вновь посмотрел на степь, там летело несколько ворон. Вильный ветер отгонял их от намеченного ими пути, но птицы всё равно преодолевали ветер и летели, то прижимаясь низко к земле, то взлетали выше. Дальше цитат из Библии не было. Рассказывал автор о своём пути по жизни, потом он начал повествовать о людских судьбах, порою очень комичных. а порою очень драматичных и героических. Миша зачитывался ими, в каждой изложенной истории он видел частичку самого себя, мотал на ус что-то, понимал как мог поступать раньше в своей жизни. Он очень удивился. что читая такую книгу воспоминаний чужого человека, жившего более полутора столетия назад, можно узнать в написанном и самого себя. Увидеть свою жизнь со стороны. Лучше понимать окружающих людей и быть немного лучше, чем ты есть сейчас. Миша прочёл около пятидесяти историй, но не было ни в одной о том, что он вел какой-то спор со смертью. И парень решил, что у него такой случай уникален, но парень ошибся. Во второй главе он начал читать о тех людях, которые высказывали свои собственные встречи со смертью, в которым им удавалось избежать затвора судьбы. Парень зачитывался ими, и понимал, что с ним смерть еще играет в детские игры, приходя лишь во сне. К обеду Миша осилил третью часть книги

В обед за ним пришел молодой дьячок. Он помог выбраться во двор монастыря, где парень пообедал,

Он встретился и Иваном в комнате. Тот лежал после обеда на своей кровати. Вид у него был не свежий. Мужчина пожалился, что сильно болит желудок. Поскольку он не привык к тяжёлому труду в школе.

- Ты не думай, если у меня не традиционная ориентация, то я не...

- Я разве что-то говорил по этому поводу? – перебил Миша, - не дав договорить фразу Ивану. Тут мы все с отклонениями и ищем ответы на свой недохват. Так что всё понимаю. И Пётр все это прекрасно понимает, просто он не может до сих пор понять почему погибла именно его семья из миллионов других. Понимаешь, мы ведь живём и желаем, чтобы горе обошло нас стороной, и подчас не готовы к малейшим изменениям судьбы. А ведь жизнь меняется каждый день.

Иван поднялся. Он сел на кровати и смотрел очень внимательно на Мишу. Он совершенно не выглядел как женоподобный мужчина. Он был коренаст, лицо было очень мужественно. Длинная щетина очень аккуратно была подрезана, и выглядела достаточно стильно.

- Ты вот думаешь...

- Не надо говорить об этом в этих стенах.

- Да, ты прав. Просто действительно, просто я себя чувствую не комфортно... теперь вы знаете то обо мне то, о чём даже родственники не догадываются. Это очень тяжело. Но я должен справиться с этим и найти себе женщину, чего бы это мне не стоило. Понимаешь, первое время может быть будет тяжело, поскольку у нас будут одинаковая потребность в общении. А нужно будет исполнять это как настоящий натурал... – Иван немного помолчал. – может нужно взять женщину за деньги?

- Вы у меня спрашиваете? Я же откуда знаю, как вам хочется...

Иван опустил голову и тихо ответил:

- Не хочется, даже чувствую  как брезгую... вот как эту брезгливость побороть?

Миша пожал плечами. Они молча постояли и парень снова отправился в библиотеку. Парень шел, наслаждаясь постройкой, которой уже больше трёхсот лет. Каменные стены дышали стариной, в них еще был тот гордый дух средневековья, когда вера была искренней теперешней и когда люди были стойки как железные прутья. Сейчас люди тоже переносят все жизненные тяготы, только в наше время много всевозможных приспособлений помогают людям. Автомобили, стиральные, посудоечные, машинки, утюги, целый индустриальный конвейер делает жизнь свободней. А человек делается все мелочнее и меркантильнее. Душа требует все больше, и вся человеческая жизнь превращается в рутину потребления. А стены монастыря не знают ничего из той современной жизни. Они помнят только боевой дух настоящих богатырей, умеющих глубоко верить в распятого Бога,  любить свою Родину - жену Всевышнего, и способные крепко держать меч в руке и считать им срубленные головы врага. Стены знают таких женщин, которые были способны молиться половину войны, тем самым спасти мужа, сына и отца от смерти. Они способны были встать в один ряд с мужчинами и затаптывать пришлого врага, их душа была шире всей русской земли, эти женщины были настоящими дочерями свое Родины. Теперь таких мало, больше других, не знающих что такое доблесть и что такое любовь к мужчине, не за деньги, не за положение, а потому что мужчина просто глава семьи. Миша шёл думая об этом, и радовался, что стены не знают что же за ними происходит. Потом пришёл в библиотеку и сел в тоже самое кресло. До вечера он читал эту завораживающую книгу. Когда стемнело, Мише не хотелось зажигать свет. Он думал, что завтра дочитает книгу, но к нему подошёл настоятель и присел рядом, на другом кресле. Он внимательно рассмотрел парня, а затем спросил, как ему книга\.

- Потрясающая книга. Я столько понял из неё. Столько нашёл ответов на свои вопросы, благодарю вас!

- А много ли ты нашёл в ней кувшинов?

- Чего? – удивленно спросил парень.

- Там в тексте говориться о кувшинах...

Миша выглянул в окно. Там мерцало несколько звёзд. Он пытался вспомнить и тут его осенило. Он помнил, как один мужчина нёс кувшин с водою, но из-за засухи вода была на вес золота. Он услышал как босоногий мальчик просит выпить водицы. Мужчина оттолкнул его и тот упал на землю. прошёл он мимо этого сироты, не дав ему отпить водицы. Он принёс воду домой, но отпив её трое его детей умерло. Потому что эту воду продавал один купец, и чтобы выжить самому он выдавливал из гадюки капли яда и выливал их в продаваемую воду. Потом еще кувшин встречается в другой истории, где жена носила мужу на сенокос в кувшине молоко и как оно помогло ему избежать гибели от французской армии. Мужчина зашел в рощу испить молока во время жажды, а в этот момент на горизонте показались враги. Он присел к земле и сидел до самого вечера не шевелясь, пока вся французская армия прошла мимо. А дальше он побежал домой, собрал всех мужчин и рванулся на фронт. Затем третью историю вспомнил парень. В ней рассказывалось что огромный глиняный кувшин, с отрезанным горлышком служил купелью в маленькой деревенской церкви.

Настоятель улыбнулся:

- В книге описываются 18 кувшинов. Ты прочёл объём, в котором встречается 12. Люди читают книги и не запоминают больше половины из прочитанного! Люди выдирают из книги то что им близко, понятно, и не заставляет думать. Честно сказать, я сам такой, только когда книгу перечитываешь ни раз, тогда и понимаешь как читатель далёк от автора, пусть даже он эрудированней в несколько раз автора.

Ты много прочёл о смерти?

- Да все истории говорят о ней!

- Теперь ты должен побороть её в себе. Она может и проиграть эту борьбу, если ты будешь хотеть жить, любить жизнь и с благодарностью принимать все что посылает Господь. Все человеку по силам, когда в него верит Господь. Только трудно эту веру заработать. Поверь, то что ты прочел, поможет тебе в жизни... а остальное, ты должен сам додумать. – настоятель взял в руку книгу и захлопнул её. далее там говорится о других историях, которые может быть тебе не понадобятся в жизни. А те что ты осилил станут приходить на помощь в тот самый момент, когда ты в них будешь нуждаться.

Миша вернулся в комнату, где застал всех мужчин. Они ужинали. Он сел рядом с ними и рассказывал о том, какие истории ему довелось сегодня прочесть. Они внимательно слушали, а потом вносили свои комментарии. Этот живой многолог помог им забыть разные взгляды на жизнь, немного убавил их горечь от своих проблем и сделал их немного раскрепощённей и открытее ко всему миру. Чуть ли не до утра мужчины говорили обо всем на свете, а потом всё-таки уснули.

Снова во сне Миша почувствовал тяжесть. Он плыл под водой. Вокруг него было много рыб. Он опускался все ниже и ниже. Свет становился все слабее. Но потом парень увидел на дне этого водоёма большую пирамиду. Она была бетонной, залитой монолитным треугольником, торчащим вершиной в небо. Парень опустился к ее подножию и начал ходить вокруг этого великого строения. Он увидел дверной проход. Вошёл в него, но внутри ничего не было. Лишь пара огромных помещений была в ней. Но они были пусты. Стены не были выгранены древними письменами. Только залитый бетон и ничего иного. Парень оглянулся на какой-то шум. Сзади за ним шли толпы людей. Все они говорили о чём-то, шумели, кричали. От этого базара становилось страшно. А потом все стихло. Люди упали на землю вниз животами и опустили голову вниз. Сзади Мишу тоже кто-то ударил и уложил так же как и всех. Послышался цокот копыт о бетонный пол. Парень поднял голову и увидел как бледный всадник сидел на коне. Он ехидно улыбался, глядя на лежащий ниц народ, но когда он увидел, что Миша смотрит на него, он приказал поднять этого человека и отрубить ему голову. Его улыбка сошла с лица, как цветение при дожде. Стража схватила парня и подволокли к всаднику. Он что-то говорил, а потом громко закричал: - «Смерть». Тут же появилась эта женщина, которая сидела рядом с ним в реанимации и подбежала к нему. Она схватила парня за руку, но он проснулся и почувствовал, как его держит за руку Дмитрий.

- Миша, ты кричал. Тебе опять снилось тоже самое?

- Да... что с этим делать, я не знаю.

- Я тебе скажу... помяни всех усопших предков... думаю это поможет...

- Хорошо. Я сегодня же съежу за продуктами и привезу их как раз к началу службы. Парень оделся и вышел во двор. Уже было светло. Он завел свой автомобиль и поехал в город. Придя в магазин он накупил продуктов и расплачиваясь в очереди услышал, как молоденькая девушка грубила старику, которому не хватало 5 рублей для оплаты за купленные продукты. Она говорила с ним с таким пренебрежением, что хотелось ударить её.

- Дедушка, - спросил Миша, - А вы на войне воевали?

- Да, - ответил он.

- Тогда вы должны все продукты брать в любом магазине стран СНГ бесплатно и на любую сумму, а наш любимый президент обязан расплачиваться за это, да еще наказывать вот такой персонал, как данная девушка, и не просто выгонять с работы, так еще и ставить печать в трудовой книжке что она проф, непригодна.

- Молодой человек, что вы позволяете? – спросила продавщица.

Миша достал 50 рублей и подал ей.

- Сдачи не надо, может кому-то еще не хватит, с этих денег доложишь.

- Ты мне не тыкать! – закричала девушка. – я не шлюха с обочины!

- Пойдем, дедушка, я довезу вас куда вам нужно будет.

Парня всего колотило, но он сдержался и не опустился до скандала с продавцом. Он довёз старика до дома и вернулся в монастырь. Зайдя в храм во время службы, парень почувствовала себя очень тяжело. Все нутро противилось находиться здесь. Он облокотился о стену и продолжил наблюдать за службой. Особой потребности в вере Миша никогда не чувствовал. Был в церкви пару раз, когда хоронили бабушку и когда двоюродная сестра венчалась. Священник голосил песнопения и от его мощи поднимались волосы на голове. Ему вторил хор молодых парней, которые возвышали молитвы на третьей октаве. Своей выразительностью и профессионализмом они могли поспорить с лучшими хорами мира. Их голоса сплетались в единых глас, поднимающий слушателей до самых высокий небес. Миша не достоял всей службы. Он вышел во двор, где заревела настоящая русская метель. Она принесла снег и кружила им по двору, танцуя необычайное страстное танго. По двору шел какой-то паренёк, неся что-то в пакете. Миша отвернулся от него, чтобы не смущать идущего, но услышал как тот упал. Парень подошёл к упавшему и помог подняться на ноги. Миша увидел, что пакет этого парня порвался. Но гость не растерялся. Он быстро вынул из пакета принесённые продукты, а этот пакет выбросил. Он тут же взлетел. Он выкручивал красивые пируэты, крутился, перевёртывался, а потом падала на землю, словно отдохнуть и полежать. Но ветер подхватывал пакет и тот опять уносился ввысь. Парень удивился как все-таки природа прекрасна. Благодаря пакету можно разглядеть ветряной поток. Миша вновь вошёл в храм, где уже заканчивалась служба. Несколько гостей монастыря уже собрались уйти, другие же стояли в такой благоговейном состоянии, что казалось свет проник в них, отразился и теперь они начнут сами светиться, как маленькие светлячки. Парень прошёл на своё место и опять облокотился о стену. Он помолился впервые в жизни и перекрестился. Потихоньку люди разошлись, в храме остался только он и персонал храма. Он продолжал стоять на том же самом месте, думая о себе, своей семье и снах. Что-то непонятное коснулось его души и парню стало лучше. Не поверил он в Бога той светлой верой, что живёт в людях. В его сердце только проник один луч света и он согрел душу лишь немного. Парень почувствовал что ему нужно вернуться в свою комнату и тут же он вышел с храма. Во дворе так же и гудела метель. Она занесла снегом весь двор, намела сугробов над оградами. И пусти её в помещения, так она и там бы все покрыла снегом. Миша вошёл в комнату. Было тихо. Никого здесь не было. Он лег. Тишина была звонкой. Будто еще не перестали гудеть колокола, а продолжали дрожать на ветру. Он встал и выглянул в окно. Посмотрев на колокола, парень так и не понял шевелятся они или же нет. Он снова лег и уснул. Отоспался парень только к вечеру. Было очень хорошо. Вся скованность ушла, усталость как рукой сняло. Миша поднялся на ноги, его пресыщала сила. Ему хотелось работать, но глядя на своих соседей он понял, что сейчас вечер и они очень уставшие.

Он вышел с комнаты и пошёл к настоятелю. Ему не терпелось рассказать, что днем ничего не снилось, но старик не смог его выслушать, поскольку вёл переговоры с кем-то в кабинете. Миша посидел в коридоре и вернулся обратно в комнату. Мужчины ужинали. Он сел вместе с ними и поев снова все разговорились. Каждый говорил о своей судьбе, о своих сомнениях, о планах на жизнь и как водится, любой разговор переходит на тему смерти.

 Переживший только что гибель своей семьи Пётр замолчал и просто слушал, как другие говорили об этом. А он как окованный этой стихией умолк и только его глаза выдавали ту боль что раскрыла в это мгновение крылья в его душе. Мужчина опустил голову и не встревал в разговор, но потом всё-таки не выдержал и снова сорвался на Ивана.

- Да ты хоть знаешь что такое боль от гибели родных? Ты хоть имеешь представление что такое любовь к самым близким? Ты даже только и умеешь что глотать мужские части тела! Ты не знаешь что чувствует мужчина, у которого на руках новорожденный ребёнок. Ты ничего не знаешь в жизни! Ты и в армии не был! Таких оттуда гонят, как прокажённых! Ты не знаешь и смерть. И никто ее не знает до тех пор пока ни потеряют близких! А когда потеряют, молят  творца чтобы он помог забыть эти знания. Поэтому я и пришёл сюда. Обошёл я уже десяток психологов, побывал у экстрасенсов, но не помогли. Мне посоветовали прийти сюда. Люди говорят в монастырях умеют наставлять на путь к истине.

Иван повернулся к Петру. Он сидел на своей кровати:

- А ты не выплёскивай на меня всю свою желчь! Пойми то каким я являюсь, это не счастье, но и не порок. Это просто билогическое отличие. Не тебе меня судить! У меня есть две детей, только с ними я не общаюсь, потому что мать настроила их против меня. Знаешь, Пётр, никогда не думал, что нас судьба вот так свяжет, но только сам Бог дал мне право говорить с тобою. Моих детей воспитал ты! Двоих дочерей зачал я.  Они мои дочери, а ты их воспитал... вот видишь, как жизнь порою смеётся над нами.

Пётр соскочил со своей кровати и кинулся на Ивана. Он мигом ударил его по лицо огромным кулаком. У того хлынула кровь из носа и была разбита губа. Иван тут же дал сдачи налётчику и они сцепились, упав на пол. Миша и Дмитрий не сразу смогли их расцепить, но растащив по разным углам комнаты смогли угомонить дерущихся.

- Я не верю ни единому слову твоему. Ты решил ударить в самое сердце... – зарычал Пётр.

- Нет, Петя, не я решил. Я не хотел говорить тебе об этом, просто ты сам вынудил сказать всё это. Я люблю моих дочерей, но так уж вышло, что любимая женщина была замужем. А я не смог раньше побороть в себе тягу к однополым связям. Когда ты уезжал в командировки...

- Не продолжай! – крикнул Дмитрий.

- Дмитрий, нужно это сказать сегодня, иначе нельзя... просто если мы начали выяснять отношения, их нужно довести до разумного заключения. Он думает что ему одному больно, а мне каково ему не понять. Он фашист. А фашисты только себя людьми считают, остальные для них овощи!  А жена страдала от его подноготной. Она не решилась уйти ко мне только из-за боязни что он убьёт её, когда я не смогу защитить её. так что Петя, знай не все в жизни ты знаешь и умеешь лучше других.

Пётр снова кинулся на Ивана и они задрались, но в этот момент в комнату вбежали монахи и настоятель. Они быстро угомонили дерущихся:

- Вот вы и показали, что все ваши стремления найти в себе силы для изменения, ничтожны. Вы рабы своих амбиций. И вы пришли сюда не справится, не утешить свою боль, а просто пожалится что на вашу шкуру выпало значительно больше бед, чем на чью бы то ни было другую. Вы живете тут, а сами потихоньку начинаете не ненавидеть своих соседей. Всяк сам по себе дерево рубит. Вы думаете, что ваше горе самое тяжёлое, а у других нет понятия даже о том, что же вы перенесли на своих плечах. Мужчины, вы наверное забыли где именно вы находитесь. Если еще разок такое повторится, то я буду вынужден принять меры. Теперь вы ложитесь спать, а утром, обдумавши придите ко мне оба. Бери ношу по себе, чтобы не кряхтеть при ходьбе. Думаю, мы сможем решить вашу судьбу... но колоть друг друга в самое сердце могут только падали. И вы это очень демонстративно показали друг другу. Настоятель повернулся и вышел из комнаты.

Стало очень тихо. Каждый сидел на своей кровати и молчал. Никто нечего не говорил. Было очень тяжелое ощущение. Весь воздух был напичкан отрицательным зарядом.

Петр отвернулся к стене и начал засыпать...

- Петь, я не со зла сказал... прости... Не хотел и не сказал бы никогда, да только ты сам вывел...

- Я теперь это и сам понял... прости...

Миша улыбнулся и погасил свет. После произошедшего здесь спать не хотелось, он просто лег и начал обдумывать ситуацию. Получился какой-то бразильский сериал, с драматичным концом. Говорить совершенно ничего не хотелось. К тому же разговоры сейчас бы были неуместны. Полночи Миша лежал, думая о своей жизни. Он вспоминал как так же в детстве сделал удар под дых бывшему лучшему другу, за то что у него сложились отношения с девушкой, в которую он был влюблён. Миша с грустью вспомнил как было три драки и несколько серьёзных разговоров, которые ни к чему не приводили и он представил, что он мог и сам оказаться на месте Ивана и Петра. Парню стало страшно. Он не хотел так поступать, но делал всё так. Теперь стало очень противно от своих поступков.

...Женский крик... страшный визг... лязг цепей... вспышка... летящие искры...  звон железа... сильный ветер... вспышка света... тишина... шум проезжающего поезда... свист... крик... вопль... крепкие объятия, из которых не вырваться... и все это произошло в сумеречном тумане. Этот калейдоскоп перестал вертеться так же неожиданно, как и начался.

Миша почувствовал как что-то наваливается на него и крепко прижимает к полу. Его руки зажаты в холодные, железные оковы. Парню становится очень страшно, он предчувствует что-то жуткое. Яркий свет ударяет молотом в глаза и глаза перестают видеть на короткий миг, после которого он замечает силуэт стройной женщины. Она наклоняется к его лицу и целует. От этого поцелуя становится плохо. Женщина вытягивает из него все силы становясь еще прекраснее.  А он не может оторваться. Вкус ее губ становится похож на нектар цветов. Женщина знает толк в поцелуях, она долго не отрывается, но когда всё-таки заканчивает свой поцелуй, парень жадно глотает воздух.. Он стал обессилен, словно проработал целый день на стройке.

 - Вот, ты всегда бежишь от меня, от своей жизни, только никогда не уйти от самого себя и смерти. Ты долго задавался вопросами, что такое смерть, так вот смотри, это я. Я твоя жизнь, я твоя смерть, и запомни, мы единое целое. Никогда нас не разделяй. Да, я как медаль с двумя сторонами, как зеркало, или как оборванный цветок. Скорее всего, последний пример самый точный. Цветок срывают и наслаждаются его красотою, а он постепенно умирает, а потом его выбрасывают. Вот так же и со мной, или с тобою, вернее со мною в тебе и в каждом другом живом или не живом существе. Люди придумали множество обрядов, веруют в них, дабы их потомки тоже следовали и прощались с жизнью близких с почтением. Только каково умершим после расставания с жизнью не ведомо никому. Я провожаю их и оставляю, за той чертой, через которую нет дороги назад.

- Зачем я тебе?

- Не перебивай, - женщина прислонилась своим пальцем к губам парня и он умолк, - Ты бегаешь от себя, и от меня... только не уйдёшь никогда. Пойдём, поиграем на колоколах, всегда любила их звуки.

Миша почувствовал лёгкость в своём теле, от него все отринуло. Он взял женщину за руку и. Они вышли из комнаты, прошли бесчисленные коридоры монастыря, вышли во двор, поднялись по лестнице часовни и встали под несколькими огромными колоколами. Парень удивлялся, как эта женщина с лёгкостью отворяет все двери. Тут наверху дул сильный холодный ветер. Он кружился на небольшой площадке, наносил снег и шатал колокола. Женщина взялась за тросы и начала играть. Она воспроизвела очень интересную мелодию. В ней были очень красивые переливы, музыка звучала как ручеёк, как ураган, как стаи перелётных птиц, в ней было все, что происходило в жизни Миши. Он вспоминал одну историю за другой. Парень вспомнил, как он гулял с друзьями по лесу. Было тогда ему лет десять. Дети гуляли, игрались и забрели далеко в глушь. Местные жители из покон веков обходили эти места стороной, а детям стало интересно, что же здесь было таинственного. Миша подошёл к омуту, в котором было много пузырьков. Они  поднимались на поверхность откуда-то из глубины. Много струек воздуха было в водоёме. Мальчику очень захотелось опустить руки и поймать эти пузырьки, почувствовать как воздух щекочет кожу, но едва он опустил руку в воду, как из глубины всплыл чёрный череп который был обмотал болотной тиной. Внутри него сидела лягушка. Мальчик закричал во весь голос и рванул от омута что было сил. Он не слышал ничего, ни криков друзей, ни пения птиц. Бежал он долго и остановился лишь на асфальтовой дороге, которая пролегала по среди леса. Миша присел и отдышался. Но едва мальчик пришел в себя от страха, как услышал сильный топот, словно огромный конь, или лось бежали по асфальту. Мальчик знал, что дикому лосю лучше не попадаться на глаза, поскольку он может затоптать. Он быстро сбежал с дороги и присел в кустах, надеясь на то, что этот топот принадлежит лошади, и кучер отвезет его домой. Но увиденное потрясло мальчика. Человек только в детстве может испытывать такие яркие эмоции. По дороге шёл мужчина ростом метров восемь – девять. Он был выше самых высоких сосен, был одет по старославянскому обычаю. Обут был в лапти. Его густая борода и длинные волосы были очень ухоженными. Мужчина шел, что-то напевая. Голос звучал так мощно, будто огромный тромбон был спрятал в горле великана. Миша прижался к земле, боясь что незнакомец заметит его. Мальчик испугался очень сильно, но великан прошёл мимо и скрылся далеко за лесом. Еще долго мальчик видел как его огромная косматая голова была видна выше деревьев. Затем он скрылся, но Миша продолжал сидеть на месте, не шевелясь. Лишь когда послышались сзади шаги Миша обернулся. Он увидел, что к нему подходят его друзья, которые искали мальчика везде. Он тут же выпалил то что видел только что, только мальчишки посмеялись и сказали ему, что у страха глаза велики. Друзья не поверили ему, потому что в такое трудно поверить на слово. Они вернулись к вечеру домой и сколько бы мальчик не пытался разъяснить друзьям и родным, что видел этого великана реально никто не поверил. Потом Миша и сам постарался забыть эту историю, стереть со своей памяти, и вот только когда звучала эта железная музыка, он вспомнил эту историю и десятки других. Они как алые зори загорались в памяти и радовали сердце. Парень вспомнил много деталей из жизни о которых уже давно позабыл.

А потом музыка затихла и вместе с нею прекратились воспоминания. Все затаилось, в какой-то очень тревожной, дрожащей тишине. Миша посмотрел на женщину и смог разглядеть ее под сиянием убывающей Луны. Она была одета в тяжелую черную мантию, свисающую с ее тоненьких плеч. Она была очень плотной, что даже на ветру практически не шевелилась. На голове был простой русский кокошник в форме стрелы. Женщина продолжила играть на колоколах, только мелодию она стала играть очень тяжелую и отчаянно - грустную.  Это была настоящая погребальная панихида, только главный герой играл ее сам по себе, без участия других лиц. Миша чувствовал, что он как тот сорванный цветок тихо увядает и становится никому не нужным. Женщина оторвалась от колоколов и снова поцеловала его. Ее поцелуй был на вкус очень терпким, теперь вкус ее губ как древесная кора. Он закрыл глаза... перед глазами мелькали фонарные столбы... гул рвущегося железа... вой ветра... отголоски каких-то древних песен... бубен шамана... волчий визг... детский плач... потом все это утихло и парень упал на пол...

Утром его обнаружили звонари сонным на колокольне. Никто не знал как он мог пройти сквозь двое закрытых дверей на замки, а сам Миша не смог сказать как он попал сюда...

 

 

1-16 декабря 2012

 



[1] (Еккл. 9:5—6).

[2] (Еккл. 9:10).

Рейтинг: +1 150 просмотров
Комментарии (2)
Анна Магасумова # 2 января 2013 в 14:28 0
Очень тонко и психологически описано сложные переживания израненной души... 38
ВЛАДИМИР РОМАНОВ # 3 января 2013 в 10:49 0
да уж.. давно такая тема беспокоит.. сейчас поторопился выложить, перечитываю и много недочетов вижу!